Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

18:00 / 16.10.18

Георгий Борисенко: США не смогут запугать Россию никакими ультиматумами

Георгий Борисенко: США не смогут запугать Россию никакими ультиматумами

Директор департамента Северной Америки МИД РФ Георгий Борисенко / Фото: РИА Новости, Мария Киселева

В начале следующего месяца, 6 ноября, в США пройдут промежуточные выборы в Конгресс. Из Вашингтона звучат опасения, что Россия может вмешаться в избирательный процесс в Соединенных Штатах. В этом же месяце против России могут быть введены новые санкции из-за дела Скрипалей: среди возможных мер почти полный запрет на торговлю с РФ и понижение уровня дипломатических отношений. Почему США отказываются подписать с Россией взаимные гарантии о невмешательства в дела друг друга, когда снова смогут встретиться Владимир Путин и Дональд Трамп, и зачем нужно снижать зависимость от доллара — обо всем этом в интервью РИА Новости рассказал директор департамента Северной Америки МИД РФ Георгий Борисенко.

— Меньше чем через месяц в США пройдут промежуточные выборы. Главным, на кого Вашингтон пытается возложить ответственность за тот или иной результат голосования, на этот раз стал Китай: президент Трамп и вице-президент Пенс обвинили Пекин в попытках вмешательства в американские выборы. Впрочем, и о России не забыли. Недавно США обвинили семь "сотрудников ГРУ" в хакерских атаках. Нет ли у вас опасений, что на Москву снова повесят вину за исход выборов?

— В последние месяцы не раз слышали из Вашингтона заявления, что Россия неминуемо снова вмешается в американские выборы. В 2016 году утверждения о мнимом российском вмешательстве сначала были вброшены в период борьбы за пост президента США, а затем стали использоваться как оправдание проигрыша одного из претендентов. Те же домыслы некоторые американские политики повторяют сейчас, грозя нам разными карами.

Утверждения о российском вмешательстве — откровенная ложь. К сожалению, отношения между нашими странами стали заложниками разборок между двумя основными американскими партиями. В результате наблюдаем в США второе пришествие маккартизма, которое завершится так же, как и первое — многим участникам бессмысленной охоты на ведьм станет стыдно.

— Требуют ли партнеры в Вашингтоне от России дать официальные гарантии невмешательства?

— От нас действительно постоянно просят подтверждений, что мы не будем вмешиваться. С нашей стороны уже многократно подчеркивалось, что Россия никогда не вмешивалась, не вмешивается и не собирается вмешиваться в выборы в США. Исходим из того, что выборный процесс — сугубо дело американского народа.

Вмешательство во внутренние дела других стран — это то, чем любят заниматься именно США. Там явно судят по себе и потому пытаются навешивать на нас подобные ярлыки.

Со своей стороны неоднократно предлагали американцам вместе взять письменные обязательства о невмешательстве во внутренние дела друг друга. При этом указывали, что можно базироваться на опыте восстановления дипломатических отношений между нашими странами в 1933 году. Тогда нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов и президент США Франклин Рузвельт обменялись личными нотами, в которых содержалось обязательство не покушаться на внутренние устои друг друга. Что интересно, на этом настаивали именно американские власти, поскольку в условиях Великой депрессии они сильно опасались советского влияния.

Сейчас мы предлагаем провести обмен письмами примерно такого же содержания, например, между главами внешнеполитических ведомств России и США. К сожалению, в Вашингтоне от этого упорно уходят, просто категорически отказываются.

— Когда в последний раз Россия предлагала обменяться подобными письменными гарантиями?

— В последний раз мы это предложили в июне текущего года, еще перед саммитом в Хельсинки. Мы тогда направили проект подобного письма нашим американским коллегам, чтобы они его рассмотрели. Ответ США был отрицательный.

Напрашивается вывод, что американцы не хотят брать на себя обязательства о невмешательстве в наши дела. Мы готовы дать им письменные гарантии в любой момент, но с американской стороны встречного желания нет.

Более того, в законе США от 2014 года "О поддержке свободы Украины" перед Госдепартаментом прямо поставлена задача "улучшать демократическое управление" в России — понятно, что на американский лад — и "укреплять политические организации", то есть создавать у нас партии. На эти цели в 2016-2018 годах были выделены бюджетные средства в размере 20 миллионов долларов ежегодно. Таким образом, официально заявлены и профинансированы планы воздействия на российские внутренние процессы, включая выборы, для участия в которых партии как раз и создаются.

— Возможен ли новый контакт между Россией и США на уровне лидеров? Например, в Париже 11 ноября, когда будут проходить торжества по случаю столетия со дня окончания Первой мировой войны.

— Если президенты России и США будут участвовать в одном и том же международном мероприятии, то контакт, конечно, возможен. Но на данный момент проработки данного вопроса не ведется, поскольку с американской стороны таких запросов не поступало.

— Могут ли произойти полноценные переговоры, а не контакт "на ногах", как это было, например, в прошлом году на саммите АТЭС во Вьетнаме? Мы, вообще, заинтересованы в подобной двусторонней встрече?

— Мы, безусловно, открыты к обсуждению с Вашингтоном всего спектра двусторонних отношений. Собственно, этому и были посвящены переговоры президентов Путина и Трампа в Хельсинки 16 июля. Если с американской стороны будет интерес к продолжению такого диалога, а президент Трамп, кажется, высказывал заинтересованность в этом, то, разумеется, рассмотрим, когда и где это можно сделать.

— Складывается ощущение, что общение на уровне глав внешнеполитических ведомств России и США фактически заморожено. Лавров и Помпео не проводят двусторонние встречи, даже если они находятся в одном месте в одно время, как это, например, было на Генассамблее ООН. С чем связано отсутствие взаимодействия, во всяком случае публичного, на этом уровне? Кто кого избегает?

— Мы ни в коем случае не избегаем наших американских партнеров и всегда готовы к диалогу. Напомню, что министр Лавров и госсекретарь Помпео встречались в Хельсинки 16 июля, и пока президенты разговаривали один на один, тоже провели обстоятельную беседу. После этого госсекретарь несколько раз звонил министру.

Почему не состоялась встреча в Нью-Йорке, этот вопрос следует адресовать коллегам в Госдепартаменте. Но, действительно, определенная сдержанность с их стороны ощущается. Мы объясняем это тем, что в Вашингтоне не вполне определились с той линией, которую намерены дальше проводить в отношениях с Россией. Такая неуверенность связана, видимо, и с предстоящими выборами в Конгресс США.

— Между российскими и американскими военными действует канал по предупреждению инцидентов в Сирии. Между Россией и Израилем тоже есть оперативный канал связи, но этот механизм не помог избежать трагедии с российским самолетом Ил-20. Нет ли риска военного столкновения между Россией и США в Сирии, пусть и случайного, как это произошло с Израилем?

— Действующий три года механизм деконфликтинга между вооруженными силами России и американскими военными показал себя достаточно эффективным. Естественно, от каких-то сбоев никто никогда не может быть застрахован. Любой механизм может в какой-то момент разладиться. Тем не менее исходим из того, что американские военные — люди здравомыслящие. Рассчитываем, что инцидентов не случится.

Однако периодически со стороны США звучат угрозы в адрес Сирии. Под предлогом обвинений в применении Дамаском химического оружия ему грозят новыми ракетно-бомбовыми ударами. Эти обвинения ни на чем не основаны. Сирийским властям пытаются приписать то, что они никогда не делали, и таким образом создать повод для силовых акций.

Мы неоднократно разоблачали постановочный характер провокаций с химическим оружием. Также регулярно напоминаем американцам, что в Сирии находятся наши военнослужащие и дипломаты. Если им будет угрожать опасность в результате агрессивных действий США, это может иметь самые тяжелые последствия для российско-американских отношений.



Химлаборатория боевиков в сирийском городе Дума / Фото: РИА Новости, Михаил Воскресенский

—  Между США и КНДР в настоящее время идут активные переговоры. Видимо, не за горами и вторая встреча лидеров двух стран. Нет у России опасений, что США и КНДР все решат без российского участия, то есть Россия будет исключена из корейского урегулирования?

— Мы, безусловно, приветствуем тот диалог, который установился между Вашингтоном и Пхеньяном. Исходим из того, что задача денуклеаризации Корейского полуострова является общей для всего мирового сообщества. При этом важным является предоставление КНДР надежных гарантий ее безопасности. Естественно, подобные гарантии могут быть только международными, и в них должен участвовать целый ряд государств. Наша роль как соседа и близкого партнера КНДР здесь очевидна.

— В международной повестке дня вот уже полгода на первых местах держится тема химического инцидента в Солсбери. В августе США ввели против России новые санкции, но это только первый этап. В ноябре они могут быть расширены, если Россия, согласно заявлениям Вашингтона, не предоставит гарантии, что больше не будет производить и использовать химическое оружие, и не согласится на допуск международных наблюдателей на заводы. Может ли Россия пойти на подобные шаги?

— Прежде всего, инцидент в Солсбери — очередной пример инсценировки, нацеленной против России. Мы вообще не знаем, было ли отравление, поскольку никто не видел пострадавшего Сергея Скрипаля. Может, никакого отравления не было, а просто в медийное пространство вбросили предлог для очередной антироссийской шумихи.

США будто только ждали эту провокацию, а возможно, непосредственно участвовали в написании ее сценария. На такую мысль наводит то, что Вашингтон в марте незамедлительно использовал ситуацию для массовой высылки российских дипломатов и закрытия нашего генконсульства в Сиэтле.

Причем здание резиденции генконсула, являющееся собственностью России, было захвачено агентами американских спецслужб. Они взломали входную дверь, сорвали российский флаг. Всего таким образом власти США с конца 2016 года незаконно изъяли у нас — фактически похитили — шесть российских дипломатических объектов, имеющих иммунитет и принадлежащих нашей стране.

В августе США объявили, что будут использовать против России свой закон "О контроле над химическим и биологическим оружием и запрете на его военное применение". Правда, новые санкции в реальности во многом дублировали те, которые введены уже давно. В настоящее время мы насчитываем 11 позиций, по которым американцы задействуют против нас ограничительные меры, так что они, похоже, уже сами начинают путаться в своих санкционных треках.

Тогда же в августе из Вашингтона прозвучало, что через три месяца может последовать новая санкционная волна, если мы не покаемся за "отравление" Скрипалей. То есть нам предложили взять на себя несуществующую вину, так же как не раз предлагали это в случае с выдуманным "российским вмешательством" в американские выборы.

Естественно, никакими ультиматумами Россию запугать невозможно. И не только потому, что нам нет дела до чужих законов. Наша страна давно уничтожила ранее имевшийся химический арсенал. Это было надлежащим образом проверено и подтверждено представителями Организации по запрещению химического оружия. А вот США обязательства по его уничтожению до сих пор не выполнили и постоянно откладывают завершение данного процесса. Так что американцам свой закон надо быстрее применить к самим себе.

—  То есть Россия не собирается предоставлять США требуемые ими гарантии и допускать наблюдателей на свои заводы?

— Международные эксперты уже зафиксировали ликвидацию химического оружия в нашей стране. А внутреннее американское законодательство — оно для США.

— Готовы ли у России ответные меры на будущие санкции США?

— Мы, конечно, не оставляем без ответа антироссийские выпады. Но не обязательно отвечаем той же монетой. Подходим к этому прагматично, с учетом своих интересов.

Основное воздействие от американских санкций — информационно-пропагандистское. Их инициаторы пытаются взять нас на испуг, создать панические настроения с помощью тревожных заголовков в СМИ. Никакого катастрофического ущерба западные ограничения России нанести не способны. Навредить — да, даже чувствительно, но не критическим образом.

С 2011 года США вводили против нас санкции 61 раз. Основное воздействие началось, понятно, с 2014 года. Даже против московского бассейна "Чайка" ввели. Мы в шутку спрашивали американских коллег: это потому что он расположен около Крымского моста через Москву-реку?

Само то, что 25 сентября американские санкции были расширены в 61-й раз, показывает, что предыдущие 60 раундов не дали желательного для их авторов результата. И это уже начинают осознавать некоторые представители американского политического сообщества, но, к сожалению, еще не все. Те, кто слишком уверовал в "исключительность Америки", продолжают думать, что стоит еще поднажать и удастся заставить Россию выполнять условия, которые ей диктуют США, принудить отказаться от независимой линии на международной арене. Не удастся. Могут посмотреть на свалке истории, где немало таких же желающих подчинить нашу страну.

— Все чаще российские официальные лица и главы крупнейших российских банков заявляют о необходимости снижения зависимости от доллара США. Не будет ли российско-американским отношениям в этом случае нанесен непоправимый урон?

— Урон российско-американским отношениям сегодня наносят США. И при этом вредят самим себе. Президент Путин уже отмечал, что американцы сами пилят сук, на котором сидят. Своими действиями они показывают всему миру, что надо всерьез задуматься об опасности засилия доллара в международной торговле. Ведь США используют свою валюту в качестве инструмента внешней политики и даже оружия.

США неоднократно прибегали к замораживанию российских активов и долларовых переводов, которые обязательно проходят через банковскую систему государства-эмитента. Снова грозят Ирану полным перекрытием всех расчетов в долларах. На таком фоне опасность начинают ощущать и в других странах.

Понятно, что с учетом того доминирующего положения, которое в настоящее время занимает доллар, быстро ситуацию не поменять, но в перспективе изменения неизбежны.



Листы с напечатанными долларовыми банкнотами / Фото: AFP 2018 / Ernesto Benavides

Если доллар был основной расчетной валютой на протяжении последних 70 лет, это совершенно не значит, что так будет всегда. Тем более если США сами подрывают доверие к нему. Честно говоря, их линия на отпугивание мира от пользования своей валютой вызывает удивление, так как в конечном счете они потеряют не только существенный внешнеполитический инструмент, но и значительные коммерческие преимущества.

— Заявления Трампа в Twitter стали важным фактором мировой политики и экономики. Они влияют на цены на нефть, основные мировые валюты… Следят ли в МИДе за твитами американского президента? Как вы их воспринимаете?

— В МИДе серьезно относятся к любым высказываниям глав других государств, в том числе США. То, что теперь часть заявлений делается с помощью новых средств коммуникаций, это, наверное, веяние времени, тренд, который уже становится нормой. Но все-таки главное не то, по какому каналу доводится та или иная позиция, а в ее сути и последующем воплощении.

Например, мы читали в твитах президента США о пользе нормализации отношений с Россией. Но новое время в российско-американских отношениях пока не наступило. Америка, несмотря на широкое распространение самых современных технологий, никак не преодолеет старые фобии.



МОСКВА, РИА Новости
12


Оригинал


Теги: Интервью, директор департамента Северной Америки МИД РФ Георгий Борисенко, рассказ, причина, отказа подписать, Россия, взаимные гарантии, невмешательство, дела друг друга, время встречи, Владимир Путин, Дональд Трамп, снижать зависимость, доллар