Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

5:00 / 12.05.19

Мохаммад Зариф: война с Ираном будет самоубийством для ее зачинщиков в США

Мохаммад Зариф: война с Ираном будет самоубийством для ее зачинщиков в США

Глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф / Фото:

Глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф в преддверии своего визита в Москву и встречи с российским коллегой Сергеем Лавровым рассказал в интервью РИА Новости о взглядах Тегерана на наиболее острые конфликты ближневосточного региона, о роли Ирана в Йемене и Сирии, о будущем иранской ядерной сделки, а также о том, насколько вероятна война между США и Ираном.

— ОАЭ считают, что отношения с Катаром в 2019 году не наладятся. По вашему мнению, кто выигрывает и кто проигрывает от такого положения дел?

— Они (ОАЭ и Катар) – соседи, география не должна меняться. Диалог с соседями необходим. Текущие противоречия возможно решить только мирными и политическими методами через прозрачный диалог. Рост напряженности в отношениях между соседними государствами в условиях, при которых регион и весь мир по-прежнему страдают от масштабного кризиса, вызванного терроризмом и экстремизмом, от продолжения оккупации Палестины, не принес пользы ни одному из правительств, ни одному из народов региона и угрожает интересам всех. Я убежден, что время санкций подошло к концу. Разрыв дипломатических отношений, закрытие границ и блокада со стороны других стран – не выход из кризиса.

— А что вы можете сказать про обвинения со стороны ОАЭ в том, что Иран оккупировал три острова: Большой Томб, Малый Томб и Абу-Муса? Можно ли, как об этом говорят Эмираты, решить этот вопрос через Международный суд?

— Как я говорил, вопрос о территориальной целостности и суверенитета Исламской Республики Иран над островами Малый Томб, Большой Томб и Абу-Муса никоим образом не может быть предметом переговоров. Как и ранее, мы будем приветствовать диалог с ОАЭ для рассмотрения путей укрепления связей двух стран, устранения противоречий. Иран всегда заявлял о готовности к прямому диалогу по порядку реализации меморандума о взаимопонимании 1971 года.

— Арабские страны, в особенности Саудовская Аравия, обвиняют вас в поддержке повстанцев в Йемене? Что вы скажете на этот счет? Как бы вы охарактеризовали отношения Ирана с хуситами?

— Хуситы воют, используя оружие, которое Саудовская Аравия во времена Али Абдаллы Салеха передала йеменцам. Саудовская Аравия и Эмираты при помощи английских и американских бомбардировщиков превратили Йемен в ад. Саудовская Аравия провоцирует кризис в регионе тем, что ведет войну в Йемене, удерживает блокаду против своего соседа Катара и убивает оппозиционеров.

Иран уже несколько лет назад предложил свой план из 4 пунктов с исключительно гуманитарным подходом для того, чтобы покончить с кризисом в Йемене. Я подтверждаю это предложение и заявляю о готовности к сотрудничеству с мировым сообществом, чтобы оказывать помощь в целях улучшения гуманитарных условий в Йемене. Я глубоко убежден, что усилия, направленные на завершение гуманитарной катастрофы в этой стране являются исторической ответственностью всего сегодняшнего мира. Необходимо как можно скорее создать условия для того, чтобы остановить агрессию и оказать помощь народу Йемена.

Именно действия "Ансар Алла", сопротивление народа Йемена позволили показать собственную позицию перед лицом агрессоров. Это говорит о силе сопротивления народа Йемена. Уже давно понятно, что нации, у которых есть воля к сопротивлению агрессорам и оккупантам, могут в конце концов выйти победителями, достичь победы, возвысив себя. "Ансар Алла" и народное движение Йемена являются ярким примером этого. Мы в современной истории на примере других страны можем видеть, что движения, которые стоят на своих позициях, переносят трудности, в конце концов, несмотря на невезение и дискриминацию, которая может существовать на международной арене, смогут достичь своих чаяний и прав. Региональная политика Ирана – это именно политика борьбы с экстремизмом и терроризмом путем усилий, направленных на создание мира и безопасности в регионе, развитие всех стран на Ближнем Востоке.

— Ранее министр обороны Ирана заявил, что Иран поддерживает Йемен духовно. Каким образом осуществляется помощь Ирана группировке "Ансар Алла"?

— Существует лишь один путь для установления мира и стабильности в Йемене – это создание условий, при которых все йеменские партии без иностранного вмешательства смогли бы создать инклюзивное правительство национального единства.

— Есть ряд сообщений о том, что якобы в Сане присутствуют военные советники Ирана. В какой степени эти сообщения близки к действительности? Каким образом Иран помогает укрепить военную силу "Ансар Аллы", пользуется ли "Ансар Алла" иранскими технологиями?

Эти обвинения, этот вопрос — дело прошлого. Америка для того, чтобы скрыть свое присутствие в регионе и свои действия, которые могут считаться военным преступлениям, постоянно выдвигают безосновательные обвинения в адрес Ирана. Однако, как я уже сказал, хуситы воют, используя оружие, которое Саудовская Аравия в прошлом — во времена Али Абдаллы Салеха — поставила йеменцам.

— В чем, по вашему мнению, должен заключаться следующий этап урегулирования в Йемене?

— Иран поддерживает создание инклюзивного правительства в Йемене, которое может быть создано через диалог. Иран не преследует каких-либо других целей, кроме как безопасность и стабильность в регионе, в том числе в Йемене. Политика Ирана в отношении соседей всегда заключалась в устойчивом спокойствии для всех народов региона. Иран по-прежнему следует своей региональной разумной политике в отношении соседей и продолжит делать это. В настоящее время поддержка Ирана группировки "Ансар Алла" в Йемене носит исключительно политический характер.

— На ваш взгляд, почему США поддерживают войну против Йемена, но решили вывести свои войска из Сирии и Афганистана?

— Выбор США на Ближнем Востоке всегда ошибочен. Избранные США ошибочные подходы привели к катастрофе в регионе. Если бы не поддержка США, преступлений там не было бы. В Сирии и Афганистане США понесли тяжелые потери для собственной экономики, и, в конечном счете, это не принесло никаких результатов, кроме ущерба и гуманитарного кризиса для народа региона, в особенности для народа Сирии. Однако удивительно то, что эта страна вместо того, чтобы учиться на собственных ошибках, настойчиво их продолжает делать на своем неверном пути.

— Тегеран не раз заявлял, что военные советники Ирана находятся в Сирии для оказания помощи армии этой страны. В какой степени успехи сирийской армии в последние несколько лет являются результатом сотрудничества с Ираном?

— Иран находится в Сирии по запросу правительства этой страны для борьбы с терроризмом и оказания консультативной помощи этой стране. Вооруженные силы (Ирана) не осуществляли операций в какой-либо стране и не ведут их. Иранские советники выполняют свою важную и единственную роль — оказывают помощь правительству Сирии для борьбы с терроризмом. Недопущение разрастания ИГ* в регионе, последние поражения этой группировки в регионе, особенно в Сирии и Ираке, являются результатом борьбы и бескорыстной помощи Исламской Республики Иран указанным странам. Нет никаких сомнений в том, что если бы Иран серьезно не взялся за борьбу с ИГ*, силы этой группировки сейчас занимали бы важные территории региона.

— Некоторые считают ошибочным намерение США вывести свои войска из Сирии. Что вы думаете об этом?

— Присутствие США в Сирии с самого начала было незаконным, США в полной мере не воевали с ИГ*, их присутствие было не в интересах сирийского народа и осуществлялось без согласия правительства этой страны.

— Как Иран смотрит на поддержку Соединенными Штатами курдов? Считаете ли вы, что США, договорившись с Турцией, отвернулись от курдов?

— Необходимо подождать и посмотреть на развитие ситуации. На наш взгляд, еще рано проводить подробный анализ замысла Вашингтона относительно вывода войск из Сирии.

— Как вы думаете, почему Турция продолжает угрожать атакой на территории к востоку от Евфрата? И как вы смотрите на роль Турции по будущему урегулированию сирийского кризиса?

— Хорошие отношения региональных стран идут на пользу всему региону. Отношения Анкары и Дамаска, безусловно, пойдут на пользу региону и обеим странам. Единственный путь стабилизации обстановки, восстановления безопасности в Сирии и обеспечения безопасности границы Сирии и Турции, устранения законной обеспокоенности Анкары и защиты ее собственной территории – это размещение сил Дамаска на сирийско-турецкой границе.

— Что вы думаете о перспективах восстановления Сирии от ущерба, нанесенного войной?

— Любая война когда-либо заканчивается. Надеемся, что кризисные условия в Сирии как можно скорее завершатся, беженцы вернутся в свои дома. Мы убеждены, что возможности группировки ИГ* вновь собраться для начала новой войны в этой стране практически исчезли. Однако тайные ячейки ИГ* разбросаны по Сирии и региону. Именно по этой причине сохраняется обеспокоенность по ряду моментов. Для благоустройства, строительства новых жилых районов вместо разрушенных нужна помощь и содействие всех страны региона и мира, международных организаций.

— Учитывая действующие санкции, какие у Ирана есть механизмы для продажи нефти?

— В текущих условиях Иран способен продавать собственную нефть, мы можем защитить свою экономику. Иран сможет одолеть американские санкции. Многие страны заявили о готовности торговать с Ираном. Иран и ЕС находятся на пороге соглашения, которое, несмотря на возврат односторонних американских санкций, сделают возможным продажу иранской нефти и получения доходов от нее.

— В каком виде сейчас механизм по торговле ЕС с Ираном? Стараются ли США разрушить его? Что вы думаете о присоединении России к этому механизму? И могут ли аналогичные схемы использоваться в будущем с другими странами?

— Иранский аналог европейского INSTEX — компания, известная как SATMA (STFI). Об этом было сообщено Евросоюзу. Угрозы США помешать реализации этого механизма между Ираном и Европой продолжаются. Мы также говорили о том, что Европа для сохранения СВПД должна нести расходы и издержки. Мы месяцами вместе с другими странами вели переговоры с США, достигли хороших результатов. Сейчас же Европа и другие страны должны внести свой вклад в свою работу и международную безопасность. Механизм, схожий с INSTEX, можно реализовать и с другими странами, теми, кто в этом заинтересован, в том числе с Россией и Турцией.

— Какова вероятность начала войны между Ираном и США?

— Видимо, те, кто начал войну США с Ираком в 2003 году, стремятся начать другую войну, уже с Ираном. Это — самоубийство для них же самих. Некоторые лица в правительстве (президента США Дональда) Трампа прилагают усилия для начала такой войны, что для них будет равнозначно самоубийству. Иран никогда не хотел ни с кем войны и не будет этого желать. Но стоит США только начать любое столкновение с Ираном, мы будем со всей силой защищать национальные интересы и собственную страну.

— Если европейским странам не удастся помочь Ирану в противодействии санкциям США, может ли Тегеран вернуться к своей прежней ядерной программе?

— Мы неоднократно заявляли, что терпение народа Ирана имеет границы. Продолжение участия Ирана в СВПД зависит от выгод для Тегерана и поведения ЕС. Если интересы Ирана будут обеспечиваться СВПД, а ЕС будет верен свои обязательствам, Иран останется привержен договоренности. Как только ЕС будет не в состоянии помочь Ирану в вопросе противодействия санкциям, возможно, одностороннее присутствие Ирана в СВПД потеряет свой смысл и значение. В этом случае возможен пересмотр принятых ограничений в рамках СВПД.

* Запрещенная в России террористическая организация.

МОСКВА, РИА Новости
12

Теги: Интервью, глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф, рассказ, взгляд Тегерана, наиболее острые конфликты ближневосточного региона, роль Ирана, Йемен, Сирия, будущее, иранская ядерная сделка, вероятность, война, США, Иран