Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

18:00 / 16.11.18

Фахад бен Мухаммед аль-Аттыйя: имеем право на самооборону и покупку российского оружия

Фахад бен Мухаммед аль-Аттыйя: имеем право на самооборону и покупку российского оружия

Посол Катара в Москве Фахад бен Мухаммед аль-Аттыйя / Фото: ТАСС, Михаил Джапаридзе

Посол Катара в Москве Фахад бен Мухаммед аль-Аттыйя рассказал в интервью ТАСС о возможном визите президента РФ Владимира Путина в Доху, отношениях стран ближневосточного региона с Саудовской Аравией, ответил на вопросы о закупках российского вооружения, а также остановился на деле убитого журналиста Джамаля Хашкаджи.

— В этом году Россия и Катар отмечают 30-летие установления дипломатических отношений. Есть ли понимание, когда президент РФ Владимир Путин посетит Доху с ответным визитом?

— Мы передали приглашение его высочества эмира господину президенту. Мы ожидаем ответа от российской стороны, когда будет осуществлен этот долгожданный визит.

— Какие еще контакты планируются?

— Наши страны постоянно на разном уровне обмениваются визитами. Особенно часто приезжают делегации из Дохи в Москву. Недавно нас посещал директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин, а также замглавы МИД России Сергей Вершинин и спецпредставитель президента России по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев. У нас действительно интенсивные контакты. Мы надеемся на еще большее укрепление этих связей по всем направлениям, особенно в сфере политики, экономики и безопасности.

— Ожидалось, что в октябре состоится заседание межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству России и Катара. Есть ли информация на этот счет?

— Оно перенеслось, так как у нас были перестановки в Совете министров. На пост сопредседателя этой комиссии с катарской стороны назначили другого человека. Поэтому мы будем договариваться о новой дате проведения заседания, чтобы она была удобна для обеих сторон.

— Можно рассчитывать, что оно состоится в этом году?

— Будет зависеть от графиков работы министров, которые возглавляют комиссию.

— Прошло полтора года с начала дипломатической блокады Катара соседними странами. Глава МИД Катара Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани заявлял о готовности урегулировать дипломатический кризис с соседними странами путем переговоров. Последовала ли какая-то реакция?

— До сих пор от другой стороны не последовало ответа. Она все еще полна решимости нарушать все нормы международного права. Они все продолжают принимать односторонние решения, которые идут вразрез с нормами, которые разработало международное сообщество, в частности ООН.

— В одном из недавних выступлений наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман Аль Сауд заявил о том, что намерен за пять лет "сделать из Ближнего Востока новую Европу". Перечисляя страны, которые будут в авангарде ближневосточного ренессанса, он также упомянул и Катар. Как это сочетается с той недружественной политикой, которую ведет Эр-Рияд в отношении Дохи? Как в Дохе оценили эти высказывания?

— Во-первых, мы хотим сказать Мухаммеду бен Сальману Аль Сауду, чтобы он занимался внутренними делами своей страны и не лез в дела других. Во-вторых, кто давал право Саудовской Аравии решать за весь Ближний Восток? Наш регион переживает сложный период с 2010 года, произошло много революций, и до сих пор разворачиваются конфликты. Это все стало результатом многолетнего давления и угнетения народов.

Поэтому тот, кто хочет улучшить условия в регионе, должен начать с самого себя, а не делать громких заявлений.

— В этом контексте хотелось бы попросить прокомментировать убийство журналиста Джамаля Хашкаджи на территории саудовского консульства в Стамбуле.

— Катар делал официальное заявление по этому поводу с требованием провести тщательное расследование, чтобы выяснить правду. Мы хотим, чтобы совершивший это ужасающее преступление понес наказание. Это беспрецедентный случай убийства человека на территории дипломатического представительства, и в данном случае не имеет значения, был ли он журналистом или нет. Это является нарушением всех дипломатических правил и традиций, не говоря уже об уголовных законах. Это также удар по суверенитету Турции, так как на ее территории все произошло.

— Ожидается, что в апреле 2019 года состоится российско-катарский бизнес-форум. Известно ли, кто возглавит катарскую делегацию?

— Я не слышал об этом.

— Но были сообщения на этот счет…

— У меня нет об этом информации. Но если кто-то выступает с такой инициативой, я всецело поддерживаю ее.

— А какие сферы российской экономики, помимо нефтегазовой отрасли -потому что сделки в этой области у всех на слуху, — вызывают наибольший интерес у катарских инвесторов?

— Мы видим большие перспективы в сферах сельского хозяйства, услуг, туризма, а также в области кибертехнологий. Кроме того, многих катарцев с точки зрения инвестиций привлекает жилищное строительство. Мы работаем над тем, чтобы открыть эти секторы для катарских инвесторов, чтобы создать облегченные условия для их вхождения на российский рынок. Создание условий для вхождения катарского капитала в сферу строительства требует усилий многих сторон, включая посольства, банки, консалтинговые компании. Взаимные визиты и форумы будут способствовать инвестиционному диалогу между странами.

Также мы придаем большое значение визовому вопросу. Мы работаем над тем, чтобы катарские подданные могли посещать Россию без виз. Таким правом обладают россияне, посещающие нашу страну. Мы считаем, что это послужит толчком для инвестиций. Когда люди без труда могут путешествовать, им значительно проще вести дела.

— Речь о безвизовом режиме для всех категорий лиц?

— Да, мы рассчитываем установить безвизовый режим как для туристов, так и для бизнесменов.

— Представители США в последнее время не раз выступали с неодобрительными заявлениями в адрес своих партнеров, которые приобретали оружие российского производства. Тем не менее, российско-катарское сотрудничество в военно-технической сфере развивается. Были ли случаи, когда США открыто или прикрыто давили на Доху по этому вопросу?

— На нас никто не оказывал давления. Мы его не потерпим. Это наше право — сотрудничать в этой сфере, если это не угрожает третьей стороне. Если возникают какие-то препятствия, то это не по инициативе Катара, это связано с санкциями, которые наложены на российские компании, производящие военные технологии. Это может тормозить наше сотрудничество по этому направлению. Санкции создают препятствия для выполнения некоторых договоренностей, но это не мешает нам сотрудничать в сферах, которые не подпали под санкции.

— Какие именно договоренности пострадали?

— Как только началась санкционная политика США, мы стали переосмысливать все наши договоры таким образом, чтобы минимизировать риски и потери. Также мы, безусловно, намерены заключать новые договоры так, чтобы избегать попадания под санкции. Мы хотим подчеркнуть, что Катар имеет полное право на самооборону и приобретение всех средств защиты, которые мы считаем необходимыми. Мы знаем, что Россия производит качественные оборонные системы и оборудование, и они вызывают у нас интерес.

— Имеете ли вы в виду системы противовоздушной обороны?

— Не обязательно. Я имею в виду оборонную продукцию в целом. Тут, к сожалению, многое зависит от санкций. Но мы будем искать способы продолжать сотрудничество. Мы не поддерживаем санкционную политику против России, но факты таковы, и нам приходится работать в таких условиях.

— Была договоренность об открытии военных атташатов в посольствах в Москве и в Дохе. Когда планируется их открытие?

— Мы работаем над этим. Надеемся, что в начале 2019 года они будут открыты.

— В 2022 году Катар примет эстафету России и проведет чемпионат мира по футболу. Были сообщения о том, что Россия предложила Катару поделиться наработками, например, в сфере обеспечения надежности электроснабжения при проведении крупных мероприятий, которое включает в себя и чемпионат. Как Катар отнесся к этому предложению? В каких вопросах российские коллеги оказывают поддержку катарским организаторам этого масштабного футбольного события?

— Мы берем пример с России как успешного организатора чемпионата мира по футболу. Для нас это было эталонное мероприятие. Мы уже обратились к нашим российским партнерам с просьбой обменяться опытом организации и проведения такого мероприятия. Это касается не только одной области, но также это включает логистику, обеспечение безопасности, сопровождение массовых мероприятий и регулирование порядка, весь процесс организации от, А до Я.

Наши российские партнеры проявили особую открытость для сотрудничества. Дискуссии и обсуждения активно ведутся со всеми группами, которые были заняты организацией превосходного чемпионата мира. Такое сотрудничество будет продолжаться вплоть до проведения нашего чемпионата в Катаре.

— В какую сумму обойдется Катару проведение чемпионата по футболу?

— Такие турниры очень дорого обходятся. Мы строим восемь стадионов, рассматривается вопрос о строительстве девятого. Остальные проекты имеют двойное назначение, они не создаются исключительно для чемпионата. Они создаются для будущего использования, ведь чемпионат — это всего лишь прекрасный повод для того, чтобы начать такие проекты. Речь о метро, обновлении города и тому подобное. Вся информация о затратах публикуется и находится в открытом доступе. Но такие новшества и инвестиции в пространство и инфраструктуру будут продолжаться и после 2022 года. Особый акцент делается на транспортной системе, включая международный аэропорт и морской порт. Дело в том, что это делается не столько для чемпионата, сколько в связи с тем, что такое масштабное мероприятие невозможно будет провести без всех этих объектов.

— Вы говорили о том, что Доха заинтересована в продвижении российского образования в Катаре и катарского — в России. Как продвигается работа в этой области?

— Вице-председатель нашего национального университета доктор Марьям аль-Али недавно была с визитом в Москве. Она посетила МГУ и ряд других академических институтов. Она также провела встречи с российскими компаниями, которые занимаются исследовательской деятельностью. Цель состоит в том, чтобы установить связи между нашими образовательными учреждениями. На сегодняшний день у нас двое студентов в России.

— Надеемся, скоро их станет больше…

— Это больше, чем ноль. Но мы бы также хотели, чтобы россияне приезжали в Катар не только изучать арабский язык, но и обучаться в наших университетах. Мы были бы рады, чтобы они также получали образование на арабском языке. Для нас очень важно развивать эту сферу, так как во время обучения в другой стране у человека появляется с ней особая связь, которая так или иначе будет отражаться на будущей карьере этого человека, а в перспективе и на экономических связях. А мы видим в этом способ укрепить наши долгосрочные двусторонние отношения. Конечно, наше сотрудничество в этой области находится на начальной стадии, пока мы стараемся наладить диалог между образовательными учреждениями, чтобы в дальнейшем они заключали партнерские соглашения. В данном случае также большую роль играет продвижение и маркетинг, но, безусловно, важна и поддержка государств.

Сейчас, например, в сотрудничестве с Высшей школой экономики мы проводим конкурс арабского языка для российских студентов и изучающих арабский. Результаты конкурса будут объявлены на праздновании нашего Национального дня в декабре. Трое победителей получат грант на годовое изучение арабского языка в Катаре. Это своего рода один из первых шагов для развития нашего сотрудничества в сфере образования.

Беседовала Джамиля Байрамукова.


МОСКВА, ТАСС
12


Оригинал

Теги: Интервью, посол Катара в Москве Фахад бен Мухаммед аль-Аттыйя, рассказ, визит Владимира Путина, Доха, отношение стран ближневосточного региона, Саудовская Аравия, ответ, вопросы, закупки российского вооружения, дело убитого журналиста Джамаля Хашкаджи