Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

18:00 / 06.11.18

Али Хамуд: Сирия надеется на Россию в восстановлении транспортной системы

Али Хамуд: Сирия надеется на Россию в восстановлении транспортной системы

Министр транспорта САР Али Хамуд / Фото: Sputnik, Мохамед Мааруф

После освобождения большей части территории Сирии от террористов Дамаск приступил к поиску возможностей по реализации проектов, связанных с восстановлением инфраструктуры страны и транспортных путей. Министр транспорта САР Али Хамуд рассказал в интервью РИА Новости о роли России в масштабных проектах по созданию крупнейшего узла по экспорту российской пшеницы в Ближневосточный регион, в восстановлении железных дорог, строительстве нового международного аэропорта Дамаска и совершенствовании морских портов на сирийском побережье. Также министр разъяснил стратегическую важность открытия границы с Иорданией и открытия пограничных переходов с Ираком в ближайшем будущем.

— Господин министр, в достигнутой договоренности между президентом России Владимиром Путиным и президентом Турции Тайипом Эрдоганом по Идлибу одним из пунктов было открытие трасс Алеппо-Хама и Алеппо-Латакия. Какова важность этих дорог для экономики Сирии? Какой ущерб нанесен этим автомагистралям? И готовы ли вы незамедлительно приступить к работам?

— Эта договоренность очень важна для Сирии. Россия сыграла очень важную роль, минимизируя кровопролитие путем масштабного примирения на территории страны. Руководство Сирии положительно относится к примирению и подтверждает его важность и необходимость предотвращения кровопролития. Две государственные трассы: Алеппо-Хомс и Алеппо-Латакия — одни из важнейших трасс, в которых мы нуждаемся, чтобы поднять инвестиции до отличного уровня. В связи с экономической значимостью Алеппо и ее ролью в восстановлении страны, Латакия важна как порт, откуда будут транспортироваться грузы из разных стран для восстановления Сирии и Ирака.

Мы в министерстве транспорта действительно готовы приступить к восстановлению инфраструктуры дорог, как только наша доблестная армия их освободит. Так было во всех проектах Сирии: "рабочая армия" шла сразу за нашей Сирийской арабской армией, незамедлительно приступая к восстановлению дорог после их освобождения, и этому есть множество примеров. К примеру, трасса Забадани-Блюдан (пригород Дамаска) была восстановлена сразу же, при этом быстро и качественно. Также государственная трасса международного аэропорта, даже при снайперских обстрелах ремонтные бригады продолжали работать. И многие из наших рабочих были ранены. Дорога Дамаск-Хомс была восстановлена в кратчайшие сроки, и наши друзья были удивлены скоростью и профессионализмом. Поэтому у ремонтных бригад, принадлежащих министерству транспорта, нет никаких сложностей в восстановлении этих двух трасс и введении их в эксплуатацию. И это несмотря на то, что трасса Алеппо-Латакия имеет свою специфику — это очень большая автомагистраль, со множеством крупных мостов, переходов. Есть участки, которые могли быть разрушены с целью осложнения выполнения задачи (восстановления). Несмотря на это, мы действительно готовы к восстановлению этих двух дорог, как только они будут освобождены. 

—  Есть ли какие-то сроки по открытию этих трасс?

— Мы полностью доверяем российской инициативе в этой области, и если честно, наше доверие к турецкой стороне слабое. Но мы дали возможность этому диалогу. Если этого не случится путем диалога, то наша армия готова освободить эти две трассы, после чего они будут восстановлены министерством транспорта.

— Если говорить на тему пограничного перехода "Насиб", какова на сегодня ситуация с запретом на въезд сирийских машин в Иорданию? Будут ли предприняты какие-либо действия по данному вопросу?

— Открытие КПП "Насиб" сыграло важную роль в возвращении жизни этой артерии — дороги Дамаск-Иордания. Было соглашение от 1999 года между Сирией и Иорданией о равном взаимоотношении между сторонами. Состоялись собрания совместных комиссий, и работа на этом КПП возобновилась вопреки масштабным разрушениям, которые учинили террористы на пограничном переходе. Этот пропускной пункт показал, что кто воюет против Сирии — воюет против арабского мира в целом, так как Сирия всегда была на стороне арабских народов. Не было дня, чтобы САР вставала против каких-либо интересов арабских наций. Сирия исторически играла роль в помощи иорданскому народу. И мы заметили после открытия этого КПП большой поток наших дорогих братьев из Иордании в направлении Сирии. Также мы обратили внимание, что цены на товары в Сирии намного ниже, чем в Иордании, что сподвигло братьев из Иордании покупать в Сирии, и мы продолжили и разрешили работу несмотря на то, что иорданская сторона попросила немного времени для разрешения на въезд сирийского частного автотранспорта. Они разрешили въезд для всех видов транспорта за исключением частных машин личного пользования. Они попросили отсрочить данный вопрос на некоторое время для изучения его в правительстве. Мы до сих пор в контакте с иорданской стороной с целью положительного результата в работе и в возращении равного взаимодействия между сторонами. Мы не враждуем с иорданским народом, какими бы ни были решения иорданских властей.  



Пограничный переход "Насиб" на границе с Иорданией / Фото: РИА Новости, Михаил Алаеддин

— Касаемо покупок продуктов питания и ГСМ, особенно тех, что включены в программу государственной поддержки. Как данный факт влияет на экономику Сирии, учитывая, что страна, с одной стороны, в санкционной блокаде, а с другой, продолжается война. Как контролируются закупка и вывоз товаров, включенных в госпрограмму, за пределы страны, будь то Ливан или Иордания?

— Как я уже говорил, мы не думаем в таком ключе. Мы воспринимаем все арабские народы и граждан арабских стран единым арабским народом. Поэтому мы не относимся к гражданам Иордании в таком ключе. Мы заметили любовь иорданского общества к Сирии и к сирийскому руководству, и на то указывали разного рода события. Была прекрасная позиция наших иорданских друзей, и была настойчивость в открытии погранперехода. Мы чувствовали, что общество оказывает давление на иорданское правительство для открытия этого КПП. И это подтвердилось после открытия пограничного перехода потоком со стороны Иордании в направлении Сирии, который значительно выше встречного потока. Поэтому мы не рассматриваем данный вопрос через узкий спектр, включающий в себя определенные потери из-за товаров, входящих в программу поддержки государства. И при этом предпринимаются меры с сирийской стороны в ряде министерств для решения данного вопроса как можно быстрей.

—  Как продвигается процесс по открытию границы с Ираком?

— Работа с нашими иракскими друзьями по этому вопросу продолжается в тесной координации. Наши пограничные переходы с Ираком имеют крайне важную роль. Особенно в этот период, когда Ирак на этапе восстановления, также как и Сирия. Выход к морю для Ирака во многие страны лежит через сирийские морские порты, поэтому для Ирака это важнее, чем для Сирии. Правительство Ирака работает над решением некоторых логистических вопросов для успеха этого дела. И во время последнего визита министра иностранных дел Ирака в Сирию одной из главных тем была тема открытия границы. Иракская сторона пообещала, что это состоится в ближайшее время. Мы, с сирийской стороны, готовы, как только разрешатся логистические вопросы с иракской стороны.

— Стороны готовы обеспечить безопасность при открытии пограничных переходов или все же этот вопрос нуждается в большем времени для его изучения?

— Мы, с сирийской стороны, в лице нашей доблестной армии готовы в любое время находиться в любом месте, где это необходимо для Сирии. Эти КПП важны, и поэтому наша армия готова обеспечивать стабильность и безопасность. С сирийской стороны нет никаких проблем в области обеспечения безопасности пограничных переходов. 

— Между Сирией и Россией есть сотрудничество в вопросе восстановления железных дорог? Что планируется восстановить и какая сторона будет финансировать?

— Сирийская железнодорожная сеть была сильно разрушена в ходе войны. Шло целенаправленное разрушение этой сети с целью отрезать сообщение между провинциями в Сирии, для затруднения передвижения сирийской армии и транспортировки товаров. Поезда способны перемещать большие количества в короткие сроки, это экономичней, чем дороги. Следующим этапом стало систематическое разграбление железнодорожных объектов, начиная с рельсов и заканчивая вагонами и локомотивами, немалая часть которых была украдена и вывезена в Турцию. Очевидно, что были указания от турецкой стороны террористам разрушить железнодорожную инфраструктуру и вывести в Турцию. Железнодорожная компания нуждается в огромной работе. Протяженность железнодорожного полотна в Сирии составляет 2450 километров, из них разрушено 1800 километров. Поэтому необходимо восстановление большой протяженности, и на это нужно внушительное количество средств.

Мы обсудили с российскими друзьями восстановление наиболее важных железнодорожных путей. Сейчас мы хотим соединить железнодорожную линию от Тартуса до месторождений фосфата для транспортировки фосфатов и использования его на сирийском производстве в разных провинциях. Но эта линия нуждается в восстановлении и в строительстве с нуля в некоторых районах. Вывод линии за пределы городов, деревень и районов со сложным рельефом позволит увеличить объемы транспортировки как фосфата, так и товаров. Все подобные вопросы мы обсуждаем с друзьями в России.

— Сирия намерена закупить локомотивы и вагоны для эксплуатации? Каково необходимое количество и о каких типах составов идет речь?

— Мы нуждаемся в определенном количестве поездов, это зависит от объемов движения и от развития процесса восстановления железнодорожных путей. Мы в рамках планирования в министерстве транспорта на 2019 год наметили восстановление железнодорожной линии от Хомса в Дамаск и на следующем этапе от Хомса в Алеппо. Поэтому будет потребность в большом количестве составов и локомотивов.

Мы также начали важный проект этапа восстановления в Сирии, который заключается в транспортировке материалов из района Хесья, будь это бетон или асфальт. Мы сразу приступили к проекту по транспортировке из Хесьи в другие провинции страны. Этот проект нуждается в большом количестве грузовых составов, в том числе которые будут развозить грузы по провинциям. У нас в итоге будет потребность в спецсоставах для транспортировки фосфата и вагонах для перевозки грузов.

На следующем этапе, к которому мы обязательно перейдем, мы планируем возобновить перевозку пассажиров, для чего необходимы будут пассажирские скоростные поезда хорошего качества. Россия наиболее способное государство в помощи в этом аспекте. Россия, которая помогла Сирии в этой войне, которая пролила кровь ради сирийской земли, не откажет нам в помощи по восстановлению железнодорожной сети и в поставках необходимых для страны составов. 



Каркас поезда в районе лагеря беженцев Ярмук на юге Дамаска / Фото: РИА Новости, Михаил Воскресенский

— На сегодняшний день заключены ли договора на покупку грузовых составов и другой новой спецтехники или пока все на этапе соглашений о взаимопонимании?

— Была настоящая и важная работа в этом направлении. Мы посетили РЖД и ознакомились с возможностями рабочей группы в области железных дорог в Сирии. Мы оценили возможную пользу от российской стороны и договорились с другими компаниями в России на финансирование этой работы и других работ, связанных с этим, особенно в вопросе фосфатов. Российская компания "Стройтрансгаз" занимается координацией между сирийской и российской сторонами для обеспечения необходимых потребностей. Специалисты, в свою очередь, изучают вопрос обеспечения всевозможными видами техники, которые требуются на сирийском рынке.

—  Говоря о главных автомагистралях, есть ли совместная работа между вами и российской стороной в восстановительных работах или создании новых трасс? Когда начнутся работы, если договоренности все же есть?

— Сирия на протяжении этой войны выработала очень важную стратегию в вопросе транспорта. Было четкое понимание, что террористы и их покровители планируют отрезать все виды сообщений между провинциями в Сирии и с соседними странами. Нам было сложно сохранить ряд видов транспортировки. Санкции коснулись воздушного транспорта и морского сообщения. Было очень много стран, воевавших против Сирии, и мы ничего не могли сделать с санкциями. Железнодорожное сообщение также было сложно уберечь. Поэтому победой сирийского руководства (в вопросе транспортного сообщения) стало решение сконцентрироваться на автодорогах, обеспечении их безопасности, ремонте и восстановлении поврежденных участков. Представьте, что на дороги было потрачено 2 тысячи миллиардов сирийских фунтов (приблизительно 4,5 миллиарда долларов). Это большая цифра, которую сирийцы платили из собственных карманов. В дополнение к этому автодороги — это единственная сеть, способная довезти до каждого дома в Сирии. Поэтому мы сберегли наши дороги в этой войне. И поэтому потребностей, связанных с автодорогами, намного меньше, чем потребностей в других областях. С дружественной российской стороной работаем в других областях.

— К вопросу о других видах сообщений. Планируете ли вы строительство новых аэропортов или восстановление и расширение тех, что уже есть? Какова будет роль России в этом направлении?

— Конечно. Как сказал президент Башар Асад, главную роль будут играть те страны, что встали на сторону Сирии, и на первом месте среди этих стран дружественная Россия. Поэтому, конечно, российская сторона будет участвовать во всех проектах министерства транспорта и сирийского правительства в целом, в разных областях. Мы с российской стороной сотрудничаем в вопросе расширения международного аэропорта Дамаска или строительства нового взамен нынешнего, и этот вопрос мы подняли сначала в Сирии с профильными службами. Мы поручили сирийской аналитической компании изучить экономическую сторону и дать заключение для сравнения двух вариантов, после чего будет выбран подходящий.  

— Если решение будет принято вы изучите вопрос приобретения самолетов российского производства?

— Это мы считаем мечтой, которая должна сбыться как можно скорей. Лично для меня одна из первостепенных задач министерства транспорта — обратиться к России с целью приобретения всего необходимого, связанного с воздушными судами.

Мы хотим, чтобы самолет МС-21 начали продавать в России, так как была проделана огромная работа для создания самолета, собранного на 90% из комплектующих российского производства. Мы постоянно следим за этой темой. Собран экспериментальный самолет с российскими запчастями, и это условия для того, чтобы Россия могла продавать эти самолеты странам, на которые наложены санкции США или Европы. Россия добилась этого и провела испытания этого самолета. Мы попросили от дружественной российской стороны, чтобы Сирия имела право первенства в приобретении этих самолетов. Предполагалось начало производства этого самолета в 2021 году. Но предпринятые большие усилия со стороны правительства РФ ускорили этот процесс. Враждебная позиция США в отношении России также повлияла на ускорение России в создании этого самолета. И до нас дошли сведения, что работы по данному самолету могут быть завершены до конца 2019 года. Мы будем среди первых на приобретение российского самолета и замены сирийского воздушного флота на этот тип. Этот самолет отличного международного уровня. Есть запросы на приобретение нового самолета от ряда стран.  

— Можно сказать, что эта модель конкурентноспособна с имеющимися у Европы и США самолетами?

— По нашим данным, он превосходит имеющиеся в мире самолеты этого класса.

— Господин министр, говоря о самолетах, принадлежащих сирийским компаниям, и эксплуатация которых приостановлена по причине отсутствия запчастей в связи с санкциями, решается ли проблема с их обслуживанием?

— В связи с действиями Запада и за время войны в определенный период воздушное сообщение сильно откатилось назад. Из 12 пассажирских самолетов действующим оставался лишь один, что практически привело к полному прекращению работы воздушного флота Сирии. Мы смогли, благодаря большим усилиям и при помощи друзей, провести ремонт и вернуть в эксплуатацию ряд самолетов. И таким образом мы вышли из ситуации и не прекратили воздушное сообщение, открыли новые авиамаршруты. Сейчас мы хотим открыть дополнительные маршруты в другие страны.  

—  Российская компания "Аэрофлот" прекратила работу в Сирии в начале кризиса. Идут ли переговоры о возобновлении полетов компании в Сирию?

— Авиакомпания "Аэрофлот" из тех компаний, присутствие которой в Сирии мы хотели бы видеть не только сегодня, а еще вчера. Мы работаем над этим и связываемся с этой дружественной компанией. Мы считаем, что причины, по которым эта компания прекратила полеты, ушли в прошлое, и мы через вас (агентство РИА Новости) приглашаем компанию "Аэрофлот" вернуться в Сирию и стать первой компанией, которая возобновит свою работу из числа международных компаний. Россия, которая воюет на стороне Сирии, естественно, что ее авиакомпания, станет первой из числа государственных иностранных авиакомпаний. 

— Каково количество гражданских самолетов задействовано сегодня? Сколько не хватает для возобновления авиасообщений в полном объеме?

— Имеющееся количество отремонтированных и эксплуатируемых самолетов на сегодня достаточно для работы на всех разрешенных для нас направлениях. Мы сейчас чувствуем себя комфортней благодаря большим усилиям, направленным на поддержку авиасообщения. Ежедневно мы работаем над вопросом улучшения воздушного флота и его обслуживания, благодаря помощи друзей мы смогли достать необходимые запчасти. Наша проблема сейчас в обеспечении новых авиамаршрутов, нам нужно разрешение для авиасообщения со странами, с которыми оно было прекращено. Мы обращаемся к международному сообществу дать нам разрешение для полетов, особенно в Европу, так как там у нас проживает большая диаспора. Но европейские страны пока не соглашаются на возобновление авиасообщения из-за санкций. Когда мы возобновим сообщение с Европой, мы будем нуждаться в дополнительных самолетах, и мы хотим обновить наш воздушный флот российскими самолетами МС-21.  

— На сегодняшний день уже достигнуты договоренности об открытии новых авиамаршрутов или пока все на стадии переговоров?

— Мы взаимодействуем со всеми сторонами в вопросе открытия новых маршрутов. Мы дали одобрение ряду европейских компаний, но страны Европы не соглашаются ни на полеты сирийских самолетов, ни на полеты европейских компаний в Сирию. 

— Сколько на сегодняшний день открыто международных авиамаршрутов?

— На сегодняшний день у нас всего 15 маршрутов. Из них тринадцать из Дамаска и два из Латакии.

— Позвольте перейти к теме морских портов. Есть ли мысли или изучается ли вопрос о строительстве новых портов в Сирии?

— Это очень важная тема, и это огромная работа, требующая масштабных инвестиций. Очень важно сейчас инвестировать в эти проекты. Сирия благодаря своему особенному географическому положению является связующим звеном между тремя старыми континентами — Европы, Африки и Азии. Она очень важна для всего региона. Поэтому важность морского сообщения на Восток завязана на работе сирийских портов.

Можно создать новые порты или расширить имеющиеся для возможности принимать более крупные корабли, для доставки большего количества грузов, поэтому мы работаем над данным вопросом взвешенно. Во-первых, ремонтируя имеющиеся порты, совершенствуем оборудование, увеличиваем инвестиции благодаря дружественным компаниям, которые занимаются организацией этого вопроса (развития гаваней), имея собственный большой опыт. Я говорю о российских компаниях. Поэтому мы изучаем вопрос усовершенствования и расширения наших портов. Сейчас идет работа с российской компанией "Стройтрансгаз" по расширению порта и некоторых важных площадок, особенно касаемо фосфатов и зернохранилищ в порту Тартус. Это позволит увеличить пропускную способность. Идет расширение, которое позволит принимать и отправлять намного большее количество товаров в Сирию, а также в Ирак и дальше. Также мы изучаем новые места для строительства новых портов. На это потребуется время.  

Месторасположение порта Латакия очень важное. Он занимает часть городского берега Латакии, это невыгодно сейчас. Мы в министерстве транспорта работаем с друзьями над изучением нового места для этого порта на сирийском побережье. Таким образом, хотим освободить городское побережье для других проектов. Предварительно изучается возможность строительства порта в другом месте, если не будет такого места, то будем расширять порт Латакии, чтобы он мог приносить больше отдачи и мог обеспечивать все потребности сирийского рынка и не только.

— В связи с открытием КПП "Насиб" какие первостепенные меры были приняты в отношении порта Латакии для упрощения ввоза товаров в направлении стран Персидского залива и Иордании или в направлении других соседних стран?

— Мы приняли очень важные решения в данном направлении. Мы понизили таможенный сбор для транзитного груза, который проходит через сирийские морские ворота на 20%, по сравнению с теми грузами, которые проходят через сухопутную границу, где таможня в пять раз выше чем та, что мы установили за проходящие через сирийские порты. Это стимулирует морскую навигацию через сирийский порт, и это заявление о желании Сирии работать с зарубежными перевозками через сирийские порты. Мы также понизили на 75%  плату за транспортировку, разгрузку и погрузку в сирийском порту для стимулирования предпринимателей и владельцев судов в работе в сирийской гавани.



Вид на один из районов Латакии / РИА Новости, Дмитрий Виноградов

—  Есть ли проект по строительству доков по ремонту морских судов?

— Конечно, мы изучили важность строительства морской промышленной зоны на сирийском побережье. У нас большой опыт в этом деле. Сирийцы исторически специалисты высочайшего класса в этой области в других странах. Мы посылали наши корабли на ремонт в другие страны и удивлялись, когда их восстановлением занимались там сирийцы. Поэтому было важно изучить вопрос создания ремонтных доков в Сирии. Но это требует большого капиталовложения. В связи с ситуацией в Сирии есть первостепенные задачи, связанные с восстановлением того, что было разрушено. Мы верим, что компании, которые выполнят эти проекты, получат большую финансовую отдачу. И мы не согласны давать проекты никакой западной стороне, которая воевала против Сирии. И мы надеемся, что работать будут друзья, но в связи с этим иногда процесс затягивается немного из-за большого давления на дружественные страны.

—  Вы подписали договоры на открытие новых морских путей сообщения с Россией или другими дружественными странами?

— Мы работаем над совместными путями между российскими и сирийскими портами. Последний договор был подписан на открытие морского пути между портом Тартус и Новороссийском. Это дало развитие морской навигации, и идет работа с российскими компаниями для создания складов хранения цитрусовых в порту Тартуса. Тогда российские корабли будут приходить, груженные пшеницей, а возвращаться с фруктами и овощами в Россию. Это будет стимулировать морское движение.

Мы совместно с российским правительством достигли соглашения о создании в Сирии в будущем центра по экспорту российской пшеницы в остальные страны в регионе. В связи с этим возникнет необходимость в расширении портов в САР и создании зернохранилищ на территории портов для приема очень больших объемов грузов российской пшеницы. Естественно, мы будем нуждаться в транспортировке этой пшеницы со складов в соседние страны. Поэтому мы будем нуждаться в железной дороге, и все это будет в рамках полноценного завершенного проекта, который, надеемся, начнет реализовываться в ближайшее время. Мы видим реальную заинтересованность российской стороны в изучении этого стратегически важного проекта.

—  Есть договоренность об открытии еще одного морского сообщения помимо Новороссийска, возможно, с Крымом?

— Мы провели собрание с главой Крыма, была проделана работа в этом направлении. Мы договорились о создании совместных российско-сирийских компаний совместно с Крымом, а также об открытии морских совместных сообщений. Делегации проводят встречи сейчас с целью успеха этих проектов. Мы уполномочили управление по морской навигации на создание совместной компании и дирекцию морских грузоперевозок на организацию работы морской навигации между двумя странами. Есть договор даже в области авиации. Мы надеемся, что будет совместная с Крымом авиакомпания.   

— Каков ущерб в области транспорта нанесен в период кризиса в Сирии?

— В министерстве подсчитаны убытки в освобожденных на сегодняшний день районах. Сумма превысила 4,5 миллиарда долларов, что равно 200 тысячам миллиардов сирийских фунтов. Это ущерб только в области транспорта. Еще большие цифры мы получим после освобождения оставшихся территорий — Идлиба и севера Сирии, пограничного турецкой стороне.



МОСКВА, РИА Новости
12


Оригинал


Теги: Интервью, министр транспорта САР Али Хамуд, рассказ, роль России, проект, создание, узел, экспорт российской пшеницы, восстановление железных дорог, строительство, международного аэропорта Дамаска, совершенствование морских портов, стратегическая важность