Мнения / Политика и общество / Войны и конфликты

5:03 / 07.10.19

Владислав Шурыгин: О новой террористической угрозе, с которой столкнулись ВКС России в САР

Владислав Шурыгин: О новой террористической угрозе, с которой столкнулись ВКС России в САР

Военный эксперт Владислав Шурыгин / Фото: youtube.com

В последние сто с лишним лет всё большее значение в военных конфликтах приобретали партизанские действия. У такой войны свои стратегия и тактика, свои законы и свои особенности. 

Главная из них — способность партизан (иррегулярных формирований, не имеющих сил и вооружения) вести полноценные боевые действия против вооруженных сил того или иного государства: укрыться от противника, спрятаться, исчезнуть. Только наличие укрытий может сделать борьбу эффективной. И, как недавно смогли убедиться журналисты, в Сирии боевики вывели партизанскую войну на новый уровень.

Для партизан Отечественной войны 1812 года и Великой Отечественной войны главным укрытием от врага служили огромные леса средней полосы России. На юге — в Керчи, Одессе, Севастополе советские партизаны прятались в бывших каменоломнях. Часть отрядов базировалась в труднодоступных пещерах горного Крыма.

Во время борьбы с бандитизмом в Прибалтике и Западной Украине бандеровцы и «зеленые братья» уже не надеялись на леса и преуспели в сооружении различных «схронов» и тайных укрытий, где прятались от облав и зачисток. Общее число таких вскрытых и уничтоженных за время этой борьбы укрытий превышает 10 тыс.

Во время войны во Вьетнаме партизаны в районе Чу Чи примерно в 70 км к северо-западу от Сайгона вырыли целую сеть многоуровневых туннелей общей протяженностью свыше 200 км, с множеством замаскированных выходов на поверхность, стрелковых ячеек, бункеров, подземных мастерских, складов и казарм, сверху густо прикрытых минами и ловушками. Ни французам, ни американцам так и не удалось за 10 лет войны ликвидировать эту подземную крепость.

В Афганистане убежищами для душманов стали горные вершины и пещеры. Любому ветерану той войны знакомы названия главных душманских баз: Джавара, Тора-Бора, Кокари-Шаршари, которые много лет служили опорой их операций, пока они не были взяты и уничтожены нашими войсками.

Но никогда ранее «подземная война» не принимала таких «промышленных» масштабов, как на севере Сирии в провинции Идлиб. Здесь при зачистке освобожденного от боевиков горного района у города Хан-Шейхун был обнаружен огромный подземный комплекс — укрытие для целой армии боевиков.

Когда мы в него спустились в ходе недавней поездки в Сирию, в одночасье рухнули наши привычные представления о том, как выглядят подобные объекты. Вместо обычных полевых укреплений перед нами оказалась огромная подземная крепость. Масштабы ее ужасают. Десятки вырубленных в известняке пещер связаны между собой разветвленной сетью туннелей. В некоторые из них легко въезжают грузовики и боевая техника.

По всему видно, что укрепрайон строили не один год и делали это на специальной технике — на стенах видны следы проходческих щитов, которые были захвачены бандитами в ходе оккупации провинции. По другой версии, щиты были завезены из соседней Турции. В пещерах выполнены прочные и аккуратные наливные полы, а в жилых помещениях уложена керамическая плитка и даже мрамор, все стены покрашены и оштукатурены, сделана система вентиляции, везде проложено электричество, есть водопровод, оборудована канализация. Есть даже подземный госпиталь с оборудованными операционными и палатами реанимации.

По словам встретившего нас на этом объекте бригадного генерала Абдель Керима Мейхуна, пещеры могли укрывать до 3 тыс. боевиков в течение нескольких месяцев. Но отсидеться им не удалось. Стремительный штурм Хан-Шейхуна не оставил им никаких шансов — и они просто бежали, бросая технику и вооружение, но успев взорвать часть пещер. Миллионы долларов были потрачены зря.

На оставленной базе боевиков повсюду валяются брошенные амуниция, боеприпасы, продовольствие, обрывки книг и листовок. Часть укрытой боевой техники завалена глыбами камня — работа наших ВКС.

В одной из пещер нам показали небольшой зал, угол которого занимает обложенная плиткой комната. Часть стен ее рухнула после взрыва, но и оставшегося хватает, чтобы понять — здесь была какая-то лаборатория. Тут же в подтверждение этого лежит зелено-желтый профессиональный костюм химической и бактериологической защиты. Внутри маркировка — сделано в Великобритании. В этой же пещере были найдены флаги и амуниция «белых касок» — профессиональных провокаторов, которые регулярно устраивали постановки с якобы химическими атаками сирийской армией занятых боевиками городов. Нельзя исключать, что здесь и создавались материалы для подобных провокаций. Теперь этим займутся следователи.

Боевые действия, которые ведутся в Сирии с начала этого десятилетия, представляют собой в полном смысле войну нового типа. Стороны применяют беспилотники, роботизированные комплексы, активно ведут информационную и кибервойну. Сирийский конфликт показал революционное развитие технологий и методов ведения боевых действий — в том числе партизанских.

Фактически мы впервые видим, что террористы строят настоящие подземные города, которые раньше могли проектировать только самые развитые государства, обладающие инженерными кадрами и высокотехнологичной техникой. Это невиданная ранее угроза, которая требует разработки способов противодействия. Промышленности развитых держав предстоит создать новые системы вооружений, которые позволяли бы находить такие подземные города и скрывающихся там террористов. А военным специалистам — разработать способы и методы ведения боевых действий в новых условиях.



МОСКВА, ИЗВЕСТИЯ
21


Оригинал

Теги: ВКС России, САР, новая террористическая угроза, партизанская война