Агентство / Персоналии / Аналитика

5:03 / 18.04.16

Сила упреждения

Сила упреждения

Владимир Путин с главой нацгвардии России Виктором Золотовым / Фото: mirnagrani.info

По количеству опубликованных в СМИ конспирологических заключений экспертов различной степени осведомленности появление в стране нового силового ведомства многократно превзошло даже вывод российских войск из Сирии. Подлила масла в огонь и выдернутая из текста указа о создании НГ цитата, что военнослужащие нового ведомства могут применять огнестрельное оружие без предупреждения. 

Попробуем разобраться, что же такое Федеральная служба войск национальной гвардии, какие задачи она будет решать и какое место отведено новому ведомству в структуре российских силовиков. 

Сложение сил 

Из указа о новой федеральной службе, подчиняющейся лично президенту, известно: она должна поддерживать общественный порядок, бороться с терроризмом и экстремизмом, участвовать в территориальной обороне страны, защищать важные гособъекты и специальные грузы, помогать пограничникам, а еще следить за соблюдением законодательства в сферах оборота оружия и частной охранной деятельности. 

Часть функций ФСВНГ, естественно, унаследовала от внутренних войск, но многие задачи переданы из зон ответственности ФСБ (охрана госграницы, полномочия по борьбе с терроризмом), Минобороны (территориальная оборона) и, конечно, МВД (поддержание общественного порядка, контроль оборота оружия и частной охранной деятельности). 

Сразу отметим, что национальная гвардия не получила права осуществлять оперативно-розыскную деятельность. Следствие по уголовным делам, возбужденным по статьям, связанным с терроризмом и организованной преступностью, так и будут вести МВД, ФСБ и Следственный комитет. Тогда как НГ предстоит осуществлять силовое сопровождение при раскрытии особо тяжких преступлений и преступлений против государственности, то есть задерживать и захватывать террористов и бандитов как самостоятельно, так и по заявке оперативников и следователей МВД, ФСБ, СК. 

1459931116_original.jpg

Гвардейцы / Фото: svopi.ru

Интересен раздел «Территориальная оборона», который не привлек внимания экспертов и аналитиков. А между тем НГ будет не только бороться с вражескими диверсионно-разведывательными группами, но и охранять важные стратегические объекты, поддерживать общественный порядок, охранять и конвоировать военнопленных и даже защищать тылы и коммуникации ВС РФ. Здесь национальная гвардия забрала существенную часть полномочий у старших братьев – МВД, ФСБ и Минобороны. 

Согласно пункту «а» статьи 6 президентского указа НГ должна выполнять задачи по охране общественного порядка, обеспечению общественной безопасности и режима чрезвычайного положения. Особое внимание следует обратить на последнее. Режим ЧП вводится в России только в двух случаях – при попытке насильственного изменения конституционного строя (мятеж, региональные конфликты) и что немаловажно – при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, стихийных бедствиях. То есть новое ведомство будет отвечать именно за силовую составляющую поддержания мира и правопорядка на территории России, забрав соответствующие полномочия и структуры у других служб. 

Чернобыль как повод 

По одной из версий, идея создания нового силового ведомства возникла в 2011–2012 годах, когда в России наметилось достаточно активное протестное движение. И якобы именно нацгвардия должна была стать страховкой для руководства страны от разрастания проблемы. 

Однако первые планы создания подобного мегаведомства появились еще в начале 80-х в СССР. В случае войны требовалось ликвидировать последствия применения оружия массового поражения, защищать важные объекты, бороться с вражескими ДРГ, охранять пленных и выполнять много других задач. На бумаге взаимодействие КГБ, МВД и Минобороны выглядело идеальным, но когда произошли авария на Чернобыльской АЭС и землетрясение в Армении, унесшее тысячи жизней и полностью разрушившее несколько городов, оказалось: распределение обязанностей между ведомствами не позволяет эффективно решать задачи такой сложности. 

Начавшийся распад Советского Союза, сопровождавшийся многочисленными локальными конфликтами, только подтвердил, что нужна одна служба, которая полностью возьмет на себя борьбу с бандподпольем, сможет развести враждующие стороны и займется ликвидацией ЧС. И не исключено, что все эти проблемы придется решать одновременно. 

Пробной попыткой формирования новой структуры стали расширение полномочий внутренних войск, создание в их структуре оперативных частей, а также увеличение подразделений специального назначения. Но МВД не хотело выделять ВВ в отдельное ведомство, а КГБ и Минобороны были против усиления милицейского министерства. 

В начале 90-х годов появился первый документ, где прозвучал термин «национальная гвардия», но идея ее создания не встретила одобрения военно-политического руководства новой России. Силовики посчитали, что с задачами борьбы с террористами и бандподпольем справится и оперативный штаб, которому подчиняются части и подразделения из различных ведомств. Примерно так по сути было во время обоих конфликтов в Чечне. 

Между тем идея периодически оживала, но всякий раз находились веские поводы вновь отложить решение о создании подобного ведомства на более поздний срок. С изменением внутренней обстановки в России трансформировалась и предлагаемая структура национальной гвардии. С начала 90-х и до середины 2000-х годов подразумевалось, что это хорошо вооруженные подразделения, оснащенные в том числе бронетехникой, артиллерией, даже боевыми вертолетами. Одно время новую структуру планировали создать на базе Воздушно-десантных войск. С середины 2000-х речь уже пошла о силовом ведомстве в большей степени с полицейскими функциями, чей личный состав был бы вооружен легким стрелковым оружием, широко применял спецсредства и передвигался на бронеавтомобилях. 

По словам нескольких собеседников «Военно-промышленного курьера», минувшей осенью, когда Владимир Путин подписал указ о введении в действие плана национальной обороны России на 2016–2020 годы, стало понятно, что национальная гвардия все-таки появится в ближайшее время как независимая структура. 

5 апреля она стала реальностью, теперь это федеральная служба, равная по статусу ФСБ и подчиняющаяся только президенту. Примечательно, что из всех ранее существовавших выбор пал на наиболее амбициозный, подразумевающий создание силовой структуры с широчайшим кругом полномочий. 

Кто кем командует 

Самым неожиданным пунктом президентского указа стала передача из состава Министерства внутренних дел ЦСН и авиации. В национальную гвардию вошли не только подчиняющиеся Центру специальный отряд быстрого реагирования (СОБР) «Рысь» и отряд мобильный особого назначения (ОМОН) «Зубр», но и все аналогичные региональные подразделения. 

1.jpg

СОБР «Рысь» / Фото: img-fotki.yandex.ru

В структуре ВВ был свой спецназ – легендарный 604-й центр специального назначения «Витязь», а также несколько отрядов СпН. Но они в отличие от коллег из МВД выполняли задачи согласно разделу 4 закона «О внутренних войсках», то есть преимущественно в условиях объявленного режима контртеррористической операции. 

Конечно, сама трактовка указа президента о национальной гвардии говорит о том, что СОБРы и ОМОНы будут выполнять те же задачи, что стояли перед ними раньше. Но пока остается открытым вопрос: как они теперь будут взаимодействовать с подразделениями МВД, с которыми ранее работали очень плотно? 

Все опрошенные «ВПК» сотрудники МВД, а также военнослужащие вновь созданной НГ говорят, что, как и раньше, оперативным подразделениям надо будет подавать заявку на силовое обеспечение их деятельности. При этом в законе четко указывается, что специальные отряды быстрого реагирования и мобильные отряды особого назначения находятся в оперативном подчинении регионального руководства МВД. 

По мнению представителей СОБРа, ОМОНа и бывшего спецназа ВВ, ответивших на вопросы «Военно-промышленного курьера», все будет, как и раньше, но руководство МВД – не только центральное, но и на местах – утрачивает контроль над подразделениями СпН, а те в свою очередь приобретают серьезную управленческую надстройку, которая в любой момент может поставить им свои задачи. Но как устранять конфликт интересов, когда местное руководство запросило у ОМОНа или СОБРа силовую поддержку, а отряды не могут ее оказать, так как задействованы по плану командования НГ? 

604-й центр и отряды специального назначения, перешедшие в национальную гвардию из внутренних войск, получат более широкие полномочия и не будут жестко привязаны к объявленному режиму КТО. Поэтому не исключено, что бывший спецназ ВВ наравне с ОМОНом и СОБРом подключится к борьбе с организованной преступностью. 

Источники «Военно-промышленного курьера» не исключают, что в дальнейшем в структуру национальной гвардии будут переданы и недавно созданные в МО РФ батальоны территориальной обороны. В настоящее время вопрос еще не решен, и в указе президента эти воинские части не упоминаются. Но на большую вероятность такой передачи указывает подписанный в прошлом году Владимиром Путиным национальный план обороны. 

Как отметили все собеседники «ВПК», пока не появится федеральный закон «О национальной гвардии», очень сложно судить, каким путем развития пойдет ФСВНГ. Но уже сейчас понятно, что в мирной жизни новому ведомству предстоит выполнение полицейских функций. Что будет, когда начнется война или стихийное бедствие? Подождем выхода закона. 


Автор: Алексей Михайлов 



МОСКВА, «Военно-промышленный курьер»
21


Теги: ФСВНГ, НГ, МВД, ФСБ, СК, ВС РФ