Новости / Политика и общество / Войны и конфликты

18:00 / 14.02.18

Александр Кинщак: США пытаются создать “новую сирийскую армию”

 Александр Кинщак: США пытаются создать “новую сирийскую армию”

Посол России в Дамаске Александр Кинщак / Фото: ТАСС, Валерий Шарифулин

В День дипломатического работника посол России в Дамаске Александр Кинщак рассказал в интервью ТАСС о ситуации в Сирии "на местах", о перспективах урегулирования, а также о планах США по созданию "новой сирийской армии” из курдов, бывших боевиков запрещенных в РФ террористических организаций "Исламское государство" (ИГ) и "Джебхат ан-Нусра".

—  Как бы Вы могли охарактеризовать ситуацию в Сирии на сегодняшний день? Как изменилась ситуация, в том числе с точки зрения безопасности? Как обстоят дела с обеспечением безопасности посольства?

— За последнее время обстановка в стране значительно улучшилась. 

В том числе и в военном плане. Удалось разгромить ИГИЛ  (прежнее название ИГ - прим. ТАСС), полная ликвидация остатков недобитых джихадистов лишь вопрос времени. От террористов освобождены значительные территории, в том числе богатые углеводородами районы на востоке Сирии. Созданы зоны деэскалации, которые в целом показали свою эффективность, несмотря на многочисленные нарушения боевиками перемирия.

«Нередко мины залетают и на территорию нашей дипмиссии»

Заметно оживилась экономическая жизнь. Беженцы возвращаются в свои дома. Впервые удалось собрать действительно представительный Конгресс сирийского национального диалога, который недавно прошел в Сочи. Все это кардинальным образом меняет настроение простых сирийцев – у них, наконец, появилась надежда на наступление мира в стране.

Конечно, до полной нормализации еще далеко. Сохраняются очаги напряженности на севере (в Идлибе и Африне сейчас идут активные боевые действия), северо-востоке и юге Сирии. Сложная обстановка и в столичном регионе. Террористы ИГИЛ и "Джебхат ан-Нусры" окопались на окраинах Дамаска – в лагере Ярмук и южных пригородах, а также в районе Джобар (в 4 км от Посольства) и Восточной Гуте. Продолжаются масштабные провокации со стороны НВФ. Боевики регулярно обстреливают из минометов жилые кварталы Дамаска, в результате чего гибнут мирные граждане.

Нередко мины залетают и на территорию нашей дипмиссии. 

В последний раз это случилось 6 февраля. Сохраняется угроза проведения адресных терактов против российских представителей. Поэтому вопросам обеспечения безопасности Посольства уделяется приоритетное значение. Думаю, что мы достаточно надежно защищены от всех просчитываемых рисков.

— Россия и Сирия провели ряд заседаний Межправкомиссии. На них, в частности, говорилось, что российский бизнес не может осуществлять проекты практически на безвозмездной основе по причине пока не очень высокой платежеспособности сирийской экономики. Как решаются данные вопросы, идет ли речь о возможности предоставления кредита сирийской стороне? О каких проектах и контрактах может идти речь в краткосрочной и долгосрочной перспективах?

— В Сочи 10 октября 2017 года прошло 10-е заседание Российско-Сирийской Межправкомиссии (МПК). Были достигнуты важные договоренности о сотрудничестве в области разведки и добычи полезных ископаемых, промышленности, сельского хозяйства, транспорта, связи и коммуникаций. Заместитель председателя правительства РФ, глава российской части МПК Дмитрий Рогозин посетил Сирию в декабре 2017 года для обсуждения вопросов практической реализации согласованных в Сочи решений и рекомендаций и получил соответствующие заверения от президента Башара Асада и членов высшего руководства Сирии.

Сирийцы сейчас готовят государственную программу посткризисного восстановления своей экономики и социальной сферы. При этом в Дамаске на самом высоком уровне подтверждают заинтересованность в нашем активном участии в этом масштабном процессе. И создают для этого необходимые условия. Для российских компаний здесь открыты все без исключения сферы деятельности.

С учетом имеющихся ограничений, в том числе проблем с финансированием, обсуждаем с сирийскими партнерами различные гибкие схемы реализации совместных проектов. Профильные ведомства России и Сирии в части, их касающейся (посекторально), прорабатывают "дорожную карту" дальнейшего развития торгово-экономического сотрудничества. Некоторые из вошедших в нее перспективных проектов уже выполняются, другие проходят межведомственное согласование, третьи находятся на стадии экспертного обсуждения и конкретизации технико-экономических параметров.

— Россия неоднократно предлагала международным партнерам создание своего рода фонда для восстановления Сирии. Западные страны, прежде всего США, заявили, что могут участвовать в восстановлении лишь тех районов, которые не находятся под контролем правительственных сил. В этой связи, на Ваш взгляд, как будет осуществляться послевоенное восстановление?

— За семь лет конфликта сирийской экономике нанесен колоссальный ущерб. По подсчетам сирийцев, потери реального сектора экономики составили 75 млрд долларов. Для восстановления докризисных темпов роста ВВП, как полагают эксперты ООН, требуется не менее 200 млрд долларов.

Вина за это лежит не только на террористах и их спонсорах, но и на ведомой США так называемой международной антиигиловской коалиции. В частности, в результате ее целенаправленных ударов были уничтожены десятки ключевых объектов топливно-энергетической инфраструктуры на востоке Сирии, мосты, дороги, образовательные и медицинские учреждения. Бывшая "столица халифата" город Ракка оказалась разрушена на 80%, а ее восстановление до сих пор так и не началось.

«Вина за это лежит не только на террористах и их спонсорах, но и на ведомой США так называемой международной антиигиловской коалиции»

Для сравнения, в Дейр-эз-Зоре, с которого правительственные силы при участии ВКС России сняли многолетнюю осаду ИГИЛ в ноябре 2017 года, успешно налаживается мирная жизнь. Открыты школы и больницы, налажена работа жилищно-коммунальных служб, в свои дома возвращаются жители. Аналогичная ситуация наблюдается и в освобожденном от боевиков в декабре 2016 года Восточном Алеппо.

Понятно, что сирийским властям будет весьма непросто найти необходимые для посткризисного восстановления колоссальные средства. Поэтому Россия предложила международному сообществу, прежде всего, сочувствующим Сирии странам всем вместе заняться разработкой комплексной программы ее возрождения.

Речь, прежде всего, идет о наших союзниках по БРИКС, Иране, других государствах, проводящих независимую внешнюю политику и заинтересованных в закреплении своих позиций на перспективном сирийском рынке. Важную роль в этом процессе должен сыграть местный частный сектор. Кроме того, большой потенциал в этом плане имеется у многочисленной сирийской диаспоры за рубежом.

Что касается позиции Запада, который готов вкладываться в восстановление Сирии только при условии обеспечения реального "политперехода" (фактически речь идет о смене власти в стране в процессе политических реформ), то это циничный шантаж. Вызывает вопросы и продвигаемый Вашингтоном проект строительства "альтернативной Сирии" на территориях, "освобожденных" при участии международной коалиции. Усматриваем в этом намерение расколоть страну на части и, возможно, закрепить незаконное американское военное присутствие на сирийской территории.

— Как вы можете оценить ситуацию в Восточной Гуте, где до сих пор присутствуют террористы "Джабхат Ан-Нусры" и близких к ней группировок? Какова примерная численность боевиков в этом районе, можно ли говорить о каких-либо сроках окончательной ликвидации террористического очага в данном пригороде Дамаска? Является ли ситуация в Восточной Гуте следствием желания США вывести "Джабхат Ан-Нусру" из-под удара, чтобы потом использовать для смены режима?

— Создание зон деэскалации в мае 2017 года способствовало снижению уровня насилия в целом по стране. В том числе и в Восточной Гуте. Однако из-за вооруженных провокаций окопавшихся там боевиков из считающихся умеренными группировок "Ахрар Аш-Шам", "Фейляк Ар-Рахман", "Армии ислама" и террористов "Джебхат ан-Нусры" в ноябре обстановка в Восточной Гуте вновь дестабилизировалась. Непосредственным толчком стало скоординированное нападение объединенных сил джихадистов на воинскую часть в Харасте. Ожесточенные столкновения там продолжаются до сих пор.

Численность боевиков "ан-Нусры" комментировать не буду, поскольку это не вполне мой профиль. Скажу лишь, что даже в небольшом количестве они являются серьезной силой и представляют значительную опасность. 

В том числе и потому, что нусровским командирам, как правило, беспрекословно подчиняется большинство находящихся рядом НВФ, в том числе и так называемых "умеренных". Решить проблему присутствия "Джебхат ан-Нусры" в Восточной Гуте сирийские власти неоднократно пытались и через переговоры. В декабре 2017 года им практически удалось согласовать договоренность об эвакуации нусровцев в Идлиб. Однако в последний момент ее сорвали боевики конкурирующих группировок.

Прогнозировать сроки нормализации обстановки в Восточной Гуте пока сложно. Собственно зоны деэскалации создавались на временной основе именно с этой целью. Замысел был в том, чтобы через прекращение насилия и налаживание сотрудничества сторон с целью восстановления разрушенной инфраструктуры готовить условия для последующей мирной реинтеграции данных районов в сирийское государство. Все это еще только предстоит сделать.

По поводу тайных расчетов и планов внешних сил в связи с "ан-Нусорй" могу напомнить, что долгое время эта террористическая организация была для некоторых стран антисирийского лагеря фактическим союзником в борьбе с законным правительством Сирии. Сегодня она является одной из последних карт в руках противников Асада для оказания военного давления на Дамаск. Однако, как и все террористы, нусровцы – ненадежные союзники. В частности, за последние два года они успели сильно потрепать бандформирования, опекаемые некоторыми регионалами. Что еще раз подтверждает, что играть в такие игры с террористами опасно. Их нужно ликвидировать совместными усилиями.

Что касается США, то они, как представляется, делают ставку скорее не на "Джебхат ан-Нусру", а на курдов из Партии демократического союза, а также прикормленные арабские вооружённые отряды на востоке Сирии. Пытаются сколотить из них "новую сирийскую армию". В нее наряду с другими боевиками набираются и бывшие игиловцы, нусровцы и прочие террористы.

—Расскажите подробнее, как удалось провести такую титаническую работу по созыву Конгресса сирийского национального диалога в Сочи? В ходе конференции говорилось, что те, кто не участвовал в Конгрессе, могут войти в состав конституционной комиссии. Как Вам видится этот процесс? Ряд делегатов в Сочи заявляли, что в конечном итоге подобные мероприятия должны проходить на сирийской территории. Когда, на Ваш взгляд, условия и обстановка позволят это осуществить?

—Подготовка к проведению Конгресса сирийского национального диалога (КСНД) действительно потребовала очень серьезных усилий. 

С учетом беспрецедентного масштаба мероприятия и широкого круга его участников значительная часть работы велась вне Сирии. Российские представители активно взаимодействовали с партнёрами по астанинскому формату из Ирана и Турции. В результате общими стараниями удалось обеспечить успех этого форума, ставшего знаковым событием на пути к политическому урегулированию сирийского кризиса.

Наше посольство также вносило посильный вклад в его подготовку. Мы представляли рекомендации по кандидатам из числа представителей внутренней сирийской оппозиции, гражданского общества, религиозных деятелей и шейхов племён. Разъясняли будущим делегатам Конгресса наше видение его целей и задач. Пытались выводить сирийцев на конструктивный диалог и согласование подходов по практическим вопросам подготовки КСНД.

Теперь перед нами как его организаторами стоит не менее важная и сложная задача. Необходимо, не теряя темпа, использовать созданный в Сочи задел для стимулирования процесса политурегулирования на основе резолюции 2254 СБ ООН. Рассчитываем, что итоги КСНД помогут спецпосланнику генсекретаря ООН по Сирии Стаффану Де Мистуре придать импульс межсирийским переговорам на женевской площадке. В том числе в рамках конституционной комиссии, которую еще предстоит сформировать.

Некоторые участники сочинского форума высказывали пожелание продолжить работу в этом формате, в том числе предлагали варианты продолжения межсирийского диалога на территории своей страны. Исходим из того, что это дело самих сирийцев - решать, где и когда собираться. Мы же всегда готовы помочь.

Беседовал Григорий Сапожников.



МОСКВА, ТАСС
12


Оригинал


Теги: Интервью, Посол России в Дамаске Александр Кинщак, ситуации в Сирии "на местах", перспективы урегулирования, планы США, создание "новой сирийской армии”, курды