Новости / Безопасность / Противодействие экстремизму

8:08 / 06.09.15

Асамбек Алымкожоев: «Угроза международного терроризма очень даже реальная»

Асамбек Алымкожоев: «Угроза международного терроризма очень даже реальная»

Начальник Генштаба Вооруженных сил Киргизии генерал-майор Асамбек Алымкожоев / Фото: static.akipress.org

Для Киргизии, как и других стран центральноазиатского региона, самой актуальной сегодня является угроза международного терроризма и экстремизма (УМТиЭ). В первую очередь она связана с деятельностью так называемого «Исламского государства», которое признано международным сообществом террористической организацией.


О том, какие меры предпринимаются для того, чтобы противостоять этой угрозе, рассказал «Интерфаксу-АВН» начальник Генерального штаба Вооруженных сил Киргизии генерал-майор Асамбек Алымкожоев.


- Асанбек Тунгучпаевич, как Вы оцениваете уровень региональных угроз, связанных с активизацией террористических группировок в Афганистане, Сирии и Ираке?

- Хотел бы сказать, что угрозы существуют реальные, прежде всего это международный терроризм, который сейчас до такой степени обнаглел, что угрожает странам захватом территорий. Террористические группировки, входящие в движение «Исламское государство», уже захватили часть территории Сирии и Ирака.

Определенные угрозы существуют для Турции, растет влияние «ИГ» в Афганистане, Пакистане, Ливии, Ливане. Отголоски этого доходят и до нас, на что указывает недавнее уничтожение в Бишкеке группы террористов. Значит, они здесь есть: первые ячейки, активисты уже появились на территории и нашей страны.

И еще один факт, вызывающий беспокойство, это скопление бандформирований на границе с Афганистаном, который граничит с Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменистаном. Мы считаем, что угроза международного терроризма очень даже реальная

- Какая из международных террористических группировок представляет наибольшую опасность для внешних рубежей Киргизии сегодня?

- Это прежде всего международный терроризм, распространяемый через Афганистан. Основной источник угроз – это «Исламское государство». Хотя основная сила у него располагается в Сирии и Ираке, но большое влияние уже наблюдается в Афганистане и в странах центральноазиатского региона.

- Какие меры принимаются, чтобы не допустить проникновения террористических группировок на территорию страны?


- В первую очередь, мы состоим в таких региональных объединениях как ОДКБ, ШОС и СНГ. Там много делается, чтобы защитить наши страны. Недавно в ОДКБ провели проверку сил и средств с выходом на границу Таджикистана с Афганистаном, провели там учения. Это указывает на то, что страны ОДКБ готовы к коллективной борьбе с бандформированиями или с международными террористами.

Во-вторых, в рамках ШОС вопросы борьбы с терроризмом также рассматриваются как очень актуальные. К примеру, Китай, который крайне обеспокоен влиянием трех зол: терроризма, сепаратизма и экстремизма, поставил совместно с Таджикистаном один батальон на границе с Афганистаном. В рамках ШОС оказывается реальная помощь для укрепления границ, прежде всего афгано-таджикской границы.

- Что конкретно делает Киргизия, чтобы защитить свои границы от вторжения?

- Мы принимаем меры для усиления охраны наших южных границ, особенно в летнее время, когда открываются перевалы. От Афганистана нас отделает буферная зона – Таджикистан. Но если на таджикско-афганской границе появятся вооруженные группировки, готовые за деньги на что угодно, то до нас их переход по горам займет всего два-три дня.

Чтобы не допустить этого, мы усиливаем охрану границы на наиболее тяжелых участках. Это перевалы в Баткенской и Ошской областях на юге Киргизии. Там задействованы не только подразделения Государственной пограничной службы, но и части Генерального штаба. Плотность прикрытия госграницы увеличивается во много раз.

- Были ли тревожные сигналы в этом году?

- В принципе, в летний период мы всегда ожидаем чего-то. Особенно с открытием перевалов исключать ничего нельзя. За последние годы боеспособность нашей армии значительно выросла. У нас имеются силы, чтобы противостоять угрозам вторжения. Сейчас намного лучше организована боевая подготовка, повысилась оснащенность Вооруженных сил. С образованием Генерального штаба Вооруженных сил усилилась управляемость, взаимодействие между структурными подразделениями.

- То есть сегодня можно говорить, что граница надежно охраняется и можно исключить возможность ее прорыва?

- Да, граница надежно охраняется, и любой прорыв всегда будет замечен.

- Насколько серьезно можно воспринимать заявления террористической группировки «Исламское государство» о намерении создать халифат или Хорасан в Центральной Азии и на Кавказе?

- Когда в 1999-2000 годах на нашу территорию было совершено вторжение из за рубежа боевиков, то при них были обнаружены карты, очень точные карты на английском языке, где был обозначен Ферганский халифат. Нам тогда не верилось, что такое возможно, относили все это к области фантастики. Но сегодня мы видим, что международные террористические группировки реально завоевали часть государств, и продолжают вести наступательные действия. Отсюда и планы создания так называемого халифата. Они назвали это Хорасан, туда включили Афганистан и Центральную Азию.

- Есть ли силы, которые могли бы противостоять военной угрозе ИГ?

- Конечно, есть. Это такие организации как ОДКБ, ШОС. Да и в мировом масштабе мы должны противодействовать. На стороне «Исламского государства» добровольно участвуют только несколько сот граждан из Центральной Азии, а из стран Европы, из США к группировке присоединилось гораздо больше человек. Значит, это угроза и им. Поэтому надо искать пути совместного реального противодействия.

Весь цивилизованный мир должен объединиться и искать пути того, как можно противостоять их действиям. Если этого не будет, то они твердым шагом придут к реализации своих намерений.

- Насколько уязвимы киргизские военнослужащие от влияния группировки «Исламское государство»?

- Нельзя говорить, что военнослужащие не уязвимы и влияние на них невозможно. В одной из центральноазиатских республик, например, идеологию «ИГ» принял полковник. Если за этой группировкой пошел высокопоставленный военный, тот, кто имел мощную подготовку, то что тогда говорить о молодых военнослужащих?

Чтобы этого не произошло, необходимо работать, разъяснять, выявлять, следить за тем, чем дышит личный состав. Надо проводить разъяснительную работу. При необходимости привлекать к этому религиозных деятелей, потому что армия у нас многонациональная.

- Недавно вновь обострилась ситуация на киргизско-таджикской границе. Что делается для того, чтобы исключить ситуацию, когда население начинает конфликт, а военнослужащие вынуждены его гасить?

- В этом году впервые с Таджикистаном были проведены совместные учения «Заслон - 2015» по разрешению кризисных ситуаций на границе. Это говорит о том, что уровень нашего взаимодействия стал выше. На уровне глав государств, премьер-министров, военных ведомств, особенно пограничных ведомств, проводятся регулярные встречи. Пограничники систематически встречаются. Не только в конфликтный период, а чтобы улучшить взаимодействие и исключить конфликты на границе, угрозы, тем более с летальным исходом.

- Расскажите, на каком этапе находится реализации соглашения о военно-техническом сотрудничестве с Россией?

- Вся техника поступает в Киргизию из России согласно договору, в оговоренные сроки. На сегодняшний день получили десять БТР, все артиллеристские системы, боеприпасы к ним, это больше тысячи тонн.

Кроме того, было поставлено оборудование для утилизации старых боеприпасов, запасные части и оборудование для средств ПВО. Теперь осталась самая крупная часть: бронетранспортеры, боевые машины, самолеты и вертолеты. Эту технику мы должны получить по договору до 2017 года.

- Можем ли говорить, что сегодня Генштаб внимательно следит за ситуацией в центральноазиатском регионе, внутри республики и готов принять все меры для обеспечения безопасности?

- Да. И с этой целью мы пошли на реорганизацию, создаем Центр кризисного реагирования, создаем круглосуточно действующий штаб. В Центре кризисного реагирования будет собираться информация со всех структур, анализироваться и, в случае малейших угроз, будут предлагаться пути реагирования. Предполагается, что Центр будет взаимодействовать не только с силовыми структурами, но и другими ведомствами, а также со странами – партнерами, обмениваться с ними информацией.


МОСКВА, Интерфакс-АВН
1


Оригинал

Теги: Киргизия, ИГ, УМТиЭ, мера, противостояние, интервью, ГШ ВС Киргизии, Асамбек Алымкожоев