Новости / Наука и производство / Малый бизнес

6:06 / 22.07.16

Евгений Кузнецов: в России должно стать комфортно запускать новые технологические бизнесы

Евгений Кузнецов: в России должно стать комфортно запускать новые технологические бизнесы

Исполняющий обязанности гендиректора Российской венчурной компании Евгений Кузнецов / Фото: Пресс-служба РВК

В 2015 году Российской венчурной компании (РВК) было поручено создание проектного офиса Национальной технологической инициативы (НТИ) - долгосрочной стратегии технологического развития страны, направленной на формирование к 2035 году новых глобальных рынков. Обсуждению реализации этой стратегии посвящен форум Агентства стратегических инициатив (АСИ), который проходит 21-22 июля в Москве. В работе форума примет участие президент РФ Владимир Путин.


Информационное агентство России "ТАСС" выступает оператором деловой программы форума и его информационным партнером.

Исполняющий обязанности гендиректора Российской венчурной компании (РВК) Евгений Кузнецов рассказал ТАСС, какова судьба и значение для экономики и инноваций России Национальной технологической инициативы и какие у него планы по реформе РВК, если он победит в конкурсе на должность гендиректора компании осенью 2016 года.


- Какие рынки в рамках НТИ являются приоритетными в период 2018 – 2020 гг.?

- Те рынки, которые были объявлены в прошлом году и взяты в работу. Прежде всего, это рынки роботизированного транспорта - AutoNet (сеть управления автотранспортом без водителя), MariNet (системы морского транспорта без экипажа), AeroNet (системы беспилотных летательных аппаратов), рынки, связанные с науками о мозге и здоровье - HealthNet (персональная медицина), NeuroNet (искусственные компоненты сознания и психики), рынок энергетики EnergyNet (технологические решения, обеспечивающие интеллектуализацию и распределенный характер энергетических сетей (smart grid) - прим. ред.), рынок безопасности - SafeNet (новые персональные системы безопасности - прим. ред.). Мы видим движение на этих рынках в плане подготовки проектов, понимания основных направлений развития и формирования новых команд.

- Появление каких еще рынков стоит ожидать?

- На данный момент обсуждается рынок AR&VR (Augmented Reality, Virtual reality - рынок дополненной и виртуальной реальности). Он будет объединять нашу реальность и виртуальные объекты и применяться, например, в управлении навигацией автомобильного транспорта. В России эти темы развивают много компаний, к примеру, резидент “Сколково” и финалист нашего акселератора GenerationS стартап WayRay. Он разработал автомобильный AR-навигатор, который создает на лобовом стекле цветную голографическую картинку с информацией о маршруте. Есть еще проект шлема для мотоциклистов Skully AR-1, который связан с персональной дополненной реальностью. На данный момент эти два проекта не интегрированы в НТИ, однако, на мой взгляд, они вполне могли бы получить поддержку в рамках Национальной технологической инициативы.

У России есть великолепные шансы в секторе дополненной и виртуальной реальности, нам надо активно развиваться в этом направлении.

Кроме того, в рабочей группе AeroNet формируется направление по развитию ближнего космоса, чтобы был не только AeroNet, но и SpaceNet. Мировые лидеры уже сейчас понимают, что в будущем большое количество производств, транспорта и связи будет на орбите. Для этого нужно удешевлять доставку всех необходимых элементов для организации этого процесса, развивать сложные космические производственные системы. Это направление является огромным рынком, который будет влиять на экономику в 2025-2035 гг.()

Также в рамках НТИ возникла профильная группа, которая занимается проектом SafeNet 2.0. Это объемный проект по рынкам безопасности, но не только в сфере IT, а в целом по организации комфортной и безопасной среды и сервисов, по безопасности в глобальном масштабе. Он связан с климатическими изменениями и другими системными угрозами. К 2025 году, я думаю, этот рынок станет для нас одним из особо важных.

- Какие интересные и перспективные проекты, разрабатываемые в рабочих группах НТИ, вы можете назвать? Будут ли среди них в авангарде нейронные сети, машинное обучение и беспилотники?

- Нейронные сети, машинное обучение - сейчас это приоритетные технологии, разрабатываемые в рамках НТИ. Я напомню, что в НТИ есть приоритетные рынки, и есть приоритетные технологии. Они пересекаются, и на их пересечении возникают наболее перспективные проекты. Из ключевых технологий назову Big Data (большие данные), искусственный интеллект, синтетическая биология, геномика. Сейчас насчитывается до десяти приоритетных технологий, которые надо развивать на актуальных рынках.

- Что вы скажете по поводу ментального управления механизмами и роботами?

- В рамках дорожной карты NeuroNet есть проекты по нейро-интерфейсам, в которых человек-оператор способен управлять механизмами "силой мысли". Это весьма перспективное направление, и для инвалидов, и для специальных применений в армии, да и для всех потребителей, например, в системах "умного дома".

- Есть ли понимание, какие объемы бюджетного финансирования необходимы для реализации этих проектов?

- Сейчас определен бюджет на реализацию проектов НТИ на 2016 год, он, на мой взгляд, на этот год достаточен. В других странах на аналогичные направления тратится значительно больше денег. Америка и Китай тратят на несколько порядков больше денег, чем Россия. Сказать, что надо в несколько раз увеличить финансирование, тоже не совсем верно, потому что для начала надо эффективно использовать уже имеющиеся ресурсы, а потом уже распаковывать следующие. Я думаю, что если будут эффективно двигаться проекты в рамках НТИ, то, наверное, увеличение ресурсов тоже не станет большой проблемой.

- Ведется ли какая-то работа по привлечению частных инвесторов для реализации проектов НТИ?

- Этим мы сейчас активно занимаемся. Корректируем нашу инвестиционную политику, продумываем возможность создания специализированных отраслевых венчурных фондов, ориентированных под интересы НТИ. Идет обсуждение с частными инвесторами, которым интересна тема НТИ. Прежде всего, их интересует возможность инвестирования в те стартапы, которые встроены в крупные проекты господдержки.

НТИ - это прежде всего программа развития рынков, по которым разрабатываются системы сервисов продвижения компаний на российские и глобальные рынки. Инвесторам очень выгодно, когда существует много инструментов, помогающих развиваться компаниям. Им значительно комфортнее инвестировать в такие компании.

- Как должна выглядеть идеальная модель инновационного развития России?


- Россия должна стать страной, в которой комфортно запускать новые технологические бизнесы с глобальной перспективой. Наша задача не только в том, чтобы сделать свой собственный потенциал глобальным, а в том, чтобы сделать Россию лидером среди стран, которые запускают глобальные бизнесы. Тогда к нам потянутся таланты, в том числе те, которые покинули страну в поисках более комфортных условий для научной и технологической деятельности. Если Россия станет действительно привлекательной, то они вернутся, и тогда мы получим огромный рост потенциала.

- Какие нужно сделать шаги, что достичь этой идеальной модели на данном этапе?

- Большое количество шагов уже сделано. В России создана система институтов развития и механизмов господдержки. Созданы такие крупные федеральные инициативы, как НТИ. Есть программы по снятию барьеров для бизнеса, и другие, которые нацелены на повышение комфортных условий для него, но надо продолжать фокусировать усилия государства именно на повышении “удобства” технологического предпринимательства и инвестиций в стране. И несмотря на все сложности Россия уже сейчас является довольно привлекательной страной для ведения глобального бизнеса. Например, в рейтинге Bloomberg среди инновационных экономик мира в индексе инноваций Россия заняла 12 место. Всего в индексе инноваций Bloomberg - 50 стран. То есть мы уже достаточно хорошо заметны на международной арене именно как стартап-экономика.

- Каких конкретно комфортных условий нужно добиться для бизнеса?

- Есть стандартные условия, то есть легкость создания и ведения бизнеса, взаимодействия с рынками, с регуляторами. Это то, что касается любого рынка технологического и нетехнологического. На технологическом рынке еще должны быть организованы специализированные сервисы: система управления и защиты интеллектуальной собственности, ее эффективный трансферт, наличие большого количества специализированных технологических сервисов – лабораторий, стендов и полигонов для испытаний новой техники, дата-центров и другой цифровой инфраструктуры, вивариев и много другого.

В России создана большая часть необходимой инфраструктуры: технопарки, центры коллективного пользования. Но на данный момент эта система не полностью открыта для массового предпринимателя.

- Какое число зон инновационного развития оптимально для России?

- С одной стороны, зоны и территории инновационного развития должны располагаться на всей территории страны и быть доступными для максимально числа ученых и предпринимателей. С другой стороны, глобально заметных инновационно-технологических зон и территорий много не бывает. Например, сейчас США имеют максимум 5 таких “долин”, включая Силиконовую, в Китае их 2-3.

В ближайшее время в России сможет появиться также 2-3 зоны инновационного развития, а в перспективе их число может достичь 5. И все эти территории должны стать точкой выхода на мировой рынок абсолютно для всех регионов страны.

- Как вы оцениваете перспективы развития высокотехнологичных промышленных компаний России на глобальном рынке и особенно в странах БРИКС?


- Я думаю, что у России есть все шансы за 10-20 лет создать целую плеяду глобальных чемпионов. У нас уже есть Касперский, Acronis, Яндекс, есть компании, которые не являются сейчас российскими, но имеют либо российские корни, либо российские R&D центры. Например, IPG Photonics, компания русского ученого Гапонцева является мировым лидером на рынке промышленных лазеров и т.д. Наша задача, чтобы они стали лидерами на глобальном рынке, измеряемом триллионами долларов. Такие возможности в России есть абсолютно точно, и наша задача, чтобы таких компаний появилось примерно с десяток.

- На сколько сильно Россия отстает от развитых стран по уровню технологического развития?

- На эту тему нет однозначного ответа, потому что нет простой шкалы для такого измерения. В каких-то вопросах мы стоим на уровне развитых стран и где-то даже являемся лидерами. Например, в части подготовки квалифицированных кадров и стартапов в области IT, интернета и в нишевых секторах, будь то космос или атомная энергетика. Но есть сферы, в которых мы системно отстаем, например lifescience. Тем не менее, это отставание может быть преодолено, потому что фундаментальная научная школа в России колоссальна. Главная проблема России в том, что мы очень “неровные”, у нас есть успехи и провалы, которые мешают нам нормально развиваться. И наша задача - создать целостную картину, в рамках которой мы четко реализуем свой потенциал и догоним в тех сферах, в которых отстали.

Кроме того, российская наука по-прежнему воспринимается в мире как очень хороший источник прорывных технологий, и в этом смысле инвесторы ждут от нее больших результатов. Однако она остается непрозрачной, и эту проблему надо решать через развитие университетов как центров доступа, через создание комплексной инфраструктуры. Над этим мы сейчас работаем, но это надо делать более форсировано.

Российские стартапы сейчас интересны в мире как нишевые частные решения. Как правило, российский стартап - это хорошие технологии, но слабый бизнес. И надо работать над тем, чтобы развивались российские бизнес-компетенции.

- Не потому ли Илон Маск (основатель частной американской аэрокосмической компании SpaceX, создатель ряда изобретений, в том числе электромобиля Tesla, идеолог сверхскоростного поезда Hyperloop) не приезжает в Россию? Он не верит в наши технологии?

- Его могут заинтересовать или российские деньги, или уникальные российские технологии. При этом он ставит задачу создать независимость от российских космических технологий, так как видит в России конкурента на этом рынке.

Только если российские космические технологии будут развиваться быстрее, чем мировые, такие как Маск, к ним прибегут. Конечно, было бы "круто", если бы Маск сотрудничал с российским космическим комплексом.

- Заявки на конкурс на должность генерального директора РВК принимаются до 15 августа. Вы будете в нем участвовать?

- Я, несомненно, буду участвовать в конкурсе, потому что я в команде РВК давно, я за нее болею и очень хочу, чтобы компания развивалась успешно и в тесном взаимодействии с другими институтами развития.

- Как вы планируете реформировать РВК, если займете пост гендиректора?

- Прежде всего, РВК должно максимально оптимизировать свою инвестиционную политику в связи с тем, чтобы все приоритетные задачи развития, которые уже обозначены, получали необходимое ресурсное обеспечение. Мы должны формировать венчурный рынок, действуя в логике развития рынков определенных НТИ в синергии с теми инструментами, которые формирует государство.

Второй мой приоритет состоит в том, чтобы синхронизировать ранее запущенные программы поддержки инноваций. Сейчас в России запущено очень много программ поддержки инноваций, но они действуют рассогласованно. У РВК накоплен огромный опыт синхронизации таких инициатив. И в этом смысле мы, как системный интегратор, уже работаем со многими регионами и университетами.

Третья задача: продвижение российских компаний за рубеж. Мы имеем хороший “кредит доверия” за рубежом к РВК как к партнеру. Поэтому возможность использовать РВК как инструмент глобализации российских высокотехнологичных компаний - абсолютный и безусловный приоритет.

- Вы упоминали об интеграции Сколково и РВК. Как она будет выглядеть и сколько времени займет?

- Основные мероприятия по интеграции завершатся к концу 2016 года. Это подразумевает, прежде всего, взаимодополнение наших инструментов, которые уже созданы или будут разрабатываться.

Во-первых, мы переезжаем в Сколково, во-вторых, обсуждаем возможности создания специализированных финансовых и нефинансовых инструментов (речь идет о венчурных фондах и программах поддержки венчурных инвесторов, экспертных сообществ, университетов, акселераторов и других инфраструктурных организаций). В-третьих, обсуждается интеграция наших флагманских проектов, таких как Generation S - крупнейший конкурс-акселератор в России реализуемый РВК, и Startup Village, Startup Tour - стартап-мероприятия Сколково. Они абсолютно точно должны работать вместе.

Беседовали Анна Топорова, Надежда Геращенко.



МОСКВА, ТАСС
1



Оригинал

Теги: Интервью, ИО ГД РВК Евгений Кузнецов, создание, проектный офис НТИ