Мнения / Оружие мира / Вооружение иностранных армий

5:09 / 16.06.15

Британские гладиаторы на финской арене (часть 2)

Британские гладиаторы на финской арене (часть 2)

Истребитель "Gloster Gladiator" / Рисунок: images.forwallpaper.com

Однако вернемся к деятельности «Гладиаторов» 2-го авиаполка. Командировка отряда Сиирияйнена в северную Финляндию продлилась недолго и была безуспешной. Единственная попытка перехватить звено СБ завершилась тем, что советские бомбардировщики ушли, используя превосходство в скорости. Зато отряд Сиирияйнена отметился в истории первой безвозвратной потерей финского «Гладиатора»: 12 февраля в ходе учебных стрельб прапорщик П. Сиириля (Pentti Siirilä) не рассчитал и с пикирования врезался в землю. Пилот погиб, его «Гладиатор» GL-251 восстановлению не подлежал. Первый полученный финнами «Гладиатор» до своей бесславной гибели успел налетать в составе финских ВВС около 37 часов.

Командировка отряда Кивинена оказалась куда более насыщенной событиями. Уже 11 февраля звено «Гладиаторов» вступило в бой с 12 советскими истребителями и по финским данным сбило два И-16. Победы были записаны на счет уже знакомого нам старшего сержанта Туоминена и старшины Лаутамяки (Lauri Johannes Lautamäki). С советской стороны данных по этому эпизоду крайне мало, однако можно с уверенностью говорить, что ни одного И-16 и вообще истребителей ВВС действующей здесь 8-й Армии в воздушных боях в этот день не теряли, более того, советские летчики из группы капитана Ткаченко претендовали на уничтожение в воздушном бою одного «Гладиатора».

На следующий день отличились датский доброволец лейтенант Кнут Калмберг (Carl Knut Kalmberg) и его финский коллега младший сержант Антти Илмари Йоэнсуу (Antti Ilmari Joensuu). По финским данным, между озерами Янисярви и Лоймоланярви они атаковали группу СБ и сбили два из них, причем в «Гладиаторе» Калмберга по возвращении насчитали 17 пробоин. Советские данные говорят о том, что «звено истребителей типа полутораплан с синим крестом на плоскостях» действительно атаковало 1-ю эскадрилью 39-го СБАП, но безрезультатно.

13 февраля летчиков лейтенанта Кивинена вновь ждали интенсивные схватки с советскими самолетами. Героем дня в этот день стал все тот же Ойва Туоминен, увеличивший свой победный счет сразу с 4 до 9 побед. Таким образом, Туоминен стал не только очередным финским асом с 5 личными победами, но и первым в истории асом на «Гладиаторе». Всего же пилоты отряда Кивинена в этот день заявили об уничтожении в воздушных боях шести СБ и двух И-15бис, однако этот успех был достигнут ценой потери в воздушных боях с советскими истребителями двух «Гладиаторов» (GL-257 и GL-260) и обоих датских добровольцев: лейтенант Калмберг погиб, а лейтенант Ульрих получил серьезные ранения. Их судьбу едва не разделил и командир отряда лейтенант Кивинен, с трудом сумевший посадить свой подбитый истребитель на аэродром. Впрочем, не будем подробно останавливаться на событиях этого дня, тем более что они подробно описаны в статье Михаила Тимина «Воздушный таран в небе Карелии». Скажем лишь, что для летчиков «Гладиаторов» прозвенел тревожный звоночек: разгромив группу СБ, финские пилоты, несмотря на грамотные и умелые действия, фактически проиграли бой относительно небольшой группе не самых современных советских истребителей (шесть И-15бис и два И-16 тип 5). Позже этот «звоночек» превратится в погребальный звон сразу по нескольким финским и датским пилотам.

«Бог на стороне больших батальонов»

Тем временем на Карельском перешейке грянуло генеральное наступление Красной Армии, и к 14 февраля главная финская линия обороны была взломана в районе Сумма на выборгском направлении. После непродолжительного перерыва, вызванного плохой погодой, советская авиация всей мощью обрушилась на финские позиции, коммуникации и тыловые объекты. Действовавшая на перешейке часть LLv 24, по-прежнему остававшейся единственной полностью боеспособной финской истребительной эскадрильей, срочно нуждалась в усилении, поэтому 14 февраля оба отряда «Гладиаторов» были спешно возвращены на перешеек и вскоре переданы в распоряжение командира LLv 24 майора Магнуссона (Gustaf Erik Magnusson). Так в истории финских «Гладиаторов» открылась ее черная страница.

Началось все неплохо. Вскоре после возвращения, звенья эскадрильи для компенсации потерь получили еще пять «Гладиаторов» из числа прибывших последними (GL-276…GL-280). Уже 15 февраля пилоты отряда Сиирияйнена одержали первые победы. Старший сержант Порвари (Valio Valfrid Porvari) сбил ДБ-3, а прапорщик Энрот (Eero Gustav Enroth) – Р-5 (советская сторона подтверждает только потерю ДБ-3). На следующий день Порвари заявил сбитый И-16, но на этот раз советское командование не признавет его победу. 18 февраля отличился лейтенант Пааво Берг, атаковавший над Коуволой группу СБ из состава 54-го СБАП. По финским данным, Берг сбил два и повредил один СБ, но в действительности все атакованные им бомбардировщики, хотя и были повреждены, смогли вернуться на свою территорию и благополучно сесть. А вот заявка финских летчиков от 20 февраля оказалась 100% достоверной. Лейтенанты Берг и Христенсен (Povl Balzer Christensen, датчанин-доброволец), а так же прапорщик Сихво (Lauri Olavi Sihvo) совместными усилиями сбили два И-153 из состава 149-го ИАП, в том числе командира 2-й эскадрильи полка ст. лейтенанта Осипова. Оба советских летчика попали в плен. В отместку советские пилоты отчитались о сбитии пяти «Гладиаторов», хотя финны не потеряли ни одной машины.

В течение дня 20 февраля советская авиация продолжала атаковать Коуволу, а «Гладиаторы» безуспешно пытались отражать эти налеты. Уверенные действия стрелков-радистов и истребителей прикрытия не позволяли финнам действовать уверенно, а потому большинство нападений «Гладиаторов» на бомбардировщики заканчивались ничем. Успеха вновь смог добиться лишь лейтенант Берг, сумевший сбить СБ из состава 54-го СБАП. После этой победы Берг стал вторым финским асом на «Гладиаторе» с 5 победами, но отпраздновать успех ему не удалось. Совместными усилиями стрелков и «Чаек» прикрытия истребитель Берга (GL-280) был сбит, а раненный летчик едва успел спастись на парашюте. В тот же день младший сержант Йоэнсуу добавил в свой личный зачет третью победу, сбив на востоке перешейка ДБ-3.

Тем временем, в Финляндию непрерывным потоком пошла техника, приобретенная в декабре-январе, в том числе и истребители. В этой связи командование финских ВВС задумалось о полной передаче «Гладиаторов» в 1-й авиаполк, тем более что к 20 февраля в Финляндию уже прибыли 15 «Фиатов». Третье звено LLv 26 уже фактически закончило перевооружение на них и наступила очередь остальных звеньев эскадрильи. 24 февраля командование воздушной обороной издало приказ, подразумевавший полную перетряску составов 1-го и 2-го авиаполков. В частности все оставшиеся «Гладиаторы» к 1 марта надлежало передать в состав 1-го полка, где на них должны были перевооружиться по два звена из состава LLv 12 и LLv 14. Таким образом, каждая из этих эскадрилий должна была иметь по 8 «Гладиаторов». С учетом того, что к 24 февраля финские ВВС безвозвратно потеряли всего четыре истребителя этого типа, оставшихся 26 должно было хватить с лихвой. Однако не хватило…

День 25 февраля принес очередную потерю. Около трех часов дня парой И-16 из состава 25-го ИАП ВВС 7-й Армии, прикрывавшей работу корректировщиков в районе станции Кямяря, был сбит «Гладиатор» младшего сержанта Бергмана (Tagi Begman). Судя по описанию боя, финские пилоты просто прозевали атаку советской пары. Бергман «уронил» свой GL-266 на занятой советскими войсками территории, но смог выбраться к своим. Однако не прошло и двух часов, как пилоты «Гладиаторов» вновь были наказаны за невнимательность.

В этот день финское командование решило попробовать использовать истребители сравнительно крупной группой. Командир 3-го звена LLv 24 лейтенант Луукканен (Eino Antero Luukkanen) позднее вспоминал:

«Наш первый совместный вылет был выполнен 25 февраля, задачей было боевое патрулирование над фронтом Сумма – Салменеайда. Я так привык летать во главе группы из двух, максимум четырех самолетов, что было очень непривычно знать, что на меня равняются девять «Фоккеров» и шесть «Гладиаторов». У меня возникло такое чувство безопасности, которого я не испытывал уже много долгих дней.

Однако когда мы приблизились к фронту, мое чувство безопасности лопнуло, как пузырь, поскольку я увидел не менее сотни русских самолетов. Я не представлял, куда мне вести мою группу, поскольку цели были везде, куда бы я не устремлял свой взгляд. Русские бомбардировщики, разведчики и истребители, казалось, заполнили все небо над линией фронта. В течение следующих тридцати минут мы вели упорный воздушный бой. Огненные трассы прочерчивали небо спереди и сзади, и крутящиеся, маневрирующие самолеты преследовали друг друга по всему небу. Пока я преследовал бомбардировщик, один из «Гладиаторов» прямо надо мной сбил разведывательный самолет, который, едва не задев мой «Фоккер», казалось, завис в воздухе, затем повалился на крыло и рухнул на землю. Время от времени самолеты, вращаясь, падали вниз, но пока мы не вышли из боя и не построились для полета домой, было невозможно подсчитать потери. Два наших «Гладиатора» пропали».

У пилотов «Гладиаторов», судя по всему, глаза от обилия целей тоже разбежались, и они решили атаковать замеченную группу легких бомбардировщиков Р-Зет из состава 4-го ЛБАП ВВС 13-й Армии. Увлекшись атакой (финны заявили об уничтожении четырех Р-Зет, хотя в реальности ни один из легких бомбардировщиков не был потерян безвозвратно), финские летчики проспали подкравшуюся к ним шестерку И-16 68-го ИАП ВВС 13-й Армии. В ходе скоротечного упорного боя советские летчики сбили лейтенанта Тевя (Pentti Kalervo Tevä), истребитель которого (GL-254) рухнул в лес вместе с пилотом, и младшего сержанта Суканена (Matti Heino Sukanen), который хотя и смог посадить свой GL-258 на лес, но истребитель при этом получил повреждения, не совместимые с дальнейшей эксплуатацией. Раненный в бою молодой летчик сержант Тиркконен (Aarne Ahti Olavi Tirkkonen), лишь 15 февраля переведенный в LLv 26 из летавшей на C.X «пикирующей» LLv 10, сумел довести свой самолет до ближайшей площадки и посадить его, но изреченную машину удалось вернуть в строй лишь летом 1940-го. Оставшиеся «Гладиаторы» спаслись бегством, хотя их и преследовала подоспевшая четверка И-16 из состава 25-го ИАП. К слову сказать, для летчиков 68-го ИАП бой тоже не прошел безболезненно – в истребителе лейтенанта В.А. Эмирова после боя насчитали 86 пробоин, а сам пилот был ранен в руку, лейтенант С.И. Маев привел свой И-16 на аэродром с пробитым баком и перебитыми тягами руля поворота. Однако разгром финской группы был налицо!

Видимо, в качестве утешения на следующий день «Гладиаторам» записали очередную «победу» над И-16, хотя ее автор, старшина Лаутамяки, даже не утверждал, что сбил противника, указав лишь, что преследуемый им самолет «задымил особенно сильно, дым непрерывно усиливался».

29 февраля состоялся эпический разгром «Гладиаторов» 26-й эскадрильи над ледовым аэродромом Руокалахти, поставивший жирную точку в их «истребительной» карьере в финских ВВС. Утро уже не предвещало ничего хорошего: вернувшуюся с вылета на патрулирование группу «Гладиаторов» неожиданно атаковало непонятно откуда взявшееся звено И-16, и заходивший на посадку GL-269 младшего сержанта Косолы (Penti Vihtori Kosola) был расстрелян «ишачками» как мишень в тире. Истребитель рухнул на лед, а пытавшемуся спастись на парашюте Косоле не хватило высоты – пилот разбился и умер на следующих день от полученных травм. Дежурившие на аэродроме «Фоккеры» организовали погоню, но сбить обидчиков так и не смогли.

Командование 68-го ИАП, получив информацию об обнаруженном финском аэродроме, немедленно организовало ударную группу в составе шести И-153 с бомбами и 17 И-16. Однако финская служба оповещения проморгала и эту группу, сообщив в Руокалахти, что к ним идет группа бомбардировщиков. Финские истребители начали взлет, чтобы встретить незваных гостей, и именно в этот момент на аэродром обрушились советские истребители. Часть их атаковала уже взлетевшую группу «Гладиаторов», пилоты которых опасность заметили слишком поздно, а другая группа «ишачков» и «чаек» атаковала взлетающие истребители. Несмотря на то, что при атаке советские истребители сломали строй и вообще полностью провалили заранее намеченную схему атаки, эффект внезапности свел на нет все эти промахи. Три «Гладиатора» были сбиты на взлете, из их летчиков один погиб, еще один получил сильные ожоги. К чести финнов, успевшие взлететь «Гладиаторы» и «Фоккеры» оказали яростное сопротивление превосходившей их численно советской группе, но бог, как известно, на стороне больших батальонов. По итогам боя финны недосчитались еще двух «Гладиаторов» и одного «Фоккера», сумев сбить всего один И-16 – его записали на счет пилота «Гладиатора» сержанта Суйканена (Sulo Aarne Suikanen). Еще один советский истребитель, не рассчитав маневр, врезался в лед во время атаки взлетающих «Гладиаторов».

По итогам дня LLv 26 потеряла шесть «Гладиаторов» (GL-259, GL-261, GL-262, GL-263, GL-268 и GL-269), погибли три пилота, включая датского добровольца К. Кристенсена (Carl Mogens H. Kristensen). Его земляк лейтенант П. Христенсен получил ранение, как и финн О. Лилья (Olavi Lilja), ну а «Гладиаторы» окончательно дискредитировали себя в роли истребителей в глазах финского командования. На следующий день оставшиеся в строю машины были переданы 1-му авиаполку. За время нахождения в составе LLv 26 «Гладиаторы» успели выполнить около 600 боевых вылетов, одержав 34 воздушные победы и безвозвратно потеряв 13 машин, в том числе 11 в боях (еще один разбился и один сгорел из-за технической неисправности), погибло шесть летчиков. Эти показатели были совершенно неприемлемы для финских ВВС.

И швец, и жнец…

1-й авиаполк, как уже говорилось выше, получил первые три «Гладиатора» 12 февраля. Это были самолеты с номерами GL-270… GL-272, поступившие на вооружение 1-го звена LLv 12 под командованием капитана А. Маунула (Auvo Herman Toivo Maunula), ранее летавшего на легких бомбардировщиках «Фоккер» С.Х. 17 февраля в дополнение к ним прибыл еще и GL-275. Эскадрилья оказывала поддержку II армейскому корпусу и действовала на западе перешейка. Уже с 14 февраля летчики звена приступили к боевым вылетам, но интенсивная деятельность советских ВВС и высокая плотность огня с земли привели к тому, что до конца месяца четыре машины получили разные повреждения, впрочем, не слишком серьезные. Ощутимо пострадал только GL-272, но по вине своих же пилотов: капитан Маунула на пробеге после посадки едва не столкнулся с другим истребителем и, уклоняясь, врезался в дерево. «Гладиатору» требовался серьезный ремонт, ждать которого пришлось до конца войны.

После упомянутого выше приказа от 24 февраля, 28 февраля в эскадрилье решено было перевооружить на «Гладиаторы» 2-е звено, командовать которым назначили капитана О. Севе (O. Seеve). 29 февраля звено получило два «Гладиатора» (GL-253 и GL-264), а 1 марта – еще два (GL-255 и GL-256). Вместо разбитого Маунулой самолета 1-е звено 1 марта получило GL-277.

Второй эскадрильей 1-го полка, получившей «Гладиаторы», стала LLv 14, поддерживающая III армейский корпус на востоке перешейка. Перевооружать на британские самолеты решили почему-то 2-е звено под командованием лейтенанта Т. Олликайнена (Tauno Ilmari Ollikainen), ранее также летавшее на С.Х. Уже 13 февраля в состав эскадрильи прибыли три истребителя (GL-267, GL-273 и GL-274), однако, в отличие от коллег из 12-й эскадрильи, звено почему-то начало боевые вылеты не сразу, а только с 27 февраля. Ну а 1 марта эскадрилья получила в наследство от LLv 26 свою порцию «Гладиаторов» в количестве трех штук (GL-276, GL-278 и GL-279). Поскольку из шести самолетов два звена сформировать было проблематично, все истребители решили оставить под командованием Олликайнена.

Впрочем, к началу марта господство советских ВВС над линией фронта в районе боевых действий было настолько убедительным, что летчики обеих эскадрилий даже на «Гладиаторах» не часто отваживались появляться там днем. В основном «Гладиаторы» вели разведку либо ранним утром, либо поздно вечером. Но отдельные серьезные успехи все же имелись – так именно «Гладиатор» старшины Тиукканена (Tiukkanen) из LLv 12 поздним вечером 4 марта обнаружил на льду Выборгского залива колонны идущих в обход Выборга по льду частей 28-го стрелкового корпуса.

Поскольку с выходом Красной Армии на северный берег Выборгского залива ситуация на фронте начала приобретать катастрофический для финнов характер, финское командование решило на следующий день бросить против форсировавших залив все, что имело под рукой. Не обошла сия чаша и «Гладиаторы», которых привлекли к патрулированию и штурмовке советских колонн на льду залива. Однако результат появления немногочисленных истребителей над линией фронта оказался предсказуем.

Пилоты из LLv 12 в течение дня четырежды совершали вылеты к линии фронта группами по два-три истребителя, однако лишь дважды смогли достичь ее из-за активного противодействия советских истребителей. Хотя ни одну машину в воздухе финны не потеряли, многие «Гладиаторы» вернулись с пробоинами, при этом два из них, GL-253 и GL-275, при посадке перевернулись из-за полученных повреждений и выбыли из строя до конца войны.

Летчики из 14-й эскадрильи действовали более решительно и агрессивно. Утром шестерка «Гладиаторов» прикрывала пару С.Х, вылетавших на штурмовку советских войск. Позже эта же шестерка была отправлена к линии фронта для уничтожения корректировщика, но не нашла его, зато встретила пару И-153, одного из которых сбил старший сержант М. Перяля (Martti Aarre Kalevi Perälä). Судя по всему, финнам попалась пара И-153 68-го ИАП в составе П.М. Поворозникова и В.Г. Семина. Согласно советским данным, в ходе боя Семин, преследуя противника, на крутом вираже вошел в штопор и разбился. Поворозников заявил о том, что сбил один из истребителей противника, но в действительности финны потерь не имели. Два дня спустя Олликайнен с подчиненными, прикрывая войска, схватились со звеном «Чаек» из 148-го ИАП. Бой снова закончился не в пользу советской стороны, потерявшей младшего лейтенанта Ю.И. Зайчикова. У финнов на победы претендовали сам Олликайнен и К. Маллинен (Kalervo Malinen), советские летчики, в свою очередь, заявили об уничтожении трех самолетов противника, хотя в действительности был подбит только один «Гладиатор». Младший сержант П. Ройне (P. Roine) все же смог посадить свой GL-278 на вынужденную, но самолет требовал серьезного ремонта.

Впрочем, везение пилотов LLv 14 в сложившихся условиях не могло продолжаться вечно, что и подтвердила судьба самого Олликайнена. 10 марта он во главе своих пилотов вылетел на перехват к Вуоксе. Лейтенант сидел в кабине «счастливого» GL-279 – именно на нем он одержал свою первую и единственную победу, на нем же лейтенант Берг ранее сбил три из пяти своих жертв. Примерно в то же самое время с озера Лемболовское на разведку взлетело звено И-153 2-й эскадрильи 68-го ИАП под командованием лейтенанта П.Г. Сафроненко. В 12:17 советские летчики на высоте 700 метров заметили три финских истребителя-биплана и ринулись в атаку. Завязался бой на виражах, постепенно маневрирующие самолеты опустились к самой земле. Олликайнен выжимал из своего «счастливчика» все возможное, но на сей раз военная фортуна отвернулась от него. Очевидцы боя с финской стороны доложили, что в ходе маневрирования истребитель Олликайнена врезался в дерево. Что произошло – мы уже вряд ли узнаем точно, может, летчик был ранен или убит, а может просто не рассчитал маневр. Как бы то ни было, «Гладиатор» с бортовым номером GL-279 рухнул на землю, похоронив в своих обломках командира 2./LLv 14.

Это была последняя потеря «Гладиаторов» в «Зимней войне». Всего же летчики-истребители из LLv 14 успели выполнить 34 боевых вылета, одержав 3 воздушные победы и потеряв один самолет с пилотом. Что любопытно, соотношение сбитых и потерянных было ровно таким же, как и в 26-й эскадрилье. Пилоты «Гладиаторов» 12-й эскадрильи пополнили статистику «Гладиаторов» еще 67 боевыми вылетами. Не сложно заметить, что активность истребителей 1-го полка, мягко говоря, не сильно впечатляет: чуть больше сотни вылетов на 15 полученных истребителей – показатель крайне низкий, при этом потери полка в «Гладиаторах» оказались весьма внушительными. Помимо одного сбитого самолета, еще четыре оказались повреждены настолько серьезно, что требовали заводского ремонта. Иными словами, к концу войны полк не досчитался трети своих «Гладиаторов».

Нельзя не отметить, что финское командование весьма в целом грамотно вводило в бой «Гладиаторы». Летчикам 26-й эскадрильи сначала дали возможность изучить новые для них машины, затем направили их на второстепенные участки фронта, дав опробовать «Гладиаторы» в бою, почувствовать их сильные и слабые стороны, и только потом бросило их в бой на наиболее тяжелом участке фронта – Карельском перешейке. Две недели на «обкатку» в условиях тяжелейшего положения на фронте – очень щедрый подарок! В опытных руках «Гладиаторы» продемонстрировали весьма высокие результаты, сразу два пилота стали на этих машинах полноправными асами, сбив менее чем за месяц по пять и более самолетов противника. В чем же причина столь жестокого фиаско, постигнувшего в итоге эту машину на фронте?

Представляется, что причина эта заключается в том, что ситуация во второй половине февраля просто не позволяла финским истребителям и дальше избегать боев со своими советскими визави. В декабре-январе пилоты «Фоккеров» могли не только уклоняться от прямых столкновений с пилотами «ишачков», «бисов» и «чаек», но и имели прямой приказ, запрещающий ввязываться в такие бои. Это позволяло финским летчикам относительно спокойно наращивать боевые счета, гоняясь в своем тылу за небольшими группами советских бомбардировщиков. В феврале основные усилия советских ВВС были сосредоточены в полосе, прилегающей непосредственно к линии фронта, где бомбардировщики действовали под плотной опекой истребителей, избегать встреч с которыми финнам становилось все труднее и труднее. Классические воздушные бои «истребитель против истребителя» возникали все чаще и чаще, и финны несли в них все больше и больше потерь. Характерно, что если за декабрь-январь по боевым причинам было безвозвратно потеряно всего два «Фоккера» D.XXI, то в феврале-марте уже восемь. «Гладиаторов» за тот же период по тем же причинам было потерянно 12 штук, причем пять из них в ходе крайне неудачно сложившегося для финнов боя 29 февраля. Если убрать этот эпизод, то получается, что «Фоккеры» и «Гладиаторы» несли совершенно одинаковые потери, что, собственно, и не удивительно, учитывая одинаковый класс машин и одинаковый уровень подготовки пилотов. Разница лишь в том, что потери «Фоккеров» как бы размазаны по времени, а большинство «Гладиаторов» было сбито в ходе трех крупных по меркам «Зимней войны» воздушных боев с превосходящим по силам противником. В этом и кроется секрет «неудачливости» британских истребителей. Пилот «Фоккера» мог уйти из боя за счет пикирования на высокой скорости, для пилота «Гладиатора» такой выход означал бы расстрел в спину. Поэтому им предлагался небогатый выбор: сражайся или умри!

«Гладиаторы» из Швеции

Рассказ об участии «Гладиаторов» в советско-финляндской войне был бы не полным без упоминания группы шведских летчиков-добровольцев, воевавших на этих машинах на севере Финляндии, хотя, формально, это уже скорее история «Гладиаторов» шведских ВВС. Вопрос о формировании авиационного компонента шведского добровольческого корпуса для участия в боях в Финляндии был поставлен еще в самом начале декабря, а уже 10 января сформированный отряд под командованием майора Хуго Бекхаммара (Gustaf Hugo Beckhammar), получивший название F19, прибыл в Финляндию. В состав отряда вошли 12 «Гладиаторов» Mk.II, имевших шведское обозначение J8A, и четыре разведчика-бомбардировщика «Харт» (шведское обозначение В4А).

В Финляндии шведские истребители получили номера от S-51 до S-62 и большие желтые буквы на руле направления в качестве тактических обозначений (A-L). Любопытно отметить, что у шведских «двоек» отсутствовала одна из их главных отличительных черт, а именно трехлопастный винт изменяемого шага, и шведские истребители летали с двухлопастный винтом фиксированного шага. Большинство летчиков и вся матчасть F19 были «арендованы» у шведских ВВС с условием возврата после окончания войны. Самолеты несли стандартную шведскую окраску (зеленый верх и бледно-голубой низ), поверх которой незадолго перед отправкой были нанесены крупные пятна белого цвета, причем «Харты» почему-то перекрашивать не стали. Шведские опознавательные знаки заменили на финские голубые свастики в белом кругу.

Для шведской авиагруппы подготовили несколько оперативных площадок на участках Кеми – Кемиярви, Оулу – Ваала и Хирвасярви – Посио, по которым самолеты группы достаточно интенсивно маневрировали на протяжении всей войны.

Однако на первом этапе своей деятельности шведская авиагруппа сосредоточилась на т.н. «кемиярвском направлении», где в районе Салла – Мяркяярви встала в оборону довольно глубоко проникшая на финскую территорию советская 122-я стрелковая дивизия. Именно к ней с «визитом вежливости» 12 января направилась группа из четырех «Хартов» под прикрытием такого же числа «Гладиаторов», которые на всякий случай также несли под крылом по четыре мелких бомбы калибром 12,5 кг. Во главе группы в качестве наблюдателя на «Харте» отправился лично майор Бекхаммар. Видимость была прекрасная, и вскоре «Харты» обнаружили пехоту в районе Мяркяярви и атаковали ее. К штурмовке подключились и «Гладиаторы», но вскоре шведские летчики заметили «припаркованные» на льду Мяркяярви истребители И-15бис и переключились на них. По шведским данным, два советских истребителя уничтожили пилоты «Хартов», еще один сжег летчик «Гладиатора» М. Веннерстрём (Martin Wennerström), а вот Й. Якоби (Friedrich Heinrich Ian Arnold Iacobi) на своем истребителе сбил взлетевший с аэродрома И-15бис, одержав первую воздушную победу в истории шведских ВВС.

Успех вроде бы был на лицо, но, как это часто бывает, данные противоположной стороны словно холодный душ окатывают «победителя». Начать надо с того, что действительно базировавшиеся на Мяркяярви истребители И-15бис из состава 145-го ИАП ВВС 9-й Армии улетели еще до полудня, а налет шведов состоялся в 14:40. В это время в Мяркяярви находилась пара связных У-2 и один неисправный И-15бис, причем ни один из этих самолетов повреждений при налете не получил. Более того, никакого воздушного боя над аэродромом также не было по причине полного отсутствия там исправных истребителей! Шведскими бомбами было убито двое красноармейцев 25-го отдельного инженерного батальона и 6-й авиабазы и один авиатехник 1-й эскадрильи 38-го ИАП, а еще один красноармеец, один командир отделения 25-го отдельного инженерного батальона и один моторист 20-го ИАП получили ранения.

Продолжение следует.


МОСКВА, Сайт warspot.ru, Олег Киселев
1


Оригинал

Теги: ВМБ, авиация, советско-финская война

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).