Новости / Политика и общество / Законодательство

18:00 / 06.12.18

Владимир Хомчик: "На страже законности и воинского порядка"

Владимир Хомчик: "На страже законности и воинского порядка"

Заместитель председателя Верховного суда Российской Федерации – председатель Судебной коллегии по делам военнослужащих Владимир Хомчик / Фото: Esb.raj.ru

Военным судам России исполняется 100 лет.

Об истории военных судов и их сегодняшнем дне рассказывает заместитель председателя Верховного суда Российской Федерации – председатель Судебной коллегии по делам военнослужащих Владимир Хомчик.

– Владимир Владимирович, полагаю, читателям будет интересно узнать об истории и современном состоянии отечественной военной судебной системы, о перспективах её развития.

– Вообще, военные суды в России возникли с появлением самой регулярной армии. Что же касается современной военно-судебной системы, то она ведёт отсчёт своей истории с момента формирования Военно-революционного трибунала республики, который почти 100 лет назад, а именно 8 декабря 1918 года, приступил к работе.
Общеизвестно, что правонарушения, совершаемые военно-служащими, ослабляют уровень боевой готовности армии и флота, негативно влияют на их способность защищать суверенитет.

Поэтому все страны, и Россия не исключение, наделяют те или иные органы государства властными полномочиями по использованию правовых санкций в отношении людей в погонах, совершивших правонарушения.

Важнейшими задачами военных судов были и остаются защита интересов государства, укрепление законности, поддержание правопорядка, воинской дисциплины и боеспособности в Вооружённых Силах, в других войсках, воинских формированиях и органах, соблюдение прав и законных интересов военнослужащих, рассмотрение уголовных дел о совершении наиболее опасных преступлений. При этом осуществление правосудия базируется на глубоком знании специфики военной службы, военного законодательства, воинских уставов, наставлений и приказов, конкретных условий жизнедеятельности войск. Особо отмечу, что военные судьи подготовлены выполнять профессиональные обязанности и в условиях боевых действий.

– В настоящее время проводится реорганизация военных судов. Как она проходит?

– Недавно принятые законы стали важным шагом на пути совершенствования военной судебной системы и повышения эффективности правосудия в Вооружённых Силах. Ими созданы кассационный и апелляционный военные суды, упразднён ряд окружных и гарнизонных военных судов, а некоторые окружные военные суды объединены. Верховным судом Российской Федерации совместно с Судебным департаментом при Верховном суде проводится работа по реализации этих двух новых законодательных актов, в том числе по комплектованию судов квалифицированными судейскими кадрами. До 1 октября 2019 года организационные мероприятия должны быть завершены, и суды начнут работу. В Вооружённых Силах правосудие будут осуществлять 111 военных судов, из них один кассационный и один апелляционный, 9 окружных (флотских) военных судов, 100 гарнизонных военных судов.

«В Вооружённых Силах правосудие будут осуществлять 111 военных судов, из них один кассационный и один апелляционный, 9 окружных (флотских) военных судов, 100 гарнизонных военных судов»
Наша справка. 29 июля 2018 года был принят Федеральный конституционный закон

№ 1-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и отдельные федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции», 12 ноября 2018 года – Федеральный закон № 403-ФЗ «О создании, упразднении некоторых военных судов и образовании постоянных судебных присутствий в составе некоторых военных судов».

– Не ошибусь, если предположу, что одной из основных задач в сфере обеспечения национальной безопасности любого государства является сегодня противодействие терроризму. Какова здесь роль военных судов?

– Проблема терроризма в последние годы приобрела глобальный характер. Это угроза интересам граждан, общественной безопасности, стабильности государств, международным отношениям в целом. Рост террористической опасности происходит на фоне обострения и распространения политического, этнического, религиозного экстремизма.
Роль судебных органов в противодействии этому злу заключается в признании организаций террористическими и рассмотрении уголовных дел в отношении лиц, совершивших преступления террористической направленности. С 2003 по 2017 год Верховным судом России, а также окружными военными судами были признаны террористическими и запрещена деятельность на территории государства 27 организаций. В их числе «Аль-Каида», «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», «Движение Талибан», «Имарат Кавказа», «Исламское государство», «Джебхат ан-Нусра» и другие.

– А если говорить об уголовной политике Российской Федерации в отношении преступлений террористической направленности – она в последнее время претерпела изменения?

– Безусловно, ведь происходящие в стране и в мире события влияют на оценку угроз, тактику противодействия терроризму. За этот достаточно короткий промежуток времени сформирован комплекс уголовно-правовых норм, направленных на защиту государственных интересов от действий террористической направленности. Они в совокупности с другими мерами образуют эффективную систему противодействия терроризму.

Например, увеличение числа преступлений террористической направленности и, как следствие, возникновение угроз личной безопасности участников судебного разбирательства привело к тому, что дела такого рода стали передаваться для рассмотрения в окружные военные суды. Опасности и угрозы, возникавшие при рассмотрении таких дел судами общей юрисдикции, потребовали также изменений в уголовно-процессуальном законодательстве по вопросам территориальной подсудности уголовных дел данной категории.

С 1 января 2015 года уголовные дела террористической направленности переданы на рассмотрение по подсудности Московскому и Северо-Кавказскому окружным военным судам. С июля 2016 года рассмотрение уголовных дел данной категории возложено на Приволжский, а с июня 2017 года – на Дальневосточный окружные военные суды. В 2015 году Московским и Северо-Кавказским окружными военными судами рассмотрено с вынесением приговоров более 80 дел террористической направленности в отношении более чем 120 лиц. В 2016 году Московским, Приволжским и Северо-Кавказским окружными военными судами – свыше 180 дел в отношении более чем 220 человек; в 2017 году – порядка 250 дел данной категории в отношении более чем 350 лиц.

Наиболее резонансными стали уголовные дела о совершении ряда тяжких и особо тяжких преступлений Исой Хашагульговым и рядом других лиц в организации взрыва на рынке во Владикавказе в 2010 году, уголовное дело о совершении актов терроризма в 2001-2002 годах Хасаном Закаевым и другими, дела «Норд-Оста». Участники этих преступлений привлечены к наказаниям, связанным с пожизненным лишением свободы либо с длительными сроками её лишения.

– Владимир Владимирович, на ваш взгляд, какие проблемы требуют решения в ходе дальнейшего совершенствования законодательства, связанного с организацией деятельности военных судов?

– К таким вопросам в первую очередь следует отнести деятельность судов в военное время. Реформа военно-судебной системы и замена военной службы государственной гражданской службой, безусловно, способствуют повышению открытости, доступности информации о деятельности военных судов. Однако представляется, что в условиях военного положения, боевых действий потребуется внесение изменений в законодательство о статусе судей и работников аппарата военных судов, в соответствии с которыми с объявлением военного положения они должны надевать погоны.
Солидарен также с позицией учёных-правоведов о том, что для успешного выполнения поставленных задач в период боевых действий судьи военных судов должны иметь не только специальную военную подготовку, но и стаж военной службы.

– А в условиях, когда судьи военных судов больше не являются военнослужащими, необходима ли им военно-юридическая подготовка?

– Да, и в этом залог успешного решения возложенных на военные суды задач. Напомню, что в 2009 году был упразднён институт прикомандирования военнослужащих к Верховному суду Российской Федерации и к военным судам. Как следствие, упразднено прохождение ими военной службы на судебных должностях и должностях работников аппаратов военных судов. Сегодня большинство судей военных судов – офицеры запаса. Они проходили военную службу в рядах Вооружённых Сил, хорошо знают специфику воинских взаимоотношений, особенности армейского быта.

Такая практика сложилась исторически и обеспечена законом о военных судах. Преимущественным правом назначения на должность судьи военного суда обладает военнослужащий, имеющий воинское звание офицера, а также гражданин, имеющий такое звание, пребывающий в запасе или находящийся в отставке.

Необходимость военно-юридической подготовки судей и их помощников обусловлена спецификой правового регулирования военно-служебных отношений. Изучение таких учебных дисциплин, как военная администрация, военно-уголовное право, судебная защита прав военнослужащих, а также ряда других, позволяет им качественно рассматривать дела. Сегодня эти дисциплины преподаются, к сожалению, только на военной кафедре Российского государственного университета правосудия, где осуществляется подготовка специалистов по военно-учётной специальности «Судебная работа».

Полагаю, что выпускники военной кафедры этого вуза смогут занять достойное место в военно-судебной системе России, комплектование которой осуществлялось выпускниками Военного университета Минобороны России, а в советский период – Военного Краснознамённого института, военно-юридического факультета Военно-политической академии имени В.И. Ленина и Военно-юридической академии.

– Владимир Владимирович, спасибо вам за интервью и с наступающим юбилеем военных судов России.

Беседовал Андрей Козлов


МОСКВА, газета "Красная звезда"
12


Оригинал

Теги: Интервью, председатель Судебной коллегии по делам военнослужащих Владимир Хомчик, рассказ, история военных судов, задачи, будующее