Новости / Космос

5:00 / 09.12.18

Юрий Князькин: о Сергее Королеве, первых спутниках и непростом времени

Юрий Князькин: о Сергее Королеве, первых спутниках и непростом времени

Ветеран космической отрасли Юрий Князькин / Фото: АиФ, Марина Панфилова

Он стоял у истоков создания космической отрасли в крае. Был знаком и работал с легендарными конструкторами Сергеем Королевым и Михаилом Решетневым. Ветеран космической отрасли Юрий Князькин сегодня вспоминает, как развивалось спутникостроение в нашем регионе, о взлетах и «черных» днях космоса.

Поворот в судьбе

- Когда я поступил в Московский авиационный институт в 1953 году, космос считали фантастикой. 4 октября 1957 года полетел первый искусственный спутник Земли. Мы пиликанье спутника слышали по радио и радовались. Распределили нас с женой Людмилой в «почтовый ящик №32» (завод Красмаш). Работал инженером в отделе главного технолога. Потом вдруг заговорили о том, что организуется новое предприятие. В приказе о наборе кадров, который вышел в ноябре 1959 года, были и наши фамилии.

Сергей Королёв организовал сначала филиал в Сибири ракетного направления. Мы должны были делать боевую ракету Р-10. Целый год провели в командировке в ОКБ-1, где проходили испытания первой ракеты, которую нам Королёв собирался передать в серийное производство. Там я несколько раз видел Сергея Павловича. Потом он приезжал к нам на полигон Байконур, на стартовый комплекс ракеты «Космос».

- Почему впоследствии вместо ракет фирма стала разрабатывать и создавать спутники? Какую роль сыграли в этом легендарные советские конструкторы космической техники Сергей Королёв и Михаил Янгель?

- Серийное производство ракеты Р-10 Министерством обороны было решено не производить в Красноярске. Ставку сделали на ракету 8К65У. Всего за год мы её собрали, испытали и привезли на полигон Капустин Яр, где состоялся первый пуск. Янгелю (в те годы возглавлял создание ракетных комплексов - Ред.) понравилась наша хватка, молодой, задорный коллектив, и он предложил, чтобы наше предприятие стало самостоятельной фирмой.

Справочная информация:

Юрий Князькин родился в 1936 году в г. Чита. Окончил Московский авиационный институт. Всю жизнь трудится в железногорской «звездной фирме» - НПО прикладной механики (ныне - ОАО «ИСС» имени академика М.Ф. Решетнева). 20 лет - с 1976 по 1996 год - был заместителем главного конструктора. Доктор технических наук, профессор.

Так появилось ОКБ-10, и Янгель дал тематику - ракету «Космос» (11К65), макет которой сегодня стоит на площади Котельникова в Красноярске перед СибГАУ. Вместе с ракетой он передал нам два спутника: «Стрела-1» и «Стрела-2». Это военные космические аппараты. Мы сделали персональную спутниковую связь для Комитета государственной безопасности на «Стреле-1», а спутник «Стрела-2» был изготовлен в интересах Главного разведывательного управления. В 1964 году осуществлен запуск ракеты «Космос-3» и спутника связи «Стрела-1», а в 1965 году - «Стрела-2». И Королёв сделал нам царский подарок в 1966 году - спутник «Молния».

Решетнёв поручил этот космический аппарат вести команде, возглавляемой мной. Через год мы собрали и запустили первый спутник связи и телевидения. А в течение четырёх месяцев создали первую систему спутников «Молния» для обеспечения телевещания через станцию «Орбита» на всей территории страны. В 1967 году, благодаря «Молнии», 7 ноября вся страна в первый раз смотрела по телевизору прямую трансляцию парада на Красной площади в Москве. Это была такая гордость!

«Пошла!»

- Какое впечатление произвёл на вас первый полёт человека в космос?

- О том, что готовится полёт человека в космос, мы знали задолго до этого события. Отряд космонавтов я видел на испытаниях в 1960 году в ОКБ-1. Однажды нам сказали: «Не выходите из пультовых, сейчас придут космонавты». Королёв показывал им ракету. Но нам, молодым, было любопытно, и мы всё равно выглядывали. Космонавты были невысокого роста, но подтянутыми, спортивными. В апреле 1961 года я находился в отпуске в Иркутске, там и узнал о полёте Гагарина. Мы все испытывали небывалую гордость, что советский человек первым совершил полёт вокруг Земли!

- Вам довелось двадцать лет работать вместе с Решетнёвым в качестве заместителя главного конструктора. Каким он вам запомнился?

1а.jpg

1986 год. Юрий Князькин (справа) в день своего 50-летия получил в подарок макет первого гражданского спутника связи и телевидения «Молния» от первых руководителей НПО ПМ: генерального конструктора и генерального директора НПО ПМ Михаила Решетнёва (в центре) и его заместителя Альберта Козлова (слева) / Фото: АиФ, из личного архива Юрия Князькина

- Михаил Решетнёв и Григорий Чернявский, его заместитель, были нашими Учителями. Главное, что они воспитали в нас - это командный дух. Мы не считались со своим временем. Когда готовили к пуску первую ракету, я из цеха не выходил неделями. Спал на брезентухе прямо в цехе. Пуск ракеты навсегда врезался в память: заправленное изделие из-за отказов техники шесть (!) часов простояло на старте, раскачиваясь на ветру, но Решетнёв взял на себя ответственность и подписал решение о старте. До сих пор у меня в ушах звучит его голос: «Пошла!» Если Гагарин сказал: «Поехали!», то в тот день, 18 августа 1964 года, сибирское предприятие доказало свой профессионализм: ракета полетела и вывела на орбиту три спутника «Космос».

В человеческих отношениях Михаил Фёдорович был очень контактным, но за дело спрашивал строго. Мы все его уважительно называли - Шеф. Мне на должности его заместителя попадало очень часто, бывало, и выговоры получал. Он говорил: «Твое дело - сам и отвечай». Доверял, делегировал полномочия. Самое главное, чем он научил - умению принимать решения, брать ответственность на себя и верить команде.

Президент обещал и не выполнил

- В 90-е годы страна пережила тяжёлое время, нелёгким был этот период и для космической отрасли в целом, и для предприятия, когда решалась судьба всего коллектива: «Быть или не быть?» Что помогло выстоять?

- Стране во времена перестройки было не до космоса, государственные заказы сокращались. Тогда на предприятии работников отправляли в простои, была неполная рабочая неделя, зарплата не выплачивалась вовремя, выбирали директоров. Многие сотрудники ушли с предприятия. В том, что коллектив сохранился и выстоял, огромная заслуга руководителя Михаила Решетнёва. Будучи человеком большого мужества, он не побоялся открыто высказать критику в адрес президента страны Бориса Ельцина, который пообещал личную поддержку космическим программам, но своих обещаний не выполнил. Когда в конце 1995 года Ельцин вручал в Кремле Михаилу Решетнёву орден «За заслуги перед Отечеством», генеральный конструктор вместо того, чтобы рассыпаться благодарностью, напомнил президенту о его невыполненных обещаниях и о том, что состояние с космосом не улучшилось.

Решетнёв активно искал заказы, в том числе за рубежом, именно в те годы началось международное сотрудничество фирмы с Францией, Канадой, Германией. Детище Решетнёва - российско-французский спутник «СЕСАТ» также создавался в те лихие годы. Несмотря на трудности, мы всей командой предприятия не сдавались, делали своё дело, как Чапаев, говорили: «Врёшь, не возьмёшь!». Добились у Министерства обороны права самостоятельно управлять гражданскими спутниками, создав свой Центр управления полётами, сдали в 1995 году систему ГЛОНАСС - в общем, работали и не поддавались панике.

- Когда вспоминаете свою молодость, у вас горят глаза. Что для вас значит космос?

- Космос - это всё: и жизнь, и работа, и любовь! Замечательно сказал об этом Юрий Визбор: «И первая любовь с названием «работа» останется при нас оставшуюся жизнь». Я счастлив, что так сложилась моя судьба. Сегодня фирма, которой я посвятил всю жизнь, находится на подъёме. Есть объём заказов, строятся новые корпуса. Фирма продолжает традиции старшего поколения, сохранился командный дух. Я спокоен за молодых продолжателей нашего дела, они молодцы! 

Письмо Гагарина изменило судьбу

55 лет назад весь мир услышал из уст первого космонавта Юрия Гагарина «Поехали!» Наша страна открыла космическую эру для всего мира. В Красноярском крае немало свидетельств того, как перед полетом Гагарина состоялись испытательные пуски космических кораблей с собаками на борту.

22 декабря 1960 года стартовала ракета-носитель «Восток», на борту которой были дворняги Жулька и Альфа. Правда, спустя 7 минут после старта произошло ЧП – разрушился газогенератор. Но хорошо сработала система аварийного спасения экипажа, и капсула с собаками приземлилась в эвенкийской тайге недалеко от Туры.

- В 1963 году Красноярский край посетил Юрий Гагарин и лично участвовал в бетонировании Красноярской ГЭС. Лопата, которой работал первый космонавт Земли до сих пор хранится в музее.

- Виктор Чеботарёв живет в Железногорске, много лет проработал в космической отрасли. Он уверен, что судьбоносным в его жизни стало письмо от Юрия Гагарина. Будучи студентом Харьковского госуниверситета, после знаменитого полета он написал в Гагарину: «…в космонавты не рвусь, а как астроном могу работать в области прикладной космонавтики и прошу помочь мне в этом». Юрий Гагарин лично ответил студенту. Вскоре в университет поступила заявка из п/я 80 г. Красноярска-26 (ныне - Железногорск) на двух специалистов по небесной механике. «Я это воспринял как знак судьбы, как реакцию на мое обращение к Гагарину и принял решение ехать в Сибирь. Так что письмо, пусть хоть и неявно, но сыграло роль в выборе дальнейшего места моей жизни и деятельности», - уверен Виктор Чеботарёв.

- Уникальный эксперимент провели в советские годы красноярские учёные из Института биофизики СО РАН в Академгородке. Они создали абсолютно герметичную систему, в которой жили месяцами, обеспечивая себя полностью и водой, и воздухом, и частично - пищей.

Всего было испытано три модели БИОСа: первые две в семидесятых годах, третья в 1984 году. В последней версии было три эксперимента: по полгода, четыре и пять месяцев. Дольше всех учёных, 13 месяцев, в БИОСе-3 пробыл Николай Бугреев, инженер-механик второй категории. Сегодня Николай на пенсии, но всё ещё занимается исследованиями. Цель эксперимента: создать замкнутую экологическую систему, которая управляется изнутри - космический полёт в наземном варианте. Система должна была позволить космонавтам не зависеть от кислородных баллонов - воздух дают растения, и запасов продуктов питания - их можно выращивать самому. Отходы жизнедеятельности преобразовывались бы в удобрения.


Беседовала Марина Панфилова.

МОСКВА, материалы издания "Аргументы и факты"
12

Теги: Интервью, ветеран космической отрасли Юрий Князькин, воспоминания, развитие спутникостроение, взлеты, «черные» дни космоса