Новости / Техника и вооружение / Вооружение и военная техника

7:04 / 25.11.17

Сергей Коротков: лучше иметь возможности для ближнего воздушного боя, чем не иметь их

Сергей Коротков: лучше иметь возможности для ближнего воздушного боя, чем не иметь их

Генеральный конструктор Объединенной авиастроительной корпорации Сергей Коротков / Фото: пресс-служба Объединенной авиастроительной корпорации

Россия продолжает совершенствование серийных боевых самолетов и разработки перспективных комплексов, включая беспилотные аппараты и системы дальнего перехвата. О требованиях к летательным аппаратам будущего и направлениях их развития обозреватель  iz.ru побеседовал на полях  Dubai Air Show-2017 c генеральным конструктором Объединенной авиастроительной корпорации Сергеем Коротковым.


— Сергей Сергеевич, сейчас мы в переговорке МиГа, поэтому давайте начнем с него. Что можно сказать о развитии линейки МиГа, в том числе о платформе МиГ-29/35?

— Самолет МиГ-35 привыкли называть машиной поколения 4++, но давайте посмотрим, что стоит за этим определением? Это большая работа, цель которой — создание машины, отвечающей требованиям, которые сегодня к ней предъявляются. Главная идея МиГ-35 ­— создание самолета под большой рынок уходящих машин типа МиГ-29, способного занять высвобождающиеся объемы. Иначе их займут другие.

Кроме того, МиГ продолжает работу над перспективным комплексом дальнего перехвата.

— Какие требования предъявляются к перспективному перехватчику?

— В первую очередь они продиктованы применяемым оружием, как существующим, так и перспективным. Это совершенно новые условия работы. Иметь дело придется с гиперзвуковыми носителями и их вооружением — также гиперзвуковым. Это совершенно иной диапазон высот по сравнению с предыдущим периодом. Задел по решению этих задач есть, а также понимание, что сегодняшний перехватчик — МиГ-31 — как и все самолеты, имеет ограниченный ресурс.

— Что можно сказать о работах по беспилотной тематике?

— Задача заключается не столько в разработке конкретного аппарата, сколько в создании системы беспилотной авиации. В рамках этой темы разрабатываются не только боевые аппараты. Идет работа, например, над транспортной беспилотной системой Дальнего Востока, которая должна решить проблему связности малонаселенных регионов. Так или иначе, там есть экономическая активность и потребность в грузоперевозках, которую необходимо поддерживать в интересах освоения региона. В перспективе ее можно будет распространить и на соседей.

Речь идет не о создании тех или иных аппаратов, а о разработке комплексов и систем, как пилотируемых, так и беспилотных, которые будут взаимодействовать друг с другом, о создании в стране в целом инфраструктуры для них.

   — Можно ли говорить о том, что профессия пилота скоро перейдет в разряд умирающих?

— Не думаю. Пилот останется так или иначе, присутствие человека всё равно необходимо для принятия решения. Полностью положиться на искусственный интеллект в ближайшие десятилетия вряд ли получится.

Можно говорить о расширении круга принятия решений. В каких-то случаях его можно будет принять и на земле. Но человек остается — и пилот остается.

— Когда ждать ударный беспилотник?

— По теме ударного БПЛА проведен ряд работ, многое уже в стадии испытаний. Идет выбор облика аппарата для решения конкретных задач, разработка системы применения оружия.

— Сохранится ли деление боевых самолетов на классы или всю боевую работу будет делать один и тот же условный «многоцелевой истребитель»?

— Это сужение неизбежно. К унификации и универсализации приходят все, держать несколько группировок разнотипных самолетов становится очень дорого. Сегодня это такой естественный процесс — интеграция задач и их объединение. Это сложная работа. Если брать, например, работу над землей и над морем — это серьезная разница. Разные типа поверхности, разная видимость целей над этой поверхностью, разные виды помех. Если прибавить сюда еще вопросы интеграции различных типов вооружения, то масштаб работы резко растет.

— А если говорить о такой задаче, как воздушный бой, особенно ближний воздушный бой истребителей? Его уже несколько раз хоронили, но он всегда возвращался. Сейчас снова говорят о том, что он больше не нужен.

— Это вопрос доктрины, на самом деле. Кто-то принимает доктрину боя BVR (beyond visual range — за пределами видимости) и затачивает свои платформы и системы под нее, кто-то нет. Под доктрину уже создаются платформы и оружие. В принципе, конечно, в воздушный бой лучше бы не вступать, но если уж обстановка свела с противником на близкой дистанции, то лучше иметь соответствующие возможности, чем не иметь их. Поэтому требования высоких маневренных характеристик актуальны и сегодня. Это и способность в кратчайшее время занять позицию для атаки, и быстро вывести истребитель из-под огня противника, и занять выгодное исходное положение для последующей атаки или же выхода из боя. Пилотаж остается существенным элементом подготовки летного состава ВВС всех государств.


МОСКВА, "Известия"
2


Оригинал


Теги: ОАК, Коротков, интервью, Dubai Air Show-2017, МиГ-29, БПЛА, МиГ-35, МиГ-31, совершенствование серийных боевых самолетов, разработка перспективных комплексов