Новости / Силовые структуры

5:05 / 17.12.14

Юрий Крупнов: Космодром Восточный – место силы России

Юрий Крупнов: Космодром Восточный – место силы России

Юрий Крупнов / Фото: ic.pics.livejournal.com

"Восточный" - должен стать не просто космодромом в виде двух-трёх стартовых площадок, а лучшим в мире космическим центром, ядром дальневосточного космического кластера, который продвинет вперёд не только российскую, но и мировую космонавтику, рассказал в интервью председатель Движения развития и Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов.

Вопрос: Юрий Васильевич, в 2006-2007 году, когда в Амурской области закрывался небольшой военный космодром и ЗАТО Углегорск (закрытое административно-территориальное образование Углегорск), Вы спасали его, а дальше «пробивали» космодром «Восточный». Как Вы оцениваете данный проект сегодня? Выполняется ли программа создания нового центра научно-технического развития?

Космодром «Восточный» находится в крайне драматической ситуации, поскольку пока не сделаны три главные вещи, касающиеся стратегического назначения космодрома. 

Первый момент
 – это организация космической деятельности на «Восточном», которая отличалась бы от деятельности других космодромов и задавала бы российское лидерство в космонавтике. Именно это и было обозначено в моем проекте 2007 года «, Дальневосточный космический кластер», организация которого подразумевала создание группы образовательных, научных, коммерческих и других организаций с целью производства лидирующего мирового продукта. Кстати, подписав 6 ноября 2007 года указ по Восточному Президент России Владимир Путин сразу обозначил главное направление программ –  освоение Марса. Но 7 лет этим никто не занимается. 

Второй момент – это работа с молодыми учеными, студентами и школьниками. Сегодня заканчивается строительства цокольного этажа в первой очереди нового города Циолковский и вскоре будут отстроены 16 многоэтажных домов, но, к сожалению, до сих пор никто вам не скажет, кто в них будет жить. А должна жить самая талантливая молодежь России, потому что иначе мы не совершим очередного прорыва в космосе. Поэтому важно посмотреть на Циолковский вместе с космодромом как на молодежную космическую столицу России. Уже вчера надо было отбирать по ВУЗам молодежь, которая туда поедет. А это колоссальная работа, и она даже не начата. 

И третий момент
 – это формирование наукограда на основе «Восточного», именно такую задачу исходно ставил Президент РФ Владимир Путин. Поэтому должны быть сформированы лаборатории, которые не просто занимаются какой-то наукой и пишут какие-то статьи в журналы, а которые начинают формировать новую волну космонавтики и для России, и для мира. Тем более что в мировой космонавтике уже несколько десятилетий капитальный застой. Поэтому нужно срочно создавать лаборатории в рамках космических программ нового поколения, перетаскивать туда  молодежь и уже состоявшиеся научные и конструкторские школы.

Надо определять три-пять космических программ на ближайшее десятилетие, которые сделают «Восточный» лучшим в мире космодромом, потому что иначе никакой перспективы у этого космодрома и российского космоса в целом не будет.

Вопрос: Тем не менее глава администрации ЗАТО Углегорск Николай Кохно рассказывает в прессе, что в 2016 году в Углегорске начнутся работы по созданию наукограда с привлечением ведущих московских вузов. Получается, что работа ведется?

Это все красиво звучит, но хотелось бы увидеть проект. Наукоград – это место, где делается передний край науки. И создаваться такой наукоград должен выдающимися людьми, которые действительно способны на это. Просто завезти двадцать или сто докторов наук – это не наукоград, а вредительство и симуляция. К тому же, где уже отобранная для прорыва и готовая переезжать в Циолковский молодёжь?

И главное - не обозначен конкретный перечень лидирующих космических программ. Поэтому общественности должен быть представлен проект, который покажет, каким именно образом у российского и мирового космоса произойдет сдвиг в позитив.

Строить город, возводить цоколи без реальных космических программ и без наукограда, который, ещё раз подчеркну, должен идти значительно впереди стройки – это, по меньшей мере, неправильно. Выстроить десять коттеджей для молодых семей и создать одну лабораторию в сто раз дешевле, чем возводить 16 многоэтажек первой очереди, а с  точки зрения науки – и в миллион раз полезнее. А мы начинаем с обратного. Как похвалился в печати представитель «Спецстроя»: «Все строится очень современно, и санузлы там будут из Южной Кореи». Вот пока какие приоритеты!

Очень важный вопрос, кто из выпускников московских вузов поедет на космодром. Уже сейчас должны быть определены конкретно - фамилии, имена, отчества. Также должно быть четкое понимание, какой вклад внесет каждый конкретный человек, который поедет на «Восточный», в развитие мировой космонавтики.

Например, я знаю точно, что в МГТУ им. Баумана студенты не знают, что можно поехать работать на космодром «Восточный», к ним попросту никто не приходит, следовательно, ничего не рассказывает, кадры не подбираются.

А вот из «самсунгов» и прочих «интелов» за лучшими нашими студентами в лучших вузах идёт настоящая охота и уже на третьем курсе делаются более чем предметные и крайне заманчивые предложения.

Вопрос: Государственный космический научно-производственный центр им. Хруничева стал победителем конкурса Роскосмоса и получил госконтракт на создание ракеты тяжелого класса на космодроме Восточный. Работы должны быть выполнены до конца 2023 года. Разве это не амбициозные цели для космодрома?

Ракета-носитель – это всего лишь один из инструментов для реализации космической программы. Например, ракета Р-7, «семерка», создавалась под задачу выведения первого спутника и первого космонавта, а изначально под задачу поражения на той стороне Земли ядерной боеголовкой. То есть понятно, что баллистическая ракета была создана с целью сделать ядерный щит страны и наказать возможного агрессора, понятно, выведение спутника на орбиту – это символ присутствия в космосе, но зачем сегодня нужна тяжелая ракета и какая  именно – эта задача сегодня никем не поставлена.

Кстати, это же по сути год назад вслух сказал вице-премьер Рогозин: у страны нет понимания, зачем и какой нужен отечественный космос. Теперь Рогозин поставлен напрямую отвечать за космическую деятельность и космодром «Восточный» и есть надежда, что Дмитрий Олегович поставит все эти неудобные вопросы перед подчинёнными и у колоссального по значению строительства космодрома наконец-то появится нефиктивный проект.

У ГКНПЦ им. Хруничева ещё в далёком 2001 году должна была полететь со «Свободного», предшественника «Восточного», ракета «Ангара». Но до сих пор этой ракеты нет. Теперь заговорили ещё и о сверхтяжёлой ракете. Но кто генеральный конструктор, способный создать конкурентоспособный продукт, и главное – для каких космических задач она создается, никто ответственно не скажет. В закрытом совещании скажет, а перед свободным сообществом ведущих профессионалов – нет.

Потому что для разных задач – нужны разные ракеты. Для полета на Марс – одна, для колонизации Марса - другая, для полета вокруг Солнца – третья. К сожалению, осмысленных космических программ сегодня у страны нет.

Вопрос: Есть ли у Вас предложения по космическим программам для «Восточного»?

Я предлагаю сделать Циолковский центром новой волны мировой космонавтики. В ней должно быть несколько лидирующих программ.

Программа номер один – это колонизация Марса с землеформированием, если перевести  - с терраформированием. Это программа многовековая, очень сложная и жизненно необходимая для сохранения жизни на Земле. Потому что через колонизацию Марса, осуществляя преобразование марсианской атмосферы в сторону земной, планируя глобальные химические, физические и климатические процессы мы с неизбежностью должны будем изучать и при необходимости трансформировать процессы на Земле.

Это займет много веков, но за счет того, что мы будем думать, как это сделать, мы будем изучать реальные планетарные геохимические процессы, понимать, как образуется атмосфера и климат и тем самым у нас будет колоссальный рывок вперед в практических средствах спасения жизни на земле.

Вторая программа – это программа облета вокруг солнца, которая является символом выхода за пределы ближнего космоса.

Третья программа – создание спутникосферы, поскольку сегодня в мире закономерный бум спутникостроения.  Сегодня создаются миниатюризированные спутники, в том числе наноспутники в несколько сот грамм. Поскольку все изучено в плане полетов и выведения спутников, они очень легкие и по сути ничего не стоят, то студенты университетов, школьники могут проектировать их для различных задач – научных задач, задач по измерению климата, коммуникационных задач и так далее. Это колоссальная образовательно-развивающая программа, которая позволит нашей молодежи начинать через конкретные проекты становиться «космическим человечеством» и начинать использовать космос массово, а не только профессионально.

Эти три программы показывают новый вектор развития. Отдельно можно обсуждать проекты, связанные с робототехникой, которая используется на дальних планетах. Здесь сегодня американцы, а также китайцы и индусы качественно продвинулись вперед, а мы капитально отстаем. Эти программы должны быть разработаны и организованы в ближайшие два года, если мы не хотим потерять свой статус космической державы и космический технологический суверенитет.

Но то, что я перечислил – это только первый набросок.

Нужны по-новому организованные фундаментальные разработки, нужны споры выдающихся ученых. Для этого и необходим наукоград как среда реализации тех личностей, которые свою жизнь посвятили космосу и развитию. И такой наукоград надо было начинать вчера, семь лет назад, с момента подписания указа о космодроме.

Уже тогда я предлагал, в частности,  не сворачивать на «Свободном» космическую деятельность. В то время там запускали легкую ракету «Старт», чуть переделанную ракету «Тополь», и спутники до 450 кг. Строили бы старт для «Союза» и строили, а рядом запускали бы небольшие ракеты, спутники, и молодежь знала бы, как это делается, космическая деятельность не была бы прерванной.

Ещё раз хочу подчеркнуть. Чтобы сформулировать настоящий набор программ космического освоения следующего поколения, нам нужно собрать лучшие умы и напрячь их именно на этом этапе. И это стоит в тысячу раз меньше, чем фантазировать на тему тяжелых ракет, не говоря уже о том, чтобы выкапывать гекатонны земли и заливать гекатоннами бетона. Понятно, что из госбюджета на это выделят миллиарды. Потом ракета не полетит, скажут, что были обстоятельства, санкции и еще что-то, а этих миллиардов нет. Вместо того, чтобы работать со студентами, с молодыми учеными, с существующими школами и нашими корифеями, еще есть живые выдающиеся наши старики, вместо того, чтобы из этого вырабатывать программы, - у нас корейские унитазы вместе с кубами земли и бетона в приоритете.

Более того, есть второй пласт проблем. Космодром задал совершенно новые возможности. Когда 12 апреля 2007 года я приезжал и рассказывал, что Углегорск будет спасен, что здесь будет большой космос, то люди, в принципе, очень хорошие, и у виска не крутили, но откровенно жалели «фантазера». По словам человека из космической сферы, который в то время вместе со мной писал концепцию «Дальневосточного космического кластера» он впервые сам поверил, что «Крупнов не сумасшедший», только побывав пару месяцев назад на «Восточном».

Поэтому основное в космонавтике, что и показано в блестящем голливудском фильме 2014 года «Интерстеллар» - это напряжение и фронт человеческих отношений. Космос – это не болванка, не чушка с керосином, которая куда-то летит. Космос – это выстраивание отношений между студентами и корифеями космонавтики, которые не думают о том, как заработать и выжить, а приходят и «тащат» студентов, потому что государство ставит им сверхзадачу, сверхцели. В Интерстелларе мы видим такие отношения на примере отношений двух дочерей и двух отцов, в частности.

А мы сегодня, имея возможность по решению Путина строить первый в РФ гражданский космодром, целый новый город-наукоград, опустили все эти фантастически развивающие и жизненно важные для будущего страны задачи, что называется, ниже пола.

Ну, возведут посреди амурской тайги два-три десятка свечек-многоэтажек, - и что? Ну, позовут Президента открывать этот новодел полувековой давности? Как можно величайшую возможность превращать в обыденный объект.

Циолковский надо делать молодежной космической столицей. Надо затягивать туда лучшую молодежь в результате конкурса «один-два  на сто претендентов» с соответствующими условиями. У Космоса должны появиться программы, а у программ «купцы», которые бы пошли по нашим ведущим вузам в поисках тех мальчишек и девчонок, которые через пятнадцать лет сделают новым мировой космос.

Когда делалась атомная бомба и нужны были кадры, то из Бауманки отбирали двух-трех мальчишек из ста и за три-четыре года делали из них суперспециалистов мирового класса.

Вопрос: Как наладить работу с молодыми кадрами, с молодыми учеными, с корифеями космической науки? Известно, что кадры решают все.

Очень просто. Сначала должна быть политическая задача. Когда Путин подписывал указ в 2007 году о строительстве «Восточного», речь шла о проектах по освоению Луны и Марса. Поэтому надо обсуждать, какие именно лунные и марсианские программы у нас будут.

Также необходимо иметь амбициозный проект по космическому освоению. А у нас думают, что сейчас все построят, а потом скажут, чтобы приезжали ученые.

Нужно понять, что космос это не ведомственный вопрос, а вопрос духовной и технологической состоятельности нашей страны. Поэтому «Восточный» надо рассматривать не как стройку в тайге, а как форпост, где напрягаются все наши сущностные силы. Чтобы в наукоград в 2030 году приехали молодые ученые 25 лет, сегодня уже с десятилетними детьми должна вестись соответствующая работа, для них должна функционировать космическая академия.  

Вопрос: В 2014 году на строительстве космодрома «Восточный» отработали 445 человек. «В 2015 году мы ставим цель привлечь 45 вузов, 50 отрядов из 1 200 бойцов», – рассказал руководитель координационного центра космодрома «Восточный» Константин Чмаров. Как Вы относитесь к данной инициативе?

Я отношусь к этой инициативе также как к главной причине развала СССР. Главная причина развала СССР заключалась в том, что школьников в рамках профориентации приводили на завод и в лучшем случае давали им подметать грязные устаревшие цеха. Или снимали фальшивые фильмы под названием «Всем классом в колхоз». На этой симуляции деятельности и развалился СССР. Поэтому вместо того, чтобы отбирать ребят, которые лучшие в мире по космосу, их уже надо искать и это самая тяжелая работа, вместо этого возродили неплохие, конечно, вещи – студенческие отряды, это здорово, но они никакого отношения к космосу не имеют.

Вопрос: Роскосмос все время просит добавить рабочей силы на космодром «Восточный». Вместо необходимых 14 763 человек там задействовано только 8667 человек.

К сожалению, на данной стройке работает в два раза меньше людей, чем нужно. Это печально и отражает отсутствие должного управления  в отрасли. Опять же, будем надеяться на нового куратора Рогозина.

Вопрос: В Приамурье ожидается приезд нового руководителя дирекции космодрома «Восточный» Кирилла Мартынюка, ранее занимавшего должность вице-президента «Олимпстроя». Как Вы оцениваете новое кадровое назначение?

Кирилл Мартынюк, пожелаем ему всяческих успехов, не решает вопрос с разработкой проекта. Его задача – организация строительства того, что уже якобы запроектировано. Если он сумеет поставить вопрос о необходимости перепроектирования, то войдет в историю. Потому что проект – это смысл. Потому что когда великий Михаил Алексеевич Лаврентьев создавал первый в мире академгородок, то это было действие с колоссальным смыслом. По его методу весь мир, начиная с 60-х годов, штампует наукограды, изучая гениальный авторский проект Лаврентьева и его коллег. 

Напомню, в чем состоял проект. В период Великой отечественной войны Советский Союз за семь месяцев передвинул за Урал более 1,5 тысяч крупных предприятий, совершив невиданное в истории перемещение производительных сил. Эти предприятия с колес около железнодорожных путей в снегу начинали выпускать самолеты и танки. Сначала запускались станки, а потом строили крышу. Таким образом, после войны к середине 50-х годов в Сибири почти с нуля возникла промышленная система, и стал вопрос, что не хватает НИОКР, не хватает КБ (конструкторских бюро). И Лаврентьев вместе со своими друзьями придумал академгородок как такое урбанистическое конструкторское бюро, которое начинает работать по базовым направлениям предприятий. Таким образом, был создан штаб реиндустриализаии с основой на фундаментальную науку.

Философ Спиноза писал, что одно похоже на другое, так же как собака виляющая хвостом около меня похожа на созвездие Пса. То есть, руководству необходимо понять, что, если будет создано НИИ или соберут пять филиалов ВУЗов, то наукоград не получится. Пора кончать опошлять нашу великую историю.


Интервью взяла Ксения Авдеева  


МОСКВА, ОРУЖИЕ РОССИИ
www.arms-expo.ru
12



Теги: Космодром "Восточный", ЗАТО Углегорск, интервью