Мнения / Сотрудничество / Взаимодействие

5:03 / 19.08.18

Андрей Борисов: Русский полет

Андрей Борисов: Русский полет

Макет китайской орбитальной станции / Фото: Ng Han Guan / AP

В июле 2018 года в «Роскосмосе» вновь занялись поиском шпионов, которые якобы поставляют ценную секретную информацию зарубежным странам. На этот раз речь шла о гиперзвуковых разработках, сведения о которых иностранной стороне могли поставлять сотрудники ЦНИИмаша, головного института госкорпорации, расположенного в подмосковном Королеве. В реальности даже если сотрудники этого учреждения и причастны к каким-либо запрещенным контактам с иностранцами, ущерб от этого вряд ли будет сильнее, чем передача Китаю технологий пилотируемой космонавтики, случившаяся в 1990-х годах.

«Волшебная ладья»

Китай, наблюдая за успехами СССР и США в 1960-х годах, не мог оставаться в стороне от планов по активному освоению космоса. В конце десятилетия в Поднебесной приступили к разработке своего первого пилотируемого космического корабля Shuguang («Рассвет»), а в начале 1970-х годов сформировали первый отряд тайконавтов. Внешне китайский «Рассвет» напоминал американский околоземный пилотируемый корабль Gemini, Однако «проекту 714» не суждено было реализоваться, прежде всего из-за отсутствия необходимой электроники и недостатка финансирования. Тогда в Поднебесной предпочли сконцентрироваться на разработке спутников, в итоге научившись не только запускать, но и возвращать космические аппараты с околоземной орбиты.

С закрытием «проекта 714» в Поднебесной как минимум два раза, во второй половине 1970-х и начале 1980-х годов, активизировались работы по пилотируемой космонавтике, которые тем не менее не увенчались успехом. Наконец, в 1992 году, сразу после распада СССР, Китай приступил к реализации «проекта 921», первым результатом которого стал пилотируемый пуск в 2003 году корабля Shenzhou («Волшебная ладья») с полковником ВВС НОАК Ян Ливэем. Космический аппарат, совершив 14 витков вокруг Земли, успешно вернул спускаемую капсулу с тайконавтом. Китай стал третьей в мире страной после СССР и США, сумевшей отправить человека в космос и вернуть его. Уже через месяц после полета Ливэя в космос отправились тайконавты Фэй Цзюньлун и Не Хайшэн.

Сначала — ракеты

В Китае не скрывают, что в основу Shenzhou положен «Союз». Тем не менее генеральный конструктор китайского корабля Ци Фажэнь, выпускник Пекинского института аэронавтики и астронавтики, настаивает, что Shenzhou принципиально отличен от «Союза» и даже превосходит его. Факты говорят сами за себя: корабль в основном скопирован с «Союза» и превосходит его по возможностям.

Стоит отметить, что для запусков Shenzhou используется ракета-носитель CZ-2F, которая фактически представляет собой увеличенную советскую ракету УР-200 с четырьмя боковыми ускорителями (как у снятой с производства европейской ракеты Ariane 4). В отличие от пилотируемого корабля, китайский носитель отстает по своим характеристикам от российских и западных аналогов. КНР, в отличие от РФ, США и ЕС, пока не создал достаточно энергоэффективных ракетных двигателей: топливная пара в CZ-2F представлена азотным тетраоксидом (окислитель) и токсичным несимметричным диметилгидразином (горючее), в отличие от жидкого кислорода и керосина на ракетах «Союз».

Нежданные гости

Так как же Китаю удалось создать Shenzhou? Немаловажную роль в этом сыграл распад СССР, обеспечивший КНР быстрый доступ к технологиям мировой сверхдержавы. В середине 1990-х годов китайская сторона купила у российской стороны спускаемый модуль пилотируемого корабля «Союз», а у украинской — оборудование для стыковки. Практически одновременно с такими поставками в России начались тренировки китайских тайконавтов. Уже в конце 1990-х российские чиновники подтвердили передачу китайской стороне технологий, касающихся пилотируемой космонавтики, отметив при этом, что такие контакты осуществлялись отдельными предприятиями космической отрасли, а не через правительства России и Китая.

В ходе таких мероприятий китайские специалисты приобретали техническую документацию и уже не использующееся оборудование, а также интересовались вопросами, касающимися динамики полетов и работы систем энергоснабжения космических аппаратов. Кроме того, дальневосточный сосед приглашал российских ученых и инженеров прочитать у себя лекции. Специалисты, которые соглашались на это, впоследствии заявляли, что в ходе таких визитов китайская сторона всячески старалась узнать как можно больше о технологиях, связанных с пилотируемым космическим полетом. Поэтому никого не удивило, что запущенный впервые (в беспилотном режиме) Shenzhou оказался практически копией «Союза».

Нашли крайних

По всей видимости таким же образом протекало сотрудничество с китайской стороной гендиректора ЦНИИмаш-Экспорт Игоря Решетина, приговоренного в 2007 году к 11,5 годам заключения за отчет о «численном моделировании аэродинамического обтекания асимметрических моделей в условиях сверхзвукового потока». Сходным образом с китайской стороной сотрудничал Владимир Лапыгин, в 1987-2005 годы занимавший должность начальника Научно-технического центра аэрогазодинамики ЦНИИмаша, а в 2016 году получивший семь лет колонии строгого режима за программный комплекс, позволяющий рассчитывать оптимальные аэродинамические характеристики гиперзвуковых летательных аппаратов.

Можно по-разному относиться к людям и странам, промышляющим распродажей советских разработок, однако наибольшие опасения все же вызывает сторона, в распоряжении которой в итоге они оказываются.


МОСКВА, издание Lenta.ru, Андрей Борисов
1


Оригинал

Теги: Мнение, корреспондент издания Lenta.ru Андрей борисов, Китай, похищения, Россия, космические секреты, воровать больше нечего