Новости / История / Военно-патриотическое воспитание

18:00 / 07.11.17

Сергей Нарышкин: революционные события 1917 года больше не раскалывают общество

Сергей Нарышкин: революционные события 1917 года больше не раскалывают общество

Председатель Российского исторического общества, руководитель Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин / Фото: ТАСС, Станислав Красильников

В канун столетия Великой российской революции председатель Российского исторического общества (РИО), директор Службы внешней разведки (СВР) РФ Сергей Нарышкин дал эксклюзивное интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману, в котором рассказал о значении этого исторического события для граждан России, его оценке в современном российском обществе, а также о мероприятиях, проводившихся по всей стране в преддверии этой даты.

— Сергей Евгеньевич, через несколько дней, 7 ноября, вся страна будет отмечать 100-летие Великой российской революции. Почти год назад президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин в ежегодном Послании Федеральному собранию отметил, что юбилей этого события "…весомый повод еще раз обратиться к причинам и самой природе революций в России. И не только для историков, ученых". Затем президент подписал распоряжение, согласно которому Российскому историческому обществу, председателем которого вы являетесь, было рекомендовано сформировать оргкомитет.

— Вы очень верно подобрали слово — "отмечать", а не "праздновать". Ведь, как сказал президент России Владимир Владимирович Путин, позитивные и негативные последствия революции тесно переплетены. Этой точкой зрения с самого начала руководствовался наш оргкомитет, который возглавил видный историк международных отношений, сопредседатель Российского исторического общества академик Анатолий Васильевич Торкунов.

По данным социологических опросов, Великая российская революция остается одним из самых значимых исторических событий для наших сограждан. Это неудивительно, учитывая, какие масштабные последствия для страны и мира она повлекла. Удивительно скорее то, что многим россиянам, особенно молодым, не хватает элементарных знаний об этом периоде.

С другой стороны, в обществе есть неудовлетворенный спрос на качественное историческое знание. Это открывает широкие возможности для просветительской работы, а Российское историческое общество такой работы не боится. И, кстати, мы ведем ее уже достаточно давно.

— Не могли бы вы рассказать об этом подробнее? Когда Российское историческое общество впервые подошло к теме 100-летия революции?

— Это произошло еще при разработке нового историко-культурного стандарта. Именно тогда, в 2013 году, мы впервые столкнулись с необходимостью доходчиво, подробно и достоверно рассказать школьникам о современных достижениях отечественной исторической науки.

«Термин "Великая" в первую очередь используется для обозначения масштаба последствий. Здесь правомерно говорить об определенных параллелях с Великой французской революцией»

В ходе широких профессиональных и общественных обсуждений историки приняли решение рассматривать революцию как процесс, включивший в себя все многообразие событий между крушением русской монархии и окончанием Гражданской войны. Таким образом, сегодня мы говорим о Великой российской революции 1917–1922 годов. Причем термин "Великая" в первую очередь используется для обозначения масштаба ее последствий. Здесь правомерно говорить об определенных параллелях с Великой французской революцией.

Кроме того, большую роль в подготовке к 100-летию Великой российской революции сыграл предшествовавший юбилей Первой мировой войны. Напомню, что оргкомитет, созданный в 2016 году для его проведения, по-прежнему действует, подчеркивая единство этих этапов отечественной истории и преемственность в их осмыслении.

— Расскажите, пожалуйста, более подробно про юбилейные мероприятия этого года. Насколько широко отмечается 100-летие революции?

— Первым делом оргкомитет разослал запросы по региональным и федеральным учреждениям науки, образования и культуры, в которых мы просили уточнить, какие мероприятия проводятся по стране в связи с юбилеем. Отклик, который за этим последовал, можно назвать почти невероятным. Письма продолжали поступать к нам даже спустя несколько месяцев.

Оказалось, что в России проходят тысячи региональных и муниципальных мероприятий, посвященных революционной тематике. Среди них — круглые столы, концерты, выставки и даже специальные проекты для людей с ограниченными возможностями. Кроме того, огромное количество различных юбилейных событий произошло за границей — в Европе, Латинской Америке и, конечно же, в Китае. Так или иначе, мы имели дело с действительно мощным интересом, беспрецедентным для события 100-летней давности.

Из всего многообразия этих проектов оргкомитету предстояло отобрать самые значимые, которые в конечном счете сформировали "лицо" юбилейного года. Таких проектов оказалось 118. Затем к ним добавилось еще два десятка региональных инициатив. На сегодняшний день почти все они уже успешно реализованы.

«По меткому выражению секретаря Французской академии Элен Каррер д’Анкосс, для целого поколения россиян российская революция перестала быть "фактом биографии"»

Отдельно отмечу, что 68 юбилейных мероприятий были поддержаны нами из средств фонда "История Отечества". Эта поддержка оказывалась по итогам строгого двухэтапного отбора, при котором мы отдавали предпочтение международным проектам, обладающим высокой научной значимостью.

Конечно, не все эти мероприятия попали на телеэкраны, но идеи, озвученные их участниками, позднее активно тиражировались в российских и зарубежных СМИ.

При этом, по меткому выражению секретаря Французской академии Элен Каррер д’Анкосс, для целого поколения россиян российская революция перестала быть "фактом биографии".

Действительно, для людей нашего поколения день Великой Октябрьской социалистической революции всегда был "красным днем календаря", а сегодня уже выросли те, кто и праздника-то такого не помнит. Это естественный процесс. Меняются поколения, меняется и память.

Революция перестала разделять и сталкивать наших граждан. Я вижу в этом целительную силу времени.

«Государство впервые за многие десятилетия не диктует историкам их научные выводы, напротив, власть сама ждет от исследователей этих выводов»

Также очень важно, что государство впервые за многие десятилетия не диктует историкам их научные выводы. Напротив, власть сама ждет от исследователей этих выводов, ведь только беспристрастный подход к истории позволяет извлекать из нее уроки.

Кстати, возможно, поэтому французы начали серьезно отмечать свою революцию только с 1889 года — как раз через сто лет после ее начала.

— К слову, буквально на днях в Сорбонне была упразднена кафедра истории французской революции. Согласно официальной версии, связано это с тем, что французы отныне считают ее рядовым и всесторонне изученным эпизодом своей истории.

— Вы снова правы. Нам очень важно, чтобы беспристрастность в отношении памяти не обернулась ее утратой. Для этого на протяжении всего года Российское историческое общество и фонд "История Отечества" поддерживали новые форматы исторического просвещения, способные привлечь современную аудиторию.

В самом начале юбилейного года мы поддержали мультимедийную выставку "1917. Код революции" в Государственном центральном музее современной истории России. В сентябре этот проект получил главную награду музейного конкурса Всероссийской историко-литературной премии "Александр Невский", а сегодня его уже тиражируют шесть региональных музеев.

Ярким событием станет и размещение фотографий революционной Москвы на улицах современной столицы. Этот проект вместе с нами готовит Российское общество историков-архивистов.

В целом способность увлекательно и доступно рассказать о сложных исторических событиях, не потеряв при этом сути, являлась для нас одним из самых значимых критериев при отборе проектов.

Отмечу и еще один момент. Чтобы действительно извлекать пользу из своей истории, нашим согражданам необходимо научиться читать исторические документы. Профессиональные историки подтвердят, что подлинный документ — основа любого суждения о прошлом. К сожалению, в пылу общественных дискуссий об этом очень часто забывают.

Зато нередко приходится слышать, что архивы революции закрыты. Но реальность свидетельствует об обратном: архивы как раз таки открыты, но мало кто в них ходит. Приходится предпринимать дополнительные усилия, чтобы привлечь общественный интерес.

«Нередко приходится слышать, что архивы революции закрыты, но реальность свидетельствует об обратном: архивы как раз таки открыты, но мало кто в них ходит»

Приведу пример. В этом году было рассекречено множество документов, касающихся Владимира Ильича Ленина. Чтобы сделать это событие общественно значимым, Российским историческим обществом был предпринят целый ряд серьезных шагов. В Выставочном зале федеральных архивов открылась тематическая выставка "Ленин", по которой при нашей поддержке уже делают подробный виртуальный тур. На нее мы пригласили лучших учителей истории — победителей первого этапа педагогического конкурса фонда "История Отечества". К слову, я сам с большим интересом осмотрел экспозицию вместе с ними.

— Пожалуйста, расскажите про этот педагогический конкурс.

— Российское историческое общество проделало большую работу над учебниками и методическими пособиями по истории. Но хороший учебник — это лишь полдела, ведь главную роль в образовательном процессе всегда играет учитель. Чтобы выявить лучшие методические практики и мотивировать педагогов к саморазвитию, мы посвятили теме революции наш ежегодный конкурс педагогического мастерства "История в школе: традиции и новации".

На очном этапе, в котором приняли участие представители всех регионов России, учителям пришлось самостоятельно подготовить урок по теме "Великая российская революция", причем в случайно выбранном формате. Члены жюри оценивали и урок-дискуссию, и самостоятельную работу в группах, и даже урок-расследование.

После успешного завершения всех испытаний 24 участника, продемонстрировавшие самый высокий уровень профессионального мастерства, были награждены почетными дипломами Российского исторического общества и денежными премиями.

Мне было приятно узнать, что министр образования и науки Российской Федерации Ольга Юрьевна Васильева назвала их "нобелевскими премиями для учителей истории". Но еще приятнее то, что к профессиональному опыту наших учителей-победителей стали внимательнее относиться в их собственных регионах.

— Посоветуйте, пожалуйста, где еще, если не брать в расчет учебник, стоит искать актуальную историческую информацию по революции 1917 года? Какие новые издания были поддержаны в этом году?

— В этом году при поддержке фонда "История Отечества" были изданы 15 новых книг, отобранных нашими экспертами. 18 издательских проектов попали в план юбилейных мероприятий.

Среди них следует выделить двухтомник Института российской истории РАН "Революция 1917 года: власть, общество, культура", который дает, на мой взгляд, самую широкую и убедительную картину состояния всех областей жизни в революционной России. А еще там великолепно подобран визуальный ряд — документальные фотографии, рисунки и сатирические изображения полноценно погружают читателя в атмосферу революционной повседневности.

Кроме того, очень важна энциклопедия "Россия в 1917 году", куда вошли почти 700 статей, дающих полное представление об основных личностях, фактах и событиях эпохи.

Еще один проект, о котором хочется рассказать, — новый сборник "Россия накануне великих потрясений". Это хороший пример статистического материала, представленного в удобном и читаемом формате. Настоящий подарок для всех любителей отечественной истории.

И, конечно же, необходимо упомянуть сборник "Политбюро и Лев Троцкий". Послереволюционное десятилетие внутрипартийных интриг очень живо предстает на его страницах.

— Нет ли опасности в том, что после того, как отметим 100-летний юбилей, интерес власти и общества к революции 1917 года пропадет?

— Безусловно, общественный интерес к историческим событиям всегда обостряется в связи с их юбилеями. Но хочу вас заверить: у нас всегда будет повод вернуться к осмыслению причин и последствий революционных событий, как и других значимых вех отечественной истории.

— Какие темы, проблемы, вопросы, поднятые в юбилейном году, вы могли бы отметить как новые явления в осмыслении Великой российской революции?

— Каждое поколение задает своему прошлому собственные вопросы. Наши современники, к примеру, менее склонны рассуждать о больших общностях — нациях и классах. Поэтому значительная часть поддержанных нами мероприятий оказалась посвящена "человеческому измерению" революционной эпохи — истории повседневности, образования, женской эмансипации. К слову, конференция "Сила слабых", проходившая в Архангельске и посвященная роли женщин в революции, привлекла огромное количество зарубежных участников.

«Значительная часть поддержанных нами мероприятий оказалась посвящена "человеческому измерению" революционной эпохи — истории повседневности, образования, женской эмансипации»

Кроме того, на самых разных площадках по всей стране обсуждались региональные особенности революционного процесса. Ведь на него влияли и географические, и этнические, и религиозные факторы. История революции в провинции, пожалуй, второй главный тренд этого года.

Одна из самых интересных конференций такого рода прошла в Казани. Она была посвящена влиянию Великой российской революции на мир ислама. Состоялись конференции во Владивостоке, Новосибирске, Пензе, Великом Новгороде. В декабре предстоит большой историко-политологический форум в Ульяновске.

Наконец, нельзя не упомянуть кинопроект "Формула русской революции", поддержанный фондом "История Отечества". Это уникальный пятисерийный фильм, где каждая серия раскрывает локальные предпосылки революционного взрыва в различных уголках Российской империи.

— Насколько велико было международное участие?

— Мы старались выстроить дискуссию с учетом всех существующих мнений, поэтому мы постарались создать условия для более интенсивного общения российских и иностранных ученых. Благодаря поддержке фонда "История Отечества" нашу страну в этом году посетили более 150 ведущих зарубежных историков.

Разумеется, самые крупные международные делегации выступили на мероприятиях Российской академии наук, Московского и Санкт-Петербургского государственных университетов, МГИМО. Но были и другие заметные площадки. Например, Государственная публичная историческая библиотека сумела привлечь иностранных архивистов на свою конференцию "Документальное наследие российской революции".

И, конечно же, не случайно в этом году Генеральная ассамблея Международного комитета исторических наук — крупнейшей организации профессиональных историков в мире — состоялась у нас в Москве.

— Но если появилось столько новых, интересных тем, то, очевидно, их стоит продолжить и после завершения юбилейного года? Какие планы у Российского исторического общества и фонда "История Отечества" на следующий, 2018 год?

— Прежде всего мы продолжим поддерживать профессиональное и общественное осмысление событий Великой российской революции. Как я уже говорил, революция — это многоэтапный процесс, к которому относятся и предстоящая годовщина начала Гражданской войны, и грядущий юбилей окончания Первой мировой.

К тому же не будем забывать, что на следующий год приходится сразу несколько новых юбилеев. Среди них — 200-летие со дня рождения основателя Русского исторического общества Александра II и его современника, идейного вдохновителя революции Карла Маркса. И император, и радикальный мыслитель оказались причастны к революционной ситуации, хотя до самой революции, естественно, не дожили. Так что нам вновь предстоит разговор об особенностях российского реформаторства, о политических традициях и своеобразии отечественных интеллектуальных течений.

— В чем, на ваш взгляд, состоит главный, наиболее актуальный для современного российского общества итог осмысления Великой российской революции в юбилейном году?

— Революция произошла тогда, когда в обществе, и особенно у элит, критически снизился уровень политической ответственности. Атмосфера эгоцентризма и нетерпимости, стремление поделить мир на белое и черное, на правых и неправых — вот, что породило революцию.

Революция произошла тогда, когда в обществе, и особенно у элит, критически снизился уровень политической ответственности. Атмосфера эгоцентризма и нетерпимости, стремление поделить мир на белое и черное, на правых и неправых — вот, что породило революцию.

Сегодня, на мой взгляд, наше историческое сознание становится более зрелым. В различные исторические периоды мы то восхваляли вождей революции, то демонизировали их. Но с годами становится очевидно, что радикализм истории вреден и, я бы даже сказал, противопоказан.

Наша история — это история всех без исключения: революционеров и контрреволюционеров, эмигрантов и тех, кто остался на родине. У каждого из них была своя правда, и более того, эта правда менялась с годами. Организаторы террора могли стать его жертвами, революционеры — властью, а власть — внутрипартийной оппозицией. Способность принять эту многогранную картину мира — верный признак устойчивости нашего гражданского общества, критерий его нравственного здоровья.

— Чего нам ждать 7 ноября?

— Каждый город и регион будет по-своему отмечать эту дату.

Например, в Санкт-Петербурге, на Адмиралтейских верфях, планируется установить памятный знак российским судостроителям, выполнявшим свой профессиональный долг в те тяжелые годы.

Когда мы говорим о революции, то, как правило, вспоминаем ее героев и жертв — в первую очередь крупных исторических деятелей. Но ведь было же еще и большинство российского народа — врачи, учителя, инженеры, рабочие. Несмотря на хаос, охвативший страну, они продолжали свой каждодневный труд, сберегали профессиональные и семейные традиции, созидали, когда все вокруг рушилось.

Я думаю, что этих людей и нужно благодарить за то, что Россия в конечном счете выстояла и сохранилась.

Пусть у нас в стране наконец появится такой памятник.

Беседовал Михаил Гусман.



МОСКВА, ТАСС
12


Оригинал

Теги: Интервью, Председатель Российского исторического общества, руководитель Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин, значение этого исторического события, граждане России, оценка, современное российское общество, мероприятия