Новости / Архив

11:31 / 24.07.13

Морской комплекс дальней надводной пассивной радиотехнической разведки и гидроакустического противодействия на базе экранопланов


АПЛ пр.949А К-266 Орел. Фото forums.airbase.ru

Инновации, связанные с проявлением различного типа террористических и военных угроз с трудом внедряются в организацию защиты от нападений, как гражданской, так и военной инфраструктуры России, расположенной на побережьях морей и океанов.

 

Особенно, это касается инфраструктуры, расположенной на берегах отдаленных и труднодоступных регионов Крайнего Севера и Дальнего Востока России, которые могут подвергнуться силовому воздействию надводных и подводных средств вероятного противника. В советское время, по всему периметру морских границ СССР функционировали системы мониторинга надводной и подводной обстановки, которые предусматривали противодействие надводной и подводной агрессии вероятного противника.

 

Недавние учения, на которых из 11 крылатых ракет, которыми было осуществлено нападение условного противника, было уничтожено лишь 9, показывает, что 100% вероятность безопасности населения и территории России – отсутствует. Кроме того, в США запущена в производство корабельная серия JHSV-3 Millinocket и спущено на воду несколько многоцелевых быстроходных десантных кораблей-катамаранов, которые предназначены для высадки десантов и захвата плацдармов именно в отдаленных и труднодоступных регионах планеты.

 

Напрашивается вывод о том, что в настоящее время необходимость внедрения инноваций для обеспечения безопасности северных и дальневосточных прибрежных территорий России от атак со стороны противника – особенно актуальна. Особенно, это касается инноваций, которые могут быть задействованы при отражении атак с использованием надводных кораблей и подводных лодок противника, скрытно вошедших в надводные и подводные акватории Баренцева, Карского, Берингова, Охотского и Японского морей. Сейчас отражение атак и защита от нападений противника населения на побережьях этих морей находится под вопросом. Более того, даже имеющаяся береговая инфраструктура, космические средства обнаружения и подводные лодки с ядерными ракетами на борту не способны реагировать на возникающие угрозы из-за устаревших комплексов радиотехнической разведки, средств радиолокации и гидроакустики, а также, отсутствия эффективных скоростных средств морского противодействия и сопровождения.

 

Многими из аналитиков в области использования средств борьбы на морских коммуникациях представляется интересным использование инноваций для создания проектов кораблей с малой площадью ватерлинии, экранопланов и экранолетов для строительства на их основе военных кораблей различного назначения.

 

О состоянии, способах и направленностях применения инноваций и возрождения системы безопасности населения и инфраструктуры прибрежных территорий России от силового воздействия вероятного противника со стороны морских акваторий рассуждает председатель Оргкомитета гидроавиации России, капитан-флагман гидроавиации Петр Хомутовский.

 

Положения Морской доктрины, планы и программы Президента и Правительства России, а также требования новой редакции «Стратегии развития морской деятельности России до 2030 года» предусматривают широкое внедрение инноваций, направленных на создание «Единой государственной системы освещения надводной и подводной обстановки». Однако, решение задачи по контролю надводной и подводной обстановки акваторий 200 мильной шельфовой зоны России и общая картина безопасности страны со стороны моря выглядит сейчас – удручающе. Во многом из-за того, что система организации морской службы, при которой Балтийский, Северный, Тихоокеанский и Черноморский флоты, а также Каспийская флотилия введены в состав соответствующих военных округов. Это нововведение предусматривает лишь краткосрочные плавания без отрыва от пунктов базирования флота в интересах наземных операций сухопутных войск. Исключение составляют лишь эпизодические дальние походы кораблей ВМФ России для «борьбы» с пиратством. В таких условиях, имеющиеся в наличии силы и средства флота и морской авиации не в силах физически обеспечить безопасность населения и территории России, так как они привязаны к «берегу», а их коммуникации и пункты снабжения в России и за рубежом либо отсутствуют, либо находятся под огневым воздействием противника.

 

Недавнее решение Президента России о создании и постоянном базировании оперативной эскадры ВМФ России в Средиземном море, хотя и далеко идущий шаг, но это не устранит множество флотских проблем, которые существенно влияют на обеспечение безопасности прибрежных регионов России.

 

Положение с внедрением инновационных новинок в ВМФ России вызывает тревогу не только у людей знающих и понимающих флотские проблемы, но и у людей, которые связаны с флотом в части его технического обеспечения и научного сопровождения. Особенно, это касается атомных подводных сил ядерного сдерживания – основы паритета и ядерного равновесия между основными противниками в «холодной войне», которая, увы, не закончилась с крахом СССР, а начинает разворачивать новый виток военного противостояния. Информация, которая из различных источников позволяет утверждать, что в случае мирового конфликта практически все атомные подводные лодки ВМФ России могут быть уничтожены на маршрутах патрулирования в мировом океане до пуска их ракет, а подводные лодки и надводные корабли авианосных ударных группировок противника, наоборот, получат полную свободу действий из-за отсутствия адекватного противодействия со стороны ВМФ России.

 

Вывод малоутешительный и требующий понимания проблемы не только для командования флота России, но и тех направлений оборонно-промышленного комплекса России и Морского научного комитета ВМФ России, которые допустили такой просчет в обеспечении флота техническими средствами, которые гарантируют не только выживание экипажей подводных и надводных кораблей, но и победу в соперничестве с противником на просторах морей и океанов.

 

Доступная информация, которая делает понимание проблем флота прозрачными, вне зависимости от степени секретности, показывает, что корень всех бед нынешнего флота России заключается в срыве применения инноваций в таком важном направлении, как мобильные морские средства надводной пассивной радиотехнической разведки и гидроакустических векторно-фазовых приемниках.

 

Главкомом ВМФ не ставятся задачи, а Морским научным комитетом до настоящего времени не внедряются инновации в разработку эффективных морских средств дальней надводной пассивной радиотехнической разведки и подводного гидроакустического мониторинга для противодействия надводным и подводным силам вероятного противника.

 

Печальная участь подводной лодки «Курск» служит напоминанием, что проблема надводного и подводного мониторинга обстановки в акваториях учений флота была сверхактуальной десятки лет назад, а невнимание к этому виду боевой подготовки флота Главным командованием ВМФ России привело к бесконтрольности плаваний зарубежных атомных подводных лодок в прибрежных акваториях России. Некоторое время назад, скорее, в шутку, чем всерьез, при общении с одним из известных подводников России, контр-адмиралом Апанасенко мною обсуждался вопрос о внедрении на флоте инновации на базе экранопланов Орленок или Лунь. Замысел заключается в установке на борту экраноплана Лунь:

  • станции дальней пассивной радиотехнической разведки типа «Кольчугa»
  • зенитно-ракетной установки типа «Тор-1М»
  • установки на борту экраноплана гидроакустического комплекса
  • установки станции режимов и трактов обработки подводных сигналов
  • установки векторно-фазового гидрофона (ВФГ)
  • установки глубинных бомб

 

Таким образом, будет создан мобильный морской надводный комплекс дальней пассивной радиотехнической разведки, подводного мониторинга и противодействия под названием «Морская корона». Экраноплан типа Орленок или Лунь, Тор-1м и станция Кольчуга - это серийно выпускаемые изделия.

 

Экраноплан, Тор-1м, Кольчуга и гидроакустический ВФГ в «одном стакане» – круто, – это реакция контр-адмирала Апанасенко.

 


Фото предоставлено автором

Ударный экраноплан типа Лунь – убийца авианосцев

 

Этот комплекс будет обладать огромной скоростью перемещения над водными акваториями, не сравнимой со скоростью обычных кораблей и подводных лодок. Также, он практически сведет к нулю все преимущества ударных средств, выполненных на основе «стелс-технологий» и позволит поднять потенциал обнаружения подводных лодок, так как векторно-фазовый гидрофон гидроакустической антенны гасит пространственную помеху от волнения моря и увеличивает вероятность обнаружения подлодок противника в разы на большой удаленности от берега.

 

Об экранопланах сейчас пишется и говорится много, но до настоящего времени подвижек в проектировании и строительстве экранопланов не происходит. Известно, что экранный эффект - это увеличение несущих свойств крыла самолета при полете на малых высотах из-за влияния реакции поверхности земли или воды. С его проявлением впервые столкнулись авиаторы при заходе на посадку в непосредственной близости от земли. Пилотирование самолета усложнялось, причем, чем выше было аэродинамическое качество самолета, тем сильнее сказывалось действие экранного эффекта. Усилия пилотов и авиаконструкторов по ликвидации экранного эффекта привели к тому, что использованием данного явления заинтересовались создатели скоростных морских судов.

 

Использование экранного эффекта привело к появлению особых морских судов – экранопланов, которые были выгоднее гидросамолетов в части сопоставимости взлетного веса и полезной нагрузки. Исследования показали, что у экраноплана движение над водой возможно при меньшем количестве двигателей и при меньшем расходе топлива, чем у сравниваемого гидросамолета. К тому же, для взлетающего с воды экраноплана не нужны дорогостоящие аэродромы, выводящие из землепользования огромные территории. Преимущество экраноплана перед обычным плашкоутом в скорости, которая в 4-6 раз больше корабельной и меньшем по численности экипаже.

 

Однако, самым перспективным выглядит использование экранопланов в качестве носителей наступательного вооружения и средств дальней надводной пассивной радиотехнической разведки и подводного гидроакустического мониторинга. Так как, к выше перечисленным достоинствам присоединяется скрытность экранопланов. Двигающийся, на высоте нескольких метров, экраноплан труднее обнаружить визуально или с помощью радиолокаторов, что позволяет наносить по противнику неожиданные удары, оставаясь при этом малоуязвимым от ответного огня. Если сюда добавить маневренность, значительную грузоподъемность, большой радиус действия, стойкость к боевым повреждениям – флот получит почти идеальное транспортное средство не только, для высадки и поддержки морских десантов, но и дальней надводной пассивной радиотехнической разведки и подводного гидроакустического мониторинга на акваториях морей и океанов.

 

В силу определенных причин, – такая многообещающая промышленная инновация, как экранопланы Орленок и Лунь, как в качестве ударного военного корабля, так и судна обеспечения - на флоте не прижились по многим причинам. Одна из которых - военно-морские теоретики до сих пор не смогли разработать применение этих флотских инноваций для борьбы с вероятным противником на морских и океанских коммуникациях.

 

Экраноплан Лунь, являясь быстроходной транспортно-пусковой платформой для сверхзвуковых противокорабельных крылатых ракет ЗМ80 комплекса «Москит», разработанного МКБ «Радуга» с мощью бортового залпа – 6 пусковых установок контейнерного типа – сопоставим с залпом ракетного крейсера и превосходит его, не только по скорости передвижения в 10 раз, но и имеет превосходство в маневренности и малозаметности. Немаловажно и то, что стоимость постройки и эксплуатации экраноплана Лунь намного меньше. Для собственной защиты экраноплан Лунь необходимо оснастить зенитным ракетным комплексом (ЗРК) «Тор», который имеет модификации: «Тор-М1», «Тор-М2». Они предназначены для уничтожения воздушных целей, не опознанных системой «свой – чужой», на дальности до 12 км и высоте до 6 км.

 


Фото предоставлено автором

Зенитно-ракетная установка типа «Тор-М2E»

 

Станция пассивной радиотехнической разведки «Кольчуга» производится компанией «Топаз» в Донецке (Украина). Громкая рекламная кампания этой станции была устроена Госдепартаментом США лет 10 с лишним назад. Любой зенитно-ракетный комплекс, корабль или самолет-невидимка схожи тем, что все они оснащены собственными традиционными локаторами.

 


Станция пассивной радиотехнической разведки «Кольчуга»

 

Их сигналы и использует станция «Кольчуга», оставаясь при этом незаметной. В комплект входят три машины. Разнесенные на значительное удаление одна от другой, в процессе синхронной работы все вместе они и определяют точные координаты цели. Это данные можно передавать средствам противовоздушной обороны - для уничтожения противника. Можно сколько угодно изменять форму любого образца военной техники (как, например, это сделано в американских самолетах F-117 и B-2, чтобы отраженный от него сигнал активного радиолокатора противника рассеивался в разные стороны, практически не возвращаясь в обратном направлении, или же наносить на этот образец разнообразные поглощающие покрытия, чтобы энергия того же сигнала превращалась в тепловую, но ни один образец современной военной техники не может существовать без собственного радиолокатора. Без антенны, работающей на излучение, он не способен выполнять боевые задачи по уничтожению технических средств противника. Поэтому, на борту каждого корабля, самолета, а также в составе наземных зенитных комплексов всегда есть средства активной радиолокации. При выполнения боевых задач эти средства обязательно работают и излучают радиосигналы. Причем для каждого вида боевой техники такие сигналы по своим параметрам отличаются от сигналов других видов боевой техники, а следовательно, боевое средство, на чьем борту установлен излучаемый радиолокатор, может быть распознано.

 

Традиционный принцип работы радиолокационной станции состоит в том, что она генерирует электромагнитный импульс, который отражается от объекта и «схватывается» на приеме. Но при таком принципе облучаемая цель сразу определяет «слежку». «Кольчуга» работает по-иному. Ее принцип - улавливание и анализ электросигналов, которые испускают сами объекты. Независимо от того, где они находятся – на земле, на воде или в воздухе. Станция «Кольчуга» определяет количество, направление движения локаторов на вражеских объектах в полосе по фронту до 1000 км на дальностях до 600 км («дальняя» зона) и до 200 км («ближняя» зона). Станция оснащена четырьмя антенными системами метрового для слежки за самолетами-невидимками типа, дециметрового и сантиметрового диапазона с узкими диаграммами направленности для контроля «дальней» зоны и с широкими диаграммами направленности – для контроля «ближней» зоны.

 

Гидроакустический комплекс и станция режимов и трактов обработки сигналов, а также векторно-фазовый гидрофон (ВФГ) позволяет обнаруживать и классифицировать все подводные цели на глубинах до 1000 м.

 

Применение флотской инновации представляющей собой – экраноплан-носитель станции дальней пассивной радиотехнической разведки типа «Кольчуга», зенитно-ракетной установки, гидроакустического комплекса и станции режимов и трактов обработки подводных сигналов и векторно-фазового гидрофона, а также, глубинных бомб - позволит создать мобильный морской надводный комплекс дальней пассивной радиотехнической разведки, подводного мониторинга и противодействия под названием «Морская корона».