Новости / Безопасность / Противодействие преступности

8:03 / 02.01.17

Александр Лебедев: "Самая закрытая служба российской полиции взяла под охрану жизнь 7 тысяч человек"

Александр Лебедев: "Самая закрытая служба российской полиции взяла под охрану жизнь 7 тысяч человек"

Начальник Управления по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, МВД России генерал-майор полиции Александр Лебедев / Фото: eurasian-defence.ru

Никаких имен, конкретных примеров и методов работы - с такого строгого условия началась наша встреча с руководителем самой секретной службы полиции.

Что вполне объяснимо: эти подразделения МВД охраняют и прячут людей, согласившихся дать правдивые показания в суде. Как правило, свидетелей, очевидцев, а то и соучастников преступлений, готовых сотрудничать с правосудием и тем самым облегчить свою участь. Нередко такие откровения смертельно опасны - преступники готовы пойти на все, чтобы свидетели замолчали.

Кто и как защищает их от мести криминалитета, рассказал "Российской газете" в эксклюзивном интервью начальник Управления по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, МВД России генерал-майор полиции Александр Лебедев.

- Александр Валентинович, об охране свидетелей мы судим только по голливудским боевикам, а для нас это редкая экзотика? Сколько людей вы взяли под защиту?

Александр Лебедев: В 2011 году сотрудники подразделений государственной защиты МВД России обеспечили 5,5 тысячи мер безопасности, а под защитой находилось без малого 3,5 тысячи человек.

- Что есть в вашем арсенале?

Александр Лебедев: Защищаемый при необходимости получает личную круглосуточную охрану, бронежилет, средства экстренной радиосвязи, даже средства самообороны - например, газовый баллончик, электрошоковое устройство. Во время судебных процессов его могут поместить в безопасное место - квартиру, загородный дом, пансионат и при любом перемещении будут осуществлять физическую защиту.

- Закон предусматривает в исключительных случаях и изменение внешности. Проводились ли уже пластические операции?

Александр Лебедев: Такая мера безопасности - это скорее исключение, чем правило. Представьте, насколько волевым и категоричным должно быть подобное решение для свидетеля. Если он получит возможность потом вернуться к привычному образу жизни, прежнюю внешность все равно уже никогда не вернет. Поэтому чаще применяется грим, например, при перевозке из зала суда в безопасное место.

- Появление "сделки с правосудием" - досудебного соглашения о сотрудничестве обвиняемых со следствием - прибавило вам работы?

Александр Лебедев: В первую очередь именно для этой категории лиц и введены поправки к Уголовному и Уголовно-процессуальному кодексам, которые вы называете "сделкой с правосудием". И они работают. Государство поощряет такое сотрудничество и готово защищать даже преступников, если в силу своего деятельного раскаяния они сотрудничают со следствием и дают признательные показания по обстоятельствам совершенных преступлений.

- Что включает в себя понятие "государственная защита свидетелей" и кто имеет на такую защиту право?

Александр Лебедев: В соответствии с действующим законодательством право на государственную защиту, если речь идет о потерпевшем, свидетеле или ином участнике уголовного судопроизводства, имеет любой человек, ставший очевидцем преступления, если в его адрес или в адрес его близких поступают реальные угрозы. Необходимые меры безопасности применяются на всех стадиях уголовного процесса - от момента возбуждения уголовного дела до вынесения приговора. Государственная защита может применяться даже в тех случаях, когда уголовного дела еще нет и очевидец, лишь потенциально, может стать свидетелем или потерпевшим. Информация о возможной угрозе будет проверена и, при наличии оснований, обеспечена безопасность. Решение о применении государственной защиты оформляется мотивированным постановлением начальника органа дознания, следователя или судьи. А мы со своей стороны уже, в зависимости от степени угрозы, определяем конкретные меры безопасности и делаем все необходимое, чтобы защитить жизнь и здоровье человека, оградить его от давления.

- То есть ваша работа помогает быстрее и качественнее раскрывать преступления?

Александр Лебедев: Для того и созданы наши подразделения, чтобы очевидцы смелее шли на сотрудничество со следствием, не боясь за себя и близких. А должностные лица судебной системы и контролирующих органов могли бы работать, не опасаясь за свою безопасность. Это обоюдный интерес - государство помогает гражданам, а те помогают государству бороться с преступностью.

- Сколько времени может длиться государственная защита одного человека?

Александр Лебедев: Мероприятия не ограничены по времени и будут продолжаться столько, сколько потребуется для защиты жизни и охраны имущества участника уголовного судопроизводства.

- Сколько ваших сотрудников круглосуточно охраняют одного человека?

Александр Лебедев: Давайте иначе сформулируем этот вопрос - сколько сотрудников необходимо для обеспечения безопасности одного лица? И не только его, но еще и жены, детей, других близких. Ведь зачастую человек опасается не столько за себя, сколько за семью. Мы постарались подойти к разрешению вопроса с научной точки зрения и совместно с сотрудниками ВНИИ МВД и Московского университета МВД России подсчитали, что для обеспечения "личной охраны" только одного защищаемого необходимо восемь сотрудников. Для выполнения такого условия действующее сейчас штатное расписание необходимо было бы увеличить в несколько раз. К сожалению, на практике об этом приходится только мечтать и современные задачи решаются "не числом, а уменьем".

- Сколько стоит казне защита свидетелей от криминала?

Александр Лебедев: Действующая Государственная программа рассчитана на 5 лет. Общий объем ассигнований федерального бюджета в 2009-2013 годах составит 1338,9 миллиона рублей.

Следует учитывать, что участниками программы являются органы, осуществляющие меры безопасности и социальной поддержки, - МВД, ФСБ, минобороны, ФСКН, ФСИН, ФТС, министерство здравоохранения, минтруда и соцзащиты, Федеральное медико-биологическое агентство.

МВД России определено координатором проводимой работы и именно нашими силами осуществляется почти 90 процентов всех мер безопасности. Всего на финансирование таких мер безопасности в 2012 году выделено 281,1 миллиона рублей, в том числе для МВД России - 127,5 миллиона рублей, что в целом удовлетворяет существующие финансовые потребности.

- Подготовка ваших сотрудников чем-то отличается от других ведомственных спецподразделений? Есть специфика?

Александр Лебедев: Специфичность подхода к решению служебных вопросов можно лишь подчеркнуть методами тренировок наших сотрудников. Здесь и психологическая, и огневая подготовка, и рукопашный бой, и обучение методам экстремального вождения. Но не это главное. Да, они готовы идти на таран, если дело происходит в дороге, или даже встать под пули, если дело дошло до перестрелки. Но не зря же говорят: "Чем отличается умный человек от мудрого? Умный найдет выход из любой ситуации, а мудрый в нее не попадет". Этому мы их и учим.

- И часто приходится применять такое умение? Были ли попытки покушений, похищений, нападений на ваших подзащитных?

Александр Лебедев: Могу сказать, что ежегодно только наши сотрудники выявляют более двухсот преступлений, связанных с угрозой защищаемым лицам. Мы работаем на упреждение, прогнозируем ситуацию и строим стратегию защиты таким образом, чтобы избежать самого нападения. Если такое вдруг произойдет - значит, были недоработки при проверке всех, кто мог представлять реальную угрозу защищаемому лицу. Мы заранее выявляем и задерживаем тех, кто угрожает нашим "клиентам". Преступники просто лишены возможности реализовать свои угрозы.

- То есть никто из ваших подзащитных и сотрудников не погиб?

Александр Лебедев: За три года существования нашей службы меры безопасности применялись в отношении почти 7 тысяч человек и лишь единожды эти цифры омрачились невосполнимой потерей. Причиной возникшей ситуации стало несоблюдение защищаемым установленных правил поведения. Потерь среди личного состава не было. Благодаря эффективности проводимой работы мероприятия проходят без выстрелов и сенсаций. Еще раз подчеркну - применение силы или оружия - крайние меры, причем означающие, что мы где-то допустили ошибку. Кстати, мы стремимся защитить человека не только от угроз со стороны, но и от самого себя. В прошлом году в нашей структуре создано новое подразделение - психологической регуляции. Психологи изучают доверившегося нам человека, советуют сотрудникам, какую тактику защиты выбрать. Какие реакции нас ожидают при работе с ним. Насколько адекватно он будет следовать нашим рекомендациям, выполнять наши требования. И, главное, помогают человеку не сорваться. Ведь каждый подзащитный живет в состоянии постоянного стресса, когда возможны и нервные истерики в период дачи показаний, и даже попытки суицида.

- А бывает ли так, что ваш "клиент" не выполняет рекомендаций охраняющих его сотрудников? В таком случае вы имеете право отказаться его защищать?

Александр Лебедев: Меры безопасности отменяются в случае, если устранены основания их применения, или их дальнейшее применение невозможно вследствие нарушения защищаемым лицом условий договора, заключенного с органом, осуществляющим меры безопасности. Но в любом случае пока не принято решение о прекращении государственной защиты, мы не вправе самовольно оставить нашего подопечного. А проблемы возникают достаточно часто. Кто-то привык к асоциальному образу жизни, кого-то тяготит чрезмерная опека, для кого-то бизнес или, скажем, развлечения важнее собственной безопасности. Стараемся таких людей переубеждать.

- А часто ли с просьбой о защите обращаются следователи и судьи?

Александр Лебедев: В 2011 году меры безопасности применялись в отношении более 900 должностных лиц, в том числе 360 судей. Я не имею права называть конкретные дела, но поверьте, речь идет и о террористической, и экстремистской деятельности, и о расследовании коррупционных преступлений, и о других уголовных делах, где фигурируют организованные преступные группы.

- Насколько практика государственной защиты в России отличается от той, что принята за границей?

Александр Лебедев: В большинстве зарубежных государств правом принятия решения о применении мер безопасности наделены именно полицейские подразделения. Следственные и судебные органы лишь инициируют необходимость государственной защиты. Существует практика разделения угроз по степени опасности. Функции подразделений по защите свидетелей начинаются там, где присутствуют прямые и реальные угрозы жизни и здоровью. В остальных случаях это профилактическая работа участковых инспекторов. Ключевым моментом считается и то, что при принятии решения о защите свидетелей зарубежные коллеги руководствуются практической пользой показаний для проводимого расследования.

Справка "РГ"

Сотрудники самой секретной службы полиции используют в своей работе и бронированные автомобили.

У службы есть парк бронированного транспорта - это и отечественные автомобили, и иномарки различных степеней защиты вплоть до максимальной. В этом году парк автомобилей скрытого бронирования значительно пополнится, выделенные на закупку специального транспорта средства в разы превышают ассигнования прошлых периодов. Полицейские надеются оснастить подобной техникой все региональные подразделения.

Цифра

100 тысяч рублей в месяц стоит охрана одного тайного свидетеля по программе государственной защиты.


МОСКВА, "Российская газета"
12


Оригинал

Теги: Интервью, Начальник Управления по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, МВД России генерал-майор полиции Александр Лебедев, защищита, месть криминалитета