Мнения / Сотрудничество / Взаимодействие

5:05 / 14.04.19

Евгений Бужинский: О необходимости диалога Москвы и Вашингтона по противоракетной обороне

Евгений Бужинский: О необходимости диалога Москвы и Вашингтона по противоракетной обороне

Генерал-лейтенант Евгений Бужинский / Фото: vesti.ru

Мы видим, как американцы разрушают уже второй из трех столпов стратегической стабильности и контроля над ядерными вооружениями. 

В 2001 году США в одностороннем порядке вышли из договора по противоракетной обороне 1972 года. Сейчас они уничтожают договор о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) 1987 года. Третий столп — договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ) 2010 года — администрация Дональда Трампа разрушит в ближайшие два года. После этого мир вступит в эпоху стратегической неопределенности, чреватую самыми негативными последствиями — вплоть до повторения Карибского кризиса 1962 года уже на новом технологическом уровне.

Все эти решения Вашингтона о выходе из основополагающих двусторонних соглашений лежат в плоскости общей позиции американских неоконсерваторов: снять с себя любые ограничения, препятствующие достижению доминирования США в военной сфере.

На этом фоне обращает на себя внимание изменение стратегии развития американской глобальной системы противоракетной обороны, недавно опубликованной Пентагоном в «Обзоре политики США в области ПРО» (Ballistic Missile Defense Review Report). Впервые в документе четко указано, что стратегия имеет ярко выраженную антироссийскую и антикитайскую направленность. В отличие от всех предыдущих американских официальных документов по тематике противоракетной обороны данный обзор впервые рассматривает угрозу, которую якобы представляют Россия и Китай для национальной безопасности США, в контексте развития глобальной ПРО Штатов.

При этом, по мнению авторов документа, угрозы со стороны России охватывают максимально широкий спектр. От продажи комплексов С-400 и С-300 Китаю и Ирану и содействия КНДР в создании мобильной системы противовоздушной и противоракетной обороны до создания новых видов вооружений, в первую очередь гиперзвуковых систем.

Другое принципиальное положение обзора — задача по перехвату с помощью различных кинетических и некинетических средств не только баллистических, но и крылатых и гиперзвуковых ракет. Еще одной новацией стала задача по созданию космического эшелона ПРО США, включающего не только датчики обнаружения пусков ракет, но и ударные системы. И, наконец, последний новый элемент, прописанный в доктринальном документе Пентагона: характеристика глобальной системы противоракетной обороны как важного элемента системы ядерного сдерживания. Эта система на протяжении последних 50 лет подразумевала ядерное противостояние между США и СССР, а после распада последнего — между США и Россией.

В период «оттепели» в российско-американских отношениях существовали планы совместного противодействия ракетным угрозам. Но они так и остались планами. Самым наглядным примером неготовности Америки пойти на равноправное сотрудничество с Россией по крайне чувствительному вопросу оценки и предупреждения ракетных угроз стала судьба нереализованного проекта по созданию на российской территории Центра обмена данными (ЦОД). Оно было предусмотрено положениями Меморандума о договоренности между РФ и США от 4 июня 2000 года.

Фактически планы создания ЦОДа были сорваны американцами, выдвинувшими совершенно неприемлемые требования по освобождению их от любых таможенных платежей, налогов и других сборов в процессе строительства и функционирования центра, а также ответственности американского персонала за любой возможный ущерб, который может возникнуть в результате его деятельности.

В период президентства Барака Обамы американцы выдвигали предложение о создании некого механизма взаимной оценки ракетных угроз в обмен на российское согласие с созданием европейского сегмента глобальной системы ПРО США. Однако в силу абсолютной неравноценности подобного «размена» оно реализовано не было.

Тем не менее совершенно очевидна необходимость взаимодействия и конструктивного российско-американского диалога по вопросам безопасности — в частности, контроля над вооружениями, в первую очередь ядерными. За начало подобного диалога выступают европейцы, прекрасно понимающие, что именно Европа рассматривается руководством США в качестве театра военных действий. Проблематика ПРО в данном контексте является ключевой, так как дальнейшее сокращение ядерных вооружений невозможно без решения вопроса об ограничении возможностей американской глобальной системы противоракетной обороны.

Возможность для диалога есть. С 23 по 25 апреля пройдет Московская конференция по международной безопасности, которую организует Минобороны России. Тема ПРО заявлена в качестве одной из базовых на дискуссионных площадках форума, на который собираются ведущие специалисты из разных стран. Будем надеяться, что обсуждение будет носить конкретный характер и позволит выйти на экспертное решение по этой непростой тематике.

Автор — Генерал-лейтенант Евгений Бужинский, руководитель Центра прикладных политико-военных исследований МГУ им. М.В. Ломоносова, модератор Специальной сессии «Противоракетная оборона и размещение оружия в космосе».


МОСКВА, ИЗВЕСТИЯ
21


Оригинал

Теги: Бужинский, мнение, США, ДРСМД, РФ, СНВ, ПРО