Новости / Политика и общество

1:01 / 10.02.12

В Московском Центре Карнеги обсудили условия хранения и обращения с ядерными материалами в странах мира


Фото www.arms-expo.ru (Е.Нуриахметова)

В Московском Центре Карнеги 9 февраля состоялась презентация «Индекс безопасности ядерных материалов NTI», на которой ведущие российские и зарубежные специалисты обсуждали проблемы условий хранения и обращения с ядерными материалами в различных странах мира. На презентации докладчиками выступили вице-президент Фонда «Инициатива по предотвращению ядерной угрозы» Пейдж Стаутленд, советник Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии Анатолий Дьяков. Ведущим мероприятия стал Член Научного совета Московского Центра Карнеги, председатель программы «Проблемы нераспространения» Алексей Арбатов.

 

В основном темой обсуждения стал так называемый «индекс безопасности ядерных материалов» Фонда «Инициатива по предотвращению ядерной угрозы» (Nuclear Threat Initiative). Этот индекс является единственным в своем роде примером сравнительного анализа условий хранения и обращения с ядерными материалами в странах мира. Он призван стимулировать международную дискуссию о приоритетных мерах повышения безопасности ядерных материалов и поощрять государства к снижению рисков, связанных с материалами.

 


Фото www.arms-expo.ru (Е.Нуриахметова)

 

Во время дискуссии с залом докладчикам было задано много вопросов. В частности, почему при определении индекса безопасности ядерных материалов исследователи изучали не все материалы, а лишь некоторые из них? По мнению ряда ученых, каждый материал должен получить свой индекс. На это Пейдж Стаутленд ответил, что за образец взяты лишь наиболее важные материалы, для того, чтобы не усложнять исследования. По его мнению, стоит сконцентрироваться на главном.

 

Так как при определении индекса в той или иной стране учитывалось множество факторов, в том числе и социальная, политическая обстановка в стране, был задан вопрос – почему исследователи при прогнозировании не учитывали историю государств? Ученые на это отметили, что история была учтена. Но так как основную важность, по их мнению, все-таки составляет не прошлое, а будущее, то история стран использовалась лишь как дополнительный фактор.

 


Фото www.arms-expo.ru (Е.Нуриахметова)

 

Также в ходе дискуссии был определен список из 9 стран, которые были расположены в определенном порядке. На первых местах были обозначены страны с наименьшими проблемами, а на последних – с наибольшими. Так, с 1 по 9 позицию были названы страны: Великобритания (индекс – 79), США, Франция, Россия, Китай, Израиль, Индия, Пакистан, Северная Корея. Из неядерных государств самой благоприятной с этой точки зрения отметили Австралию, одними из самых внушающих опасение – Вьетнам, Иран. Однако, исследователи отметили, что не совсем корректно определять, какая страна хуже или лучше. Просто у каждой страны есть ряд своих собственных проблем, связанных с условиями хранения и обращения с ядерными материалами. И выведенный в результате исследований индекс как раз и призван помочь в определении этих проблем и акцентировании внимания на них для их дальнейшего преодоления. То есть индекс должен выступить своеобразным «зеркалом» для каждой из стран.

 


Фото www.arms-expo.ru (Е.Нуриахметова)

 

Член Научного совета Московского Центра Карнеги, председатель программы «Проблемы нераспространения» Алексей Арбатов на вопрос ИА «Оружие России», каков, по его мнению, уровень мероприятия, оправдало ли мероприятие его ожидания и насколько оно актуально, ответил: «Это мероприятие является научным, а не дипломатическим или политическим. Оно важное потому что проделана очень серьёзная работа. Можно соглашаться с предпосылками, с методологией, с выводами, можно не соглашаться, но то, что такую работу надо вести – несомненно. При всех противоречиях, которые есть между Россией и США, Россией и НАТО, или, скажем, США и Китаем, есть полное единодушие в том, что сохранность ядерных материалов должна быть обеспечена на самом высоком уровне. Это – в интересах всех государств, и это – тот из немногих вопросов, где не только нет противоречия между Россией и США, но даже нет противоречия между ядерными государствами – членами договора о нераспространении и ядерными государствами – не членами, между ядерными государствами и неядерными государствами – членами договора. Обычно они оказываются на разных сторонах баррикад, когда речь заходит о проблемах нераспространения, ядерного разоружения, но здесь они едины. Дело в том, что вопрос очень сложный и многофакторный и то, что проведено исследование, которое оценило уровень безопасности ядерных материалов в огромном количестве стран (более 160) по разным критериям – это правильно. Это – начало пути. Надо идти дальше в этой сфере, надо из научной области переносить это в практику, потому что уже был саммит по ядерной безопасности в Вашингтоне в 2010 году и исследования надо продолжать и расширять».

 


Пейдж Стаутленд. Фото www.arms-expo.ru (Е.Нуриахметова)

 

Вице-президент Фонда «Инициатива по предотвращению ядерной угрозы» Пейдж Стаутленд также дал нашему агентству комментарий о мероприятии. По его словам, исследование индекса безопасности ядерных материалов является актуальным для большинства стран и поэтому ученые практически со всего мира изучали этот вопрос. По мнению исследователя, это событие стало прекрасной возможностью обсудить эту проблему с кругом компетентных экспертов здесь, в Москве.

 

На вопрос, как Пейдж Стаутленд оценивает уровень знаний и подготовленности российских ученых в этом вопросе, он ответил, что считает, что российские эксперты очень хорошо знакомы с этой темой и весьма востребованы при ее совместном изучении. Один российский ученый, по его словам, вместе с ними изучал данную проблему и был частью этого проекта. И, конечно, у России есть хорошие возможности для проведения глубокой технической экспертизы в безопасности материалов. «Я искренне считаю, что здесь находится очень много знающих людей, чья деятельность посвящена этой теме. Поэтому Россия может помочь другим странам, у которых научный опыт в этой сфере не столь богат», – подчеркнул он.

 

На просьбу прокомментировать список стран, в котором от одного до девяти расположены вышеупомянутые государства, Пейдж Стаутленд заявил: «Мы не хотели бы превозносить страны, расположенные вверху списка или критиковать страны, расположенные внизу. Это не было нашей задачей. Мы больше были заинтересованы в том, чтобы в каждой отдельной стране было обращено внимание именно на свои собственные, уникальные проблемы и недостатки».

 


Фото www.arms-expo.ru (Е.Нуриахметова)

 

Директор Института стратегических оценок, Вице-президент Российской ассоциации политической науки Сергей Ознобищев так оценил прошедшее мероприятие: «Работа, которая проделана впечатляет. Подходы не вызвали фундаментальные сомнения у специалистов. Есть вопросы по деталям… Как мы узнали у организаторов проекта – это только первый шаг. Собственно эта работа, которая сделана по оценке безопасности хранения и использования практически ядерных материалов – это такая своеобразная «прикидка» того, как сделать это более глубоко, с использованием еще более широкого веера критериев и показателей. Надеюсь, что это будет продолжено. Такую инициативу можно будет только поддержать. Но, конечно же, проделанная работа подтверждает те опасения, которые есть у экспертов мирового сообщества по отношению ко всем тем же странам, информация по которым закрыта. Хотя здесь же, на мероприятии, говорилось, что есть догадка, что Северная Корея хранит наиболее бережно информацию о своих материалах. Но это лишь догадки. Потому что, с одной стороны, она хранит информацию о своих ядерных материалах, с другой стороны она может по какому-либо своему политическому решению, никому не ведомому, что-нибудь кому-нибудь передать, какие-нибудь свои технологии. Что, собственно, и было в прошлом. Но это уже предмет для другой работы. А то, что сделано – сделано очень хорошо».