Новости / Космос

6:00 / 29.10.18

Константин Емельянов: "космический цех" дешевле покупки аппаратуры в США

Константин Емельянов: "космический цех" дешевле покупки аппаратуры в США

Исполнительный директор АО "Российские космические системы " (входит в Роскосмос) Константин Емельянов / Фото: Пресс-служба компании "Российские космические системы"

Рынок космической съемки Земли в последние годы растет взрывообразно. Спутниковые снимки стали применяться не только военными, но вошли в жизнь каждого человека, пользующегося навигатором и прокладкой маршрутов. Благодаря созданию крупных спутниковых группировок уже сейчас можно наблюдать за изменениями в конкретном районе планеты каждые несколько часов. Это экологический мониторинг, мониторинг вырубки лесов, отслеживание природных и техногенных катастроф и даже подсчет занятых автомобилями мест на парковке.

В России впервые со времен СССР начали создание нового серийного производства приборов для космических аппаратов дистанционного зондирования Земли. Отечественные разработки в этой сфере традиционно стоят в десятки раз дешевле иностранных, но производятся фактически на коленке и неизбежно очень проигрывают в качестве иностранным аналогам. Почему так происходит, как России найти место на растущем рынке спутников дистанционного зондирования, в интервью РИА Новости рассказал исполнительный директор АО "Российские космические системы " (входит в Роскосмос) Константин Емельянов.

— Расскажите, сколько всего космических аппаратов работает сейчас на орбите? Какое развитие спутниковых группировок запланировано на ближайшие годы?

— Сегодня на орбите Земли работают около 1700 космических аппаратов, из них примерно 600 — аппараты дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), еще где-то 750 — аппараты связи. Динамика рынка последних лет показывает, что активно растут только эти два сегмента космических группировок. Знаете почему? Они приносят своим создателям деньги. Количество аппаратов ДЗЗ в 2017 году по сравнению с 2016-м увеличилось на 66 процентов. В прошлом году количество метеорологических аппаратов на орбите выросло на 73 процента, а аппаратов с оптическими приборами на борту более чем на 90 процентов. На последний показатель, конечно, повлиял массовый запуск малых космических аппаратов, но не только он — рост есть и среди больших спутников.

Мировой рынок информации ДЗЗ в ближайшие десять лет будет расти по данным разных аналитиков от 7 до 17 процентов в год. В 2016 году всего 21 процент спутников ДЗЗ на орбите принадлежали коммерческим компаниям, а сейчас уже более 44 процентов. Вы понимаете, к чему я веду?

Появляются новые компании, в том числе и в России. У нас для них есть продукт, который доступнее аналогов, испытан в космосе, постоянно совершенствуется и который мы после создания нового производства сможем тиражировать в достаточных количествах. Уверен, у нас хорошие перспективы.

— Что это за продукт?

— Многозональное сканирующее устройство (МСУ). Это сложные оптико-механические электронные комплексы для новейших отечественных спутников ДЗЗ серий "Метеор", "Океан", "Обзор-О", "Электро", "Арктика" и "Метеор-МП". С их помощью эти космические аппараты смогут получать изображения поверхности планеты сразу в нескольких областях спектра, решая разнообразные задачи климатического и экологического мониторинга — от гидрометеорологических наблюдений до контроля за распространением пожаров, состоянием почвы и водоемов.

Создание современного производства МСУ — один из этапов укрепления позиций России на высококонкурентном международном рынке космического мониторинга. Производство качественного "железа" — одна из наиболее сложных и одновременно самых дорогих составляющих успеха.

Вообще, космический мониторинг или ДЗЗ — это основа современных цифровых геоинформационных сервисов. Когда мы говорим о цифровой экономике, роботах, автономных машинах, интернете вещей, даже искусственном интеллекте, мы должны понимать, что все это существует в цифровом мире. Такая виртуальная проекция, чтобы быть максимально полезной человеку, должна бесконечно, до мельчайших тонкостей повторять реальный мир. Уже существует огромная сетевая база данных и знаний — интернет, есть специфические профессиональные банки данных, есть постоянно совершенствующиеся нейросети для анализа информации, но у нас нет точной цифровой модели планеты, цифровой рабочей мегасреды. Без этой составляющей ни один сервис не может быть по-настоящему глобальным и автономным.

Я имею в виду не просто точную физическую карту, хотя и с этим все еще есть проблемы, а куда более сложную модель, учитывающую динамику изменений геологии, атмосферы, магнитосферы и так далее. Создание такой цифровой рабочей среды позволит решить гигантское количество прикладных задач и изменит наше представление об устройстве мира. Для обеспечения лидерства России в этой сфере необходимо создавать и производить мощные космические сканеры, такие как многозональные сканирующие устройства.


Многозональное сканирующее устройство разработки компании "Российские космические системы" / Фото: Пресс-служба компании "РКС"

— И вы планируете их массово производить?

— Мы говорим о переходе от штучного производства приборов для наблюдения земной поверхности к их серийному выпуску. В российской космической индустрии это будет первое производство такого рода, а значит, мы можем опираться только на зарубежный опыт, а он требует адаптации с учетом российских реалий и возможностей.

— Где будет расположено и когда начнет работать новое производство?

— Запуск производства запланирован на 2020 год, а территориально новые цеха разместятся в Москве, на территории нашего предприятия. Мы сейчас проводим реконструкцию помещений в здании завода постройки 1930-х годов. Там уже демонтировано все старое оборудование, ведется укрепление конструкций и капитальный ремонт.

Это будет производственно-испытательный комплекс с чистыми помещениями класса 7 ИСО и выше. Это фактически стерильная зона с чистотой воздуха выше, чем в операционной. Будет шесть участков — заготовительный, точной механики, сборки, юстировки, упаковки и хранения комплектующих.
Сейчас корпуса для приборов производятся на универсальных металлообрабатывающих станках, требующих обновления и замены.

— Это оборудование еще времен СССР?

— Скажем так, морально устарело оно еще к началу 90-х годов, а сейчас уже к тому же очень сильно изношено и в принципе не может обеспечить необходимую точность размеров, требуемую шероховатость поверхности и так далее. Вместо старых станков закупается самое современное оборудование с числовым программным управлением. Всего более 90 образцов оборудования и инвентаря.

Мы также планируем установить крупногабаритную криогенно-вакуумную камеру, в которой приборы будут тестировать в условиях, приближенных к космосу при температуре минус 200 градусов Цельсия и под низким давлением. По оценке разработчиков МСУ, такое тестирование на Земле позволит очень существенно повысить точность и продлить срок работы приборов на орбите.

—  Во сколько обойдется проект?

— Общая стоимость работ и оборудования составит около одного миллиарда рублей.

—  Деньги выделяет государство?

— Да, основная часть финансирования выделяется по программе перевооружения производства в рамках Федеральной космической программы России на 2016-2025 годы, но более 10 процентов средств будут выделены из прибыли РКС.

— Сколько человек будет занято на новом производстве?

— Непосредственно на новой производственной линии будет работать более 100 человек, всего же в процессе разработки, производства и тестирования оборудования заняты почти 500 человек.

— Есть ли перспективы окупаемости у этого проекта?

— Предприятие вернет все инвестиции, вложенные в проект, за несколько лет. К окончанию 2025 года производство полностью окупится и начнет приносить государству прибыль. Этот проект станет небольшим, но очень важным высокотехнологичным вкладом РКС в новую цифровую экономику России.

— А государственные инвестиции?

— С точки зрения государства вопрос о создании производства наших приборов является производным от вопроса, надо ли развивать в стране собственные системы ДЗЗ? Государство ответило на этот вопрос утвердительно, и это решение обусловлено в том числе экономическими соображениями. Если мы не будем получать и продавать свои данные ДЗЗ, это снизит конкуренцию на российском рынке геоинформационных продуктов и повысит издержки наших компаний на покупку этих данных, не говоря о том, что далеко не вся информация в этом случае нам будет доступна.

Рынок ДЗЗ растет во всем мире и с точки зрения государства это выгодная инвестиция — спутники и получаемая ими информация, это платформа для развития высокотехнологического бизнеса, который создает новые высокотехнологичные рабочие места, платит налоги и стимулирует развитие целого ряда потребителей и смежных отраслей.

—  У вас уже сформирован портфель заказов, о каком количестве приборов идет речь?

— По Федеральной космической программе России на 2016-2025 годы мы должны поставить производителям космических аппаратов 32 МСУ различных модификаций. Сейчас мы можем выпускать в год только два устройства. То есть до 2025 года, опираясь на наши действующие производственные мощности, без потери качества можем теоретически поставить только 18, почти в 2 раза меньше, чем требуется. На новой сборочной линии мы сможем производить по шесть приборов в год. В результате мы полностью выполним заказ и получим прибыль.

Многозональное сканирующее устройство разработки компании "Российские космические системы" / Фото: Пресс-служба компании "РКС"

— Что будет после 2025 года? Ожидаются ли сложности с загрузкой новых производственных мощностей?

— У России сейчас всего три процента от общего количества спутников ДЗЗ, работающих на орбите Земли. Мы проигрываем не только США и Китаю, но и ЕС. Руководство России планирует ликвидировать это отставание как качественно, так и количественно. Стоит задача обеспечить независимость в различных направлениях экологического мониторинга — от метеорологии до наблюдения ледников, лесов и так далее. Значит, будут новые аппараты, каждый аппарат — два комплекта многозонального сканирующего устройства: основной и резервный.

Кроме того, в России крайне актуально создание космической системы раннего обнаружения пожаров, а это еще почти десять специализированных космических аппаратов со сканирующими устройствами нашей разработки. Мы очень оптимистично настроены относительно государственных заказов и одновременно видим большие перспективы в работе с коммерческими компаниями.

— Рост космических аппаратов-картографов 2017 года был во многом связан с запуском малых спутников компании Planet. Вы планируете производить сканирующие устройства для подобных аппаратов?

— После завершения строительства нового производства мы сможем производить более 30 модификаций сканирующих устройств. Но надо понимать, что это очень тяжелые и крупные приборы массой от 100 килограммов до полутонны. Они устанавливаются на спутники массой более тысячи килограммов. Именно эти аппараты являются сегодня основным по значимости источником информации о поверхности Земли, океане и атмосфере. Они дают много информации, но они очень сложны технически, их дорого производить и запускать.

Сейчас такие приборы есть на орбите только у США, ЕС, России и Японии.

Нами ведется разработка приборов и для малых космических аппаратов, у нас есть программа создания собственной платформы класса "нано" и "микро", на которой мы планируем испытывать свои разработки, но это совсем другие приборы.

— А насколько конкурентоспособны российские приборы по сравнению с иностранными аналогами?

— Возможности российских МСУ близки аналогичным приборам, которые работают на американских и европейских спутниках. Есть отличия — что-то лучше у нас, что-то у них, но в целом эффективность технических решений сопоставима. При этом мы очень сильно выигрываем по цене. Наши приборы стоят 200-250 миллионов рублей за единицу, а их американские аналоги — в 10-30 раз дороже. При налаживании массового производства мы рассчитываем снизить себестоимость еще на 5-7 процентов.

Но важнее не это, а решение нашей главной проблемы — нестабильности качества. Здесь мы пока отстаем от западных коллег и решение лежит только в плоскости технологической оснащенности. Невозможно делать такие сложные приборы, как МСУ, на коленке. С началом серийного производства в соответствующих условиях и на современном оборудовании мы надеемся очень сильно прибавить в качестве.

— Насколько санкции затрудняют вашу работу?

— Проект гражданский, открытый, все наши зарубежные коллеги и партнеры понимают, для чего и что мы делаем. Пока мы не чувствуем на себе никаких ограничений и не видим ни малейших причин для них. Метеорология и экологический мониторинг — это сфера, где политика исторически меньше всего влияет на сотрудничество разных стран. Планета у нас одна на всех, природа государственных границ не признает, и мы должны с этим считаться.



МОСКВА, РИА Новости
12


Теги: Интервью, ИД АО "РКС" Константин Емельянов, рынок, космические съемки земли