Мнения / Безопасность / Противодействие терроризму

5:00 / 12.11.16

Станислав Иванов: Курдское государство - проект будущего или наступающая реальность?

Станислав Иванов: Курдское государство - проект будущего или наступающая реальность?

Ближний Восток- курды / Фото: kp.md

На уровне вековой мечты и национальной идеи 40-миллионный курдский народ никогда не откажется от возможности создать свое собственное государство. Каким оно может стать: Великим Курдистаном, Конфедерацией или федерацией курдских народов, Иракским, Турецким, Иранским или Сирийским Курдистаном - время покажет… Искусственный раздел курдов на территории бывшей Османской империи носит временный характер и вряд ли продержится еще долгое время. Не смирятся и иранские курды со своим положением людей "второго сорта". До сих пор все курдские общины боролись в основном за равные права и свободы с титульными нациями тех стран, где они оказались волею судьбы (турками, арабами, персами).

 В условиях гражданских войн, активизации радикальных исламистов на Ближнем Востоке и, как следствие, разрушения государственности ряда стран региона роль и значение курдских меньшинств резко возросла. Так, в ожесточенных боях курдские ополченцы Сирии и Ирака смогли не только отстоять свои исконные территории от вторжений бандформирований радикальных исламистов типа "Джабга ан-Нусра" и "Исламского государства", но и освободить прилегающие территории. Мировое сообщество признало, что курды Сирии и Ирака оказались на переднем крае борьбы с силами международного терроризма и с оружием в руках завоевали право на свое дальнейшее самоопределение.

Наиболее близкими к созданию своего государства оказались иракские курды. Уже сейчас они добились равных прав с арабским большинством, самостоятельно управляют своим регионом, который является субъектом федерации со всеми атрибутами государства (флаг, гимн, конституция, свод законов, президент, правительство, вооруженные силы, судебная система, полиция, спецслужбы, внешнеполитическая и внешнеэкономическая деятельность, курдский язык признан языком регионального общения). Регион достойно представлен и в Багдаде (пост президента страны, несколько федеральных министров, фракция в парламенте, курдские студенты в столичных ВУЗах). Лидеры иракских курдов всегда подчеркивали, что они не сепаратисты и готовы сотрудничать с центральными властями при условиях соблюдения национальных прав и свобод курдов и сохранения единого иракского государства.

0-0-0.png

Изображение: riataza.com


Однако, события последних лет вынуждают президента Иракского Курдистана М.Барзани инициировать проведение референдума среди населения региона о его полной независимости. Дело в том, что центральные правительства Малики/Абади всячески саботировали выполнение статьи 140 конституции Ирака, которая предусматривала восстановление демографического состава северных провинций за счет программы возвращения насильственно перемещенных курдов на свои исконные земли и соответственно - возвращение арабов-переселенцев домой. Согласно этой статьи должны были последовать новые переписи населения и референдумы в, так называемых, "спорных районах" (провинции Киркук, Ниневия, Диала, г.г.Мосул, Синжар и т.п.) по вопросу их дальнейшего административного подчинения (Эрбилю, Багдаду или образовать новые субъекты федерации). Центральные власти сорвали не только выполнение этой статьи, но и принятие нового закона о нефти и газе, который бы давал право регионам самим распоряжаться своими недрами, и регулярно недоплачивали из госбюджета положенные федеральным законом 17 % на развитие курдского региона. Проблемой стало также содержание территориальных войск - бригад пешмерга, их перевооружение и боевая подготовка. Все попытки Эрбиля урегулировать с Багдадом возникшие разногласия и противоречия закончились безрезультатно.

На отношениях центра с курдским регионом сказались и события лета 2014 года, когда проводившаяся арабо-шиитской верхушкой в Багдаде политика дискриминации по отношению к арабо-суннитскому меньшинству страны (кампания дебаасизации) привела к восстанию 8 суннитских провинций, вторжению в Ирак боевиков ИГ и краху иракской армии. Личный состав ее разбежался, закупленные на миллиарды долларов США тяжелые виды вооружений и боевая техника достались в виде трофеев исламистам. Военно-политическая слабость и предательство курдов со стороны правительства Малики привели к гибели и захвату в плен десятков тысяч курдов-мусульман и курдов-езидов. Последние оказались на положении рабов Исламского халифата. Ни сам Малики, ни его военная верхушка не понесли никакого наказания за эти преступления против своего народа. Пришедший на смену Малики новый премьер - Абади продолжил ту же пагубную сектантскую прошиитскую политику. Он даже не попытался консолидировать иракское общество и опереться на все его здоровые силы (шиитов, суннитов, курдов), а предпочел новое военное вмешательство США (западной коалиции) и Ирана во внутренние дела страны. Даже среди арабо-шиитского большинства нарастает недовольство провокационными действиями правительства Абади. Тысячные толпы протестующих арабов-шиитов прорываются в правительственную зону и периодически блокируют работу парламента и правительства.

В этих условиях Иракскому Курдистану оставаться в составе развалившегося де-факто на части Ирака становится не только бесполезно, но и небезопасно. Багдад игнорирует все законные просьбы и требования Эрбиля и в то же время пытается втянуть иракских курдов в междуусобную арабскую бойню под предлогом борьбы с терроризмом. Бригады пешмерга довольно эффективно действовали при защите Киркука, освобождении Синджара, на подступах к Мосулу. Воевать дальше с боевиками ИГ на улицах города с миллионным населением, часть из которого предпочитает власть халифата багдадским шиитским правителям, курдам явно не хотелось бы. Убивать арабов-суннитов и умирать за продажную, насквозь прогнившую, коррумпированную центральную власть курды не спешат.

Вышеизложенное в какой-то мере объясняет, почему М.Барзани обратился к региональному парламенту с предложением организовать референдум о независимости Иракского Курдистана.


Безусловно, в условиях продолжающихся боевых действий на севере страны, а также при наличии оппозиции внутри региона и внешнем враждебном отношении к этой идее, провести референдум и реализовать его результат будет весьма затруднительно. Лидеры курдских оппозиционных партий - ПСК и Горран, опасаясь прямо выступить против независимости ИК, чаще говорят о несвоевременности такого референдума, подвергают сомнению легитимность президентства М.Барзани, угрожают вывести из состава курдского региона провинцию Сулеймания. Эти внутрикурдские сепаратистские настроения всячески подогревают в Багдаде и Тегеране. Можно предположить, что иранские аятоллы не жалеют денежных средств на подкуп сулейманийской трайбалистской верхушки, по линии спецслужб работают со своей агентурой в этой провинции. Не случайно, здесь отмечались погромы и поджоги штаб-квартир и представительств Демократической партии Курдистана (ДПК). Для Тегерана провозглашение независимости ИК будет означать во многом утрату своих позиций в Ираке. Без курдов шиитское правительство в Багдаде окончательно утрачивает свою легитимность, закрепляется распад Ирака, как миниум, на три части, курдское государство неминуемо активизирует свое всестороннее сотрудничество с Турцией, Израилем, США, странами ЕС.

Таким образом, логика последних событий на Ближнем Востоке ведет к восстановлению исторической справедливости в отношении курдского народа. Созданы все предпосылки к поэтапной реализации прав курдов на создание собственных государств. Иракский Курдистан мог бы стать первым звеном в цепи последующих самоопределений курдов Сирии, Турции и Ирана. Многое будет зависеть от сплоченности рядов курдов в каждом из этих государств и их готовности решительно отстаивать свои права и свободы, в том числе и право на суверенитет и независимость. Безусловно, если центральные власти Ирака, Сирии, Турции и Ирана смогут изменить свою политику по отношению к своим курдским меньшинствам и интегрировать курдов в свои общества на равной и справедливой основе, то могли бы возникнуть и другие варианты дальнейшего взаимодействия курдов с Анкарой, Тегераном, Багдадом и Дамаском.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Станислав Иванов.


МОСКВА, ОРУЖИЕ РОССИИ, Станислав Иванов
www.arms-expo.ru
1





Теги: Курдский народ, возможность, создание, собственное государство