Новости / Сотрудничество / Шанхайская организация сотрудничества

6:03 / 24.06.16

Нурсултан Назарбаев: мы будем обсуждать в Ташкенте вопросы дальнейшего развития

Нурсултан Назарбаев: мы будем обсуждать в Ташкенте вопросы дальнейшего развития

Нурсултан Назарбаев / Фото: ТАСС, Алексей Дружинин

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману рассказал об участии в прошедшем 16-18 июня Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), истории возникновения и перспективах ШОС и СНГ, сотрудничестве Казахстана и России, реформах в Казахстане, а также поделился мнением о том, что нужно сделать, чтобы снизить напряженность в мире.

- Большое спасибо за возможность встретиться с вами, что вы нашли для нас время, тем более вы только вернулись из Санкт-Петербурга, где принимали участие в Санкт-Петербургском экономическом форуме, который мы называем "русский Давос", выступали, встречались с Владимиром Владимировичем Путиным. Буквально несколько часов осталось до следующего важного мероприятия – саммита ШОС. Я начну с Питера. Как вы увидели Питер в этот раз, что обсуждали с Владимиром Владимировичем и как вы могли бы оценить итоги Санкт-Петербургского экономического форума?

- Экономический форум в Санкт-Петербурге стал известной и очень важной площадкой для встречи и диалога политиков, экономистов, экспертов. И он такой имидж уже заработал.() Сам факт участия 10 тысяч человек, в том числе западных, американских деловых людей и руководителей крупнейших компаний, генерального секретаря ООН, третьей страны Европы – Италии, – это говорит о том, что, несмотря на все санкции, сегодняшние трудности, экономический форум своей цели достиг. Поэтому дискуссии на панелях, выступления, все говорит о том, что Россия, российский бизнес смотрит вперед. Для меня было очень важно, что мы встретились с капитанами российского бизнеса, удалось обменяться мнениями об инвестиционных возможностях в Казахстане и наших достижениях за время существования Евразийского экономического союза. Поэтому я с большим удовольствием участвовал.





У нас была отдельная, очень обширная доверительная встреча с Владимиром Владимировичем Путиным, когда мы обсуждали двусторонние вопросы, региональные вопросы, политику, вопросы терроризма и развития Евразийского союза, двусторонних отношений Казахстана и России. И 4 октября, надеюсь, в Астане пройдет большой российско-казахстанский бизнес-форум, где речь пойдет о подписании новых контрактов, хотя уже шесть тысяч совместных предприятий работают, и это для нас очень важно. Поэтому я высоко оцениваю прошедший форум, тем более до этого был Астанинский экономический форум, тоже очень солидный для этого региона, и они как-то друг друга дополняют.

- Спасибо, сейчас вы отправляетесь в Ташкент на саммит ШОС (Шанхайской организации сотрудничества), 15 лет организации, все-таки это достаточно солидный возраст для новой организации. Как вы видите перспективы ШОС, как видите роль Казахстана в ШОС?

- Поскольку 15 – это уже юбилей, надо чуть-чуть вспомнить историю, что все началось с того, что пять постсоветских государств, граничащих с Китайской Народной Республикой, нет, четыре и Китай пятый, – мы много лет вели переговоры по подписанию договора о границе. С этой стороны Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, с другой – Китай. И вот непростые, многолетние переговоры пришли к концу в 2001 году. Мы встретились в Шанхае и подписали это историческое соглашение. Между Китаем и Советским Союзом были споры, стычки, гибли люди, всей этой трагедии несогласованности поставлена была точка.

Мы встречались впятером много раз. И в итоге я сказал председателю Цзян Цзэминю, что мы уже привыкли встречаться, друг к другу притерлись, может, нам продолжить экономическое сотрудничество наших государств? И тогда, по общему мнению, было решено создать Шанхайскую организацию сотрудничества. И вот ей 15 лет, пятнадцатую встречу мы проведем в Ташкенте. Считаю, что ШОС в евразийском пространстве очень важная организация. У нее есть несколько пунктов реализации: первое – это безопасность на этом пространстве, второе – это экономика и третье – это гуманитарное сотрудничество. И, конечно, в экономике присутствует транспорт – логистика через все наши страны.

На встрече в Уфе мы договорились создать общую корпорацию по борьбе с терроризмом, это очень важно и это идет. Я предложил создать зону свободной торговли с Евразийским экономическим союзом и ШОС. Она рассматривается, поддерживается российской стороной. И сейчас очень важный этап, что мы в Ташкенте будем принимать новых членов – Индию и Пакистан. И на очереди будем рассматривать вступление Ирана. То есть Индия и Пакистан, в сумме 1 миллиард 300, получается очень интересно, и это ответ на вызов времени.

Если США создает зону свободной торговли в тихоокеанском и трансатлантическом регионах, то в середине остаемся мы. Поэтому здесь возникает третье экономическое сообщество, третье объединение – огромное и очень важное. И мы будем обсуждать в Ташкенте все эти вопросы дальнейшего нашего развития. И в этой области транспорт, логистика очень важны. Инициатива "Великий Шелковый путь" или так называемый "один пояс – один путь" – очень важная инициатива, под нее есть финансовая база, фонд, банк и наша инфраструктурная программа "Нурлы жол" ("Светлый путь"), они соприкасаются.

Все империи великими стали тогда, когда освоили транспортные магистрали, и для нас это тоже очень важно в 21 веке. Мы от Китая до Каспийского моря построили автомобильные, железные дороги и вышли через Иран в Персидский залив, через нас в Россию и Европу – получается очень солидное объединение. И наша задача заключается в том, чтобы ШОС не стала аморфной, бумажной, бюрократическое организацией, какой является теперь АСЕАН, не превратилась в такую организацию, в какую в свое время превратилось СНГ. Когда я говорю о Евразийском союзе, я тоже очень переживаю за это.

- Вы сейчас упомянули СНГ в несколько политическом ключе. У него тоже юбилей. В этом году в Бишкеке будете отмечать 25-летие СНГ. Я знаю, что вы выступаете за реформы этого содружества, которое по-прежнему достаточно активно живет и в то же время, по вашему мнению и, наверное, по мнению ваших коллег, нуждается в реформах. О каких реформах идет речь и что нужно сделать для того, чтобы СНГ могло быть действительно полноценной интегрирующей структурой?

- Здесь тоже надо вспомнить историю. 21 декабря 1991 года в Алма-Ате в Казахстане образовалось СНГ. Участники Беловежских соглашений волновались по поводу того, что теперь будет и как, будет или нет водораздел. Высказывались предложения создания Туркестанского союза, в Закавказье тоже были свои идеи, и в этих условиях я предложил не присоединяться к этому, а собраться и создать это сотрудничество. Можно было бы сказать по-другому, но тогда слово "Союз" начисто не воспринималось, было как красная тряпка для быка, поэтому пришли к слову "содружество".

Вот Содружество мы тогда в Алма-Ате создали. Надежда была, что у нас будет общее оборонное пространство, что у нас будет свободная торговля, свободное передвижение людей и мы будем общие ценности защищать. Но все пошло, как говорится, как пошло. Не так, как мы хотели. Все страны, получив независимость, постарались укрепить ее, у каждого была своя идея, все пошли своим путем, и эта организация начала постепенно расходиться по струйкам. Совместная работа была все слабее, слабее, связки, скрепы были очень слабые. Мы подошли к тому, что принимали огромное количество документов, которые никто не выполнял. Кто-то мог подписывать, кто-то мог не подписывать, и он не брал на себя обязательства. Но как можно в такой организации работать? Я постоянно переживал из-за этого.

Но я считаю, хорошо, что было СНГ. Во-первых, для того чтобы мирно разойтись, во-вторых, это площадка для встречи президентов, потому что, когда шел развод, всякие моменты возникали на границе между людьми, члены семей оказались в разных республиках, дети учились в Москве. И возникли очень большие проблемы. Вот в решении таких человеческих проблем СНГ сыграло свою роль. И вообще было очень важным в качестве площадки для встреч глав государств, обмена мнениями. Но поскольку это не устраивало, мы договорились, что интеграция будет разноскоростная. Вот из этого вышло евразийское экономическое сотрудничество и Евразийский экономический союз.

Несмотря на то, что это есть, я считаю, что СНГ имеет право жить. Мы последний раз договорились, что мы будем сокращать бюрократию и вопросы будем брать посильные – один, два вопроса на год – обсуждать их и решать. И в этом плане это очень полезно. Общее противовоздушное пространство. Наши военные ведомства встречаются, обмениваются опытом, информацией друг с другом, ведем общую работу по безопасности на наших территориях. Поэтому СНГ может развиваться, стать более четкой организацией, площадкой для диалога государств, входящих в эту организацию.

- Не могу не спросить о наших двусторонних связях – Казахстана и России. Конечно, это всеобъемлющее стратегическое партнерство, партнерство во всех сферах – экономика, культура, военно-техническое. По-моему, нет сфер, где бы мы ни сотрудничали. В то же время и вы неоднократно, и Владимир Владимирович Путин говорили о том, что не весь потенциал реализован. И есть еще много того, что надо сделать, чтобы наши отношения были плотнее по самым разным азимутам. Где вам кажется этот потенциал наиболее важным?

- Еще в Советском Союзе распределение производственных мощностей было оригинальное. Казахстану отводилась роль поставки сырья, и мы таковыми были, Белоруссия - это отверточное производство, там делалось все, в России – и то, и другое. Поэтому сейчас, если говорить о российско-казахстанских отношениях, то, во-первых, российская экономика намного больше казахстанской, она более отраслевая, поэтому для нас очень важно сотрудничать не только в вопросах сырья, это тоже есть, мы поставляем уголь, руду для металлургических заводов и другое, но и в вопросе переработки этих изделий в Казахстане: если мы добываем уголь, то переработать уголь, если мы добываем железную руду, то металл, металлопродукцию здесь производить, химия и так далее, машиностроение, самолетостроение, железнодорожное машиностроение. Вот куда мы сейчас направляем усилия, поэтому за время существования уже Евразийского экономического союза возникло 6 тысяч совместных предприятий. Кстати, в основном как раз по этим отраслям. И сейчас портфель предложений, которые надо осуществить, общей стоимостью 25 млрд долларов. Но, если исключить отсюда нефть, газ, сырьевые дела, остается 6-7 млрд долларов именно для машиностроения, переработки, малого и среднего бизнеса, услуг и т. д. И вот на это будет нацелено наше взаимодействие.

Переработка сельхозпродукции для России имеет большое значение для Казахстана. Мы знаем, что Россия покупает в Южной Америке мясо, продукты, Казахстан может это частично восполнять и поставлять. Россия сегодня – страна – экспортер зерна, Казахстан – крупный экспортер зерна сейчас. И здесь надо не конкурировать, а работать вместе. Через нас проходят железнодорожные магистрали. Западный Китай, Западная Европа – автомобильная дорога через Актюбинск уже подошла к Оренбургу. Это трасса, которая будет использоваться и Россией, и Казахстаном. И логистические центры соответствующие. Через нас в Китай, из Китая в Россию очень близкая дорога с меньшими затратами.

И, конечно, отдельная тема – научно-техническое сотрудничество. Обмен опытом и совместная работа для инновационной промышленности, тем более что сейчас все говорят о переходе к четвертой промышленной революции. Эту революцию надо осуществлять вместе с Россией в индустриально-промышленной области.

- Я имел честь не один раз с вами встречаться и должен искренне сказать, что вы не просто создатель, основатель… Казахстана. Вы с вашим характером человек неугомонный, каждый раз я слышу о новых реформах, новых идеях. Вот сейчас программа "100 шагов", которая на меня произвела сильное впечатление, сколько шагов, на ваш взгляд, уже пройдено, насколько успешно они пройдены и какую часть пути надо пройти?

- В прошлом году прошли президентские выборы, когда за меня проголосовало почти 98% избирателей Казахстана. Это было транспарентно, открыто перед всем миром. Именно тогда платформой, с чем я шел на эти выборы, было 5 институциональных реформ, к которым мы подошли. До этого было рано, а сейчас как раз время, накопили ресурсы, средства, возможные для осуществления. И общество подготовилось: за 25 лет уже новое поколение выросло и старые как-то перевоспитались.

Пять реформ: первая – это серьезная реформа государственной службы, вторая – это верховенство закона, третья – это экономика, поддержка малого бизнеса, а также единство нации, открытое подотчетное правительство. Это было заявлено только в прошлом году. Весь прошлый год мы работали над тем, чтобы обеспечить законодательную базу этих реформ. И вместе с парламентом наше правительство активно работало и приняло 59 законов, которые позволяют осуществлять эти реформы. И вот с нового года первый квартал мы уже работаем, за это время из 100 шагов 25 уже сделаны и начали работать.

Мы хотим, чтобы это было осязаемо и видно. Могу сказать по первому пункту – совершенствование государственной службы. Госслужащий не должен перескакивать должности, он должен расти. Попадать должен только тот, кто этого заслуживает, – через соответствующие тесты, соответствующие экзамены, прохождение практики и обучение он должен переходить на следующую ступень. Кто-то приехал, губернатор с собой привез кучу людей, этого нет, уже в первом квартале это снизилось в 10 раз. Компетентные люди должны проходить, назначаться должны на вакантные должности из резерва, этот резерв обучается, сдают тесты на пригодность, проводится проверка всех действующих чиновников. Это не просто, не все же проходят.

Второе – это верховенство закона. Это камень преткновения для России и для нас. Человек должен ходить в суд и там решать все свои проблемы законно, честно, защищая свои права. Но так ли это на самом деле? У нас очень много ступеней: первичная, вторая, третья – пять было. Из пяти мы оставили три. Это уже облегчило работу. Опять же прием судей очень жесткий. Судья должен 5 лет проработать на той должности, прежде чем получить другую должность. Конкурс объявляется среди судей, набираются по этому конкурсу люди, кто проходит тест. Год он проверяется, еще не назначается, проходит обучение, через год он снова аттестуется и тогда назначается судьей. Везде ход судебного процесса записывается, каждый имеет возможность проверить, о чем говорили, каждый имеет возможность получить информацию. Поэтому прозрачность судебных действий и доступность людям, понимание, что суд – это не что-то страшное, а это защита интересов человека, вот к этому подходим. Это очень важно. И так же по всем другим пунктам, я полон решимости довести до конца все 100 пунктов.

- Я должен сказать, что мне кажется, что ваше желание как бы осмыслить проблемы, мировые проблемы, скажем, выходит далеко за рамки родного вам Казахстана. На меня произвел сильное впечатление ваш манифест "21 век", который озвучили на саммите в Вашингтоне. И это очень серьезный, очень глубокий документ, который действительно показывает вашу глубокую озабоченность теми вызовами, которые есть в современном мире. Что нужно сделать, на ваш взгляд, чтобы снизить эту напряженность, чтобы как-то меньше опасностей нас окружало.

- Казахстан имеет моральное право выдвигать такие предложения. 26 лет назад мы приняли такое непростое решение закрыть Семипалатинский ядерный полигон, равный Неваде в Америке, это первое, а затем мы приняли такое же тяжелое решение отказаться от ядерно-ракетного арсенала, который был в Казахстане. Я не буду рассказывать, сколько людей у нас пострадало, территория, равная Бельгии, была заражена из-за испытаний на Семипалатинском полигоне, и люди в третьем поколении чувствуют последствия получения тогдашнего облучения. С этой проблемой мы остались один на один.

Сейчас, когда между великими державами снизилось доверие, между ядерными странами тоже снизилось доверие, а в мире сегодня 15 тысяч ядерных боеголовок, из них 4 тысячи развернутые стоят. Из этих 15 тысяч 7 тысяч примерно в России, 7 тысяч в Америке – 93%. Другие 20 стран имеют остальные полторы тысячи ядерных ракет. И, когда доверие слабнет, идут цветные революции, и там, где государство развалено, получается очаг терроризма, и это распространяется, и то, что за прошлый год на вооружение во всем мире потрачено 1 трлн 700 млрд долларов, на один процент это все выросло, и только за прошлый год в конфликтах, по данным Стокгольмского института исследования проблем мира, погибло 167 тысяч человек, война идет – все это заставляет задумываться. И кто-то же должен сказать, что надо остановиться, что-то надо делать. В манифесте "21 век – безъядерный мир" имеется очень конкретный алгоритм шагов, что надо делать нам, чтобы преодолеть недоверие друг к другу. Еще санкции, еще нападки друг на друга, то есть вместо того, чтобы сблизиться и бороться за уничтожение ядерного оружия, мы чувствуем опасность. Это может случиться очень от маленьких каких-то событий. Поэтому я внес предложение в ООН на последней сессии, и надо поднять все население Земного шара, всех людей доброй воли и особенно все парламенты, чтоб мы, пока не поздно, занялись этим вопросом. Потому что, если пойдет так, все новые государства захотят иметь ядерное оружие, а они уже есть, каждый хочет защититься, каждый хочет замкнуться в своих границах, работать сам, это всегда в истории приводило к конфликтам. Просто я хочу опередить это все.

- В заключение хочу сказать, что Астана, созданная практически вашими руками, идеально подходит стать той самой международной площадкой, где могли бы встречаться мировые лидеры, крупнейшие мировые институты как раз для обсуждения тех проблем, о которых вы сказали.

- Астана – единственная столица постсоветских стран, которая уже признана международным модератором. Здесь проходят съезды мировых традиционных религий. Здесь за 15 лет впервые прошел саммит ОБСЕ, и нас избрали местом проведения "ЭКСПО-2017". Поэтому в этом вопросе мы тоже готовы быть модератором. Мы хотим отметить 25-летие закрытия полигона в этом году, пригласим ученых, ядерщиков, политиков, чтобы еще раз обратить внимание мирового сообщества на очень большую угрозу для всего человечества. 15 тысяч ядерных боеголовок несколько раз могут уничтожить всю планету. Об этом никто не думает. Говорим о экологической катастрофе, потеплении и так далее. Поэтому я думаю, что это очень серьезный вопрос, которым все должны озаботиться.

- Большое спасибо, удачи вам, чтобы были успешно реализованы те самые намеченные вами 100 шагов, чтобы успешно прошла на будущий год выставка, зимняя Универсиада, чтоб все ваши планы сбылись.



МОСКВА, ТАСС
12      


Оригинал

Теги: Интеррвью, Нурсултан Назарбаев, ПМЭФ, взаимодействие, Россия ШОС, СНГ