Новости / История / Военно-патриотическое воспитание

11:03 / 12.08.17

Очередная годовщина трагедии "Курска" - в Видяево вспоминают погибших

Очередная годовщина трагедии "Курска" - в Видяево вспоминают погибших

В Видяево вспоминают погибших / Фото: ТАСС, Алексей Павлишак

12 августа 2000 года, во время военно-морских учений в Баренцевом море АПЛ "Курск" затонула на глубине 108 метров. В результате катастрофы погибли все 118 членов экипажа.

«Подлодка "Курск" затонула в результате взрыва учебной торпеды внутри четвертого торпедного аппарата, повлекшего за собой взрыв остальных торпед, находившихся в первом отсеке АПРК»

Пятнадцать лет назад, в 11.28 12 августа, на борту подводной лодки "Курск" прогремел взрыв. Все, кто потерял близких в страшной трагедии в Баренцевом море, — в эту минуту мысленно возвращаются в Заполярье — в дни, полные надежды, отчаяния и опустошающего горя.

Подводная лодка "Курск" затонула в Баренцевом море, в 175 километрах от Североморска, на глубине 108 метров в результате катастрофы, произошедшей 12 августа 2000 года в ходе проведения военно-морских учений Северного флота. Все 118 членов экипажа, находившиеся на борту, погибли. Подлодка "Курск" затонула в результате взрыва учебной торпеды внутри четвертого торпедного аппарата, повлекшего за собой взрыв остальных торпед, находившихся в первом отсеке АПРК.

1179973181.jpg

В Видяево вспоминают погибших / Фото: Сергей Ещенко


Гарнизон подводников Видяево, откуда подлодка "Курск" ушла в свой последний поход, каждый год вспоминает погибших моряков — в храме и на центральной площади, у пирсов и памятников, в музеях и школах. Но прежде всего траурные сирены звучат в душах и сердцах тех, чья профессия и жизнь связаны с морем, с флотским братством.

Напрасных смертей не бывает

Этот день всегда начинается со службы в храмах — литургии и панихиды проходят по всей стране. В Заполярье, по традиции, служат в храме святителя Николая Чудотворца — его возвели сразу после трагедии, в месте базирования крейсера в Ара-губе. Поименно во время богослужения поминают всех 118 погибших подводников.

Затем на площади собираются жители гарнизона, моряки, представители власти. Военный оркестр играет хорошо знакомую всем северянам мелодию "Прощайте, скалистые горы" — про то, как "на подвиг Отчизна зовет" и про "суровый и дальний поход". И хотя написана она давно и совсем по другому поводу, каждый пришедший к памятнику погибшим морякам слышит в ней свое, вспоминает очень личное и сокровенное. Рота почетного караула возлагает венки на сопку, где установлен монумент в честь подводников. Он выполнен из черного гранита и представляет разорванную рубку подводной лодки.

Неизвестно, что в этот день красноречивее — речи выступающих с трибуны или минута молчания в память о погибших. "Не бывает напрасных смертей. Мы понимаем, что должны им, тем, кто ушел. И наша задача сегодня — помнить о том, как выполняют свой долг подводники и делать все, чтобы жизнь была мирной, а экипажи уходили и возвращались к родным берегам", — говорит на митинге нынешний вице-губернатор региона, а в те страшные дни 2000 года сотрудник пресс-службы Северного флота Игорь Бабенко. Позже он признается — голос дрожит и спустя 15 лет после трагедии, а воспоминания — словно кадры кинохроники, в которой смешалось все — личная боль, профессиональный долг, отчаяние и надежда.

Говорит, прошло уже 15 лет. Или всего лишь? Ведь командиру "Курска" Лячину было бы сегодня 60, а самым молодым ребятам из экипажа не исполнилось бы и 35. "Жизнь человеческая измеряется не календарными датами, а шириной, глубиной. У подводников нельзя быть плохими людьми, негодяями, нельзя не уметь дружить, нельзя кривить душой. Все наносное отторгается", — уверен Бабенко.

  Молебен в память о погибших на подлодке "Курск" отслужили в Петербурге


Больше стали ценить жизньПочти все родственники погибших на "Курске" из Видяево уехали, получив квартиры в разных городах России. Они по-прежнему встречаются — в Петербурге и Севастополе, Курске и Нижнем Новгороде. Цветы к разорванной рубке в заполярном гарнизоне несут жители, новые поколения подводников, дети, которым на уроках в школах рассказывают о подвиге и мужестве, о долге и чести, которые и в мирное время высоко ценятся и стоят дорого.

По мнению епископа Умбского и Североморского Митрофана, трагедия "Курска" стала феноменом в истории России. "Память обычно услужлива, она нас защищает, освобождает от трагических воспоминаний. Но в данном случае это не срабатывает. И это событие всегда у нас в сердце", — говорит священнослужитель.

Епископ уверен — "Курск" всей стране преподнес жестокий урок в тяжелое время. "Это было время бесконечного падения, разрушения, глумлений. Нам надо было всем очнуться. Лодка "Курск" легла поперек нашего движения в пропасть, остановила, призвала вспомнить, что есть нечто, что нельзя продать. Это начало отсчета нашего возрождения", — говорит епископ.

Женщины в толпе не сдерживают слез — среди погибших 15 лет назад были друзья, соседи и просто знакомые. "Мы вообще не могли поверить, что такое могло случиться с лодкой. Как в страшном сне… Жизнь с тех пор изменилась. Больше стали ценить ее, жизнь", — плачет соседка одного из погибших подводников — Виктора Кузнецова — Наталья.

Когда звезды взлетели с погон

Мурманская поэтесса, журналист и жена подводника Елена Леонова тоже вспоминает гнетущую атмосферу тех дней. Когда все жители заполярных гарнизонов, расположенных недалеко друг от друга, ждали новостей.

"Мы надеялись до последнего, почему-то верили, что все обойдется. Это были дни тревожного ожидания", — вспоминает Елена. Они с мужем жили в гарнизоне Гаджиево и поздно вечером 12 августа прогуливались с друзьями по поселку, громко разговаривали, кто-то засмеялся. "И вдруг кто-то, проходивший мимо, сказал — вы что, наши ребята сейчас там, в отсеках, под водой! Наступило чувство морального отрезвления. Весь городок замер, стали ждать новостей", — рассказывает Елена.

Уже позже, когда стало ясно, что 118 членов экипажа "Курска" из похода не вернутся, Лена написала стихи об осиротевших семьях, израненных душах, искалеченных судьбах.

Над Баренцем раскинут сумрак ночи.

О чем-то шепчет берег с белой пеной.

И звезды — их сегодня стало больше —

Взлетев с погон, зажгутся во Вселенной.

"Говорят, флотское братство — это не только гордость за ту работу, которую наши мужчины выполняют, а еще и осознание той сложности, ответственности, риска, которому они подвергаются каждый день. Это не понять тому, кто этим не живет. Каждый день они совершают подвиг", — уверена жена и дочь подводника.



Трагедия АПЛ "Курск" / Фото: AFP 2016/ Sergey Karpukhin

Кто в море не ходил, богу не молился

На мемориальные церемонии каждый год приезжают журналисты — поговорить с жителями, почувствовать сегодняшнюю атмосферу поселка. Многие помнят дни, когда точка на карте — Видяево — стала точкой боли для огромной страны.

"Это самое страшное, что было в моей профессиональной жизни. Да и по-человечески — не забудешь никогда", — признается корреспондент мурманского областного радио Елена Дмитриева. Она работала тогда в пресс-центре, организованном в Мурманске, — в Видяево проехать могли не все, закрытая территория. Вспоминает, как ждали любую информацию в первые часы, не могли добиться ответов от командования и властей, обсуждали каждый слух, каждую новость, пришедшую из гарнизона.

"Первые дни — самые страшные были, все понимали, что счет идет на минуты. Это были моменты отчаяния — все понимали, что люди живые, и казалось, что никто их не спасает", — говорит Елена.

Местных журналистов атаковали иностранные коллеги, в пресс-центре стояли плотной толпой. "Ты идешь на пресс-конференцию, а с тобой еще несколько корреспондентов из Финляндии, Швеции, Норвегии. Потребность в информации была колоссальная", — вспоминает мурманская журналистка.

Многие годы она работала на радиостанции "Атлантика" для моряков и рыбаков Северного бассейна, которая вещала на море и давала возможность родственникам связаться с теми, кто был вдали от берега. Елена вспоминает, что именно в те дни жены рыбаков и моряков приходили в эфир просто выговориться, поплакать, поддержать. "Переживания, слова любви, поддержки — такая была потребность связаться со своими. Это технически для многих была единственная возможность. Приходят и начинают плакать — страшно было всем, у кого в семье есть моряк", — говорит Елена. Она и сегодня часто повторяет морскую истину — кто в море не ходил, богу не молился.

Есть такая работа — Родину защищать

Елена Леонова вспоминает, что еще 15-20 лет назад носить военную форму было совсем не престижно, а иногда и опасно — порой она была раздражителем для тех, кто не верил в боеспособность армии и флота, кто устал от разрухи и безденежья. После "Курска", говорят в гарнизоне, ситуация стала меняться — престиж профессии вырос, появилось уважение в обществе к военным. "Сейчас к этим людям государство поворачивается лицом, начинает относиться к армии и флоту как уважающее себя государство", — уверена Леонова.

С ней согласен и Игорь Бабенко, который считает, что с тех пор изменилась психология отношения к армии и флоту. "Тот день стал поворотным не только в истории флота, но и страны, стал точкой поворота в сознании", — говорит Бабенко.

"Быть верным долгу" — эти слова не раз звучат на митингах в память о погибших подводниках. Для самих моряков и их семей в этих словах нет пафоса. Это, прежде всего, заповедь профессии и память о тех, кто навсегда ушел на боевое дежурство. "Вот говорят, это, мол профессия такая — героическая, мужественная… Так и есть, но на самом деле это такая работа — как в том фильме говорили — родину защищать", — уверена жена и дочь подводника Елена Леонова.



МОСКВА, РИА Новости
1      


Оригинал 


Теги: Памяти подводников, общество, АПЛ "Курск", Видяево, Мурманская область