Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

6:00 / 02.10.17

Георгий Каламанов: утечки российского химоружия террористам исключены

Георгий Каламанов: утечки российского химоружия террористам исключены

Замминистра промышленности и торговли Георгий Каламанов / фото: Минпромторг

После распада СССР Россия осталась обладательницей крупнейших по весу в мире запасов химического оружия. Накануне в Удмуртии был уничтожен последний килограмм боевых отравляющих веществ из почти 40 тысяч тонн запасов. Президент РФ Владимир Путин назвал это историческим событием и выразил надежду, что усилия России по ликвидации химоружия послужат примером и для других стран. О том, какие барьеры стояли на пути реализации программы, что будет дальше с объектами уничтожения, остались ли какие-то запасы химоружия в бывших советских республиках и применялось ли оно в Сирии рассказал в интервью РИА Новости замминистра промышленности и торговли, замглавы госкомиссии по химическому разоружению Георгий Каламанов. Беседовала Дарья Станиславец.

— Россия досрочно завершила программу по уничтожению химоружия. Можно ли сказать, что Россия ставит для себя точку в истории химоружия?

— Россия никогда не стремилась к какому-либо доминированию в области вооружения, будь то химическое или иное оружие. Но при этом всегда была готова обеспечить оборону страны и безопасность своей территории. Именно поэтому наша страна активно участвовала в разработке Конвенции о запрещении химического оружия, аналогичной Конвенции по запрещению биологического оружия, и является участником многих международных разоруженческих договоров и механизмов.

Более того, на полях конференции по разоружению в Женеве Россия вышла с инициативой о разработке Международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Россия остается привержена основной цели Конвенции и далее будет стремиться к миру, свободному от химического оружия. Если говорить о программе, реализованной в России, то всего подлежало уничтожению 4 миллиона 352 тысячи 33 химических боеприпаса, 107 крупнотоннажных цистерн и 927 емкостей с отравляющими веществами зарин, зоман, ви-икс, иприт и люизит

1а.jpg

Площадка открытого хранения обожженных боеприпасов с отравляющими веществами для последующей утилизации на объекте "Кизнер" в Удмуртии. 27 сентября 2017 / Фото: РИА Новости

Можно констатировать, что по состоянию на 27 сентября 2017 года в России уничтожено 100% имевшихся запасов химического оружия. При этом общий объем финансирования программы составил порядка 321 миллиарда рублей. Это в большей степени средства федерального бюджета, но и средства международной технической помощи.

—  Сталкивалась ли Россия с какими-то трудностями и барьерами (внешними и внутренними) во время реализации программы?

— Безусловно, были сложности зачастую бюрократического характера, преодоление которых занимало достаточное количество времени. Но несмотря на это Россия признательна и благодарна странам, оказавшим содействие в уничтожении запасов химоружия.

С момента ратификации Конвенции в 1997 году экономическая ситуация в нашей стране переживала разные периоды, что, безусловно, сказывалось и на реализации программы уничтожения химоружия.

Возникали трудности и при строительстве объектов уничтожения: местное население попросту опасалось появления таких объектов в районах их проживания. Однако возведение новых школ, детских садов, спортивных и оздоровительных комплексов, многоэтажных жилых домов, дорог способствовало повышению качества жизни населения во всех шести регионах, где велось уничтожение, и, соответственно, решению данной проблемы.

—  Вы упомянули о беспокойстве, которое выражали граждане, есть ли действительно какой-либо риск для проживающих неподалеку от этих объектов, для экологии? Как объекты охраняются?

— Объекты по уничтожению химического оружия построены в соответствии с требованиями современных норм и критериев, установленных российским законодательством, в том числе и Климатической доктриной России. К тому же на объектах создана система производственного экологического мониторинга.

С момента начала уничтожения отравляющих веществ на регулярной основе проводится контроль и мониторинг загрязняющих веществ в атмосферном воздухе, в природных водах, в снежном покрове, в почвах, в донных отложениях. Анализ полученных данных свидетельствует о том, что экологическая обстановка в районах объектов по хранению химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия остается стабильной. Также влияние на состояние окружающей среды в санитарно-защитной зоне не зафиксировано. Специфические загрязняющие вещества (отравляющие вещества и продукты их деструкции) во всех исследованных пробах объектов окружающей среды не обнаружены.

—  Как программа по утилизации химоружия реализуется у стран-партнеров России? Все ли работы идут по графику?

— В декабре 2011 года было принято решение конференции государств-участников Конвенции об окончательных сроках уничтожения химического оружия. Согласно представленным документам, Россия должна была уничтожить свои запасы до декабря 2020 года, а США — до 2023 года. На данный момент Россия уже полностью уничтожила свои запасы химического оружия. По информации, представляемой США в ОЗХО, уничтожение идет в плановом режиме и США подтверждают ранее определенные сроки — не позднее сентября 2023 года.

2а.jpg

Утилизация обожженных боеприпасов с отравляющими веществами на объекте "Кизнер" в Удмуртии / Фото: РИА Новости, Илья Питалев

О сроках завершения уничтожения Японией оставленного на территории Китая химоружия говорить сложно, но на сегодня речь идет о 2024-2026 годах.

— Будет ли Россия оказывать содействие другим странам в уничтожении химоружия?

— Если вопрос заключается в оказании Россией финансового содействия другим странам в уничтожении химического оружия, то в настоящее время таких перспектив нет. Если под содействием подразумевать оказание какой-либо посильной помощи, то Россия, как и любой другой государство-участник Конвенции, направляет в организацию членские взносы на ежегодной основе и тем самым вносит свой вклад в общий процесс уничтожения мировых запасов химического оружия.

В целом Россия, как и ранее, привержена своим обязательствам по Конвенции и готова принимать активное участие в решении любых возникающих вопросов, касающихся ликвидации химоружия в соответствии с положениями Конвенции и нормами международного права.

— Предполагалось, что объекты, где проходила ликвидация химоружия, в дальнейшем предложат инвесторам. Для чего это необходимо? Есть ли у инвесторов интерес к этому? Когда это возможно?

— Имущественные комплексы объектов по уничтожению химического оружия привлекательны для инвесторов, поскольку имеют развитую и современную инфраструктуру. Сейчас Минпромторг России совместно с регионами прорабатывает проекты по созданию новых промышленных производств и межрегиональных центров по обезвреживанию промышленных отходов I и II классов опасности. Безусловно, после ликвидации химического оружия необходимо провести специальные мероприятия в зданиях и помещениях, где уничтожались отравляющие вещества. С учетом всех процедур инвесторы могут зайти на объекты начиная с 2019 года.

— Остались ли какие-то запасы химоружия в бывших советских республиках?

— В бывших советских республиках запасов химического оружия не было. Инспекторы ОЗХО посредством регулярных инспекций на предприятия химической промышленности осуществляют контроль за тем, чтобы химическое оружие или его прекурсоры не разрабатывались, не производились и не накапливались.

—  В Human Rights Watch утверждали, что во время химических атак в Сирии, включая Хан-Шейхун, могли использоваться авиабомбы советского производства. На ваш взгляд, может ли это быть правдой? Могло ли утечь советское химоружие в том числе в руки террористов?

— Специалистами и экспертами, в том числе и американскими, доказано, что это не был взрыв авиабомбы. При этом, в связи с участившимися инцидентами в Сирии, созданы и функционируют две миссии по установлению фактов применения химоружия в Сирии по линии ОЗХО, а также Совместный механизм ООН-ОЗХО по расследованию случаев применения отравляющих веществ в сирийском конфликте. Эти миссии призваны расследовать подобные случаи на месте, собирать доказательства, изучать все обстоятельства каждого инцидента, анализировать и делать выводы.

В отношении утечки советского химоружия в третьи руки и тем более в руки террористов Россия не раз делала заявления, что никогда и ни при каких обстоятельствах никому не передавала свое химоружие. Это исключено по ряду причин. Во-первых, с момента присоединения к Конвенции Россия объявила о всех своих запасах химоружия, которые были проверены и подтверждены инспекторами ОЗХО и впоследствии находились под постоянным контролем ОЗХО в ходе всего процесса уничтожения. Во-вторых, если бы в Сирии нашли хоть малейший намек на принадлежность того или иного вещества к советскому, то уже все мировые СМИ об этом бы объявили.

— Готово ли ваше ведомство поучаствовать в расследовании химатак в Сирии? Бывали ли вы в этой стране? Что думаете про обвинения в адрес Дамаска в применении химоружия?

— Минпромторг является национальным (уполномоченным) органом по выполнению Конвенции о запрещении химического оружия и отвечает за выполнение Россией своих международных обязательств и имплементацию положений Конвенции. Расследование каких-либо инцидентов с применением отравляющих веществ не входит в функции ведомства.

В отношении Сирии отвечу коротко — российская делегация не раз озвучивала свою позицию на официальных заседаниях руководящих органов ОЗХО, которая сводится к тому, что реальных доказательств о применении сирийскими властями химоружия нет. Соответственно, все обвинения — беспочвенны.


МОСКВА, РИА Новости
12


Оригинал

Теги: Интервью, Георгий Каламанов, уничтожение ХО, Россия