Новости / Архив

0:05 / 03.03.12

В чем уникальность 240-дневной Ливийской войны


Фото fototelegraf.ru

В последние полгода внимание всего мира было приковано к Ближнему Востоку, к Северной Африке. Регион стал тем ключевым пунктом, где сплотились глобальные политические, экономические, военные, информационные интересы. Сейчас в этом районе во многом определяется ход мировой политики на годы вперед, в силу чего анализ процессов, сопровождавших развитие войны в Ливии, является сейчас чрезвычайно актуальным. Именно подобный анализ и представляет Анатолий Цыганок.

 

В совокупности территории, на которых сейчас происходят военные конфликты Ближнего Востока и Северной Африки, занимают по площади второе место после территории, охваченной Второй мировой войной. Если не верите, давайте посчитаем: войны в Афганистане заняли площадь в 652 тыс. кв. км., война на территории Ирака – 435 тыс.кв.км, война в Югославии – 102 173 кв. км. Однако, стоит отметить, что при площади в 1 759 540 кв. км, несмотря даже на то, что 90 % ливийской территории занимают пустыни, Ливия находится на печальном первом месте. Не нужно быть гением, чтобы понимать, что после событий в Ливии и так называемой «арабской революции» силовому давлению могут подвергнуться (да фактически уже и подвергаются – чего уж там…) Сирия и Иран. Напомним, Иран занимает территорию в 648 195 кв. км., Сирия – в 185,2 тысячи кв. км. И даже с этим (!), Ливия остается на первом месте.

 


Фото ipkins.ru

 

По продолжительности боевых действий в XXI веке, проведенных армиями США, НАТО, Израиля и России – война в Ливии также стоит на одном из первых мест. Ведь, грузино-осетинская война в 2008 году длилась 5 дней – с 8 по 13 августа. Война Израиля против ХАМАС (в секторе Газа) длилась 22 дня (с 27 декабря 2008 года по 17 января 2009 года). Военная операция США «Иракская свобода» в Ираке продолжалась 25 дней (с 20 марта по 15 апреля 2003 года). Война Израиля и Ливии (2006 год) – более месяца – всего 34 дня. Практическая же война США и НАТО в Ливии продолжилась 247 суток – с момента принятия резолюции СБ ООН 19 марта 2011 года и до принятия резолюции СБ ООН 31 октября 2011 года. Уступает она только операции «Несокрушимая свобода» в Афганистане, которую Североатлантический альянс проводит с 7 октября по настоящее время.

 

Губительно сказались на итогах войны в Ливии для ЕС и НАТО завышенные представления о собственной армии, ее мощи и боеспособности, ведь Муамар Каддафи смог сопротивляться длительное время. При оценке обстановки в части, касающейся вопросов состояния и возможных действий противника, было недооценено морально-психическое состояние ливийских войск. Руководство США и НАТО предполагало, что после первых ударов армия М. Каддафи развалится, произойдет массовая сдача в плен. Но, несмотря на серьезные потери, бойцы сохранили свою боеспособность.

 

Ливийская армия образца марта 2011 и образца августа 2011 года - это сильно отличающиеся по тактике, умениям и храбрости войска. Они очень быстро многому научились в ходе боев. Таким образом, задача, стоявшая перед НАТО и США по уничтожению фактически боевой мощи своего противника, осталась невыполненной. НАТО и США не смогли установить полного контроля над побережьем и западной территорией Ливии.

 


Фото neteye.ru

 

По использованию новых средств вооружения война в Ливии уступает только войне США в Ираке. В Ливии, например, в боевых действиях впервые участвовала переоборудованная ПЛАРК Florida (подводная атомная лодка с крылатыми ракетами). Тактическая крылатая ракета Tomahawk Block IV (TLAM-E) также впервые опробована против реальной цели в Ливии. В первый раз в реальных условиях использовались и усовершенствованные средства доставки боевых пловцов - «Advanced SEAL Delivery System» (сокращенно «ASDS») или «Усовершенствованная система доставки групп ССО ВМС».

 

Впервые в боевых действиях в Ливии опробован один из самых совершенных самолетов ВВС стран Запада – истребитель Eurofighter Typhoon ВВС Великобритании. EF-2000 Typhoon – это многоцелевой истребитель с передним горизонтальным оперением. Самолеты преодолели расстояние в 3000 миль туда и обратно, действуя с баз в Великобритании. Таким образом, рейд британских самолетов по своей протяженности стал самым длинным со времен войны с Аргентиной из-за Фолклендских островов в 1982 году.

 

С 29 марта также впервые применены в боевых условиях тяжёловооруженные самолеты поддержки сухопутных подразделений AC-130U. Впервые показали себя в боевых условиях и палубные самолеты радиоэлектронной борьбы EA-18G Growler ВМС США, участвующие в установке помех работы радаров в поддержку действий штурмовиков морской пехоты AV-8B Harrier против ливийских танков.

 

В Ливии было реализовано взаимодействие между американскими, английскими и итальянскими информационными системами, в частности, прием разведывательных данных от самолетов GR-4A Tornado (Великобритания), оснащенных контейнерной разведывательной станцией RAPTOR, американскими средствами приема и обработки развединформации.

 

Впервые разведывательно-поисковыми группами в звене «взвод-рота» были применены и единые тактические терминалы JTT-B, которые позволяют в реальном масштабе времени отображать получаемые по спутниковым и наземным каналам связи данные на электронной карте, выводимые либо непосредственно на собственный терминал, либо на экран подключенного к нему портативного компьютера. Это позволяло максимально использовать системы управляемого оружия, применение которых основывалось на данных, получаемых по каналам связи в реальном масштабе времени от КРНС НАВСТАР, средств радиоэлектронной и оптической разведки.

 

Вооруженные силы США и НАТО использовали и урановое бронебойное оружие. При этом, вес некоторых бомб, сброшенных на Ливию, составлял около двух тонн. Так, 1 мая на Триполи было сброшено как минимум 8 вакуумных или «особых» бомб.

 

 

Бои малой интенсивности.  В Ливии был введен в оборот термин «шоссейная война». В «шоссейной войне» тактика против мятежников или «логика пустынной войны» сводилась к следующему: наскок – удар – быстрое отступление без линии сплошного фронта.

 

Также специфическими условиями войны было отсутствие фронта и тыла, маскировка под ополчения для максимального приближения, уничтожение заправочных станций, диверсионные действия, оборона оазисов, ограничение поставок военного снаряжения, боеприпасов и горючего для формирований оппозиционеров, уничтожение грузов на границе с Тунисом и Чадом. Среднестатистическое боевое столкновение в Ливии было сражением силами двух-трех армейских рот, максимум батальона.

 


Фото vk.com

 

Об интенсивности использования разведывательных подразделений НАТО. В Ливии были развернуты подразделения «спецназа» общей численностью около 50 человек – 30 военнослужащих из 22-го полка специальной авиадесантной службы «SAS» и полка специальной разведки («Special Reconnaissance Regiment» (SRR).Части и подразделения ССО (сил специальных операций) Англии, Франции, Италии, ОАЭ и Катара приступили к действиям задолго до начала активной фазы воздушной операции. Их заброска в тыл ливийских войск осуществлялась как аэромобильным способом с десантированием личного состава непосредственно вне населенных пунктов для выполнения специальных задач, так и под «легендированием под журналистов», для чего большая часть СМИ Европы, Америки и Канады предоставили им «крышу».

 

Бойцы британской «SAS» за первый месяц ливийских событий успели «публично» отметиться на территории Ливии как минимум два раза. Первый раз это было довольно удачно, так как удалось провести успешную эвакуацию британских граждан вскоре после начала массовых беспорядков. Но второй «публичный» эпизод оказался малоприятным для британских ССО: группа их военнослужащих была задержана ливийскими повстанцами возле города Бенгази. Таким образом, операция началась еще до того, как страны международной коалиции договорились о начале авиаударов по позициям каддафистов, которые стартовали в ночь на 20 марта.

 

Как было дело? В Ливии снайперы-террористы открыли огонь по гражданским лицам без разбора, только для того, чтобы дестабилизировать обстановку. На мой взгляд, это типичный метод работы ЦРУ. Специальные операции спецслужб ЦРУ, МИ-6 и других западных стран по «оказанию военной помощи» привели к появлению «оппозиционных сил» и началу столкновений повстанцев с властями. Представитель НАТО 24 сентября по телеканалу CNN заявил, что «…британские, французские, иорданские и катарские «спецназовцы» в Ливии в течение последних дней начали активную фазу действий в Триполи и других городах, чтобы содействовать продвижению повстанцев». Кстати, именно спецназ британцев и французов разрабатывал план штурма Триполи и координировал действия повстанческих отрядов.

 

Спецназ также обеспечивал военные самолёты данными о целях для нанесения ударов и проводил разведывательные операции в Триполи. Штурм правительственного комплекса "Баб аль-Азизия" ливийскими повстанцами возглавляли военнослужащие спецназа ОАЭ и Катара. Штурм ливийской дипмиссии под прикрытием бронетранспортера осуществили бойцы болгарского спецназа. Разведывательные подразделения НАТО следили за перемещениями Каддафи и навели авиацию на его кортеж. Поэтому применение подразделения сил специальных операций (ССО) позволило НАТО «сэкономить» на больших боевых бригадах, которые могли бы «увязнуть» в проведении наземных боевых действий.

 


Фото www.azattyk.org

 

По количеству наемников и частных военных организаций война в Ливии стоит на одном из первых мест. Во время ливийской войны обвинение Муамара Каддафи в использовании наемников было излюбленным приемом пропаганды мятежного Переходного национального совета (ПНС). Повстанцы и их западные союзники утверждали, что вождь ливийской Джамахирии «скупил» бойцов с половины Магриба и Экваториальной Африки, затем речь пошла о солдатах удачи из России, Белоруссии и Украины.

 

Впрочем, институт наемничества всегда был частью ливийской военной машины. Во всех внешних войнах основную ударную силу ливийских экспедиционных сил почти всегда составлял панафриканский Исламский легион – наемническая структура, формировавшаяся по принципу Французского иностранного легиона. Численностью до 7 тыс. человек, сформированный добровольцами и наемниками из Алжира, Египта, Иордании, Нигерии, Пакистана и Туниса.

 

Хотя реально в составе Переходного национального совета (ПНС) участвовали три группы компаний военных услуг наёмников. Первые настоящие частные армии непосредственно планировали и проводили боевые операции в интересах клиента. Вторые, как консалтинговые компании, обучали войска и консультировали ПНС. Третьи, как логистические компании, осуществляли тыловую поддержку, строительство и обслуживание сложных систем вооружений.

 

Бывших военнослужащих «SAS», которые после «якобы увольнения» поступили на работу в частные военные компании в Ливии, также участвовали в боевых действиях в этой стране. «Наёмники» из частных военных компаний получили задачу выявить в Триполи Муамара Каддафи и членов его семьи и ликвидировать их. В среде повстанческих рядов британских и французских военных специалистов было не совсем понятно – офицеры ли они регулярной армии или отставники, нанятые министерством обороны или частной компанией в государственных интересах (читай наемники).

 


Фото mar3084.ya.ru

 

Использование старых и современных маскировочных технологий.  Вполне вероятно то, что современные маскировочные технологии армия Муамара Каддафи смогла приобрести на нелегальных рынках оружия. Большую часть тяжелой боевой техники полковнику Каддафи удалось уберечь от бомбежек, заранее спрятав ее в гигантских подземных лабиринтах самой протяженной в мире ирригационной системы, имеющей официальное название Великая рукотворная река.

 

Ливийский «Водостан», находящийся на большой глубине и простирающийся на 4000 километров в пустыне, стал «великой искусственной рекой», которую Каддафи построил за 25 миллиардов долларов, не взяв в долг ни единого цента у МВФ и Всемирного банка (какой плохой пример для развивающихся стран). 

 

Еще «сюрпризом» стала полная неосведомленность натовской и американской разведки о маскировке боевой техники. По использованию информационных технологий американская армия считается самой передовой в мире. Ее разведывательные центры непрерывно перерабатывают огромные объемы информации, поступающие со спутников и беспилотных разведчиков. Но, тем не менее, летчики Франции и Италии признавались, что сбрасывали бомбы на неизвестные объекты.

 

Вот, например, мнение морских офицеров с авианосца "Шарль де Голль": "Армия Каддафи применяет такую маскировку, что самолеты НАТО зачастую не в состоянии ни атаковать, ни обнаружить военные силы или их технику". "Мы в жизни не встречали такой ловкости и находчивости, какую проявляют войска Каддафи",- заявил командир авиакрыла авианосца, назвавшийся Хервом. Наличие подобной системы укрытия является одной из причин того, что наземные силы ливийской армии практически не понесли потерь.

 

Фактически итоги войны доказали, что маскировочные технологии Армии Каддафи способны обманывать и сводить на нет современные высокотехнологичные средства космической и воздушной разведки. По крайней мере, в течение нескольких лет в будущем подобные успехи военно-воздушных сил не будут решающими.

 

 

Уникальность Ливийской войны заключается и в том, что не менее эффективно, чем боевые действия, использовались финансовый подкуп и финансирование побега генеральских семей. В XXI веке это уже вторая операция, где финансовым оружием достигается больше, чем воздушная операция и блокада морского побережья. Практически повторяется первая операция США в Ираке, где основную роль сыграло ЦРУ с подкупом командующих военными округами. В Ираке из восьми командующих корпусов только два корпуса повоевали с коалиционной группировкой, а шесть предали Саддама. ЦРУ оплатил предательства и обеспечил вывоз семей из Ирака в завершающем этапе операции, когда 4 армейских корпуса в течение недели сдавались американским войскам. Наиболее характерна для этого этапа сдача армейского корпуса одному американскому батальону. А родной город С. Хусейна был «взят» телевизионной группой CNN.

 

Аналогичная ситуации складывается и в Ливии. НАТО, понимая, что воздушная операция практически провалена и не дает возможности мятежникам захватить власть, пошли по другому пути. Так, основные усилия были сосредоточены на действиях ЦРУ, разведки и спецназа Франции, Великобритании и Италии. А этими действиями, в том числе, были и подкуп военных и дипломатов.

 

В целом, этот принцип можно охарактеризовать так: «Не получается бомбёжками, применим финансовое оружие». Уже достоверно известно, что итальянская разведка вывезла в Италию семьи пяти генералов правительственных войск Ливии. Также итальянскими разведчиками была проведена работа примерно со 100 ливийскими военнослужащими.

 


Фото graftio.com

 

Подкуп и дезертирство.  Переход сухопутных частей на сторону оппозиции и случаи дезертирства военных летчиков на Мальту вместе с самолетами являются вполне закономерными явлениями. Абдул Фатх Юнис, один из соратников Муаммара Каддафи в революции 1969 года, все 40 лет слыл "человеком № 2" в неформальном табели о рангах и более 20 лет в чине генерала армии бессменно занимал пост министра внутренних дел, считаясь "сторонником самого жесткого курса по отношению к оппозиции". Однако, 22 февраля 2011 года он дезертировал (официально считается, что "ушел в отставку") из Триполи и перешел в Бенгази, уведя с собой лично созданные им подразделения военной полиции.

 

В феврале 2011 г. ливийские военные разделились. Только часть армейских подразделений остались лояльными Каддафи, остальные же примкнули к повстанцам или просто дезертировали. С мая 2011 года офицеры бросали свои подразделения, исчезая в неизвестном направлении, а среди солдат, не понимающих за что они воюют, началось повальное дезертирство. Недовольство большой части ливийских военнослужащих было вызвано еще и тем, что полковник выделял среди них «своих» и, соответственно, платил им больше. В XXI веке это уже вторая, после Ирана, победа финансового оружия. Так чему же отдать предпочтение: натовским бомбежкам или финансам? Видимо «за победу над Ливией», за итоги войны следует отдать премию финансистам Вашингтона, Лондона, Рима и Парижа.

 


Фото yvision.jez.kz

 

Влияние информационной войны на замысел и стратегию в условиях штурма Триполи. Пожалуй, впервые в XXI веке информационная война повторила события 18 июля 1936 года в Испании. «Над всей Испанией безоблачное небо» или по- испански: Sobre toda España el cielo está despejado – по установившемуся мнению, пароль (позывной) к началу военного мятежа против Второй республики в Испании. Эта фраза, употреблённая в передаче радиостанции «Сеута» 18 июля 1936 года, послужила сигналом для одновременного совместного выступления военных по всей стране, которое стало началом гражданской войны 1936-1939 гг. В Ливии же подобным сигналом для штурма Триполи считаются кадры «победы» повстанцев, снятые в Катаре и показанные каналами «Аль-Джазира» и CNN. Однако, уже заранее было известно о декорациях Зеленой площади Триполи в пустыне недалеко от Дохи. Эти кадры и стали сигналом к атаке для мятежников и диверсантов. Сразу после этого по всему городу «спящие ячейки» повстанцев начали устанавливать блокпосты, врываться в командные пункты и квартиры офицеров, не предавших Каддафи.

 

Стоимость войны в Ливии. Афганистан стоил Америке примерно 10 миллиардов в месяц. В целом война в Афганистане «отгрызла» у бюджета США 500 миллиардов долларов. Финансовые потери войны в Ираке по подсчетам Джозефа Стиглица, лауреата Нобелевской премии в области экономики, стали огромными. Только первые 10 дней военных действий в 2003 обошлись США в 5,5 млрд. долларов. Прямые же и косвенные потери этой войны обошлись в 6 трил. долларов. Что же касается Ливии, то по официальным данным США, Великобритания и Франция потратили на борьбу с режимом Каддафи около 2 млрд доларов (на конец сентября). Впрочем, не исключено, что эта цифра занижена: по мнению независимого эксперта Фрэнсиса Тусы, одна только Великобритания израсходовала на войну 2,7 млрд долларов, что гораздо больше официальных расчетов.

 

Муаммар Каддафи был на грани создания новой банковской системы в Африке, которая грозила оставить «не у африканских дел» МВФ, Всемирный банк и различные другие западные банковские структуры. Вместо этого, появившийся Африканский инвестиционный банк с капиталом в 42 миллиарда долларов, предоставлял бы крупные кредиты под мизерные или даже нулевые проценты. Каддафи решил повторить попытку генерала де Голля – выйти из зоны бумажных денег и вернуться к золоту и замахнулся на главную ценность современного мира – банковскую систему.

 


Фото www.firstnews.ru

 

Финансовое воровство. Война характеризуется редким воровством и пересмотром Западной Европой и США собственных обязательств по отношению к активам другой страны – Ливии. Бывший председатель ливийского Центробанка Фархат Бенгдара, сбежавший на Запад в марте 2011 года, утверждал, что на тот момент правительство Муамара Каддафи располагало не более, чем 500 миллионов долларов наличными, запасы золота составляли около 155 тонн. Это, несмотря на то, что к концу 2010 года Ливия располагала авуарам в зарубежных банках и в самой стране на сумму 150 миллиардов долларов. Часть этих средств заморожена в рамках санкций ООН. Экономический кризис сказался на США «по-крупному», что, в свою очередь, также послужило первопричиной развязать войну пропив «неудобного» Каддафи и, заодно, прекрасной возможностью создать идеальный фон для «банковского рейдерства США» или – присвоения денег из активов Каддафи. В американском конгрессе готовился законопроект, открывающий ливийской оппозиции доступ к замороженным в США активам Муаммара Каддафи, о чем прямо заявлял сенатор-демократ Джон Керри. Так что, все очень просто. В условиях кризиса средства появятся не за счет американских налогоплательщиков, а самого полковника Каддафи.

 

Раньше стабильность, анонимность и гарантия вклада были тремя китами банковской системы Старой Европы, чего, к сожалению, уже не скажешь в свете последних событий. Ливийская компания информационно «затенила» ряд сообщений об уже начавшемся выводе средств из банков США и Европы правительствами Индокитая и Латинской Америки. Долгосрочные же последствия для Европы еще впереди. Демократические страны обворовали Ливию более, чем на 60 млрд. долларов, хранившихся в их банках! Крохи из этих средств были переданы ливийскому Переходному совету.

 

 

Редкой кровожадностью и убийством пленных отличались бойцы Переходного совета. Сначала мятежники захватили Каддафи и его охрану в плен. Беснующаяся чернь линчует Каддафи: в его тело воткнули палку сзади, над ним бесчеловечно глумились несколько часов. Затем Каддафи был расстрелян. После этого тело ливийского лидера было помещено в промышленный холодильник и выставлено на всеобщее обозрение. Дико было европейцам видеть, что к холодильнику с телом Муаммара Каддафи выстраивались многокилометровые очереди. Но еще более диким кажется, что все это происходило при абсолютном невмешательстве тех, кто так ратует за права человека, демократию и закон! И не только при невмешательстве, а еще «под присмотром» этих самых европейцев.

 

Боевые и мирные потери. В Афганистане (на июнь 2011 года) – было потеряно 2547 солдат коалиции. 
В Ираке за полтора месяца войны потери коалиции составили 172 человека погибшими (в том числе 139 американцев и 33 британца). Потери иракской армии составили 9200 иракских военнослужащих. 
Во Второй Ливанской войне погибли: 1347 человек (1187 ливанцев и 160 израильтян. Это на фоне того, что в войне Израиля против ХАМАС (в секторе Газа) – погибло 1057 человек (1054 палестинцев и 13 израильтян), было ранено 4800 жителей Сектора Газа и 120 израильтян (по состоянию на 17.01.). Израильтян погибло в 100 раз меньше, чем палестинцев.
В Югославии были убиты 2000 мирных жителей, ранено 7000 человек. Количество беженцев за время агрессии НАТО – 750 тысяч человек. Потери гражданского населения Ирака – 7300 гражданских лиц. В Афганистане (на июнь 2011 года) потери гражданских лиц по версии «Independent» составили от 14 до 34 тысяч жизней.

 

Во второй Ливийской войне погибли 4145 бойцов и сторонников Национального переходного совета Ливии, 3144 пропали без вести. 2114 бойцов Муаммара Каддафи было убито и более 812 взяты в плен.

 

По данным на июль Ливийского общества Красного креста, более 1 400 мирных граждан были убиты в результате бомбежек НАТО, включая 400 женщин и детей. В ходе гражданской войны, по признанию министра здравоохранения в НПС Ливии с обеих сторон погибли не менее 30 тысяч человек (по другим оценкам, 50 тысяч); свыше 50 тысяч были ранены; около 4 тысяч считаются пропавшими без вести. Общее количество беженцев за время вооружённого конфликта в Ливии составило более 400 тысяч человек. Жертвы от бомбардировок намного превысили число жертв гражданской войны в Ливии.  

 


Фото www.partbilet.ru

 

Развал экономики и ущерб экологии Ливии.  Из-за гражданской войны и 240 дней операции НАТО экономика страны потеряла более 14 млрд. долларов. Как заявил бывший министр нефти страны Шокри Ганем, для восстановления нефтяной отрасли, важнейшей для экономики Ливии, потребуется не менее 3-4 млрд. долларов. Определить реальные масштабы ущерба экологии Ливии пока невозможно. После использования НАТО бетонобойных урановых бомб на территории северной Ливии возникли территории с повышенным (в разы) радиоактивным фоном. Это будет иметь самые серьезные последствия для местного населения.

 

Таким образом, я попытался предоставить Вам уникальность Ливийской войны по ряду аспектов. К сожалению, по многим, далеко не самым лицеприятным параметрам, она занимает верхние строчки жутких «хит-парадов» войн последних лет.

 

В частности, война в Ливии в очередной раз показала, что абсолютизация военной силы не устраняет решение политических проблем, а, напротив, отодвигает это решение по времени или усугубляет данные проблемы новыми противоречиями. Практически везде, где США и НАТО применили военную силу, проблемы не решались, а, напротив, создавались новые. Вывод напрашивается сам собой. До тех пор, пока на мировой политической арене будет действовать «грубая сила» и будут приниматься решения, касающиеся только частных экономических интересов без совершенного внимания на мнение остального мирового сообщества, никакой «демократии» не будет и в помине. Правильно говорят: термин «демократия» в современных условиях сильно трансформировался и практически дискредитировал себя, так как стал синонимом «разрешения», своеобразным инструментом, оправдывающим любые ужасы войны и насилия. Последним печальным примером чему и стала ситуация в Ливии.