Мнения / История / Военно-патриотическое воспитание

5:06 / 15.06.16

На пути к лучшей армии

На пути к лучшей армии

Военный министр России Дмитрий Милютин / Изображение: stat.encyclopedia.mil.ru

Начатая военным министром Дмитрием Милютиным реформа должна была дать России одну из лучших армий в мире. И эта задача была выполнена, несмотря на экономические проблемы и отставание в развитии промышленности. Первым экзаменом для новых Вооруженных сил России стала Русско-турецкая война 1877-1878 годов.


Изображение: картина Василия Верещагина «Шипка-Шейново. Скобелев под Шипкой»

От мушкета к винтовке

Помимо реформ организации и системы военного обучения, правительство активно занималось модернизацией армии. Важной частью военных реформ стало перевооружение, идущее очень быстрыми темпами. К 1859 году вся армия получила нарезные ружья, а в 1860-м на вооружение была принята 4-фунтовая дульнозарядная нарезная пушка на железном лафете. К 1862 году как раз закончился второй мораторий на рекрутские призывы. Армия сократилась до 800 тысяч. Стрелковое оружие было вначале модернизировано дульнозарядной винтовкой уменьшенного калибра 6 линий. В 1856 году она поступила на вооружение под названием «6-линейная нарезная винтовка». Однако время требовало перехода к казнозарядным образцам, поэтому работа велась непрестанно. Уже в 1866 году была принята на вооружение казнозарядная капсюльная винтовка Терри-Нормана. А в 1867 году — игольчатая винтовка Карле. Система Карле переделывалась из дульнозарядной винтовки образца 1856 года, что позволило сэкономить большие средства на перевооружение.

В 1869 году пришлось снова перевооружать армию и флот, на этот раз винтовками системы Крнка и Баранова под патрон центрального воспламенения с капсюлем. Именно с винтовками Крнка русская армия воевала с турками в 1877-1878 годах. В 1868-м также на вооружение была принята винтовка Бердана №1, а в 1870-м в армию начала поступать скорострельная малокалиберная винтовка Бердана №2, модифицированная русскими конструкторами. Она оказалась очень удачной, ею в первую очередь вооружали гвардию, гренадерские полки и драгун. Эта винтовка использовалась в России, а затем и в СССР вплоть до 30-х годов ХХ века.

После Австро-прусской войны 1866 года, показавшей усиливающуюся роль пушек на поле боя, началась модернизация артиллерии. Сначала была принята «система 1867 года» — казнозарядные 4- и 9-фунтовые нарезные орудия. В следующем году ввели железные лафеты. Новые снаряды цилиндрической формы отличались лучшей баллистикой и обеспечивали лучшую обтюрацию, что существенно увеличило дальность стрельбы. Система 1867 года хорошо зарекомендовала себя в Русско-турецкой войне. В 1876-м были установлены три типа снарядов для артиллерии: фугас, шрапнель и картечь. В 1874-м армия была оснащена передовыми на то время скорострельными картечницами Гатлинга.

Новый набор

Дольше всего готовилась реформа комплектования армии. Новый «Устав о воинской повинности» был опубликован в 1874 году. Он начинался со слов, которые в той или иной форме повторялись во всех узаконениях о воинской службе вплоть до наших дней: «Защита престола и Отечества есть священная обязанность каждого русского подданного». Призыву подлежало все население империи мужского пола, без различия состояний. В отличие от многих других стран, было запрещено избегать службы, выставляя вместо себя другого человека, нанятого за деньги. Призывной возраст — 20 лет. Поскольку демографические ресурсы России были очень велики, ежегодно призывалось около 20 процентов потенциальных призывников, остальные зачислялись в ополчение и вставали в строй только в случае войны.

Вооруженные силы государства формировались из сухопутных войск и морских сил. Сухопутные войска подразделялись на регулярную армию и ополчение. У флота также были регулярные части и запас. Срок службы — 6 лет в строю и 9 лет в запасе, для флота — 7 лет и 3 года (что было связано, с одной стороны, с необходимостью тратить больше времени на подготовку моряка, а с другой — было следствием более быстрого устаревания знаний и навыков, полученных на службе, в связи с быстрой модернизацией флота в последней четверти XIX века). Призывники, имеющие образование, служили меньше: с высшим — полгода, со средним — 1,5 года, с начальным — 4 года. Студенты высших учебных заведениях получали отсрочку от призыва до завершения образования. Слаборазвитые и кочевые народы национальных окраин, а также священнослужители, врачи и учителя в армию не призывались.

Воинская повинность позволила наконец сократить численность армии мирного времени и при этом получить хорошо подготовленные воинские резервы на случай развертывания армии во время войны. Большим успехом можно считать то, что уже через 3 года, в 1877-м, при численности армии мирного времени в 722 тысячи в запасе находились и могли быть призваны целых 752 тысячи человек. Такой возможности к быстрой мобилизации обученного запаса русская армия до этого не имела. Это было меньше необходимой, по мнению Милютина, численности в 1 миллион 170 тысяч, но надо помнить, с какой скоростью у России возник такой мобилизационный потенциал.

Тем не менее военный историк А. Керсновский жестко критиковал милютинскую реформу военного призыва: «…Не может не поразить огромный размер льгот по образованию. Введя эти льготы, Милютин преследовал цель содействовать народному образованию — цель, конечно, благую. Однако при этой системе наиболее ценный в интеллектуальном отношении элемент хуже всего был использован (...). Заимствовав от пруссаков форму идеи, Милютин не заимствовал ее духа. В Германии (а затем и во Франции) никто не имел права занимать казенной должности, и даже выборной, не имея чина или звания офицера или унтер-офицера запаса. (…) У нас поступили наоборот — никакого законодательства на этот счет не существовало, на связь армии с обществом не было обращено никакого внимания. (…) Милютинская децентрализация скоро стала сказываться отрицательным образом. Штабы округов, которым приходилось ведать зачастую 8 и 10 дивизиями пехоты и 2-4 — кавалерии, оказались перегруженными работой. Должность бригадного [командира] тоже оказалась далеко не такой лишней, как то думали вначале, в 1873 году ее пришлось восстановить, а в 1874 году восстановлен Гвардейский корпус».

Эту критику следует признать совершенно справедливой. Милютина многие современники небезосновательно считали «недостаточно военным», больше ученым, чем кадровым офицером. В Германии вся интеллектуальная часть общества служила в армии, где проникалась идеями прусского национализма, в России же после реформы Милютина значительная часть образованного сословия избегала службы и все сильнее увлекалась идеями нигилизма, революции и пренебрежения к своему отечеству. Около 48 процентов мужчин, годных к службе, получали освобождение в мирное время, и 24 процента — в военное время.

Новая форма

Важной частью реформ, хотя это больше заслуга императора Александра II, чем военного министра, было изменение военной формы. Внимание императора к деталям военной формы вызывало иронию у современников. Среди студентов тогда ходило стихотворение А. Шишкова, написанное еще в 1827 году, но переделанное на новый лад:

«Когда мятежные народы,
Наскуча властью роковой,
С кинжалом злобы и мольбой
Искали бедственной свободы,
Им царь сказал: «Мои сыны,
Законы будут вам даны,
Я возвращу вам дни златые
Благословенной старины».
И обновленная Россия
Надела красные штаны».

Действительно, по примеру французских войск — тогдашних законодателей моды в Европе, русские генералы получили красные рейтузы с золотыми лампасами, сделавшие форму очень яркой и красочной. В 1855-1856 годах была отменена устаревшая фрачная форма и введен новый покрой мундира — полукафтан. Офицеры обрели галунные погоны, носившиеся повседневно, а эполеты оставили для парадной формы. Офицерский пояс-шарф был упрощен.

В 1857 году заметно облегчили и уменьшили кивер. Генералам и офицерам полагалась двубортная шинель — легче, проще и дешевле, чем прежняя «александровская» шинель с пелериной. Сильно изменилась форма кавалерии: кирасирские полки переодели в новый мундир прусского образца, уланы сменили покрой куртки и вид своей традиционной четырехугольной шапки, у гусар вместо мундира, расшитого шнурами, был введен доломан, на котором число традиционных гусарских шнуров уменьшалось до пяти. В 1860 году армейские кирасиры были переформированы в драгуны.

Упростилось снаряжение нижних чинов, ширина ремней уменьшилась, нагрузка на солдат в походе тем самым облегчилась. Войскам Туркестанского военного округа дали новое обмундирование, более приспособленное к климату Центральной Азии. Офицеры получили холодное оружие — сабли нового образца. А для зимней формы предусмотрели очень удобный башлык — наверное, самая лучшая форма зимней шапки, удобнее даже, чем современные папахи и шапки-треухи.

В целом реформа обмундирования при Александре II преследовала несколько целей: упростить форму, сделав ее более удобной, сохранить военные традиции русской армии; сделать форму красивой, вызывающей желание служить в армии, повышающей престиж военной службы. Мундиры эпохи Александра II считались в России одними из наиболее удачных, неслучайно именно они были взяты за образец, когда после Русско-японской войны было решено отменить не пользовавшуюся популярностью в армии униформу времен Александра III.

Время испытаний

Уже в ходе реформ русской армии представилась возможность доказать свою боеспособность. В 1863-м начался польский мятеж. Поляки не имели собственной армии, как в 1830-1831 годах, поэтому с января 1863-го они формировали партизанские отряды, которые рассыпались по Польше и Литве, творя террор против русских войск и мирного населения. В Польшу были введены регулярные войска, и они действовали столь успешно, что уже к концу года почти все партизаны были ликвидированы.

1860-е и 1870-е годы принесли русскому оружию большие успехи в Средней Азии. В 1864-м с взятия Чимкента началось активное продвижение границы на юг. В 1865-м генерал Черняев захватил Ташкент. В 1868-м генерал фон Кауфман взял Самарканд, в 1869-м русскими протекторатами стали Бухара и Коканд, в 1873-м был установлен протекторат над Хивой, а через 3 года у Коканда отобрали независимость, присоединив ханство к империи.

1417981091_img_3219.jpg

Константин Петрович фон Кауфман / Фото: www.foto.kg

К концу 1870-х годов Россия вплотную подошла к границе сферы влияния Британской империи в Азии, что вызвало большую обеспокоенность в Лондоне. Герои среднеазиатских завоеваний стали любимцами прессы и общества, из числа «ташкентцев» сложилась даже некоторая фронда по отношению к военному руководству в Санкт-Петербурге. Впрочем, не все военные оценивали среднеазиатскую школу положительно. Генерал М.И. Драгомиров полагал, что войны на окраинах империи поставляют в армию выскочек, карьеристов, чей боевой опыт испорчен мелкими операциями против заведомо слабого противника.

Следующим испытанием для армии стала Русско-турецкая война, в которую войска вступили уже полностью реформированными и полные желания сражаться, так как поддержка славянского сопротивления турецкому гнету была очень сильна в русском обществе. Война воспринималась как справедливая и была очень популярна. В 1875 году на Балканах началось сербское восстание. Турки стремились подавить его самыми жестокими мерами, это привело в следующем году к вступлению в войну с Турцией Сербии и Черногории. Стало ясно, что Россия не сможет оставаться в стороне, поэтому в 1876-м была проведена частичная мобилизация, которая заодно проверила, насколько эффективно может быть развернута новая армия военного времени.

24 апреля 1877 года был объявлен манифест о войне с Турцией. На войну отправились около 530 тысяч человек, армия Турции насчитывала 450 тысяч. Военные действия России в этой войне считаются весьма удачными, хотя воевать пришлось в тяжелых географических и погодных условиях, на театре военных действий, отдаленном от русских границ. И главное — русская армия наступала, а турки оборонялись, то есть находились в заведомо более выгодных условиях.

dd1c11e64eefb0994082b0441ae253a3.jpg

Генерал от инфантерии Михаил Скобелев / Фото: www.aif.ru

В ходе военных действий русская армия показала хорошую выучку как рядового, так и офицерского состава, способность к маневрированию, исключительно высокую стойкость. Турецкая армия на Балканах была разбита, фронт подошел к стенам Константинополя. На Кавказе русские войска продвинулись до Эрзерума и Карса. Русские потери — 15 тысяч убитых, менее 7 тысяч умерших от ран и всего 342 пленных. Обычные для советских историков и популярной литературы рассказы о тяжелых потерях никак не соответствуют действительности. Турки признают 30 тысяч убитых и 90 тысяч погибших от ран и болезней.

Так русская армия, прошедшая шестнадцатилетний процесс кардинальных реформ, доказала свое право считаться одной из лучших армий мира, а автор реформ Дмитрий Алексеевич Милютин вошел в историю как один из наиболее значительных русских военных реформаторов, чье имя стоит в одном ряду с Петром Великим и Павлом I.


МОСКВА, издание Lenta.ru, Михаил Диунов
1

Теги: Военный министр России, Дмитрий Милютин, военная реформа, результат, лучшая армия мира, задача выполнена, первый экзамен, стала, Русско-турецкая война, 1877-1878 годов