Мнения / История / Воспоминания

5:01 / 18.03.15

"Нам бы только за бережок Аляски зацепиться..."

"Нам бы только за бережок Аляски зацепиться..."

Арктика / Фото: www.rus-arc.ru

Сентябрь 1945 года. На причалах владивостокского порта - кромешный ад: грузовики, "виллисы", трактора, пушки, горы тюков и ящиков, толпы пехоты, обрывки команд, мат и бензиновая гарь. 126-й легкий горно-стрелковый корпус в составе трех бригад грузится на транспортные суда. Капитаны пароходов сквозь стекла рубок наблюдают за погрузкой и посматривают на рейд. Там, за сеткой дождя, качаются на зыби размытые силуэты кораблей охранения. Большой - флагмана конвоя, сторожевика-"американца" ЭК-9, и четыре других, поменьше. Осевшие по ватерлинию пароходы "Жан Жорес", "Ломоносов", "Джурма", "Кавказ", "Вторая пятилетка", а за ней и остальные девять отваливают от причала один за другим.

Теплоход "Джурма" - один из судов конвоя, вышедшего на Чукотку в сентябре 1945 года.

"Вскрыть пакеты. Опечатать радиорубки"

Вышли из Золотого Рога, на мостике флагмана замигал ратьер*: "Следовать за мной. Увеличить ход". Командир конвоя, 30летний капитан-лейтенант Владимир Михайлин спешит: ему ли, участнику фронтовых переходов по Карскому морю, не знать, сколь изменчива погода на Северах.

В январе 1943-го в представлении лейтенанта Михайлина к медали "За отвагу" было сказано: "отлично зная свою специальность, обеспечивал кораблю точное путеисчисление в тяжелых зимних условиях севера". Представление было уважено командующим Беломорской военной флотилией, причем по его приказу медаль "За отвагу" получили лишь 17 человек, а всего за операцию - 67. В начале 1943 года наградами не разбрасывались!

В кампании 1944-го Михайлин прошел 12 тысяч морских миль и был удостоен ордена Отечественной войны 1й степени. Это был офицер большого личного мужества. Когда тральщик подвергся атаке авиации противника, Михайлин лично встал к орудию и повредил неприятельский самолет. А еще в его послужном списке таран немецкой подводной лодки в районе острова Диксон, где ТЩ-110 под его командой вытралил 41 донную магнитно-акустическую мину; за это Михайлин был награжден орденом Красного Знамени...

В сентябре 1945 года выбор пал на этого человека далеко не случайно. Для решения экстраординарной задачи требовались и выдающиеся командиры. Позднее Михайлин вспоминал:

"12 сентября 1945 г. меня вызвали в штаб Тихоокеанского флота. В кабинете командующего находились нарком, адмирал флота Кузнецов, командующий флотом адмирал Юмашев, маршалы Малиновский и Мерецков. За столом в кресле командующего флотом - маршал Василевский. Вид его крайне усталый, напоминавший Кутузова на совете в Филях. Я представился. В этот момент заработал телефон. Юмашев снял трубку и сказал Василевскому: "Поскребышев. Сейчас будете говорить с товарищем Сталиным". Маршал доложил Сталину, что конвой со 126м легким горно-стрелковым корпусом к переходу на Чукотку готов, но есть сомнение в целесообразности такого перехода из-за наступления полярной ночи и отсутствия жилых строений. Взамен предлагается высадить корпус по частям на Курильских островах и Камчатке. Потом долго слушал, что говорил Сталин, изредка отвечал: "Есть!", "Понял". Положил трубку и пояснил: "Сталин сказал, что надо опасаться не полярной ночи и снегов, а Трумэна. Это не Рузвельт. Операцию проводить".

Операцию... Какую, если война с Японией закончилась две недели назад и высадка на Хоккайдо отменена?

Снова на мостике флагмана мигает ратьер: "Вскрыть пакеты. Опечатать радиорубки". В капитанских сейфах лежат засургученные пакеты со строгой надписью "Вскрыть после выхода в море". А про радиорубки капитан-лейтенант Михайлин напоминает не зря: на гражданских судах не все понимают военную тайну, неосторожное слово в эфире может провалить операцию. Береженого бог бережет...

В забитых солдатами и офицерами трюмах - нервное оживление: "Аляску брать идем!" Но пункт назначения во всех пакетах один - бухта Провидения. Приказом Сталина, оформленным постановлением Совнаркома N 2358 от 14 сентября 1945 года, корпусу поставлена задача: "Создать на полуострове Чукотка оборонительные форпосты, прикрыть основные морские базы на побережье Анадырского залива и бухты Провидения, обеспечить с суши их противодесантную оборону..."

Зачем? Еще недавно мы здесь принимали перегоняемые по ленд-лизу самолеты... Сталин что-то предвидит?

Атомная эйфория вчерашних союзников

Похоже, не только Верховный главнокомандующий понимал: атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки военного смысла не имела. Это предупреждение Советскому Союзу: вам нечего делать на Дальнем Востоке и в Арктике. Вскоре разведка доложит Сталину: план войны против СССР готов - определен перечень из 20 советских городов, на которые предлагается сбросить атомные бомбы. А у берегов Чукотки начали крутиться американские боевые корабли, промеряя фарватеры, как это обычно делается перед высадкой.

В небе над Анадырем и бухтой Провидения зачастили самолеты-разведчики с Аляски, где - об этом неосторожно пишет тамошняя пресса! - проверяется пригодность вооружений к действиям в арктических условиях. Эти бесхитростные заметки убедительнее даже ястребиной риторики американского президента Трумэна: "Наши соглашения с Советским Союзом до сих пор являли собой движение в одну сторону, и такое движение не может продолжаться; это следует решить сейчас или никогда". И красноречивее хамских заявлений заместителя министра иностранных дел Великобритании сэра Александера Кадогана, еще недавно называвшего Сталина "великим человеком"; теперь он говорит о русских: "Как можно работать с этими животными? Мы должны стоять "у своих орудий"... Нужно прекратить умиротворение красных до того, как станет поздно". Атомная эйфория кружит головы вчерашним союзникам. С бомбой Америка непобедима, теперь она диктует условия.

Потому и диспозиция для Советского Союза предельно понятна: потерять Чукотку - это и Камчатку не удержать. Да и весь Дальний Восток - тоже. Потому так стремительно разрабатывалась операция советским командованием. Потому в такой спешке десять тысяч мужчин в серых шинелях высаживались на густо припорошенные снегом скалы бухты Провидения.

Карта предполагаемого маршрута высадки десанта на Аляску.

"Страшная зима была, ужасная..."

Выгрузка - бегом-бегом: кораблям надо успеть вернуться - иначе бухту забьет льдом и придется здесь зимовать. Первая бригада остается в гавани Эмма. Вторая "садится" в поселке Урелики. Третьей надлежит прикрыть Анадырь. В считаные недели безжизненное, дикое место должно превратиться в мощный укрепрайон. Вершины сопок займут зенитные батареи, вдоль береговой полосы разместится полевая артиллерия, в укромных логах спрячутся танки. К многочисленным огневым точкам надо провести дороги, в землю вогнать склады боеприпасов и резервуары с горючим. Офицеры и солдаты кайлят скалу и неотличимую от нее промерзлую землю, роют окопы, котлованы для огневых точек и позиций, норы-землянки, ставят палатки...

Как они там, на краю света, жили в палатках при морозах до минус 60 , когда даже дышать тяжело (пар от дыхания превращается в льдинки и забивает нос) - отдельный мужской разговор...

Жившим в Уреликах повезло больше: солдаты выстраивались шестикилометровой цепочкой от пирса, куда с транспорта свалили уголь, до поселка и передавали рюкзаки с углем из рук в руки...

Только в 1948 году сюда стали завозить пароходами лес для казарм и прочий строительный материал. И уже через год первопроходцы жили в казармах, построенных своими руками. А корпус развернулся в 14-ю ударную армию специального назначения, в составе которой уже числились 116-я, 117-я и 121-я стрелковые дивизии. Были у нее и свои самолеты: переброшенные с Камчатки истребители и бомбардировщики образовали 95-ю смешанную авиадивизию. Штаб армии получил подробные оперативные топографические карты Аляски, Канады и Тихоокеанского побережья США. Причем замечательного качества: с обозначенными даже небольшими фермами и бродами на крохотных речушках.

17 июля 1948 года командармом - сразу после окончания академии - назначат Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Николая Олешева. Кавалера четырех полководческих орденов: Суворова II степени, Кутузова II степени (дважды), Богдана Хмельницкого II степени. Мало кто из военачальников его ранга мог похвастаться таким набором наград. О его личном мужестве на фронтах Великой Отечественной войны ходили легенды. А на последней, советско-японской, именно войска Олешева "перепрыгнули" Хинганский хребет и за 15 дней прошли почти тысячу километров, свалившись как снег на голову японцев.

И командарм Олешев, и флагман чукотского конвоя капитан-лейтенант Михайлин были людьми, способными точно и четко действовать в любой нештатной ситуации. О таких писал в повести "Затяжной выстрел" Анатолий Азольский:

"Лейтенант Манцев - человек, созданный для боя. Еще точнее, для первого часа войны, а именно тогда понадобятся люди, способные принять непредсказуемо верные решения. Мне он тоже не нравится - Манцев. Но не о себе надо думать. О противнике. Ему Манцев не будет нравиться еще больше...".

На Чукотку сознательно отправляли офицеров и генералов, которые не всегда нравились начальству, но всегда были готовы взять на себя ответственность на открытие огня в первый час войны. А готовились именно к ней.

Марш-бросок через Берингов пролив

У командарма-14 не было времени на раскачку: возле берегов Аляски и Чукотки шли непрерывные военные маневры американцев. У Владимира Богомолова в незавершенной книге "Жизнь моя, иль ты приснилась мне..." читаем:

"Разведывательные американские самолеты стали регулярно появляться над расположением нашей бригады. Броневые орудийные башни кораблей разворачивались в нашу сторону, спускались катера, полные вооруженных матросов. Все это было явным вызовом - в бригаде каждый раз объявлялась боевая тревога. С весны сорок шестого мне снились кошмарные сны: вооруженные до зубов американские солдаты в меховых комбинезонах на джипах, "доджах" и бронетранспортерах катили по снегу через пролив... лезли, перли на нашу территорию".

Генерал-лейтенант Олешев отчетливо понимал свою задачу: в случае нападения США на Советский Союз высадиться на Аляске и нанести ответный удар. Потому в обиходе 14-ю армию называли десантной или армией вторжения. А солдаты помимо обороны отрабатывали длительные марши: ширина Берингова пролива всего-то 86 километров!

"В декабре, - вспоминал один из офицеров, - полк выступил в тренировочный поход в сторону островов Ратманова, где между нашим клочком суши (Большим Диомидом) и американской скалой (Малым Диомидом) было всего семь километров Берингова пролива. Гремели на расширенных гусеницах самоходки, рычали натужно трактора, волоча за собой на деревянных санях пушки, а мы - лыж в армию не завезли - шли пешком. Шли ночью и днем, рядом весело бежало несколько штабных собачьих упряжек с документацией. Самой желанной для нас была команда: "Стой, привал!". Пехота тут же валилась на наст, мгновенно засыпая, чтобы через 10 минут вновь брести в сторону англо-американских империалистов. Палаток с собой не брали. Через полсотни километров, выстроившись в боевые порядки и изобразив стрельбу в сторону врага, пошли обратно".

Солдаты и офицеры с россыпью наград на гимнастерках и двумя войнами за плечами готовы были к броску через пролив. Пешком - за два дня, а на технике - мухой! Нам бы только за бережок зацепиться... А уж там по шоссе через Канаду - до самого Вашингтона, всего-то три тысячи верст. При поддержке авиации, при снабжении по железной дороге, при нашем-то боевом настрое! Нам бы только за бережок...

Высадка артилерии с десантного корабля.

Ответный план "Корыто"

Но не дремал и противник. Даже эскимосов он посылал через пролив на разведку.

ОСОБАЯ ПАПКА

Совершенно секретно
Экз. единств.

14 февраля 1948 г. В течение 1947 г. Министерство внутренних дел СССР докладывало, что на участке 110-го пограничного отряда МВД, расположенного на Чукотском полуострове, возросла активность американской авиации и морского флота.

Организованным наблюдением за поведением эскимосов, прибывших с Аляски, было установлено, что американцы стараются использовать этих эскимосов для сбора разведывательных данных о положении на Чукотке. Если в прошлые годы с американской стороны обычно приходили эскимосы - старики и женщины, в большинстве случаев имевшие на нашей территории бытовые и родственные связи, то в 1947 г. этих категорий эскимосов не было, а в основном к советским эскимосам "в гости" прибывали мужчины в возрасте от 20 до 35 лет, как правило, не имеющие родственных связей в нашей стране.

Американские эскимосы в процессе общения с советскими эскимосами стараются получить путем расспросов данные о наличии на Чукотке советских войск, государственных учреждений, о состоянии экономики, военном строительстве и настроении населения.

На основании изложенного МВД СССР считает установленным, что за последнее время на Аляске проводятся военно-подготовительные мероприятия для дислокации сухопутных войск, авиации и морского флота. Кроме того, ведется воздушная и морская разведка Чукотского моря, Берингова пролива и побережья Чукотского полуострова. Пограничными войсками МВД СССР проведен ряд мероприятий по усилению наблюдения за побережьем Аляски. В этих целях увеличено количество пограничных, наблюдательных постов, которые оснащены необходимыми средствами наблюдения. Кроме того, начальнику 110-го пограничного отряда даны указания о подготовке для посылки на Аляску в разведывательных целях в 1948 году нескольких квалифицированных агентов из числа эскимосов.

Министр внутренних дел СССР С. Круглов 

Число шпионов и диверсантов, разоблаченных на советско-американской границе, по сравнению с довоенным временем возросло в 1,5 - 2 раза. Участились случаи нарушения Государственной границы американскими судами - якобы для браконьерского лова рыбы и морского зверя американскими судами. Активизировалась техническая разведка морского побережья и Северного морского пути. А директор ФБР Эдгар Гувер в начале 50х годов разработал план на случай военного вторжения Советского Союза на Аляску.

План получил название "Корыто" и просуществовал с 1951 по 1959 год. В нем рассматривался единственный вариант действий Советской армии - атака с воздуха и высадка десанта. Поэтому на Аляске создавалась сеть тайных агентов. В случае начала войны они должны было пробираться к тайникам с запасами еды, воды, теплой одежды и аппаратуры. И оттуда передавать американским службам данные о дислокации и перемещении советских войск.

На случай больших потерь агентуры были подготовлены резервные группы, которые должны были попасть на территорию штата Аляска с воздуха. Вербовались разные категорий людей: судьи, врачи, почтальоны, охотники, рыбаки. Их учили шифровке-дешифровке, работе с радио и прыжкам с парашютом. Причем коренных жителей - эскимосов, алеутов и индейцев - вербовали с осторожностью. В плане отмечалось: "Избегать ввиду их склонности к злоупотреблению спиртными напитками и безразличия к законным властям и политическим системам... Их заботит прежде всего выживание, и они будут лояльны любой установившейся власти".

Завербованным платили по три тысячи долларов в год (сегодня это 30 000 долларов). После начала войны оплату планировалось увеличить вдвое.

А потом появились ракеты...

В августе 1949 года у нас появилась своя атомная бомба и одновременно средство ее доставки - бомбер Ту-4, копия американского B-29 "Суперкрепость". Того самого, что бомбил Хиросиму и Нагасаки. И 14я армия начинает строить аэродромы подскока для Ту-4 (его дальность всего 5100 км) на базе площадок, оставшихся от авиатрассы "АлСиб" (Аляска-Сибирь, по которой перегоняли ленд-лизовские "аэрокобры", "бостоны" и "митчеллы"). Сколько же их было построено в 50х! Вот только основные вдоль побережья: Мурманск, Оленья, Сафоново, Архангельск, Амдерма, Воркута, Диксон, Норильск, Игарка, Дудинка, Хатанга, Тикси, Чокурдах, Черский, Нижнеянск, Певек, мыс Шмидта, Анадырь... Именно с них взлетали на перехват американских разведчиков "мигари" и "сушки", на них до 500 раз в год садились для дозаправки гиганты-"стратеги". Но в 90е мы вдруг уверовали, что никому до нашей Арктики дела нет. На аэродромы пришла разруха. Последний пример - Тикси: забросили аэродром и заполярный город едва не умер.

А еще на Чукотке в конце 50-х прямо в сопке была построена ядерно-техническая база. От двухкилометровой подковы тоннеля рельсы узкоколейки уходят в бетонированные залы высотой с трехэтажный дом и площадью в половину футбольного поля. Каждый зал отделен стальными сейфовыми дверями толщиной четверть метра. Сам тоннель в нескольких местах перекрывается 80тонными воротами, которые выдерживают ядерный взрыв. Сделано на века! В свое время на обслуживание и прикрытие этого хозяйства была поставлена целая дивизия. Но научно-технический прогресс стремительно менял стратегию и тактику современной войны. И роль "армии вторжения", ставшей мощным сдерживающим фактором в послевоенное десятилетие, неуклонно снижалась.

К тому же денег на грандиозные стройки стране, поднимавшейся из руин, не хватало. Сразу после смерти Сталина постановление Совмина СССР "Об изменении строительной программы 1953 года" подтвердило эту реальность: "Прекратить строительство следующих объектов: п. 1.б) - железная дорога Чум-Салехард-Игарка, судоремонтные мастерские, порт и поселок в районе Игарки; п.4.а) - прекратить комплектование двух дорожно-строительных дивизий, на которые возложено выполнение работ по строительству железной дороги Петропавловск-Камчатский-Усть-Большерецк и автомобильной дороги Усть-Большерецк-Озерновский; расформировать дорожные военно-строительные части для выполнения работ по строительству дорог на Кольском полуострове, в Архангельской области и на побережье Балтийского моря".

А ведь был начат еще и тоннель на Сахалин под Татарским проливом...

К 1957 году большая часть 14-й армии была выведена на "большую землю". На смену бомбардировщикам шли ракеты....

Анадырь  сегодня. Издалека можно принять за теплый черноморский городок.

  • Наша отечественная конкиста - драматическая история освоения русских Северов и битвы за российскую Арктику - всего лишь страничка славной истории нашей Родины. Из которой не вычеркнуть ни сталинских военных строителей, ни тех, кто задолго до них начинал осваивать русские окраины и торить путь к Тихому океану. Безымянные новгородские ушкуйники, Ермак Тимофеевич, Дежнев, Хабаров, Атласов, Великая Северная экспедиция, впервые описавшие Таймыр братья Лаптевы, открывший самый северный мыс Евразии Челюскин, гидрографы Литке, Толль, Русанов, военные моряки и летчики, просто строители, рабочие, заключенные сталинских лагерей... Да всех и не перечислить. Имена некоторых остались на карте наравне с именами царственных особ: море Лаптевых, пролив Вилькицкого, берег Прончищевых (наши полярные Петр и Феврония)... Имена всех других, как говорится, "ты, Господи, ведаешь".

Они смотрят на нас из своего далекого далека: ребята, помните, это наша земля!

* Сигнальный фонарь особого устройства, применяемый как средство связи в темное время суток. Позволяет давать сигналы и вести переговоры (по азбуке Морзе) при помощи узкого луча света. Луч виден только там, куда он точно направлен.

Почему и сегодня вокруг Севморпути кипят политические страсти?

Актуальное послесловие


Помните старую карту СССР с пунктирными линиями, сходящимися на Северном полюсе? Они обозначали полярный сектор Арктики, унаследованный Россией от Советского Союза и Российской империи. Многие годы на него никто не покушался всерьез. Но в июне 1990 года в рамках "нового мышления" президент СССР Михаил Горбачев отдал США (линия Шеварднадзе-Бейкера) 76 тыс. кв. км нашей экономической зоны в акватории Берингова моря, включая часть континентального шельфа с уже разведанными нефтегазоносными месторождениями. Потери России только в области рыболовства составили более 2 млрд долларов. Вдобавок американцы взялись оспаривать юрисдикцию России над островами Врангеля, Геральда, Беннетта, Генриетты, Медного, Сивуч и Калан.

А в 1997 году Российская Федерация столь же необдуманно ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву (принятую в 1982 году и фактически отменившую самое понятие "полярный сектор"). Вместо него мы получили всего лишь суверенную 12мильную зону территориальных вод и 200мильную исключительную экономическую зону.

Такое уничижительное отношение к своему добру не осталось незамеченным. И вот уже британцы заволновались о человечестве: "Отдайте Арктику России - и ждите новых экологических катастроф". Экологи подхватили: русские буровые - смерть белым медведям, а плавучие АЭС - всей планете. Эпидемия беспокойства охватила США, Канаду, Норвегию, Данию и даже Эстонию.

А возбудитель болезни - деньги.

Стоимость разведанных здесь запасов нефти, газа, металлов оценивают в 15 трлн долларов. А подход к сокровищам один - Северный морской путь (СМП). Он вдвое короче любого пути из Европы в Азию. И, по международным законам, проходит по нашим внутренним морским водам и территориальным морям. А значит, за проход по нему надо платить, чего очень не хочется. Выход один - отнять Севморпуть у русских, взять под международный контроль, сделав интернациональным. За это стоит бороться и даже воевать. И вот уже чужие подлодки круглосуточно патрулируют в Баренцевом море, а над трассами СМП ежегодно фиксируется до 150 разведполетов...

Ответ России, как принято говорить, симметричен. Недавно Минобороны РФ заявило о строительстве в арктическом регионе 13 аэродромов и 10 радиолокационных станций. Строительство новых объектов уже идет на мысе Шмидта и островах Врангеля, Котельном, Земле Александры и Новой Земле. До 2017 года будут сформированы две мотострелковые бригады, чья задача - обеспечивать проход и сопровождение кораблей по Северному морскому пути.

из истории вопроса

Европейская смута вокруг северных ходов

Попытки захватить русские арктические территории жестко пресекались еще в ХVI веке

Карта Московии, 1525 год.

1553 год

От берегов Англии на северо-восток отправилась в плавание экспедиция во главе с сэром Хью Уиллоуби и капитаном Ричардом Ченслером, снаряженная для поисков пути в Китай. Путешественников вдохновляло сочинение итальянца Павла Иовия Новокомского "Книга о посольстве Василия, великого государя Московского к Папе Клименту VII..." (1525 г.), написанное по мотивам рассказов посольского переводчика в Риме Дмитрия Герасимова.

Русский Север был известен Герасимову не понаслышке: с конца XV века русские дипломаты не раз плавали из Белого моря в Западную Европу. Ходили московские послы по Студеному морю-океану на ладьях местных жителей - поморов, отлично знавших морские пути на запад, восток и север. Промысловые маршруты для добычи морского и пушного зверя назывались у поморов ходами. С XV в. был освоен ход на Грумант-Шпицберген.

Чуть позже появился ход на Новую Землю. Во второй половине XVI в. поморы проложили Мангазейский (в Обскую губу) и Енисейский ходы. Есть сведения, что русские знали и путь до Гренландии, прочно забытый к тому времени скандинавами.

Плавание британцев завершилось неудачей, путь им преградили льды.

Поиски пути в Китай продолжил Стивен Барроу, капитан корабля "Ищи наживы". У Кольского полуострова британцам встретились русские промысловые суда, поморы показали англичанам путь к Новой Земле. Но к югу от нее, дальше острова Вайгач, разделяющего Баренцево и Карское моря, британский корабль тоже не пустили льды.

1580 год

Из Англии стартовала очередная экспедиция на двух кораблях во главе с Артуром Пэтом и Чарльзом Джекманом. Экспедиции предписывалось достичь устья Оби и обследовать реку, продвинувшись как можно дальше в глубь материка. Затем плыть на восток в поисках пролива Аниан, за которым к югу лежат "владения могущественного государя, императора китайского". Открытие пролива следовало держать в тайне из опасений международной конкуренции.

Очевидно, англичане планировали завязать тесные контакты с местными народами в обход Ивана IV Васильевича. Ведь о том, что самоеды и югра (ненцы и ханты) - данники московского царя, в Европе было известно. Однако британцам удалось продвинуться ненамного дальше Барроу: суда уперлись во льды в проливе между материком и островом Вайгач. И не добрались даже до Оби.

1583 год

К Ивану Грозному отправился посол Елизаветы I с настоятельной просьбой: "Чтоб государь позволил ходить на Русь торговать одним англичанам", а все прочие европейские купеческие суда не пускал ни на Кольский полуостров, ни на Двину, ни на Обь, ни к реке Ислендь - Енисею.

Морской путь до Енисея еще не был толком разведан поморами, тем не менее британцы заранее заявили претензии на торговое освоение необжитых краев. Иван Грозный решительно отверг их требование.

1584 год

Поисками северо-восточного пути в Китай занялись голландцы. Экспедиция, возглавляемая Оливером Брюнелем, достигла Новой Земли, но опять же не смогла выйти в Карское море.

1594 год

Голландская экспедиция под командованием Б. Ная и К. Тотталеса сумела пройти немного дальше Вайгача. Но она ошибочно приняла Байдарацкую губу у западного берега полуострова Ямал за устье Оби. Часть материка возле этой губы (Югорский полуостров) европейцы красноречиво назвали Новой Голландией. В экспедиции участвовал Виллем Баренц.

1595-1596 годы

Две следующие голландские экспедиции проходили уже под руководством Баренца. В ходе последней он решил обогнуть Новую Землю с севера. Это удалось, но во время зимовки на архипелаге Баренц погиб.

Перед уходом к Новой Земле его последняя экспедиция открыла для Европы архипелаг Шпицберген - давно знакомый русским поморам Грумант. Море, известное со времен вольного Новгорода как Мурманское (а позднее Северное, Московское, Ледовитое), в XIX веке европейцы назвали Баренцевым.

В следующем столетии голландцы организовали еще несколько арктических плаваний, но корабли застревали там же, у западных пределов Карского моря. Во второй половине XVII столетия в Европе пришли к выводу, что Новая Земля соединена с материком и Гренландией как перешеек, и, значит, северного морского пути в Китай не существует.

1612 год

В год, когда русский престол пустовал, английская "Московская компания" представила королю Якову I проект отторжения от России и превращения в английскую колонию всего севера и востока по Волге вплоть до Каспийского моря. Европейские проекты торговой колонизации сменились идеями силового захвата русских земель. Воспользоваться Смутой решили и шведы, вновь после русско-шведской войны 1590х гг. попытавшиеся осуществить свою геополитическую грезу по военному захвату Карелии, Мурмана и Поморья - и вновь безуспешно.

1619 год

Царский указ запретил плавание по морю в "златокипящую" Мангазею (портово-торговый город у Обской губы), чтобы не открыть иностранцам дорогу в богатейшие края. У поморов эти ходы считались заповедными, секретными. При встречах в море с иностранными судами русские нередко хитрили. Голландец Я. Г. ван Линсхотен, участник экспедиции В. Баренца, описал по их лукавым рассказам путь до Оби: морем вокруг полуострова Ямал. На самом деле русские промысловики этим маршрутом не пользовались - он был непроходим из-за льдов. Заповедный поморский путь на Обь лежал поперек Ямала - по рекам, а между реками - волоком. Точно так же ходили к Енисею и дальше на восток.

Правительство в сохранение этой тайны запретило передавать иностранцам сведения о морских путях в Сибирь. За разглашение грозила смертная казнь. А царь пошел даже на беспрецедентный указ 1619 года, который, естественно, шел вразрез с экономическими интересами своих же поморов, развитием русского арктического мореходства и приполярных городов. И даже поморские путеводные знаки - традиционные кресты по берегам - были уничтожены.

Впрочем, у европейцев и не было шансов пробиться на восток путями поморов. Крупные суда с глубокой осадкой, не приспособленные к плаванию в ледяных морях, тем более к волоковой тяге, не выдерживали конкуренцию с русскими ладьями-кочами. Кочи, имевшие яйцеобразный корпус и дополнительную защитную обшивку - "ледяную шубу", при попадании в ледовое поле выжимались на поверхность льда, по которому суда можно было тянуть канатами.

1647 год
Экспедиция Семена Дежнева.

Экспедиция Семена Дежнева / Фото: undefined

Семен Дежнев, Федот Попов и Герасим Анкудинов на трех кочах прошли по легендарному "проливу Аниан" между Азией и Америкой. Русские землепроходцы прославили и вписали в историю свои имена. И окончательно посрамили европейцев, почти уверившихся к тому времени, что ходу на восток нет...

Судьбы Родины

Ту-4: бомбардировщик для ядерного удара по Америке

Разбор полетов

Семен Экштут, доктор философских наук.


Стратегический бомбардировщик Ту-4

Он садился на дрейфующие льды Арктики и был точным аналогом Б-29, сбросившего атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

Вспоминает один из создателей Ту-4 академик Н.Н. Шереметьевский:

"Где-то в конце 1945 года сажают как будто на Дальнем Востоке американский стратегический бомбардировщик "Боинг Б-29" и "отец народа" говорит А.Н. Туполеву: "Точно копировать, ничего не меняя". Воспроизводя американский самолет, мы создали электротехническую промышленность совершенно нового уровня, которого у нас не было. Были созданы новые изоляционные материалы, щетки для электрических машин, новые провода, новые конденсаторы, новая коммутационная аппаратура. Таким образом, в этом смысле указание тов. Сталина было правильным, потому что, хотя и сдерживался в какой-то мере авторский и творческий порывы, но на самом деле мы не доросли до того, что увидели".

Воспоминания академика нуждаются в комментариях. Стратегический бомбардировщик Б-29 стал вехой в истории мировой авиации: ни одна из воюющих стран, кроме Америки, не имела подобного 4-моторного гиганта. С 26 июня 1943 года до мая 1946 года в Америке было выпущено 4000 самолетов различных модификаций. "Суперкрепость" прекрасно проявила себя во время боевых действий США против Японии на Тихом океане. А летом 1945 года Сталину был вручен альбом, специально подготовленный американским командованием: сделанные с борта самолета впечатляющие фотографии бомбардировок японских городов и военных объектов...

Это оружие считалось секретным, попытки СССР получить "Суперкрепость" по ленд-лизу наталкивались на вежливый, но твердый отказ. И тогда товарищ Сталин пошел другим путем.

Еще 29 июля 1944 года американский бомбардировщик Б-29 с бортовым N 42-6256 совершил вынужденную посадку в 30 километрах от Владивостока. Перед приземлением американские летчики успели уничтожить секретные документы, радиооборудование и прицел для бомбометания. Самолет перегнали в Москву, причем советский летчик-испытатель С.Б. Рейдель, поднявший его в воздух, был удостоен ордена Ленина - высшей правительственной награды в СССР.

Любимец вождя Главный маршал авиации Александр Евгеньевич Голованов не побоялся предложить Верховному Главнокомандующему нетривиальное решение: в кратчайшие сроки освоить технологию производства американского стратегического бомбардировщика и наладить копирование Б-29 на советских оборонных заводах. 5 июня 1945 года в кремлевском кабинете Сталина состоялось совещание, на котором Туполеву было отпущено два года для практического воплощения замысла. Генеральный конструктор, на которого работали 900 предприятий, с задачей справился.

3 июля 1947 года первая из 20 опытных "тушек" поднялась в небо, а уже 3 августа во время воздушного парада в Москве восхищенные зрители наблюдали эффектный полет тройки стратегических бомбардировщиков Ту-4 (головной корабль пилотировал Главный маршал авиации Голованов) и пассажирского Ту-70 - его гражданской модификации.

"Их внезапное появление буквально ошеломило десятки тысяч москвичей, заполнивших летное поле Тушинского аэродрома. И я очень хорошо помню, что все вскочили на ноги, начали кричать "ура!" и размахивать руками. Но дружный крик толпы был мгновенно заглушен ревом моторов. Казалось, что эти гиганты подавляют своей мощью", - вспоминал очевидец воздушного парада Лазарь Львович Лазарев в повести "Коснувшись неба".

Ту-4 получился тяжелее американского образца; у советского аналога Б-29 не было герметического туннеля, соединяющего носовую и центральную позиции экипажа; советский стратегический бомбардировщик не имел встроенных топливных баков в крыльях. Но главное, этот самолет мог достичь территории США и сбросить атомную бомбу.

Предельная дальность полета не позволяла ему благополучно вернуться на свой аэродром. В случае ядерной войны Ту-4 стал бы стратегическим бомбардировщиком разового использования: у экипажа был билет только в одну сторону. Но Сталина это обстоятельство нисколько не смущало.

Тем не менее начиная с 1948 года в обстановке строжайшей секретности стали проводиться изыскания в Центральной Арктике, где было решено оборудовать аэродром подскока. И генерал-майор Михаил Васильевич Водопьянов, прославленный полярный летчик и один из первых Героев Советского Союза, осуществил несколько экспериментальных посадок Ту-4 на дрейфующие льдины. А 2 апреля 1950 года была организована секретная научно-исследовательская дрейфующая станция "Северный полюс-2", призванная подготовить арктическое пространство для советской стратегической авиации...

Вождь получил средство доставки ядерного оружия, Туполев - орден Ленина и воинское звание генерал-лейтенанта, а Ту-4 стал выпускаться серийно. После того как советские конструкторы "научили летать" отечественную атомную бомбу, она была сброшена во время испытаний именно с Ту-4. И если Б-29 был снят с производства еще в 1946 году (американцы выпустили 4000 самолетов), то советский Ту-4 строился до 1952 года (свыше 400 самолетов, по другим данным - 850). Бомбардировщик даже экспортировали в Китай, а когда наступила эра реактивных самолетов, его стали использовать как воздушный дозаправщик топливом для самолетов дальней авиации.

Автор, Михаил Тимошенко


МОСКВА, "Российская газета"
1


Оригинал

Теги: Арктика, Чукотка, Ту-4, B-29 "Суперкрепость", Севморпуть