Блоги / История

5:05 / 09.01.15
Загадка Михаила Тухачевского, поручика Империи и маршала Революции

История Михаила Тухачевского, его стремительный взлет в годы гражданской войны, последующая деятельность на высших командных должностях и столь же стремительное падение с расстрелом стали одной из главных загадок истории СССР, считает Илья Крамник. Илья Крамник, военный обозреватель РГРК "Голос России", специально для РИА Новости. 

hum0412.jpg


История Михаила Тухачевского, одного из самых ярких представителей раннесоветской военной элиты, родившегося 16 февраля 1893 года, до сих пор остается поводом для длительных дискуссий. Его стремительный взлет в годы гражданской войны, последующая деятельность на высших командных должностях и столь же стремительное падение с расстрелом стали одной из главных загадок истории СССР. 


Цена успеха 


Определяющей чертой характера будущего Маршала Советского Союза была решительность в сочетании с упорством. Здесь и пять побегов из германского плена (пятый стал наконец успешным), и решительно-бесповоротное присоединение к большевикам весной 1918 года, когда их судьба была более чем вопросительной, и вся последующая карьера. 


Успешные действия на восточном фронте Гражданской войны быстро выдвинули Тухачевского в ряд лучших командиров РККА, и в разгар советско-польской войны 1919-1921 года, 29 апреля 1920 года Тухачевский был назначен на должность командующего Западным фронтом. Здесь его ждал самый крупный успех и самое крупное поражение. Блестяще справившись с задачей изгнания интервентов с территории Украины и Белоруссии, Тухачевский оказался в плену политических миражей, подтолкнувших его на продолжение наступления в Польшу, несмотря на многочисленные возражения. 


В тот момент от персональной ответственности Тухачевского спасло то обстоятельство, что те же миражи — обещавшие революционные выступления польского пролетариата — господствовали и в умах высшего руководства РСФСР. Напрасные политические надежды были усугублены военными ошибками самого Тухачевского, не осознавшего разницы между гражданской войной и войной с регулярным противником. 


По оценке многих специалистов, включая маршала Советского Союза Конева, допущенный Тухачевским риск был неоправдан — ведя наступление с открытыми флангами и растянутыми коммуникациями, он сам "подставился под разгром" под Варшавой. 


"Польская" страница биографии Тухачевского интересна возможным влиянием на его судьбу: свою долю вины за поражение в Польше нес не кто иной, как Иосиф Сталин, бывший в то время членом военного совета (заместителем командующего по политической части) Юго-Западного фронта. Дальнейшие споры в советском руководстве о степени вины руководства Западного и Юго-Западного фронтов в неудачном исходе войны могли повлиять на отношение Сталина к Тухачевскому и на решение судьбы последнего в 1937 году. 



Польская неудача требовала реабилитации, и Тухачевский восстановил доверие к себе, руководя подавлением антисоветских восстаний — в Кронштадте в марте 1921 года и в Тамбовской губернии летом того же года. В обоих случаях решительности будущему маршалу было не занимать: подавление Кронштадта заняло две недели, на более масштабную операцию в Тамбове потребовалось почти три месяца. При этом Тухачевский не останавливался ни перед чем, включая расстрелы заложников и применение против восставших крестьян химического оружия.


"Новый облик" РККА 


Быстрое подавление восстаний на завершающем этапе гражданской войны обеспечило Тухачевскому карьерный взлет после нее. На высших командных постах — заместителя наркома по военным и морским делам, командующего Ленинградским военным округом, зампреда реввоенсовета СССР, снова замнаркома по военным и морским делам (с марта 1934 — наркома обороны), Тухачевский активно работал над повышением боеспособности армии, готовя ее к "войне моторов".
 

Его деятельность на этом поприще оценивается неоднозначно — в частности из-за увлечения техническими новшествами, впоследствии не оправдавшими себя, — такими, например, как универсальные орудия (объединявшие свойства зенитных и полевых пушек) или динамо-реактивные пушки Курчевского. Кроме того, Тухачевский был сторонником немедленного перехода к крупносерийному производству вооружения, в то время как высшее руководство СССР предполагало переходить к массовому производству вооружения постепенно, по мере формирования промышленной базы и укрепления экономики. 


В этот период Тухачевский отметился еще в одном сомнительном деле, став одним из инициаторов операции "Весна" — масштабной чистки РККА от кадров царской выучки, в том числе бывших белых, состоявшейся в 1930-1931 годах. По количеству потерянных военных специалистов с высшим образованием "Весна" нанесла армии больший ущерб, чем "большой террор" 1937-1938 годов, чья большая известность обусловлена уже послесталинскими политическими процессами: реабилитировать бывших царских офицеров также громко и открыто, как репрессированных командиров Красной армии, советской власти было неудобно. 


Часто Михаила Тухачевского называют автором теории глубокой операции. Сущность теории, ставшей основой советского оперативного искусства в годы Великой Отечественной войны и послевоенное время, заключается в нанесении удара по всей глубине обороны противника, взломе ее в нескольких местах и введении в прорыв высокомобильных механизированных частей для развития тактического прорыва в оперативный успех. 


Михаил Тухачевский, безусловно, был сторонником этой теории, но ее авторство принадлежит другим людям — заместителю начальника штаба РККА Владимиру Триандафиллову и главному инспектору танковых войск Константину Калиновскому. 


"Дело Тухачевского" 


Активность Тухачевского и его стремление к лидерству в РККА не могли не вызвать сопротивления. Обычно конфликт проводят по линии "прогрессор Тухачевский — косные Ворошилов и Буденный". Но надо отметить, что в оппозиции к Тухачевскому были и люди, которых никак нельзя обвинить ни в косности, ни в недостаточной образованности, — бывшие полковники царской армии, маршал Советского Союза Егоров и командарм 1-го ранга (впоследствии также маршал) Шапошников. На стороне Тухачевского тоже были отнюдь не последние "звезды" РККА, включая Иеронима Уборевича, которого практически все советские полководцы, оставившие мемуары о войне и предвоенном времени, оценивают как военного специалиста высшей пробы. 




Тухачевский активно критиковал Ворошилова и его окружение, в том числе в присутствии Сталина, а летом 1936 сторонники Тухачевского поставили перед Сталиным вопрос о замене Ворошилова на посту наркома обороны. 


Определенно, долгое время Сталин колебался в выборе между двумя "кланами" военных, и выбор в пользу Ворошилова был сделан ввиду его несомненной лояльности лично Сталину, которой Тухачевский похвастаться не мог. Методы политической борьбы в СССР в это время были столь же просты, сколь и ужасны — проигравшие пошли "под топор". 


Аресты начались уже в августе 1936, 22 мая 1937 был арестован Тухачевский, двумя неделями ранее переведенный с понижением из Москвы на должность командующего войсками Приволжского военного округа. 11 июня 1937 года специальным судебным присутствием Верховного суда СССР он, а также командармы Якир, Уборевич, Корк, комкоры Эйдеман, Путна, Фельдман, Примаков и армейский комиссар Гамарник были обвинены в заговоре с целью захвата власти, признаны виновными и приговорены к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение немедленно. 


Судьями Тухачевского стали его коллеги — маршалы Блюхер и Буденный, командармы Шапошников, Алкснис, Белов, Дыбенко, Каширин. Председателем на суде был армвоенюрист Ульрих. Все участники процесса, кроме Ульриха, Буденного и Шапошникова, в свою очередь, стали жертвами репрессий и были расстреляны в следующем, 1938 году. 


Мнение автора может не совпадать с позицией редакции 


Источник: РИА Новости 

Теги: Загадка, Тухачевский, поручик Империи, маршал Революции