Мнения / Оружие мира / Деятельность НАТО

5:01 / 02.12.18

Илья Крамник: Готовы перейти все границы - краткие выводы из учений Trident Juncture

Илья Крамник: Готовы перейти все границы -  краткие выводы из учений Trident Juncture

На учениях Trident Juncture / Фото: iz.ru

Крупнейшие со времени распада СССР учения НАТО «Трайдент Джанкчер – 2018» (Trident Juncture – 2018) вступают в заключительную часть — командно-штабные игры, на которых военачальникам альянса предстоит осмыслить результаты завершившихся в приарктической зоне маневров и с учетом показанных возможностей «повоевать на картах». «Известия» сделали свои выводы из военных игр.

Самые большие

50 тыс. с лишним человек, 10 тыс. единиц техники, 250 пилотируемых летательных аппаратов, 65 кораблей и судов. Они существенно превзошли по масштабам маневры Trident Juncture 2015, проходившие на территории Испании, Португалии и в окрестных водах. В тех маневрах были задействованы 36 000 военнослужащих, и они также стали крупнейшими учениями НАТО с 1991 года — оставаясь такими до осени 2018-го.

Цель маневров — проверка боеспособности сил быстрого реагирования НАТО, а заодно возможностей стран-участников получать поддержку со стороны союзников и грамотно ею распоряжаться.

Посадка истребителя на авианосце «Гарри Трумэн»

Посадка истребителя на авианосце «Гарри Трумэн» / Фото: Global Look Press/US Navy

Учения были поделены на три фазы — развертывания, прошедшего с августа по октябрь, собственно маневров — с 25 октября по 7 ноября и командно-штабных игр, которые пройдут с 14 по 23 ноября в объединенном центре общевойсковых исследований НАТО в Норвегии. 

В маневрах были задействованы весьма внушительные соединения — включая 8-ю авианосную ударную группу ВМС США (CSG 8)  во главе с атомным авианосцем «Гарри Трумэн» и экспедиционную ударную группу «Иводзима» во главе, собственно, с универсальным десантным кораблем «Иводзима», включающую помимо него десантный вертолетоносный корабль-док «Нью-Йорк» и десантный транспорт-док «Ганстон Холл».
Самые проблемные

Проблемы в ходе учений привлекли внимание прессы. Их апогеем стало столкновение норвежского фрегата «Хельге Ингстад» с танкером, которое, вполне возможно, обернется списанием боевого корабля на металлолом, но это не единственный инцидент. Шторм близ побережья Исландии нанес повреждения двум десантным кораблям — «Нью-Йорку» и «Ганстон Холл», канадский фрегат «Галифакс» пострадал от пожара в машинном отделении, а «Торонто» — от выхода из строя системы электрообеспечения, также с последующим пожаром. Наземная часть учений отметилась ДТП с участием четырех американских военных автомобилей.

Морские пехотинцы у транспортных вертолетов CH-53 Super Stallion в рамках учений Trident Juncture – 2018 / Фото: Пресс-служба МО США

Комментировавший учения для «Известий» источник в российском военном ведомстве назвал основными причинами проблем «эффект масштаба», усложняющий взаимодействия.
«Столь крупных мероприятий в НАТО не проводили давно, обычно в их учениях задействуют многократно меньшие силы. В масштабных маневрах вероятность происшествий возрастает чисто статистически, особенно когда речь идет о таком сложном регионе, как приполярная зона. Кроме того, сказывается недостаток хорошо подготовленных кадров — на крупные маневры собирают всех, кто что-то умеет, а не только «спецов» с богатым опытом и показухи, и боевых действий», — отметил собеседник редакции.

Помимо проблем, вызванных авариями и плохой погодой, маневры вновь продемонстрировали некоторые уже известные сложности, с которыми сталкивается военная машина альянса, — в первую очередь касающиеся развертывания войск в нужных районах. Быстрая переброска войск по земле осложняется как недостатками инфраструктуры — включая нехватку мостов нужного класса и дорог, позволяющих разъехаться обычному транспорту и боевой технике без создания заторов в движениях, а также правовыми проблемами, требующими длительного согласования и урегулирования. Переброска по морю также вызывает проблемы из-за недостаточной пропускной способности припортовой дорожной сети, а массовые переброски по воздуху в составе НАТО способны обеспечить только ВВС США, на которых, помимо всего прочего, лежит задача поддержания военного присутствия США во многих удаленных друг от друга регионах мира.

Военные корабли НАТО / Фото: REUTERS/NTB Scanpix/Gorm Kallestad

На инфраструктурные проблемы руководители НАТО сетовали в том числе и публично. «У нас нет потенциала для конкуренции с великими державами, если у нас не будет сил обеспечения — поездов и судов снабжения, которые нам необходимы для проведения операций такого масштаба», — заявил глава международного штаба альянса генерал-лейтенант Ян Брукс.

Вместе с тем проблемы не должны заслонять цели и результаты маневров.

Реакция России

Свое мнение об учениях НАТО еще в октябре высказал министр обороны РФ Сергей Шойгу, увязавший маневры и работу над обновлением инфраструктуры НАТО, особенно в странах Восточной Европы.

«Совершенствование инфраструктуры проводится с целью минимизировать сроки переброски войск из глубокого тыла к внешним границам и тем самым повысить наступательные возможности», — сообщил глава российского военного ведомства.

морские пехотинцы США

Фото: Global Look Press/U.S. Department of Defense

«Военная активность НАТО у наших границ достигла небывалого уровня со времен холодной войны. Политика альянса направлена на усиление своего передового военного присутствия на восточном фронте», — добавил министр обороны России.

Антироссийскую направленность учений подчеркнули и в МИД РФ. «По сути, в рамках Trident Juncture – 2018 будут проверены на практике последние наработки натовских военных специалистов по силовому «сдерживанию» России в максимально приближенных к нашим климатических условиях», — говорится в заявлении ведомства.

Что дальше?

Очевидно, возникшие в ходе учений проблемы станут поводом для размышлений в НАТО. Генсек альянса Йенс Столтенберг летом 2018 года заявил о планах сформировать к 2020 году 30 механизированных батальонов, 30 боевых кораблей и 30 воздушных эскадрилий, готовых развернуться в течение 30 дней. Эти планы не могут быть реализованы без серьезных работ по совершенствованию военной инфраструктуры НАТО, и очевидно, что речь идет о всем европейском континенте — учитывая, что эти силы необходимо перебрасывать в Восточную Европу, ставшую рубежом конфронтации НАТО и России.

морские пехотинцы США

Морские пехотинцы США / Фото: REUTERS/Kylee Ashton/U.S. Air Force

Переводя эти цифры в более понятный вид, можно сказать, что речь идет о придании НАТО развернуть в месячный срок примерно три тяжелые дивизии, которые будут поддержаны группировкой ВМС, превосходящей по численности боевых кораблей Балтийский или Черноморский флот России, и несколькими сотнями боевых самолетов. Эти силы во взаимодействии с армиями новых членов НАТО будут способны решать масштабные задачи, в том числе наступательные, тем самым делая вероятной эскалацию гипотетического локального конфликта где-то в Восточной Европе до общеевропейского масштаба. Дистанция от подобного конфликта до войны с использованием ядерного оружия куда короче, чем можно себе представить.

Десантный корабль ВМС США на воздушной подушке

Десантный корабль ВМС США на воздушной подушке / Фото: Global Look Press/U.S. Department of Defense

Впрочем, напоследок можно вернуться к проблемам с техникой, которые мы увидели в ходе скандинавских маневров НАТО.

Разумеется, в ходе подобного быстрого развертывания, и тем более конфликта, немало машин, а также и какое-то количество кораблей с самолетами будет потеряно или получат повреждения «сами по себе» — в силу проблем с инфраструктурой, недостаточной квалификации персонала или сложных метеоусловий. Причем с обеих сторон.

Как это скажется на операциях подобного масштаба в целом? Примерно никак.



МОСКВА, газета "Известия", Илья Крамник
12


Теги: Мнение, Военный эксперт Илья Крамник, НАТО, военные учения, Восточная Европа