Новости / Силовые структуры / Соревнования

6:00 / 13.02.17

Михаил Барышев: «Это не просто кадровый резерв, это основа»

Михаил Барышев: «Это не просто кадровый резерв, это основа»

Начальник ЦСКА полковник Михаил Барышев / Фото: cska.ru

В преддверии III зимних Всемирных военных игр в Сочи корреспондент издания Lenta.ru побеседовал с начальником ЦСКА полковником Михаилом Барышевым.


- В играх примут участие более 20 стран. Кого можно выделить?

- В первую очередь это вся Западная Европа, из наиболее ярких стран Востока — Пакистан, который вполне уверенно чувствует себя в Международном совете военного спорта, да и в целом он активный участник военного спорта. На Играх страна будет представлена в соревнованиях по горным лыжам.

- Китай?

- Китай, конечно же. Мощнейшая команда, китайцы одними из первых приехали на рекогносцировку в Сочи, причем делегация со стороны армейского спорта достаточно серьезная, представительная, в том числе военный атташе и помощники. В течение трех дней они вместе с нами работали в Сочи на спортивных объектах и остались очень довольны.

- А лидеры НАТО — США, Великобритания?

- Великобритания и США традиционно не самые инициативные участники Международного совета военного спорта. Здесь все-таки имеет смысл обратить внимание на некоторые исторические моменты в деятельности Международного совета военного спорта — это все-таки детище европейское. Международный совет военного спорта был создан по инициативе западноевропейских стран, таких как Франция, Германия, страны Скандинавии, Италия, Австрия. Очень большую роль в развитии международного совета военного спорта исторически играла Швейцария.

- Наша сборная команда — уже понятно, что спортсмены ЦСКА и «Динамо» будут составлять ее костяк.

- Я бы говорил о ЦСКА — от «Динамо» там всего один человек.

- ЦСКА основной. Могут ли представители других спортивных обществ — «Спартака» или других — попасть в сборную?

- Конечно, могут, но для этого они должны быть военнослужащими. Сегодня военная служба в спортивных обществах предусмотрена официально указом президента только в ЦСКА, и есть схема откомандирования военнослужащих Национальной гвардии МВД, а также в других силовых структурах, в частности — ФСБ. Штатные должности военнослужащих-спортсменов существуют только в Вооруженных силах РФ, в Министерстве обороны.

- Будут ли в числе участников Игр известные спортсмены — скажем, наши олимпийские чемпионы и чемпионы мира?

- Эта информация на сегодняшний момент пока закрыта. Конечно, это будет весь цвет российского спорта. Объясню, почему: я не хотел бы на этом концентрировать свое внимание, чтобы не давать фору нашим конкурентам. Это нормальные правила игры.

- Каковы наши планы и надежды на победу? Претендуем ли на первое место в общем зачете?

- Как человек военный я, конечно, надеюсь на победу. Но как человек, имеющий отношение к спорту высших достижений, где всегда все непредсказуемо, я бы не стал, забегая вперед, строить какие-то планы. Все будет так, как будет — каждому по способностям, каждому по уму, и могу лишь подчеркнуть одно: мы с полной выкладкой, с полным приложением сил и средств готовимся к предстоящим Всемирным военным играм. А если учесть, что наши военнослужащие-спортсмены сегодня показывают неплохие результаты — в частности, в соревнованиях по биатлону на этапах Кубка мира и лыжных гонках, — то, конечно, у нас есть все шансы показать хороший результат.

- Существует ли система допинг-контроля на военных играх?

- Безусловно. Всемирные армейские игры контролируются WADA. В данном случае с нами будет работать лаборатория из Кельна (Германия), официально аккредитованная при Международном совете военного спорта.

- Планируется ли расширение программы Игр в будущем и какие виды спорта могут ее пополнить?

- Это вопрос очень сложный. Он в большей степени адресован руководству Международного совета военного спорта, где сегодня, к сожалению, нет российского представителя. На это, кстати, стоит обратить внимание. Что такое Совет военного спорта? Это представители всех континентов. Например, представитель африканского континента является как бы старшим среди всех вооруженных сил африканского континента по вопросам спорта. То же самое и в случае с представителями Европы, Азии. В рамках проведения заседания генеральных директоров Международного совета военного спорта мы планируем вынести вопрос о представительстве России в его управлении, в генеральном секретариате. Считаю, что это очень важная, злободневная задача для российского и, конечно же, армейского спорта.

- Соответственно, все вопросы относительно наших планов по расширению нужно будет задавать уже потом?

- Да, мы сегодня предлагаем Международному совету военного спорта проводить больше соревнований на российской территории, для этого мы проводим презентации наших спортивных объектов — сочинских олимпийских объектов, роскошную инфраструктуру в Казани, наши великолепные лыжно-биатлонные комплексы в Тюмени, в Красноярском крае, легкоатлетические комплексы в Чувашии и Мордовии. Россия сегодня готова принимать соревнования самого высокого уровня, и здесь мы Международному совету военного спорта как страна предлагаем отличные условия. И III зимние Всемирные военные игры пройдут в уникальных условиях, это наверняка оценят все участники.

Например, наши спортсмены будут жить в четырехзвездочных отелях. Для сравнения: в Южной Корее вместо отелей были вагончики — грубо говоря, в поле. Да, они были комфортабельные, но в них проживало до 10 человек — то есть казарменная система размещения. В Южной Корее не было никаких восстановительных центров, а здесь мы их предлагаем — например, роскошные спа-центры наших пятизвездочных отелей, таких как «Гранд Отель Поляна» или отель «1389», где будут размещаться лыжники и биатлонисты. На курорте «Роза Хутор» разместятся горнолыжники, спортивное ориентирование, скалолазание и ски-альпинизм. Лучшие условия трудно себе представить.

Мы уделили большое внимание организации питания. Оно уже сейчас детально продумано: по примеру Олимпийских игр будет разработано питание отдельно для представителей восточных стран, занимаемся вопросами качества продуктов — больший акцент будет сделан на белковой пище, которая способствует восстановлению сил спортсменов. Ну, а наши военные врачи сделают все, чтобы армейские спортсмены чувствовали себя окруженными заботой. Работа врачей будет направлена не только на оказание медицинской помощи, но и на восстановление и реабилитацию в ходе соревнований.

- Чувствовались ли при подготовке Игр сегодняшние сложные отношения с Западом и сказалось ли это как-то на формате соревнований?

Вы знаете, не очень хорошо начинались игры в Южной Корее. Мы почувствовали излишнюю политизированность: произошла явная провокация в отношении армейских спортсменов. Мы разбирались с корейскими властями, с руководством Международного совета военного спорта. Хотя затем, когда представители иностранных государств, не очень дружелюбно к нам настроенных, увидели мощь нашей сборной команды, когда поняли, что Россия однозначно займет первое общекомандное место, отношение изменилось. Произошло это примерно на четвертый день соревнований, которые продолжались 12 дней. И весь негатив в момент сошел на нет. Сегодня мы не чувствуем какого-либо давления со стороны иностранных государств, уверен, что Игры пройдут в хорошей, дружелюбной, радостной атмосфере, на пять баллов. Потому что Минобороны сделало для этого все.

- Какова связь Всемирных военных игр с олимпийской системой? Наша сборная по военным играм рассматривается как источник кадров для олимпийской сборной в принципе?

- Я скажу языком цифр. Сборная РФ на ОИ в Бразилии состояла на 48 процентов из военнослужащих-спортсменов ЦСКА. 35 процентов — представители ЦСКА на Олимпиаде Сочи-2014. И это при том что тогда армейский спорт находился, мягко говоря, не в самом лучшем состоянии после ряда решений, которые принимали предыдущие руководители Минобороны. Я уверен, что тогда сборная команда могла бы состоять минимум на 50 процентов из военнослужащих ЦСКА. И сегодня это касается не только России, мы провели анализ сборных команд иностранных государств, прибывающих в Сочи, — они на 80 процентов идентичны сборным, которые планируются на ОИ в Южной Корее. Это не просто кадровый резерв, это основа!

- У каких стран вы видите наиболее сильные системы военного спорта, возможно, схожие с нашими?

- Германия, Швейцария, Австрия, Финляндия, Швеция. Можно сказать и о Норвегии, но у Норвегии больше задействованы все-таки специальные службы, такие как таможня и полиция. Неплохо развит военный спорт в Польше, в Чехии, можно отметить Словению. Там достаточно сплоченная сборная команда, и Словения, кстати, является серьезным двигателем в Международном совете военного спорта.

Южноамериканские страны — практически все. Феноменально развивается военный спорт в Бразилии, сборная Бразилии на ОИ на 60 процентов или даже больше состояла из спортсменов-военнослужащих. И, по статистике, за последние пять лет на территории Бразилии прошло самое большое количество соревнований под эгидой Международного совета военного спорта.

Во многих странах Латинской Америки армия является основой государственности. Тем более понятно, что армия и спорт — это две вещи неразделимые. А в Швейцарии и Австрии вообще Минобороны называется Министерство обороны и спорта. Кстати, очень хорошая модель, она вполне жизнеспособна и применима в том числе к нашей российской действительности — с учетом тех проблем, которые сегодня есть в российском спорте. Здесь армия должна и может подставить свое плечо.


Беседовал Илья Крамник.



МОСКВА, издание Lenta.ru
12       


Оригинал

Теги: Интервью, Начальник ЦСКА полковник Михаил Барышев, подготовка, ВЗВИ, Сочи