Новости / Космос

6:00 / 06.12.18

Александр Островский: мы хотим первыми напечатать органы в космосе

Александр Островский: мы хотим первыми напечатать органы в космосе

Основатель и генеральный директор "Инвитро" Александр Островский / Фото : пресс-служба "Инвитро"

Лаборатория биологических исследований "3Д Биопринтинг Солюшенс" (основана компанией "Инвитро") планировала провести на Международной космической станции (МКС) эксперимент по выращиванию живых тканей. Но амбициозный и дорогостоящий проект "Магнитный 3D-биопринтер" так и не состоялся из-за аварии ракеты "Союз-ФГ" 11 октября. Оправиться от неудачи, когда в дело вложено огромное количество сил и средств, всегда тяжело. Но в компаниях не опустили рук, перегруппировались, взглянули на проблему по-новому и взялись за дело с большей энергией, решившись снова попытаться отправить на станцию научную аппаратуру.

О предстоящем эксперименте на МКС, печати органов на трехмерном биопринтере, трансплантологии и возможном будущем пищевой индустрии в интервью корреспонденту РИА Новости Александру Темнову рассказал основатель и управляющий партнер "3Д Биопринтинг Солюшенс", основатель и генеральный директор "Инвитро" Александр Островский.

— Почему вас интересует разработка новейших научных методов исследований, нацеленных на будущее медицины?

— Наши инвестиции — это попытка сформировать будущее, увидеть те технологии, которые могут стать основными для следующего витка развития компании. В этом заинтересованы все: команда, топ-менеджмент, владельцы.

Как предпринимателю, мне интересно то, чего еще пока даже нет. Как правило, именно это дает наибольшую капитализацию в будущем. Наши сегодняшние инвестиции — это попытка угадать те зоны, где будет легче обеспечить более быстрый рост компании.

— Есть ли уже представление, в каком направлении компания будет работать в будущем, видны ли уже технологии?

— Об этом говорить рано, пока все находится на уровне исследований и ощущений. Мы определили для себя одну отрасль — трехмерная биопечать, она нам интересна, хотим двигаться в этом направлении. Этот проект очень амбициозный и нужный: если удастся решить ряд технических проблем, то в будущем мы сможем повлиять на задачу трансплантации органов человека.

— Появилась информация, что российские ученые хотят создать на МКС модуль, на базе которого можно было бы выращивать человеческие органы. Насколько сегодня это реально?

— Нет ничего нереального, все можно сделать. Вопрос в стоимости и решении задачи. Мы пока занимаемся отработкой новых типов биопечати.

— Но вам было бы интересно поучаствовать в таком амбициозном проекте?

— Очень интересно. Маленькая биофабрика в космосе со своей транспортной системой — это здорово. Но это безумно дорого, пока об этом можно мечтать.

— Почему необходимо проводить исследование по трехмерной биопечати в космосе?

— Мы переходим от аддитивных форм печати к так называемым формативным. Если аддитивная печать послойная, то формативная — многосторонняя (печать происходит со всех сторон объекта — ред.). Для этого нам нужна микрогравитация, нужен космос. Необходимые условия можно создать и на Земле, но это потребует либо вложения больших средств, либо придется использовать токсичные препараты в исследованиях, что может повлиять на результат.

— Получается, отправить научную аппаратуру в космос дешевле, чем пытаться реализовывать проект на Земле?

— Это тоже очень дорого. Но провести эксперимент на МКС можно значительно быстрее, чем моделировать такие условия на Земле.

— Какая задача стоит сейчас, какие результаты ожидаете от эксперимента?

— Наша задача — попробовать напечатать то, что называется органоидами или микроорганы: нечто, где будет реализовываться в том числе и функция полноценного органа. Если получится, будем двигаться дальше в этом направлении.

— Как подобные технологии помогут в будущем зарабатывать?

— Трехмерная биопечать может использоваться во множестве отраслей. Мы хотели бы решить транспланталогическую задачу. Это огромный рынок. Также довольно интересная перспектива — печать пищевых продуктов из клеток, в том числе в космосе. В будущем человечество столкнется с проблемой обеспечения космонавтов едой при межпланетных перелетах.

— Может ли подобная технология пригодиться в лечении космонавтов на борту кораблей?

— Наверняка. Я бы не стал сейчас разбрасываться громкими заявлениями, но мы видим возможность использования этих технологий при длительных перелетах. Может, не сейчас, но через 50 лет вполне.

— Роскосмос планирует построить обитаемую станцию на поверхности Луны, вам пока не предлагали поучаствовать в этом проекте?

— Нет, по этому вопросу с нами никто не связывался. В целом с Роскосмосом интересно работать, в корпорации много амбициозных людей, и это правда сильная команда. Нам было бы интересно поучаствовать в подобном проекте. Просто нужно подумать, какую бы мы могли принести пользу и какой мы можем получить результат.

Сейчас мы решаем свои задачи, Роскосмос в лунной программе будет решать свои. Если найдем точки пересечения, то все возможно.

— Почему ваша компания решила сотрудничать именно с Роскосмосом? Корабли снабжения есть и у США…

— На родине работать удобнее. Кроме того, у Роскосмоса самый отлаженный способ доставки на орбиту людей и грузов. Носитель "Союз" остается самым надежным в мире. Авария, которая произошла при доставке на МКС нашего биопринтера, это первая за 35 лет нештатная ситуация при пилотируемом старте.

Также Роскосмос и РКК "Энергия" являются нашими партнерами эксперимента по трехмерной биопечати. Мы работаем вместе уже полтора года. Это большая команда, в ней задействованы более 50 человек.



Уцелевший после аварии ракеты «Союз-ФГ» 11 октября биопринтер компании / Фото : пресс-служба "Инвитро"

— Предвидится ли еще в каких-то проектах сотрудничество с Роскосмосом?

— Роскосмос решает множество задач. У них есть свои проекты в области биологии и медицины. Но мы с ними пока работаем только в направлении трехмерной биопечати. Проблема выращивания человеческих органов — очень сложная. Потому мы стараемся не расфокусировать внимание. Когда закончим этот этап, будем смотреть, куда двинемся дальше.

— Получается, что в космосе вы занимаетесь только трехмерной биопечатью?

— Да, пока только эта задача. Невозможно делать все разом, не хватит ресурсов. Подобные исследования очень дорогие.

— Во время аварийного запуска 11 октября вы потеряли свой магнитный биопринтер "Органавт", был ли он застрахован, получили ли вы какую-либо компенсацию? Насколько критична потеря техники для компании?

— Аппаратура — магнитный биопринтер, кюветы с биологическим материалом — не была застрахована, соответственно, мы не получили страховых выплат. Но потери не критичны для компании. У нас было несколько биопринтеров, потому авария не нарушила наши планы.

Да, космос преподает жестокие уроки. Первый же запуск с биопринтером окончился неудачей. Но мы спокойно отреагировали на эту потерю. Это вызов. Для нас важно, чтобы мы имели возможность продолжить начатое. У нас есть определенные договоренности с Роскосмосом, мы продолжаем вести нашу работу, просто исследование немного откладывается по времени.

Подобные неудачи могут повернуть работы в другую сторону, появляется возможность взглянуть на проблему иначе, могут появиться неожиданные решения, новые видения. Все это может продвинуть нас вперед. Авария заставила команду собраться, мотивировала людей.

Я был удивлен, насколько быстро вся команда, включая коллег из "Энергии" и Роскосмоса, собралась, практически в один день перестроила планы и продолжила работу.

—  А где сейчас биопринтер, он уничтожен во время аварии?

— "Органавт" находился в бытовом отсеке корабля "Союз МС-10". Во время аварии отсек отстыковался от спускаемого аппарата с космонавтами. Он был доставлен на предприятия Роскосмоса для исследования. Несколько дней назад его передали нам. Удивительно, но он уцелел, разбились камеры и обшивка, но он работает. Он выдержал нагрузку более 100g при падении и не сломался.

—  Рассматриваете ли вариант увеличения количества биопринтеров на орбите?

— Для решения нашей текущей задачи одного аппарата на орбите достаточно. Также на МКС ограничено количество ресурсов, да и у космонавтов много других задач.

— Не возникло ли проблем с подготовкой нового экипажа, который отправится на МКС, к проведению эксперимента, все же сроки были сжаты?

— Нет, абсолютно. Тот же Олег Кононенко, который вскоре полетит на МКС, готовился к эксперименту еще в дублирующем экипаже, он прошел обучение, как и Алексей Овчинин (командир корабля "Союз МС-10" — ред.). Космонавты быстро все схватывают, они очень обучаемые, подготовка не стала проблемой.
Также сейчас проводится обучение дублера Кононенко — космонавта Александра Скворцова.

— Сейчас вы находитесь в самом начале пути, но все же, можно ли уже сказать, когда на орбите удастся напечатать первые полноценные органы?

— Нет. Это очень трудно, органы — сложная вещь. Но вот органоиды, нечто похожее на органы, то, что может функционировать, мы уже создавали на Земле. Теперь стоит задача двигаться дальше, делать более сложные органоиды. Когда-то мы перейдем и к печати органов.

— Какие возможности дает биопринтер, который вы планируете отправить на МКС, способен ли он напечатать орган или органоид?

— Он даст возможность собрать биологическую структуру, дальше мы ее вернем на Землю, посмотрим, что у нас получилось. Это конкретный прибор именно под такую задачу. Органы он не печатает.

— Ставите ли вы какие-то сроки именно по исследованиям на этом оборудовании?

— Для нас временные горизонты достаточно короткие, необходимо достаточно быстро понять, что мы получили, чтобы поставить себе новую задачу.

— Когда все же биопринтер отправится на МКС? На грузовике "Прогресс" или с экипажем на "Союзе"?

— Планируем отправить 3 декабря на пилотируемом корабле "Союз МС-11". Была возможность отправить биопринтер на грузовом корабле, но все же лучше, если аппарат доставят на орбиту в кратчайший срок после запуска. Пилотируемый аппарат дает такую возможность ("Союз МС-11" долетит до МКС за 6 часов — ред.).

При этом мы уже думаем над проблемой продления сроков жизни клеток, планируем решать эту задачу в будущем, но не в контексте этого конкретного эксперимента.



Уцелевший после аварии ракеты «Союз-ФГ» 11 октября биопринтер компании / Фото : пресс-служба "Инвитро"

— Ваш биопринтер запатентован?

— Это разработка нашей команды "3Д Биопринтинг Солюшенс". Идея провести эксперимент бескаркасной печати принадлежит Владимиру Миронову — научному руководителю лаборатории, которого я пригласил возглавить направление биоинженерии пять лет назад. Подходящие условия есть в космосе. Ребята — инженеры, физики, биологи — на ровном месте под конкретную задачу взяли и создали этот аппарат. Есть ряд патентов.

— В будущем вы сможете продавать биопринтеры?

— Рано пока говорить о продажах, но существуют определенные исследования, в которых указывается, что в каждой клинике должен стоять свой биопринтер.

— А вы работаете с медучреждениями, они консультируют вас?

— Конечно. Мы работаем со специалистами в узких областях. Мы работаем с Первым Московским государственным медицинским университетом имени И. М. Сеченова, с Российской медицинской академией. Также мы работаем со Стэнфордом, с израильскими институтами, учеными из Бельгии. У нас много партнеров.

— Сколько вложено средств в проведение эксперимента на МКС?

— Вопрос вложений всегда щекотливый, но я, если честно, даже не помню точную сумму. Тем более ведь все относительно. Для кого-то такая сумма покажется маленькой, для нас она была большой. У нас не так много денег. Стараемся экономно идти к цели: за меньшие средства решать максимальные задачи. Потому ищем наиболее эффективные методы. В этом мастерство исследователя, в этом красота.

— На биопринтер были потрачены собственные средства компании или было софинансирование со стороны Роскосмоса?

— Нет, это наши деньги. Мы сами создали этот проект. Да, порой сложно, но нам не жалко, мы вкладываем средства, потому что уверены, что у подобных технологий есть будущее.

— А как в целом строится сотрудничество с Роскосмосом? Вы заплатили деньги за доставку биопринтера на МКС или какие-то другие услуги?

— В данной ситуации мы заказчики. У нас есть договоренность по тому, сколько это стоит и сколько мы должны заплатить.

— В будущем вы планируете окупить затраты?

— Я надеюсь на это. Но, с другой стороны, мы же решаем великую задачу — выращивание человеческих органов, какие, к черту, деньги! Нам предстоит пройти тернистый путь в биопечати. Но уже сейчас биопечать используется в легкой промышленности: появляется одежда с элементами биопечати, есть продукты, которые печатаются… Это гигантские отрасли, огромные деньги. Риски, конечно, очень высокие, это может не получиться, но сюда необходимо инвестировать.

— Сколько вы уже занимаетесь именно трехмерной биопечатью, есть ли у вас конкуренты в мире?

— Мы ведем работу в этом направлении уже пять лет. Это сложная работа, отрасль развивается волнообразно, то со всплесками интереса, вызванными определенными технологическими успехами, то с выходом на плато. Конечно, в мире мы не одиноки, есть еще "сумасшедшие". Нам бы, конечно, хотелось быть первыми в данной области, возглавить это направление, хотя мы и сейчас уже в тройке по всему миру.

Мы уже сделали хороший многофункциональный стационарный биопринтер, затем доказали, что на нем можно напечатать некий биологический конструкт, который называется органоид, запустили космический проект.



Уцелевший после аварии ракеты «Союз-ФГ» 11 октября биопринтер компании / Фото : пресс-служба "Инвитро"

— Но в космосе, насколько понимаю, вы будете первыми проводить подобный эксперимент?

— У США есть аналогичный проект, они хотят провести эксперимент в начале 2019 года. Когда наш биопринтер долетит в декабре до МКС, мы их опередим, это уже приоритет страны. Хотелось бы быть первыми, это окрыляет, конечно.

— Те наработки, которые уже удалось получить, как они могут помочь вашей компании в обозримом будущем?

— У нас, как одна из целей, стоит задача выхода в персонализированную медицину. Например, работа с токсичностью определенных препаратов, в том числе онкологических. Если мы можем напечатать трехмерную ткань разных органов конкретного человека, то мы можем проверить токсичность тех или иных противоонкологических препаратов, которые могут быть использованы в лечении. Это позволит точнее выбирать терапию, нанести наименьший вред организму и добиться максимального воздействия на опухоли. Например, можно напечатать триста стандартизированных образцов ткани и проследить, как влияют определенные вещества на нее. Самое главное, это можно сделать достаточно быстро. В этом мы видим одну из возможностей.

— В какие сроки это можно реализовать?

— Это хороший вопрос. Чем быстрее, тем лучше. Как только получим ткань, мы готовы сразу попробовать. Но для выхода на этот рынок потребуются большие инвестиции.


МОСКВА, РИА Новости
12


Оригинал


Теги: Интервью, основатель и генеральный директор "Инвитро" Александр Островский, рассказ, предстоящий эксперимент, МКС, печать органов, трехмерный биопринтер, трансплантология, будущее, пищевая индустрия