Новости / Космос

5:00 / 26.05.18

Андрей Тюлин: интернет должен быть везде — в лесу, в океане, в горах

Андрей Тюлин: интернет должен быть везде — в лесу, в океане, в горах

ГД компании "РКС" Андрей Тюлин / Фото: Пресс-служба РКС

Глава SpaceX Илон Маск создает спутниковую систему Starlink для предоставления доступа к интернету по всему миру. Аналогичный проект OneWeb в этом году начнет реализовывать Великобритания, получившая поддержку от корпораций и банковских структур со всего мира. При этом спутники OneWeb будут запускать на орбиту с помощью российских ракет "Союз" и "Протон". С 2013 года ведется создание системы O3b, которой удалось привлечь инвестиции Google и спутникового оператора SES.

В России тоже задумались над небесным интернетом. Предприятие госкорпорации "Роскосмос" компания "Российские космические системы" презентовала свой проект спутниковой системы глобальной связи "Эфир". С помощью новой спутниковой системы предлагается обеспечить голосовую связь и доступ в интернет в удаленных регионах мира, работу интернета вещей, мониторинг транспорта и беспилотников. О новой системе в интервью корреспонденту РИА Новости Дмитрию Струговцу рассказал генеральный директор компании "Российские космические системы" Андрей Тюлин.

— Расскажите о проекте "Эфир" — спутниковой системе предоставления доступа в интернет из любой точки мира. Как родилась идея его создания?

— Этот проект начался в 2015 году. Анализируя перспективы развития создаваемых нами современных сервисов на основе геоинформации и навигации и их интеграции в единую систему цифровой экономики страны, мы пришли к пониманию необходимости глобальной универсальной системы передачи данных, которая могла бы работать с компьютерами и смартфонами пользователей, передавать голосовую информацию и объединять в сеть приборы и датчики.

Мы оценили технологические и финансовые риски, возможный экономический эффект и пришли к выводу, что это очень выгодные инвестиции для нашей компании и для Роскосмоса. Мы получили поддержку крупных инвесторов, и сейчас проект находится на этапе эскизного проектирования.

— Почему вы выбрали именно вариант со спутниковой системой связи? Есть же сотовые сети, проводной интернет.

— Есть регионы, где ставить сотовые вышки или тем более тянуть кабель экономически не выгодно. Даже если мы представим себе, что государство выделит деньги и проведет кабель, то это будет не эффективно. Такую инфраструктуру надо поддерживать, а, например, в Сибири или на Севере это очень дорого.

Но "Эфир" — не чисто спутниковая система. Речь идет о создании гибридной инфраструктуры с использованием спутников. Планируется задействовать сотовые сети, спутники связи и различные типы ретрансляторов — от геостационарных космических аппаратов до так называемых атмосферных спутников — беспилотных электросамолетов, способных месяцами летать в атмосфере на большой высоте.

Гибридная система дешевле, эффективнее и устойчивее — пользователю нет смысла использовать спутниковый канал связи там, где есть сотовая связь или проводной интернет. В то же время, попадая в зону, где отсутствует покрытие сотовых сетей, пользователь или подключенный к сети прибор должны без всяких проблем переключаться на спутниковый канал связи. Основной принцип: интернет должен быть везде — в лесу, в океане, в горах, на буровых платформах в Арктике — везде.

1а.jpg

Вышка сотовой связи / Фото: РИА Новости, Сергей Мальгавко

— Проекты спутниковых систем предоставления доступа в интернет, которые реализуют SpaceX, Facebook или Google, рассчитаны на потенциал рынка густонаселенных, но слаборазвитых территорий в Азии и в Африке, где пока нет интернета. Тот же проект O3b так и расшифровывается Other 3 billion, то есть направлен на предоставление доступа в сеть для слаборазвитых стран. Ваш проект тоже ставит главной целью предоставление доступа в сеть для малонаселенных и слаборазвитых с точки зрения цифровой инфраструктуры районов России и мира?

— Facebook или Google заинтересованы в продвижении собственных платформ и завоевании новых рынков. Это прежде всего рекламные деньги. Но здесь есть еще один важнейший фактор, о котором говорят намного меньше, — постиндустриальная деурбанизация. Крупные города, появившиеся в эру бурного развития промышленности, будут по мере ее автоматизации все больше уходить в прошлое, а экономика информации и знаний не требует концентрации рабочей силы, для нее важнее надежная связь.

Сейчас уже очевидно, что в развитых странах сложилась система экономических социально-культурных, политических и экологических факторов, которая ведет к оттоку населения из мегаполисов. Пока из-за этого расширяются субурбанистические районы вокруг городов, но уже с начала третьего десятилетии 21-го века начнется процесс новой колонизации весьма отдаленных территорий.

Это следствие тектонических процессов в глобальной экономике, которые, с одной стороны, обусловлены появлением новых технологий, а с другой, подталкивают их развитие — такой вот замкнутый круг. Дистанционная работа, обучение, медицина — все это генерирует огромный объем трафика данных. Этот трафик глобален, к нему, как мы уже отметили, добавляются все новые участники из стран Африки и Азии. Таким образом, по нашей оценке, к 2030 году глобальный объем передачи данных может вырасти более чем в сто раз. Мы бы хотели, чтобы заметная доля этого трафика проходила через "Эфир".

— Насколько точно вообще можно прогнозировать рост трафика?

— Стократное увеличение объема глобального трафика к 2030 году — это оценка на основе существующих в последние несколько лет темпов роста. Но, скорее всего, даже эта цифра будет иметь мало отношения к реальности. Это ведь только экстраполяция существующих тенденций в будущее.

Но мы можем быть точно уверены в том, что, не считая совсем уж катастрофических сценариев, факторов, способных снизить темпы роста глобального трафика, нет. Реальный рост может оказаться намного больше и фактически будет ограничен только возможностями инфраструктуры связи. В ближайшие годы мы вплотную столкнемся с такими явлениями, как интернет вещей и администрирование управленческих, организационных и бизнес-процессов на основе технологии блокчейн, не говоря уже о развитии криптовалют.

— Как будет выглядеть космическая часть "Эфира"?

— Мы предлагаем построить систему, состоящую из 288 спутников с орбитой высотой 870 км. Масса спутника пока окончательно не определена, вес планируется от 500 до 900 кг. Это будет зависеть от целевого оборудования, установленного на борту. Для определения точной конфигурации потребуется серия экспериментов и тестов, в том числе на орбите. Развернуть систему планируется после 2027 года, но это будет зависеть от финансирования и темпов отработки технических решений. Это очень сложная по своей архитектуре система, причем сами по себе спутники далеко не самая проблемная ее часть. Важно также создать наземную инфраструктуру, огромное количество программного обеспечения и интегрировать все это. Это крайне сложная задача.

— SpaceX уже запустил тестовые аппараты в начале этого года. Как ваше отставание отразится на рыночных перспективах "Эфира"?

— Для нас, как и других компаний в мире, идеальная тактика на рынке перспективных универсальных спутниковых систем связи, используя гоночную терминологию, — слип-стрим, то есть держаться как можно ближе к лидеру, не повторять его ошибки и ждать подходящего момента на рынке.

— Даже при самом позитивном сценарии "Эфир" выйдет на рынок, когда там уже будет несколько крупных иностранных игроков. Хватит ли всем места?

— Глобальный трафик к моменту запуска систем типа "Эфира" или Starlink от SpaceX будет гигантский. Это все понимают, поэтому в мире сразу несколько компаний работает над созданием подобных систем связи, и их количество будет расти. Я не исключаю появление в России в ближайшие годы таких стартапов. Есть еще нишевые игроки, которые надеются создать системы связи, которые будут сильнее универсальных систем в отдельных компонентах, таких как интернет вещей. Это как сотовые операторы — их много, они конкурируют, а у пользователя есть возможность выбирать.

— Как вы будете бороться за клиентов?

— Мы объективно смотрим на вещи — самостоятельно бороться на глобальном рынке нам будет крайне сложно. На первом этапе мы надеемся получить крупного клиента в виде российского государства. Сотрудничество с органами власти в рамках проекта "Цифровая экономика" позволит создать определенный фундамент и, что крайне важно, продемонстрировать на практике эффективность наших решений.

2а.jpg

Презентация проекта "Космические сервисы для цифровой экономики" / Фото: РКС

В дальнейшем мы планируем продвигаться на рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки. По ряду других направлений мы уже работаем со странами этих регионов, у нас есть связи и выстроено хорошее взаимодействие на персональном и корпоративном уровне. Мы планируем предложить им тиражирование успешного российского опыта.

— Недавно президент SpaceX Гвинн Шотвелл назвала систему спутникового интернета Starlink "самым сложным проектом SpaceX". Насколько сложен российский проект?

— Это проекты сравнимого уровня сложности.

— Как вы считаете — придется ли закрыть российский рынок связи для SpaceX, для OneWeb, чтобы ваш проект был здесь коммерчески успешен? Обсуждались ли такие планы?

— Политика взаимодействия систем определяется на уровне Международного союза электросвязи, мы должны цивилизованно, конкурентно сосуществовать и в России, и в мире. Чем дальше идет развитие постиндустриального общества, тем чувствительнее становятся любые воздействия на каналы передачи и распространения информации. Уже сегодня любая блокировка крайне болезненно воспринимается не только обществом, но и другими странами, и в определенных условиях может грозить серьезным конфликтом. Это никому не нужно.

— Насколько такая блокировка возможна технически? Можно ли будет также заблокировать "Эфир" в других странах?

— Технически блокировка возможна в случае контроля над инфраструктурой, в первую очередь — наземной. "Эфир" проектируется таким образом, что основная наземная инфраструктура будет сосредоточена в России.

— Недавно в СМИ появилась информация о переносе ВЭБ сроков финансирования "Эфира" из-за задержек в проекте. Так ли это?

— Да, мы вместе приняли такое решение с коллегами из ВЭБ. Они очень внимательно и профессионально относятся к нашей работе и смогли обеспечить очень высокое качество экспертизы проекта, за что мы им благодарны. Это очень важно на данном этапе. Есть отдельные технические вопросы, на которые мы пока не можем дать требуемый нашими партнерами ответ. Мы работаем над этим.

—  Есть ли другие инвесторы, готовые предоставить финансирование? Велись ли переговоры с крупными российскими технологическими и IT-компаниями?

— Такие переговоры велись и ведутся. Сейчас нам важно максимально проработать все детали с якорным инвестором в лице ВЭБ. Как только он подключится к проекту, это будет зеленый свет для рынка. Среди потенциальных инвесторов, с которыми мы поддерживаем контакт и которые готовятся войти в проект, есть очень известные российские IT-компании.

— Проект оценивается в 299 миллиардов рублей. Это так?

— Это оценочная сумма, в рамках которой ведется проектирование системы.

— Что насчет рентабельности? Как неоднократно заявляли представители SpaceX, только при наличии большого числа абонентов во всем мире спутниковая система глобального интернета может быть рентабельна. Какие подсчеты проведены вами?

— Это верная оценка. "Эфир" становится рентабельным при десяти миллионах подключений по 100 долларов в год. Это могут быть как индивидуальные интернет-пользователи, так и датчики систем мониторинга и пассажиры транспорта. В условиях роста потребления трафика такой тираж через 10 лет более чем реален. Только пользователи уже вряд ли будут платить отдельно за связь, ее стоимость будет заложена в контент-услугах.



МОСКВА, РИА Новости
12


Оригинал


Теги: Интервью, ГД компании "РКС" Андрей Тюлин, презентация, проект, спутниковая система, глобальная связь "Эфир"