Мнения / Оружие мира / Вооружение иностранных армий

5:03 / 20.06.15

Британские гладиаторы на финской арене (окончание)

Британские гладиаторы на финской арене (окончание)

J8A в окраске добровольческой авиагруппы F19 в экспозиции музея Военно-Воздушных Сил Швеции / Фото: www.targeta.co.uk

Забавно, но в первые дни войны финское командование продолжало рассматривать «Гладиаторы» как вполне себе полноценные истребители. Их даже пытались привлекать к перехвату бомбардировщиков, но после нескольких безуспешных боев с СБ 3 июля командование Карельской армии плюнуло и возложило на «Гладиаторы» только задачи по ведению разведки и штурмовке наземных войск.

Ещё 29 июня 1-е звено со всеми «Гладиаторами» перебазировалось в район Йоэнсуу, на береговой аэродром Хёйтияйнен, а 22 июля на аэродром Хаараярви. Места в обоих случаях были красивые, но для «Гладиаторов» явно не счастливые. Весь остаток лета разные обстоятельства методично сокращали поголовье «Гладиаторов» в эскадрилье. В дополнение к тому, что самолёты были довольно сильно изношены, а русские неплохо научились стрелять по воздушным целям, со взлётными полосами соседствовал мягкий грунт, попадание на который вполне могло привести к переворачиванию самолёта. Ждать такого случая долго не пришлось.

Уже 4 июля у GL-272 на разбеге отказал мотор, и самолёт, выкатившись с полосы, перевернулся. 14 июля огнём с земли советские пехотинцы «сняли» GL-252, пилоту которого удалось посадить машину в Толвоярви, но дальнейшая её эксплуатация была возможна только после радикального вмешательства механиков с авиазавода в Тампере. Три дня спустя такая же участь постигла GL-267. Пилотировавший его лейтенант Мяки (Jussi Mäki) с риском для жизни посадил самолёт на вынужденную, но «Гладиатор» мастерство пилота не оценил и полностью сгорел уже на земле. 24 июля неожиданно воспламенились пулемётные ленты у GL-276, но это произошло прямо на аэродроме, и техсостав успел потушить «Гладиатора» прежде, чем тот повторил судьбу 267-го. Тем не менее, расторопность механиков не спасла его от визита в Тампере. Наконец, 12 августа опять своё веское слово сказал грунт в районе аэродрома: старшина Тёрхёнен (V. Törhönen) на GL-273 неверно рассчитал посадку, выкатился за взлётную полосу и перевернулся. Помимо собственно боевых и небоевых потерь, ещё три «Гладиатора» в июле-августе были направлены на завод для планового ремонта. Ремонт старых истребителей явно приоритетом для Государственного авиазавода не был, а потому они ожидали своей очереди по несколько месяцев и обратно в строй в основной своей массе вернулись весной 1942 года.

Справедливости ради нужно сказать, что трудным лето 1941-го оказалось не только для «Гладиаторов», но и для всего 1-го авиаполка, на общем фоне потерь которого потери «Гладиаторов» выглядели сущими пустяками. С 25 июня до конца августа полк безвозвратно лишился 14 машин и 16 лётчиков. Чтобы масштаб проблемы был понятнее, заметим, что зимой 1939–40 годов в гораздо более тяжёлых условиях полк безвозвратно потерял только 10 машин. В числе летних потерь семь самолётов были сбиты огнём с земли, три сбито советскими истребителями и три ими же уничтожено на аэродромах. Среди них были три «Лисандера», шесть «Фоккеров» С.Х, три «Фоккера» D.XXI и всего лишь один «Гладиатор». Четырнадцатой потерей был «Хок», пропавший во время перелёта из Вяртсиля в Выборг. 16-я эскадрилья внесла посильный вклад в эту статистику, недосчитавшись пяти самолётов.

24 августа, вслед за наступающими финскими войсками, оставшиеся в звене пять «Гладиаторов» (GL-255, GL-265, GL-274, GL-277 и GL-278) перебрались дальше на восток, на аэродром Уома рядом с берегом Ладоги. Здесь их вскоре обнаружила советская разведка, и 17 сентября звено И-16 отработало по аэродрому, повредив одну из только что севших машин. На следующий день пропал без вести вылетевший на разведку прапорщик Т. Пурхонен (Toivo Purhonen) вместе со своим GL-277 – вероятно, он стал жертвой «МиГов» из состава 179-го ИАП в районе Пряжи. Это была последняя потеря «Гладиаторов» в 1941 году, поскольку 2 октября финские войска захватили Петрозаводск, и накал боёв на этом направлении заметно спал. 9 октября вся 16-я эскадрилья перебазировалась в район Петрозаводска, откуда действовала в северном направлении. Часть сил, в том числе боеспособные «Гладиаторы», в конце ноября перебросили севернее, на аэродром Вииксярви. Правда, летала эскадрилья не слишком интенсивно, поскольку фактически до конца года погода была плохая, да и оставшиеся «Гладиаторы» находились в изрядно потрёпанном состоянии. Фактически c июля единственным пополнением, полученным эскадрильей, был GL-271. Тем не менее, к концу года из четырёх оставшихся в эскадрилье «Гладиаторов» три были в лётном состоянии, что составляло ровно половину боеспособной матчасти. Продолжалось так недолго, поскольку 17 января GL-265 и GL-274 были отправлены на завод для планового ремонта, а два дня спустя прапорщик Стрёмберг (Håkan Strömberg), возвращаясь из вылета, попал в буран и врезался в лёд. Сам прапорщик хотя и пострадал, но уцелел, а вот GL-255, на котором в своё время старший сержант Туоминен одержал 4 личных и одну групповую победу, на этом свой боевой путь закончил.

Бои местного значения

В конце февраля командование Карельской армии приняло решение направить 16-ю эскадрилью на Масельский перешеек (между Онежским озером и Сегозером), где советские части прощупывали передний край занявших оборону финских войск. К этому времени в составе 1-го звена было всего два «Гладиатора» (GL-271 и GL-278), однако, как уже было сказано, в марте из ремонта начали возвращаться истребители, получившие повреждения ранее. В течение месяца в строй вернулись GL-252, GL-253, GL-264, GL-272, GL-273 и GL-275. В первой декаде апреля в строй вернулись GL-252 и GL-270. Значительно была пополнена эскадрилья и другими типами самолётов, в результате чего к 1 апреля вновь превратилась в полноценную боевую единицу, имея на вооружении восемь «Гладиаторов», по четыре разведчика С.Х и «Лисандер», а также один разведчик «Колховен» F.K. 52 и один транспортный самолёт. К слову сказать, «Фоккеры» С.Х вместе с экипажами эскадрилья получила от LLv 14, которую на протяжении всей осени 1941 года постоянно перетряхивали и, в конце концов, почти полностью пересадили на истребители D.XXI. В апреле в эскадрилью оттуда же прибыл лейтенант Пааво Кахла (Paavo Elias Kahla), первый в финских ВВС лётчик-разведчик, ставший кавалером Креста Маннергейма за 150 боевых вылетов на разведку, в том числе 50 в ходе «Зимней войны». Кахла всю войну пролетает летнабом на С.Х, пока не погибнет в ходе очередного вылета 26 октября 1944 года.

Но вернёмся к нашим «Гладиаторам». Весной 1942 года 16-я эскадрилья развила довольно бурную деятельность. 30 апреля 1-е звено было переброшено на аэродром под Медвежьегорском, а спустя четыре дня эскадрилья была подчинена 2-му авиаполку. «Гладиаторы» получили задачу вести разведку на север от Онежского озера и на Масельском перешейке. Учитывая, что у противостоящих им ВВС Карельского фронта к началу 1942 года на огромном по протяжённости фронте имелось лишь около трёх десятков боеспособных истребителей типа «Харрикейн», И-16, МиГ-3 и ЛаГГ-3, а с середины апреля на Масельском направлении действовали основные силы знаменитой финской 24-й истребительной эскадрильи, «Гладиаторы» могли летать, не особо опасаясь воздушного противника. Да и финские лётчики поднабрались опыта. В результате в течение весны-лета 1942 года, несмотря на увеличение количества вылетов, потери оказались сравнительно небольшими. Так, 30 мая только что вернувшийся из ремонта GL-274 на посадке был опрокинут сильным порывом ветра, в результате чего снова отправился на завод. 9 июля GL-264 уже упоминавшегося выше лейтенанта Стрёмберга в ходе боевого вылета был сбит огнём с земли. Сам Стрёмберг спасся на парашюте.

Несмотря на это, к 1 июля 16-я эскадрилья имела в своем составе уже 12 «Гладиаторов», из которых восемь были полностью исправны. Это позволило перевооружить на этот тип и 2-е звено эскадрильи под командованием лейтенанта Сомппи (M. Somppi). Первые три «Гладиатора» звено получило 8 июля и немедленно убыло в Гирвас, расположенный к юго-западу от Медвежьегорска, где на следующий день и потеряло свой первый самолёт – тот самый GL-264. Чуть позже звено получило ещё два истребителя. Вторая половина лета ознаменовалась также кадровыми перестановками в эскадрилье, в результате которых командиром 1-го звена стал лейтенант Сомппи, а 2-го – лейтенант Стрёмберг. Собственно до конца года больше ничего особенно примечательного с «Гладиаторами» не происходило, за исключением катастрофы GL-278, унёсшей жизнь сержанта Т. Руухела (Tuomas Ruuhela) – лётчик при заходе на посадку по каким-то причинам врезался в дерево.

В начале декабря всю 16-ю эскадрилью отвели в Гирвас «на зимние квартиры». К 1 января здесь находилось всего 9 истребителей (пять из 1-го звена и четыре из 2-го). Тут они оставались практически в бездействии до второй половины января, после чего их перебросили ближе к линии фронта на Масельском перешейке, но сильно оживлённее их деятельность от этого не стала. Между тем, сами «Гладиаторы» неумолимо превращались из хотя бы потенциальных охотников в однозначную дичь – за прошедший год советская авиация в Карелии заметно усилилась во всех смыслах. В состав сформированной здесь 7-й Воздушной армии входили уже не малочисленные истребительные полки, а полнокровная 259-я истребительная авиадивизия, имевшая в своем составе на 1 января более сотни истребителей «Харрикейн» Mk.II и Р-40. Для этих машин «Гладиатор» был лакомой добычей, но лётчикам последних пока удавалось избегать встречи с ними. Тем не менее, 15 февраля лейтенант Стрёмберг наконец смог одержать первую победу на «Гладиаторе» в ходе т.н. «войны-продолжения»: ему удалось перехватить и сбить Р-5. Жертвой финского пилота, предположительно, стал самолёт из состава 679-го транспортного авиаполка, в котором погиб командир звена ст. сержант Иван Николаевич Варпахович. Впрочем, эта победа стала и единственной победой «Гладиаторов» в этой войне.

Стремительно дряхлеющая матчасть приносила финнам всё больше и больше проблем, и отказы моторов стали делом вполне обычным. Впрочем, первая в 1943 году авария к этому отношения не имела. Резкий порыв ветра 9 марта во время рулёжки опрокинул GL-255, в кабине которого сидел не раз уже упомянутый лейтенант Стрёмберг. Вообще, отношения Стрёмберга с «Гладиаторами» складывались не лучшим образом, это была уже третья авария с их участием за чуть более чем год. Стоит ли удивляться, что именно «Гладиатор» поставил точку в его военной карьере и жизненном пути: 7 апреля во время пикирования поток воздуха сорвал обшивку с верхнего крыла GL-273, того самого, на котором Стрёмберг сбил свой единственный Р-5. Неуправляемый истребитель рухнул на советской стороне фронта, не оставив своему пилоту ни единого шанса.

Следом за этими двумя машинами из 16-й эскадрильи в конце апреля убыл GL-271, отправленный в ремонт по причине сильного износа. Надо отметить, что «ремонт» в данном случае фактически означал консервацию – обратно возвращать эти машины, судя по всему, никто уже не собирался. Ну а оставшиеся «Гладиаторы» тем временем отвели от фронта. 2-е звено вернули в Гирвас, а 1-е вообще улетело к Петрозаводску, но уже 3 мая вновь перелетело в Медвежьегорск. Чтобы немного уравновесить боевой состав, из 1-го звена во 2-е в конце апреля передали один истребитель.

Очередная авария с участием «Гладиатора» случилась 21 июня, когда у GL-265 в районе аэродрома заглох мотор, и истребитель рухнул в лес. Его пилот смог выжить, а вот самолёту летать было больше не суждено. Таким образом, к 1 июля количество боеспособных «Гладиаторов» в эскадрилье снова сократилось до 4 штук, ещё один истребитель был неисправен. В августе эскадрилью всё же пополнили одной машиной, GL-274, которая проторчала на заводе 14 месяцев! Но это было последнее пополнение в этом году, а вот потери продолжались.

26 июня командование 2-го авиаполка в целях экономии топлива приказало свести к минимуму полёты. Собственно, «Гладиаторы» и так летали мало, так что для их пилотов этот приказ мало что изменил.

Начало осени 1943 года эскадрилья «отметила» очередной аварией «Гладиатора», причиной которой вновь стал отказ мотора: 4 сентября GL-276 вынуждено сел в районе Сидорово, поломав при этом шасси. Спустя три недели самолёт забрали на завод, и больше его никто в эскадрилье никогда уже не видел. Месяц спустя GL-270 при взлёте зацепил нижним правым крылом дерево. Пилоту удалось благополучно посадить истребитель, но плоскость требовала серьёзного ремонта. Самолёт забрали, и снова он исчез навсегда. Вряд ли лётчики эскадрильи сильно печалились этому обстоятельству! В результате к концу октября в эскадрилье осталось всего четыре «Гладиатора»: три в первом звене и один во втором, вследствие чего было принято напрашивающееся решение – 2-е звено сдало единственный оставшийся «Гладиатор» первому и пересело на разведчики «Лисандер». Одновременно с 1 ноября звено вновь возглавил капитан Пурсиайнен, командовавший им с начала войны и до августа 1942-го. Впрочем, уже 17 марта Пурсиайнен стал командиром эскадрильи, а должность командира звена вновь занял Сомппи. Всё это время «Гладиаторы» сидели в Медвежьегорске и почти не летали, что, однако, не помешало потерять ещё один самолёт: 11 апреля теперь уже GL-272 из-за отказа мотора рухнул в лес, превратившись в груду обломков. Пилот, к слову, отделался травмами. 11 мая звено неожиданно получило с завода «подарок» в виде ещё двух «Гладиаторов» GL-253 и GL-271, но ровно месяц спустя GL-252 в ходе боевого вылета к линии фронта был подбит огнём с земли. Заслуженный ветеран довёз своего пилота лейтенанта Курки (A. Kurki) до аэродрома и сел, после чего полностью сгорел. Этот самолёт стал последней боевой потерей «Гладиаторов» не только в этой войне, но, наверное, и вообще последней боевой потерей машин этого типа.

19 июня 1-е звено получило приказ перебазироваться в Гирвас и получать новую матчасть. Хотя «новой» матчастью оказались трофейные советские И-153, на фоне регулярно падающих без помощи противника «Гладиаторов» и это было неплохо. «Гладиаторы» при этом в утиль тоже не отправлялись, а поступали на вооружение… 2-го звена! Что думали пилоты, вновь принимая вроде бы уже забытые машины, сказать сложно, но финским ВВС была дорога каждая машина, способная летать. «Торжественная» передача состоялась 21 июня. 2-е звено получило три остававшихся исправными «Гладиатора»: GL-253, GL-271 и GL-275, а числившийся за 1-м звеном неисправный GL-274 6 июля отправили прямиком на завод. «Счастливые обладатели» последних боеспособных «Гладиаторов» 28 июня спешно перебазировались в район Вяртсиля, по пути потеряв ещё одного «ветерана»: зенитным огнём был поврежден двигатель GL-271, на котором летел майор Пурсиайнен. Опытнейший пилот смог посадить истребитель в Гирвасе, получив при этом травмы. При последующей перевозке самолёта в ангар его умудрились повредить так, что в конце концов просто списали.

Долго летать на «Гладиаторах» лётчикам 2-го звена не пришлось. Вскоре, к всеобщей радости, пришёл приказ о перевооружении звена на финские относительно современные истребители «Мюрскю», и 31 июля «Гладиатор» выполнил свой последний боевой вылет. На этом боевая карьера «Гладиаторов» в ВВС Финляндии завершилась. Всего за время войны 16-я эскадрилья произвела 1328 боевых вылетов, но вот сколько из них произвели «Гладиаторы», пока неизвестно.

Последний полёт «Гладиатора»

Итак, война для финских «Гладиаторов» завершилась 31 июля 1944 года. Что делать с оставшейся вроде бы как боеспособной парой самолётов GL-253 и GL-275, было не совсем понятно. Какое-то время они ещё числились за 2-м звеном 16-й разведывательной эскадрильи, а 16 августа их зачем-то передали в 30-ю истребительную эскадрилью. Здесь они и встретили окончание войны с СССР. Британские истребители ещё некоторое время оставались в составе 30-й эскадрильи, но 31 октября были сданы на завод, где уже больше года валялись переломанные GL-270, GL-274 и GL-276. Они, к слову сказать, также продолжали висеть на балансе финских ВВС. Скорее всего, GL-253 и GL-275 ждала бы такая же судьба, но кто-то в военном ведомстве видимо решил, что хорошие самолёты консервировать нет причин, и 27 ноября того же года пара подлатанных «ветеранов» отправилась в Военную авиашколу, «радовать» будущих финских пилотов. Там, судя по всему, эту идею посчитали не слишком удачной, и 20 февраля 1945 года последние способные летать «Гладиаторы» отправились доживать свой век на базу хранения.

22 июня 1950 года последние находящиеся на консервации три «Гладиатора» – GL-253, GL-275 и GL-276 были списаны из состава ВВС Финляндии. Также долгое время остававшиеся на хранении GL-270 и GL-274 списали чуть раньше, 3 января того же года. Большинство из переживших «Зимнюю войну» «Гладиаторов» успели налетать в среднем от 250 до 350 часов, хотя абсолютным рекордсменом в этом деле стал GL-253, имевший налёт в составе финских ВВС в 503 часа 25 минут. Ненамного от него отстал и GL-271, ставший последним потерянным в ходе войны «Гладиатором». На счету этого самолёта 498 часов 35 минут, проведённых в небе Финляндии.


Теги: ВМБ, авиация, советско-финская война

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).