Блоги / Техника и вооружение

5:08 / 16.12.15
Комплексы РВСН: ракетный комплекс Р-12 (8К63, SS-4, Sandal)

Р-12 — баллистическая ракета средней дальности, предназначалась для нанесения ударов по объектам на расстояниях до 2000 км (Европа и Турция) в составе наземного стартового комплекса 8П863. Р-12У — модифицированный вариант ракеты Р-12, в первую очередь для использования в шахтных комплексах 8П763

Состояние: состоял на вооружении РВСН СССР с 1960 по 1990 годы. На боевом дежурстве с 15.05.1960 г., развернуто более 600 ракет, произведено свыше 2300. На базе этой ракеты создана серия космических носителей «Космос».  Последние ракеты уничтожены по договору РСМД в 1990 году.


Предыстория создания

Первые ракетные системы средней дальности РССД, появившиеся почти полвека назад в Вооружённых Силах СССР, своим рождением изначально обязаны конкретной военно-политической обстановке того времени и достигнутому на тот момент уровню знаний в области ракетной техники.

Первым советским ракетным комплексом средней дальности принято считать комплекс Р-5М с жидкостной ракетой (топливная пара – этиловый спирт и жидкий кислород), имевшей максимальную дальность пуска (стрельбы) 1200 км. Это был действительно значительный успех в работе ОКБ-1 (и вообще отечественного ракетостроения), возглавлявшегося тогда Королёвым С.П. Значительный – в смысле качественного скачка в решении (разумеется, совместно с предприятиями-соисполнителями) многих технико-технологических проблем, но совершенно недостаточный для обеспечения высоких эксплуатационных и боевых характеристик нового оружия: к примеру, время заправки ракеты компонентами топлива и в целом её подготовки к пуску измерялось многими часами. Комплекс был принят на вооружение в 1956-м году, но первый полк заступил на боевое дежурство лишь 10 мая 1959 г. Скромный масштаб развёртывания РССД на основе комплекса Р-5М (8К51) соответствовал уровню характеристик последнего. Такое решение было вполне разумным, поскольку на полигоне завершались испытания ракетного оружия, разработанного с использованием другой, более прогрессивной технико-технологической базы.

А история разворачивалась вот как...

Еще 4 декабря 1950 г. специалистами НИИ-88 были проведены НИР на предмет использования высококипящих компонент ракетного топлива. С.П.Королев выступил противником таких разработок, а его оппонентом стал М.К. Янгель, назначенный в мае 1952 г. директором НИИ-88. Уже в апреле-июне 1953 г. на Государственном Центральном полигоне (ГЦП) прошли успешные испытания новой ракеты Р-11, причем за счет применения долгохранимых (высококипящих) компонентов топлива боеготовность ракеты Р-11 удалось повысить более чем в два раза. Позднее на основе этой ракеты был создан ряд оперативно-тактических комплексов. Янгель настаивал на том, что такой вид топлива с успехом можно применить и для баллистических ракет. Королев продолжал возражать...

В это время в Днепропетровске на базе недавно построенного машиностроительного завода был создан «номерной» завод № 586, главной задачей которого стало серийное производство той самой королёвской «пятерки» Р-5М. В процессе реализации государственного оборонного задания на заводе очень быстро стали выявляться все недостатки этой ракеты. Что было делать? Устранять недостатки на ходу? Да, так и было... Но одновременно у заводчан появилась идея создать свою ракету. Благо, к этому времени опыт уже поднакопили — к лету 1956 г. «пятерка» успешно прошла летные испытания и пошла в серию.

В середине 50-х годов постановлением Правительства Советского Союза было создано новое Особое конструкторское бюро (ОКБ) № 586 (впоследствии — КБ «Южное», г.Днепропетровск), которое получило производственную базу в Днепропетровске. Создавалось оно для «доводки» производства Р-5М, но параллельно здесь шли работы над проектом А-63, улучшенного варианта все той же «пятерки». А в апреле 1954 г. возглавить его (гл. конструктор) был приглашен всё тот же М.К. Янгель. В то же время В.С. Будник — назначен его 1-ым заместителем. Янгель сразу решает создать боевую ракету  на высококипящих компонентах топлива с дальностью полёта до 2000 км (в два раза больше чем проект А-63) и ядерной головной частью.

Разрабртка, первые пуски и начало развертывания

13 августа 1955 г. было принято Постановление СМ «О создании и изготовлении ракеты Р-12 (8К63)», а в октябре 1955 г. удалось выпустить откорректированный эскизный проект! Это была качественно новая ракета. Для этой ракеты в КБ В.П.Глушко был создан и новый двигатель — РД-214.


Два года ушло на разработку проекта и постройку опытной серии новой баллистической ракеты средней дальности, получившей обозначение Р-12. Первые огневые стендовые испытания прошли в НИИ-229 в Загорске в марте 1957 г. Всего к началу летных испытаний такую стендовую отработку прошли четыре двигателя.

5 мая 1957 г. первую ракету Р-12 в головном сборочном цехе завода №586 погрузили в вагон и в начале лета 1957 года специальный эшелон с новым «изделием» прибыл на полигон Капустин Яр. Ответственным за транспортировку сов. секретного изделия назначили инженера-конструктора, ветерана войны Якова Некрасова. Маршрут: Харьков — Саратов — Красный Кут — Палласовка — Эльтон — Баскунчак — Кап.Яр. Испытания проводились на 4-ом ГЦП на площадке №4«Н» (новая), в МИКе площадки №20 (техническая позиция) и на площадке №21 (стартовая позиция). На полигон приехали почти все главные специалисты ОКБ: М. Янгель, В. Будник, Л. Васильев, В. Ковтуненко, Н. Герасюта, Б. Губанов, В. Грачев (ведущий конструктор ракеты), проектанты, конструкторы, двигателисты, управленцы, баллистики, прочнисты, испытатели. Руководил бригадой подготовки и проведения пуска испытатель Загорского НИИ Анатолий Бабушкин. Председателем госкомиссии назначили генерал-лейтенанта Андрея Соколова. Прилетел на полигон и С.П. Королёв - злой после неудачных испытаний в Тюра-Таме первой межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. Сегодня во всех книгах о Р-12 цитируется его знаменитая фраза: «Это что за карандаш? Он сломается, не успев взлететь!». (При длине 22 м диаметр ракеты составлял всего полтора метра).

Испытания ракеты проводились в три этапа. Первый пуск состоялся 22 июня (!!!) 1957 г. на площадке №21. К первому полёту Р-12 готовил расчёт составленный из опытнейших специалистов ОКБ и испытателей полигона. На стартовой площадке находился и главный конструктор М.К. Янгель. Р-12 уверенно взлетела. Пролетев две тысячи километров, ракета попала, как говорят, «в колышек» — это была гора Мунлу в Центральном Казахстане. С успехом заводчан поздравил маршал М. Неделин. Всего было подготовлено и запущено 25 ракет. Успешный ход испытаний позволил отказаться от последних девяти пусков третьего этапа. Несмотря на явный успех, были обнаружены недостатки. Требовалось найти надежное техническое решение для того, чтобы отделение головной части от носителя не влияло на точность стрельбы. В сентябре 1958 года состоялся показ ракетной техники членам ЦК КПСС и советского правительства. Его начали с запуска ракет Р-12. Пуски прошел успешно.

4 марта 1959 года боевой ракетный комплекс наземного базирования с БРСД Р-12 был принят на вооружение и начато его серийное производство.

При отработке первых ракет ОКБ-586 стала видна возможность их качественного усовершенствования. Не были полностью использованы возможности высококипящих компонентов топлива, время нахождения в заправленном состоянии не превышало одного месяца. На приведение ракет в состояние полной готовности к пуску требовались десятки минут, и даже часы в зависимости от исходных состояний.

Поэтому ОКБ-586 в конце 50-х годов предложило модернизировать все три вида своих первых ракет, обозначив их соответственно: Р-22, Р-24 и Р-26. Первая цифра символизировала второй шаг в разработках стратегических ракет ОКБ-586, вторая — указывала на преемственность с предыдущей ракетой аналогичной дальности стрельбы (т.е. Р-12, Р-14 и Р-16). Главным новым качеством у них было ампулизированное исполнение топливных емкостей и возможность нахождения в заправленном состоянии до одного года. Кроме того, предлагаемые технологические и конструктивные усовершенствования обеспечивали значительное уменьшение габаритов, стартовых весов и стоимости изготовления.

Правительство не сочло возможным пойти на такой шаг, поскольку на нескольких заводах полным ходом шла подготовка к массовому производству ракет Р-12, Р-14 и Р-16. Исключение было сделано для ракеты Р-26, разработка которой была поручена ОКБ-586 в мае 1960 г. для замены ракеты Р-16. [23] Решение о постановке ракетного производства на наиболее подготовленных предприятиях страны для ликвидации дисбаланса по средствам доставки ядерных боеприпасов было принято Правительством СССР в декабре 1957 г. Производство самой совершенной на то время жидкостной баллистической ракеты средней дальности Р-12 предписывалось развернуть на 4 заводах страны — в Днепропетровске (головном), Омске, Оренбурге и Перми.

В марте 1958 г. в Пермь приехал Секретарь ЦК КПСС, член Президиума (Политбюро) ЦК КПСС Л.И.Брежнев. С ним прибыли: Д.Ф.Устинов, зам. Председателя Совета Министров СССР, председатель Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам, П.В.Дементьев, Председатель Государственного комитета Совета Министров СССР по авиационной технике — министр СССР. Перед пермяками Брежнев поставил задачу: в течение года 19 предприятий города [смежники, - ред.] должны были освоить производство новейшей БРСД 8К63 (Р-12), разработанной в днепропетровском ОКБ-586 М.К.Янгеля.

Одним из заводов, которому было поручено в ограниченные сроки наладить серийное производство  ракет 8К63, был Пермский машиностроительный завод имени В.И. Ленина (Мотовилихинские заводы). Начальником ракетного производства в феврале 1959 г. был назначен Ю.Л. Кузнецов, вот фрагмент его воспоминаний:

«В апреле 1958 г. на заводе появился заказ — ракета. Нам дали делать ракету 8К63. Вся ракета, кроме приборов, была роздана по заводам Перми. Мы были сборщики и делали все "железо". Двигатель делал завод имени Свердлова, сейчас он называется "Пермские моторы". Колоссальный завод, больше Мотовилихи. Если у нас было в самые лучшие времена где-то 29 тысяч человек численность, то у них на заводе до 43 тысяч доходила численность. Кабельную сеть делал завод аппаратуры дальней связи министерства промышленных средств связи, где был министром Первишин. Кстати, его заместителем был Крепакис, наш выпускник.

Мы делали на заводе баки горючего и окислителя, бак перекиси водорода, приборный, силовой и хвостовой отсеки. Делали трубопроводы. Их там была уйма — и наддува, и автоматики, высокого давления, низкого давления. И мы делали корпус с днищем для головной части, все теплозащитное покрытие снаружи, а это слой 12...15 мм. Для ракет на заводе был создан специальный цех.

Я с апреля 1958 г. — начальник техбюро сборочного, ракетного цеха, помощник начальника цеха по подготовке производства. А в феврале 1959 г. меня назначили начальником этого ракетного производства. И мы этих ракет «клепали», грубо говоря, по 20 штук в месяц. Вначале, конечно, меньше, потом наращивали их выпуск. Мы делали их в 1959-1962 гг. По-моему, в 1963 г. немножко еще было. И вот в 1962 г., я помню хорошо, было 210 ракет. Тогда выступал Н.С. Хрущев, говорил: "Ракеты как колбасу делаем." Тогда уже было подключено 4 завода на эти ракеты. (Началось производство ракет на Днепропетровском заводе «Южмаш», а затем серию передали сразу на три завода — Мотовилихинские заводы, Оренбургский машиностроительный завод и Омский авиационный завод.) И вот мы вместе в год выпускали до 600 ракет. Поэтому Н.С. Хрущев так и говорил. Наверное, года 3 я был начальником производства, а потом в 1963 г. было принято решение, чтобы это спецпроизводство возглавлял зам. директора по производству. Зам. директора по спецпроизводству назначают начальника сборочного цеха Валентина Николаевича Задерея. (Кстати, он — выпускник факультета «Е» Военмеха 1955 г.) Я остаюсь начальником производства А через некоторое время В Н Задерей уходит В 1965 г наше ракетное производство преобразовали в филиал Пермского машиностроительного завода имени Ленина. Для этого были построены 2 крупных корпуса на территории Мотовилихи, в северной части, и введены в эксплуатацию в 1966 г. И туда было перебазировано все ракетное производство, за исключением нескольких цехов.»

Уже в конце 1958 года собрали первые образцы ракеты. В начале 1959 года начался серийный выпуск ракет на заводе им. В.Ленина, а через год делали уже по 10-15 изделий в месяц. В 1961 году перед коллективом предприятия была поставлена задача – увеличить выпуск ракет. Забегая вперед, следует отметить, что на одном только пермском заводе было изготовлено 600 ракет 8К63. Назревал Карибский кризис: 36 ракет 8К63 спецпроизводства завода им. В.Ленина (будущие цехи ПЗХО) боеголовками были тайно доставлены на Кубу. Именно этот фактор заставил американцев пойти на мирные переговоры. С этого момента Запад стал прислушиваться к мнению Советского Союза. А после урегулирования Карибского кризиса, через год, все изделия вернулись на предприятие с последующей доработкой.

12 марта 1958 года приказом Совнархоза Пермского экономического административного района было создано специальное производство по изготовлению жидкостных ракетных двигателей на Заводе имени Я.М.Свердлова.  Главной задачей нового производства стало освоение двигателей РД-214 ракеты Р-12 и ракеты-носителя «Космос». В январе 1959 года пермский РД-214 с успехом выдержал проверку на стенде ОКБ-ГДЛ, г. Химки — советского опытно-конструкторского бюро по разработке жидкостных ракетных двигателей (сейчас — ОАО «НПО Энергомаш им. академика В. П. Глушко»). С этого момента началось серийное производство жидкостных ракетных двигателей. Жидкостные ракетные двигатели РД-214 (8Д59) для БРСД 8К63, впоследствии РД-214У (8Д59У) для БРСД 8К63У наиболее длительное время - с ноября 1958 г. по июль 1972 г. - изготовлялись именно в Перми.

С 1959 года выпуск ракет средней дальности Р-12 комплекса 8К63 начинает и Оренбургский машиностроительный завод № 47, на котором до этого с 1957 года было развернуто серийное производство оперативно-тактических баллистических ракет Р-11 КБ С.П.Королева. Организация серийного выпуска изделия 8К63 проходила в условиях исключительного напряжения сил всех работающих на заводе. К изготовлению оснащения, инструмента, средств механизации были привлечены многие предприятия страны. Организуются командировки ИТР и рабочих ведущих профессий для изучения опыта работы на заводах Перми, Омска, Днепропетровска и Москвы. В то время не было отраслевых министерств, и заводу регулярная помощь оказывалась Госкомитетом по оборонной технике и Совнархозом РСФСР.

Успех днепропетровских ракетостроителей оказался настолько очевиден, что в июле 1959 года Днепропетровск посетил Н.С. Хрущев, к тому времени сосредоточивший в своих руках все рычаги высшей партийной и государственной власти в стране. Он вручил ОКБ-586 и заводу №586 ордена Ленина. М. Янгель, В. Будник и директор завода Л. Смирнов стали Героями Соц. Труда. Указ о награждении датирован 10 июля 1959 г. Пролился ливень наград и на остальных заводчан — всего было вручено свыше 500 государственных наград.

Именно после этой поездки Хрущев заявил: «В нашей стране производство ракет поставлено на конвейер. Недавно я был на одном заводе и видел, как там ракеты выходят, точно сосиски из автомата!» Западным спецслужбам не трудно было сопоставить поездку Хрущева и  его восторженное заявление. Одной этой фразой Никита Сергеевич уничтожил многолетнюю работу комитета госбезопасности страны по сокрытию местонахождения крупнейшего ракетного завода.

Но как бы то ни было эти ракеты стали основным оружием созданных 17 декабря 1959 года Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) — нового вида Вооруженных Сил СССР. Они стали базовыми при создании группировки ракет средней дальности (РСД).

В июне 1961 года советское Правительство приняло решение впервые провести пуски ракет Р-12 со штатными ядерными головными частями с целью определения их фактической мощности и эффективности. Произошло это после того как СССР и США не смогло договорится о продлении моратория на ядерные взрывы, который по факту действовал с 30 октября 1958 г. по 1 сентября 1961 года.


Для проведения были выделены техническая и стартовая батареи ракетного полка (181-й полк 51-й ракетной дивизии 50-й ракетной армии), того самого, который впоследствии был направлен на Кубу. Предусматривалось произвести три пуска (первый — «холостой», а два последующих — с ядерными зарядами разной мощности — операция «Роза»). По другим данным пусков было всего 4, первые 2 — для засечки прибытия в точку прицеливания. Две разные стартовые позиции были выбраны в районе восточнее г. Воркуты и у Салехарда.

На полигоне острова Новая Земля (ГЦП-6) была установлена необходимая контрольная аппаратура. Лично засвидетельствовать результаты на Новую Землю прибыл главком РВСН К.С.Москаленко. Даты этих пусков - 12 и 16 сентября 1961 г. (порядковые номера испытаний соответственно №94 и №99). В испытаниях использовался термоядерный боеприпас на основе «изделия 49»  ("идеологами" этого изделия были Ю.Н. Бабаев и Ю.А. Трутнев) разработанного КБ–11 (Саров) и НИИ–1011 (Снежинск) изначально для Р-7, но впоследствии длительное время применявшегося на Р-12 и Р-14.

Боевое поле — Д-2 в районе Митюшихи (на «Паньковской Земле»), на котором до этого испытывались опытные заряды в бомбовом варианте. Мощность ядерного заряда составила более 1 Мт. Заряды именно такой мощности повезли с собой полки 51 дивизии на Кубу! Первая ракета, запущенная из-под Воркуты значительно отклонилась от центра поля. Следующая ракета доставила боеголовку с большей точностью. Она сработала на малой высоте, и потому «в область взрыва втянулось большое количество грунта с поверхности земли». Подробности об этой операции можно найти в 1-ой книге двухтомника «Ядерные испытания в Арктике» .

А в октябре 1961 г. — ноябре 1962 г. вновь была проведена серия операций с Р-12. Вот перечень операций К-1 — К-5 с последующими высотными ядерными взрывами, в которых использовалась Р-12:

№ п/п    Дата     Индекс операции E(кт) Высота взрыва, км (расчетная) Высота взрыва, км (фактическая)      
127.10.61«К-1»1,2150150
227.10.61«К-2»1,2300300
322.10.62«К-3»300300290
428.10.62«К-4»300150150
501.11.62«К-5»3006059

В октябре 1961 года выполнены пуски ракет с целью исследования влияния ядерных взрывов на ракетную технику (операции К-1 и К-2). «Эти испытания могут рассматриваться как аналоги космических испытаний США Argus I, II и III, проведенных в августе-сентябре 1958 года с ядерным зарядом энерговыделением 1–2 кт.». В результате операции К-1 в СССР был осуществлен первый космический ядерный взрыв. Взрыв производился в момент достижения ракетой расчетной высоты на нисходящем участке траектории над практически необжитыми полупустынными районами Казахстана (Сары-Шаган). Во избежание отрицательного воздействия вспышки взрыва на глаза людей, эти взрывы решено было проводить днем (по местному времени). С запаздыванием в 2,5 минуты по той же траектории запускались контрольные ракеты Р-12 с измерительной аппаратурой. Пуски ракет производились с полигона Капустин Яр. Кстати, если принять, что 27 октября работы шли без отклонений от программы, и вспомнить, что в тот же день была предпринята первая попытка запуска ИСЗ носителем 63С1, получается, что за одни сутки с Кап.Яра стартовало не менее пяти ракет Р-12!

Вообще 19611962 гг. стали рекордными в отношении испытаний в СССР ядерного оружия. Напомним, что 30 октября 1961 г. на полигоне Новая Земля был проведен самый мощный в мире воздушный ядерный взрыв — знаменитая «царь-бомба» (Е=50 Мт,
высота подрыва — 4000 м).




30 октября 1962 года в районе полигона Капустин Яр осуществлен подрыв ядерного заряда Р-12 на высоте 60 км для проверки возможности радиосвязи (операция К-5, связи не было около часа).  В операциях К-3К-5 использовалось уже по две контрольные ракеты, запускавшиеся через 50 и 350 сек после стартов боевых ракет. Было задействовано по 4 геофизические ракеты МР-12. Одни из этих четырех ракет оснащались средствами регистрации характеристик рентгеновского излучения, другие – нейтронного потока, третьи – электронных концентраций. Запуск ракет производился в такой момент, при котором обеспечивалось нахождение ракет в момент ядерного взрыва в верхней точке траектории (130–140 км). А также использовались космические аппараты серии «Космос»«Космос-3, 5, 7, 11».

 Три советских взрыва 1962 г. привели к образованию узких радиационных поясов, которые существовали в течение 1–2 недель. По-видимому, об этом рассказал все тот же «Космос-11», которому удалось проработать до 28 октября.

Операция «Анадырь» (Карибский кризис)

О Карибском кризисе написано уже немало, но со временем открываются всё новые и новые детали. Однако оставим эту тему для последующей более полной проработки, а пока ограничимся несколькими небольшими абзацами. Опустим пока и далеко не однозначную роль О.В. Пеньковского, как его называют «супершпиона» двух разведок — английской и американской. Скажем только, что обвиняли его в передаче в период с апреля 1961  по осень 1962 года противнику 110 кассет фотопленки с данными о новейших разработках в области ракетного оружия, в том числе и учавствовавших в операции «Анадырь». Арестован он был по официальной версии именно 22 октября 1962 года! Но по мнению современных исследователей на него попросту свалили множественные провалы советской контрразведки.

О Карибском кризисе обычно начинают рассказ с октября 1962 г. Но все «закручивалось» значительно раньше...

Вначале был «прокол» американской разведки на Кубе, в результате чего Куба была потеряна для США. Приложил ли к этому руку СССР? Без сомнения! Но всё же основным виновником была разведка США и недооценка ситуации на Кубе. Затем последовало несколько неудачных и провальных во всех отношениях операций ЦРУ против Кубы, в том числе операция «Мангуст» и 7 февраля 1962 г. — эмбарго на торговлю с Кубой. Далее был ввод американских ракет «Юпитер» в Турцию. Эти ракеты заступили на боевое дежурство в апреле 1962 года. Добавьте к этому возобновившиеся с двух сторон испытания ядерного оружия. Обе стороны явно «накручивали обороты» и провоцировали друг друга. Возможно, именно в апреле у Хрущева созрела идея «...запустить ежа дяде Сэму в штаны...» используя для этого Кубу как базу для ракет средней дальности.

В средине июня 1962 году, по решению советского правительства на Кубу была начата операция «Анадырь». Началась она с переброски нескольких ракетных полков с БРСД Р-12 и Р-14. Были переброшены также оперативно-тактические ракеты (ОТР) «Луна» дальностью 60 км оснащенные ядерными боеголовками и фронтовые крылатые ракеты с ядерными зарядами. Общее количество военнослужащих участвовавших в операции составило 42 тыс. человек! 

Командующим Советской группой войск на Кубе (ГСВК) назначили генерала Плиева (псевдоним «Павлов»). Основной ударной силой ГСВК была 51 ракетная дивизия (командир дивизии — генерал-майор Стаценко). Дивизия организационно состояла из 5 ракетных полков, частей и подразделений обеспечения. Три полка были вооружены 42 ракетами Р-12. Их дальность составляла 2000 км. Ракеты оснащались головными частями с мощностью спецзаряда в 1 мегатонну. Два других полка вооружались ракетами Р-14, с дальность 4500 км. Началась подготовка к развёртыванию комплексов и строительство стартовых позиций. К концу октября примерно половина из 36 доставленных боевых ракет Р-12 была готова к заправке компонентами и стыковке с ядерными головными частями. Имелись и боеголовки для Р-12, а вот боеголовки для Р-14 доставить не успели из-за блокады Кубы со стороны США... Всего с 9 сентября по 22 октября 1962 года на Кубу прибыли и были разгружены 24 судна с 42 ракетами Р-12, из которых 6 было учебных, а также 36 ядерных боеголовок.



Аэрофотографии района Сан-Кристобаль, выполненные американским самолетом-разведчиком U-2 / Фото: rvsn.ruzhany.info.

Ситуация крайне обострилась после того, как 16 октября 1962 г. ЦРУ доложило Президенту США Кеннеди об обнаружении в районе Сан-Кристобаля (провинция Пинар-дель-Рио) стартовых позиций ракетных войск. В короткие сроки американцами был определен и тип ракет, размещенных на Кубе. Обстановка продолжала обостряться. Однако, несмотря на давление сторонников силового решения конфликта, руководители СССР и США нашли способ разрешить его мирным путем. В ходе состоявшихся переговоров Соединённые Штаты отказались от вторжения на Кубу, Советский Союз обязался убрать свои БРСД с кубинской территории при условии, что американцы уберут свои ракеты из Турции и Европы.

С 29 по 31 октября 1962 г. полностью завершили демонтаж наших стартовых позиций. В 15 часов 30 минут 31 октября командир дивизии лично информировал об этом исполняющего обязанности Генерального секретаря ООН Тана, прибывшего на остров для урегулирования последствий конфликта. А с 5 по 9 ноября ракеты с Кубы были вывезены. Вывод личного состава, ракетного вооружения и техники закончился 12 декабря 1962 года.

И все же одна Р-12 осталась в Гаване, но только в качестве памятника, где её установили во второй половине 80-х годов по просьбе кубинского правительства.

Только некоторые из главных действующих лиц:

  • Джон Кеннеди Президент США
  • Роберт Макнамара Министр обороны США
  • Макджордж Банди Помощник президента США по национальной безопасности
  • Генерал Максвелл Тейлор из Особой группы (расширенной) - SpecialGroup (Augmented) — SGA
  • Эдлай Стивенсон Представитель США при ООН
  • Никита Хрущев Генсек ЦК КПСС
  • Анатолий Добрынин Посол СССР в США
  • Фидель Кастро Кубинский лидер
  • Андрей Громыко Министр иностранных дел СССР
  • Ситху У-Тан Генеральный секретарь ООН

 
Ракета Р-12 (8К63) 

Р-12 (8К63) была выполнена одноступенчатой, с топливными баками несущей конструкции. Они изготавливались из алюминиево-магниевых сплавов. Верхний бак (окислителя) разделялся промежуточным днищем. Окислитель расходовался сначала из нижней части бака, что создавало более благоприятные условия для стабилизации полёта. В полёте баки горючего и окислителя наддувались сжатым азотом, запас которого находился в баллонах, смонтированных в хвостовом отсеке.

В двигателях ракеты впервые в отечественной практике было применено так называемое долгохранимое жидкое топливо (его компоненты обычно называют “высококипящими”): в Р-12 в качестве горючего был использован керосин ТМ–185, а окислителем являлась азотная кислота с добавками АК–27И.

Основные компоненты топлива (азотная кислота и керосин) воспламенялись при помощи специального пускового горючего ТГ–02, что было характерно и для американских ракет того времени. Двигательная установка ракеты состояла из четырёхкамерного маршевого ЖРД РД-214, разработанного в ОКБ-254 академика В. Глушко, с тягой на земле 60 т. Выход двигателя на режим осуществлялся без предварительной ступени по принципу так называемого пушечного пуска. На ракете применялась система регулирования кажущейся скорости (РКС), позволявшая в определенных пределах изменять тягу двигателя в целях обеспечения более точного движения ракеты на активном участке заданной траектории.

Автономная инерциальная система управления обеспечивала управление полётом ракеты и выведение головной части в район цели. При проведении испытаний были получены предельные отклонения точки падения ГЧ от расчётной по дальности в пределах 1100 м, по направлению — около 600 м при стрельбе на максимальную дальность в 2000 км. В состав ракеты впервые были включены устройства нормальной и боковой стабилизации центра масс. Приборы системы управления размещались в межбаковом отсеке. В качестве органов управления использовались четыре графитовых газоструйных руля. У ракет наземного базирования на корпусе хвостового отсека устанавливалось четыре небольших аэродинамических стабилизатора.


Р-12 несла моноблочную головную часть с термоядерным зарядом мощностью 1 Мт. Отделение ГЧ в полёте осуществлялось с помощью пневматического толкателя. Ракета предназначалась для поражения площадных целей (площадью около 100 км).


Модификация Р-12У (8К63У) и ШПУ

Однако, поскольку проблема ампулизации жидкостных двигательных установок на тот момент ещё не была решена, то время хранения этих ракет в заправленном состоянии было весьма ограниченным. Потому, в целях экономии, подавляющая часть ракет в войсках хранилась в “сухом” виде, и хотя время заправки топливом было существенно снижено, общее время подготовки к пуску оставалось большим. Если сюда ещё добавить крайне низкую защищённость стационарных стартов (а на первых порах и просто её отсутствие), то говорить об этих комплексах как об оружии ответного удара не приходилось.

После проведения заправочных операций и прицеливания ракета была готова к пуску. Общее время предстартовой подготовки достигало 3 часа и в значительной степени зависело от уровня обученности боевых расчётов. Обычно ракеты хранились без головных частей в специальных сооружениях и вывозились к месту старта только перед непосредственным применением.

Уже к концу 50-х годов защищённость БРК с открытыми стартами считалась недостаточной. Требовалось кардинально повысить стойкость ракетной техники к поражающим факторам ядерного взрыва. Специалистам выход виделся в укрытии ракет под землей в специальных шахтах.

КБ Янгеля было поручено разработать модификацию своей ракеты для шахтной пусковой установки. Разработку ШПУ поручили конструкторскому коллективу под руководством В.П. Бармина. В ноябре 1958 г. маршал М.И. Неделин принял решение о строительстве на ГЦП-4 двух опытных шахт для натурного эксперимента с пуском ракеты Р-12. На рекогносцировку и выбор места понадобилься всего месяц (НИИ-88, НИИ-4 МО, ЦПИ-31МО, ОКБ-586 и ГСКБспецмаш). В июне 1959 года на полигоне Капустин Яр развернулись строительные работы. Несмотря на сложные гидрогеологические условия в этом районе, работы первой очереди удалось закончить в сжатые сроки. Так была построена первая экспериментальная шахтная ПУ «Маяк» (всего было две шахты — «Маяк-1» и «Маяк-2»). Оригинальный проект Маяк имел «курган» 7 м высоты сформированный из вырытой земли. Он был виден на расстоянии от 10 до 15 км в голой степи Капустиного Яра, оправдывая название «Маяк». Сооружение кургана было вынужденным — на глубине 20 м военные строители столкнулись с плывуном. На расстоянии 150 м от шахты был сооружен подземный бункер для проверочно-пусковой аппаратуры.

2 сентября 1959 г. состоялся первый пуск Р-12 с шахтной ПУ «Маяк-1». Ракете этой было дано обозначение 63Ш. Ракета свободно вышла из сооружения и легла на расчётную траекторию. До 57-й секунды полёт проходил нормально, а на 58-й — ракета потеряла устойчивость и устремилась к земле. Как потом выяснилось, падение произошло из-за того, что при старте был срезан один из стабилизаторов. В ходе дальнейшей доводки все проблемы удалось решить.

30 мая 1960 г. вышло постановление правительства № 560-226 о создании шахтных пусковых установок для ракет Р-12 («Двина»), Р-14 («Чусовая»), Р-16 («Шексна»). А 14 июня 1960 г. подписан приказ ГКОТ «О создании ШПУ ракет Р-12, Р-14, Р-16 (Главный конструктор М.К. Янгель) и Р-9А (Главный конструктор С.П. Королев) «Двина», «Чусовая», «Шексна», «Десна» ». В июне же правительством поставлена задача разработать унифицированную ракету Р-12У (8К63У) для наземных стартов и ШПУ.

Новую систему прицеливания (8Ш21) шахтного комплекса, как и в случае наземного (8Ш14) была разработана киевским заводом «Арсенал».

Первый испытательный пуск модернизированной Р-12У с наземного старта проведен 30 декабря 1961 года, испытания окончательно завершены в октябре 1963 года.  В этом же году, 15 июля, принято Постановление Совмина СССР, которым на вооружение принята новая Р-12У, получившая позднее в войсках индекс Р-12Н (наземный «мобильный» комплекс 8П863). Впрочем, по-настоящему мобильным этот комплекс мог считаться только условно...

Почему «У»? Индекс «У» стали прибавлять на ЮМЗ к первоначальному заводскому индексу ракет после их доработки для пуска из ШПУ. Так и появились 8К63У, 8К64У, 8К65У — варианты стратегических ракет, унифицированных для наземного и шахтного старта. Это не означает, что они были полностью одинаковы. Например, в шахтной версии 8К63, как говорилось выше, отсутствовали хвостовые стабилизаторы.

Ракетный полк в г. Плунге (Литва) стал первым, где еще 1 января 1963 года состоялась постановка на боевое дежурство первого мобильного ракетного комплекса с Р-12Н, а 5 января 1964 года был принят на вооружение РВСН шахтный БРК с ракетой Р-12У.

Конструкция самой ракеты каких-либо значительных изменений не претерпела. Была модернизирована СУ. А вот стартовый комплекс представлял собой ряд сложных инженерных сооружений.

На основе полученных тестов на Спецмаше был разработан ракетный комплекс 8П763 получивший кодовое имя «Двина». С 1960 г. по всей стране началось строительство шахтных пусковых установок.

На одной стартовой позиции по углам прямоугольника с размерами 80 на 70 м сооружались четыре ШПУ. В центре был укрепленный технологический блок, в котором размещались защищенный командный пункт, подземные хранилища компонентов топлива, боезаряды и газы, необходимые для ракеты, электрический генератор и необходимые расходные материалы для 30 дневной автономной работы в полной готовности к пуску. На дне бетонированного ствола шахты глубиной 30 м и диаметром 7 м (под ракету Р-12) размещался стартовый стол, на который устанавливалась ракета. При запуске двигателей ракеты горячие газы выходили в газоотвод между стволом шахты и специальным металлическим стаканом диаметром 5 м, толщиной 16 мм, защищавшим ракету. Вверху шахты газоотвод имел расширение и направляющие лопатки для отвода горячих газов в сторону с целью снижения теплового воздействия на ракету. Сверху шахта защищалась многотонной «крышей», сдвигавшейся по рельсам перед пуском ракеты. Разработкой шахтных сооружений для ракет Р-12, Р-14 занималось ГСКБспецмаш под руководством В.П.Бармина. Выход ракеты из шахтного ПУ производился по направляющим, закрепленным внутри стакана шахты (следует отметить, что на первом, экспериментальном «Маяке» направляющих не было).

Стартовый комплекс 8П763 («Двина»):

  • 4 шахтных пусковых установки (расстояние между ШПУ – 70-80 м)
  • подземный командный пункт
  • система заправки и др.

Размеры шахтной пусковой установки: высота – 24,126 м., диаметр стального стакана – ок.3 м., внутренний диаметр бетонного ствола – 4,8-5 м., внешний диаметр ствола – 7,2-7,5 м.

Защитное устройство: плоское 8У13. Устройство открывания крыши – рельсовое, сдвигается в сторону.

Установщик – 8У237. Система заправки – 8Г147. Кабельные машины – 8Н218.

Ракеты загружались в шахты при помощи установщика специальной конструкции. К ним пристыковывались заправочные магистрали и кабели управления и внешнего энергоснабжения. В таком состоянии ракеты находились до начала предстартовой подготовки, в ходе которой осуществлялась заправка баков компонентами топлива и проводились другие необходимые предпусковые операции.

Кроме изменений, сделанных для обеспечения возможности пуска как с наземной, так и с шахтной пусковых установок, Р-12У также имела более современные системы наведения и управления. Это дало возможность использовать один бак окислителя вместо двухбаковой системы, использованной в целях гравитационной центровки на оригинальной Р-12.

На боевом дежурстве

С середины 1959 года в приграничных районах европейской части СССР началось развёртывание частей и соединений, оснащённых ракетными комплексами с БРСД Р-1215-16 мая 1960 года на боевое дежурство заступили ракетные дивизионы с комплексом Р-12 в Слониме, Новогрудке, Пинске и Гезгалы в Белоруссии, Плунге в Латвии. Каждый полк состоял из 2-3 дивизионов, которые в свою очередь состояли из 2 батарей с одним стартом. К 1 сентября 1960 года в 50 ракетной армии были развернуты:

Полк    Дислокация     Количество ПУ     
94 рп

Хаапсалу, Эстонская ССР

2ПУ
25 рпСоветск, Калининградской область8ПУ
637 рп

Таураге, Литовской ССР

8ПУ
79 рп

Плунге, Литовской ССР

2ПУ
638 рп

Волковыск (позднее - Слоним), Гродненской область

2ПУ
142 рп

Новогрудок, Гродненской область

2ПУ
376 рп

Лида (позднее - Гезгалы), Гродненской область

2ПУ
85 рп

Пинск, Брестской область

2ПУ
Всего34ПУ

А 1 октября 1960 в Хаапсалу, Новогрудке, Лиде, Пинске заступили на БД еще по 2 ПУ. Одновременно шло строительство ПУ Р-12 и в других армиях. Так, в 1960 году были поставлены на БД 8 ПУ в 50 рп (Коломыя, (Ивано-Франковская обл.) и по 4 ПУ в 181 рп (Липники, Житомирская обл.), 309 рп (Умань, Черкасская обл.), 586 рп (Каменец-Подольск, Хмельницкой обл.) и др.

Развитие группировки Р-12 и Р-12У. Количество ПУ на боевом дежурстве 


1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985
Р-12 172 373 458 564 568 572 572 572 556 532 504 480 480 480 480 480 456 448 404 372 316 264 224 112 112 112
Всего БРСД 208 426 522 654 636 693 677 673 656 628 593 567 567 567 567 567 561 578 576 573 567 586 591 490 508 517

Всего было изготовлено более 2300 ракет. Защищённость отдельной ракеты такого комплекса была значительно увеличена, но боеготовность оставалась низкой, что не позволяло в сжатые сроки провести пуск ракет. Кроме того, живучесть всей группировки ракет уменьшилась, так как один ядерный блок противника мог уничтожить сразу четыре ракеты. Тем не менее БРСД Р-12У стали развёртывать не только взамен Р-12, но и в новых районах: на Северном Кавказе, Кольском полуострове, в Средней Азии и в Западной Сибири.

Расширение географии дислокации РК было вызвано изменением геополитической обстановки в мире и, прежде всего, из-за обострения отношений с Китаем. Всего к середине 60-х годов было развернуто около 500 ракет (по более точным данным к 1965 году в СССР было 608 ракет Р-12, из них 36 — на Востоке страны). ПУ Р-12 (Орджоникидзе, Хабаровск, Советск, Гвардейск, Остров, Манзовка, Раздольное, Белокоровичи, Коломыя, Луцк, Ромны, Первомайск, Хмельницкий, Джамбул, Гезгалы, Сарыозек, Валга, Кармелава, Плунге, Слоним, Новогрудок, Пинск, Мозырь, Поставы). Но уже к концу 1970 года 36 ракет в восточных районах Советского Союза было снято с боевого дежурства.

Серия «Космос», модификации ракеты и использование Р-12 в испытательных целях 

После успешного создания Р-12 в ОКБ-586 всерьез стали задумываться над космической тематикой. Были проведены проектные разработки носителей 63С1, 64С1, 65С1, 66С1, 67С1. Но одобрены правительством были только два — 63С1 и 65С1. Эскизный проект ракеты-носителя 63С1 был разработан еще в апреле 1960 г. Здесь первые две цифры соответствовали индексу базовой боевой ракеты, а последняя цифра — порядковому номеру 2-й, космической ступени.


Уже 3 августа 1960 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «О создании ракеты-носителя 63С1 на базе боевой ракеты Р-12, разработке и запуске 10 малых ИСЗ».  В нем же определялся и порядок проведения летных испытаний, которые были возложены на первое управление 4-го ГЦП.

Во второй ступени использовали двигатель РД-119 на жидком кислороде и НДМГ, который В.П. Глушко разрабатывал в качестве «подстраховки» для третьей ступени одного из «королёвских» ракетоносителей (для вывода тяжелых спутников и запусков к Луне). Однако С.П. Королёв предпочел использовать РД-0109 Воронежского ОКБ-254. Ракета-носитель 63С1 (впоследствии 11К63) имела две ступени и могла вывести на орбиту спутник весом до 450 кг. Поскольку постановка второй ступени значительно удлинила ракету (общая длина ракеты составила 30 м, а стартовая масса — 49,4 т), то стал невозможен пуск с обычной наземной стартовой установки Р-12 (ракета попросту могла упасть от ветра). Пуски проводились с тех самых площадок «Маяк» (площадки 86 и 87), которые прежде использовались для испытания шахтных вариантов Р-12У. Поскольку вторая ступень не помещалась полностью в защитное сооружение, то пришлось создать специальную башню, закрывавшую сверху ракету от воздействия атмосферных влияний и отводившуюся перед стартом в сторону. Испытатели окрестили ее на украинский манер «халабудой».

Первая попытка запустить «Космос» (63С1) с переоборудованной ШПУ «Маяк-2» была сделана в 27 октября 1961 г. Из-за выхода из строя датчика скорости второй ступени носитель потерпел аварию и упал на Землю, но не взорвался.

Аналогичная ситуация произошла и 21 декабря 1961 г. Немного недозаправили вторую ступень и она вместе со спутником упала где-то в Индонезии (чего, правда, никто «за бугром» не заметил)... Отсюда двустишие: «Стреляли гарно, а попали в Сукарно». Сукарно был в 1945-1967 гг. президентом Индонезии... Пилюлю подсластило оборудование спутника, которое до момента входа в атмосферу передавало информацию.

И только третий запуск 16 марта 1962 г. был успешным. Собранный в пожарном порядке и весивший всего 47 кг, спутник ДС-2 (Днепропетровский спутник 2 ) до боли напоминал первый «королёвский» спутник. Именно об этом пуске было объявлено ТАСС, а сам спутник получил имя «Космос-1». Спутник просуществовал в космосе до 25 мая 1962 года. Удивила всех последняя ступень. Имея несравненно худшие аэродинамические качества, чем сам спутник, она находилась на орбите вплоть до 18 июня 1962 г.

Пуски с площадки «Маяк-2» продолжались почти до конца 1964 г. и были прекращены из-за из-за неудовлетворительного состояния стартового сооружения и оборудования комплекса. А уже в 1964 г. после завершения испытаний ракет Р-12У (8К63У) для пусков ракеты 63С1М были переоборудованы две установки пускового комплекса 8П763 «Двина» на площадке 86 ГЦП-4.

В 1964 г. этот ракетоноситель под индексом 11К63М был принят в эксплуатацию Министерством обороны СССР, а авторский надзор осуществляло КБ «Полёт» (г. Омск), которому к этому времени была передана вся конструкторская документация по носителю. Изготовление ракеты 11К63 поручалось Пермскому машиностроительному заводу №172. Первый (неудачный) пуск 11К63М со стартовой позиции «Двина» осуществлен 1 декабря 1964 г. Успешно прошел следующий пуск, 10 декабря 1964 г. Пуски с этой площадки продолжались до 1973 г.

В 1967 г. на НИИП-53 (Плесецк) был сдан в эксплуатацию наземный стартовый комплекс 11П863 «Радуга» в составе: ракета-носитель 11К63, стартовое устройство и юстировочный космический аппарат ДС-П1-10. Именно здесь впоследствии,  18 июня 1977 г., состоялся последний пуск ракеты-носителя серии «Космос» на основе Р-12...

А всего ракета-носитель 63С1 в различных модификациях стартовала 165 раз, в том числе 143 раза успешно.

Если производство ракет Р-12 было размещено на четырех заводах СССР, то изготавливать двухступенчатую ракету-носитель «Космос-2» (11К63) было доверено пермскому заводу им. В.Ленина. Их было сделано 150 штук, из них 28 – серии «Интеркосмос».

Следует заметить, что существовали и специализированные варианты ракет, являвшихся различной степени модификацией первоначальной 8К63. Проектировались они обычно в КБ заводов-изготовителей 8К63 (в частности, на Омском заводе № 166) и выпускались в единичном числе, реже — мелкосерийно. Отличались от обычных ракет они чаще всего головной частью (боевым блоком). Исключение составляют разве что учебные ракеты, которые лучше бы назвать не ракетами, а учебными пособиями (8К63Д стала поступать в войска с 1965 года). 

Ракета Р-12 была использована в качестве носителя для отработки советских средств преодоления ПРО по трассе Капустин Яр — Балхаш. Ракеты запускались после 25-летнего пребывания на боевом дежурстве. Было произведено 100 пусков — и ни одного аварийного. 

Также при помощи несколько модифицированных ракет комплекса Р-12 проводились испытания космических планеров по программам «Ракетоплан» (МП-1, МП-2 (М-12), до 1963 г.) и «Спираль» (БОР-1, -2, -3, конец 60-х — начало 70-х гг.).

Это были предки будущих маневрирующих боевых блоков (боеголовок), а также уже отошедших в небытие «Шатлов» и «Буранов». Главное, что объединяло все эти проекты — основаны они были на тех же принципах аэродинамического торможения и маневрирования в атмосфере на гиперзвуковых скоростях. в отдаленных планах были также боевые пилотируемые ракетопланы, а также истребители спутников.

Одним из примеров использования Р-12 как носителя экспериментальных аппаратов могут служить испытания изделий МП-1 и МП-2 (М-12), разработанных в ОКБ-52 В.Н. Челомея, куда на правах филиала влилось работавшее до этого по этой теме ОКБ-23 В.М. Мясищева.

«По программе разработки ракетоплана и маневрирующих боеголовок в 1961-63 годах было выполнено 12 суборбитальных запусков масштабных моделей МП-1 и М-12 на РН Р-12 разработки Михаила Янгеля (первый пуск 21.02.1963), но после снятия с руководящих постов благоволившего к Челомею Никиты Хрущева (его сын Сергей работал в ОКБ-52) 19 октября 1964 года все работы были прекращены с передачей материалов по ракетопланам в ОКБ-155 Артема Микояна.

МП-1 представляла собой прообраз маневрирующей боеголовки в виде 1,8-метрового конуса массой 1,75 т, управляемого на гиперзвуковых скоростях восемью аэродинамическими щитками. Баллистическая ракета поднимала образец на 405 км, в атмосферу он входил в 1760 км от места старта со скоростью 3,8 км/с. М-12 — такой же конус, но с четырьмя стабилизаторами.»

А.И. Первушин в своей книге указывает другую дату первого пуска — 21 марта 1963 года, по его сведениям пуск состоялся с космодрома Байконур, но при этом он называет ракету-носитель — Р-12 «Циклон» (?). Тут сразу возникают вопросы. Во-первых, почему «Циклон»? Носитель на базе Р-36орб, называемый «Циклон» стал использоваться только с 1969 года. Не мог это быть и РН «Космос» (63С1), первой ступенью которого, как уже говорилось, являлась фактически ракета 8К63 по той причине, что на орбиту выводить данное изделие не предполагалось. К тому же, в 1963 году первый с начала года запуск «Космоса» состоялся только 6 апреля. Насчет Байконура — промолчу... Но это просто небольшое отступление, чтобы показать насколько сложно найти достоверную информацию по истории ракетной техники и РВСН и как создавались легенды и слухи (при этом я ни в коей мере не обвиняю Первушина)...

На самом деле испытания натурной модели маневрирующей аэробаллистической головки (именно так ее называли)  — космического аппарата варианта М-12 (как в автономном виде, так и в состыкованном с ракетой-носителем Р-12) проходили в феврале-марте 1963 года на 4-м Государственном центральном полигоне (Капустин Яр), техническим руководителем испытаний М-12 был А.Р. Козак. Далее дословно приведу слова участника испытаний — Л.Е. Макарова:

«В теплый и ясный день 21 марта 1963 года состоялся старт ракеты Р-12 с изделием М-12. Программа испытаний предусматривала: полет космического аппарата по баллистической траектории, маневрирование его на участке пикирования и приземление с помощью парашюта на боевом поле в районе озера Балхаш.

... Информация об успешном продолжении испытаний аналогов отечественных маневрирующих боевых блоков баллистических ракет незамедлительно в установленном порядке была доложена на «самый верх», вплоть до ЦК КПСС. Свои поздравления передал нам В.Н. Челомей.

... Как выяснилось позднее, поисковая группа нашей экспедиции, вылетевшая сразу после пуска к расчетному месту приземления М-12, ни изделия, ни парашюта не обнаружила. После дополнительных указаний о более тщательном осмотре местности от поисковиков последовало сообщение: «Обнаружен только шарбаллон М-12». Худшие опасения подтвердились. Анализ телеметрической информации окончательно расставил все точки над «И». После прохождения изделием зоны. плазмообразования (20 – 40 км.) связь с ним не возобновилась, т.е. имелись все признаки разрушения М-12 в указанном диапазоне высот.

... А как же улыбка А.Р. Козака и поздравления В.Н. Челомея? Все явилось следствием разгильдяйства и безответственности, проявленных командованием войсковой части, обслуживающей боевое поле у озера Балхаш. Дежурному офицеру было дано указание: «Увидишь спускаемое на парашюте изделие – немедленно доложи!» Увидев на большой высоте белый шар (очевидно, это был охваченный огнем космический аппарат), он принял его за парашют, о чем сразу и доложил своему руководству, а те сообщили на КП в город Капустин Яр.»

А еще раннее, 27 декабря 1961 года состоялся первый запуск первоначального варианта аппарата - МП-1.

Предполагалось использовать модификацию Р-12 (как один из вариантов наряду с Р-5, Р-14 или Р-16) в качестве ракеты-носителя и в КБ Туполева, где сын генерального конструктора — Алексей Туполев — в 1958 году в отделе «К» начал работы по созданию ударного беспилотного комплекса «ДП» (дальний планирующий), состоящего из РН и последней ступени в виде планирующего ракетоплана с термоядерной боевой частью. На основе этого аппарата к 1960 году был создан первый планер баллистического беспилотника «Ту-130» (длина — 8,8 метра, размах крыла — 2,8 метра и высота — 2,2 метра.)  и начались работы по оснащению его необходимым оборудованием и стыковке с ракетой-носителем Р-12. Однако, несмотря на явные успехи ОКБ-156, проект «ДП» был закрыт на основании постановления Совета Министров от 5 февраля 1960 года за № 138-48. 

Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию пилотируемого орбитального ракетоплана получили название «Спираль».

В рамках этой программы для отработки вопросов полета в атмосфере на гипер-, сверх-, транс- и дозвуковых скоростях с предпосадочным маневрированием и посадкой на аэродром предназначалась постройка изделий экспериментально-технологической серии (№№ 001, 002, 003, 004 и 005). Изделия эти (масштабные модели 1:3) получили название БОР (Беспилотный орбитальный ракетоплан), а работу по их конструированию вел Дубненский филлиал ОКБ-155.

Для запуска первых БОРов (БОР-1, -2, -3) по суборбитальной траектории конструкторским бюро Омского авиазавода (как производителя ракеты) на базе серийной одноступенчатой баллистической ракеты 8К63 была разработана модификация К63Д. Доработки заключались в создании нового двухстворчатого обтекателя (ГО) и системы крепления изделия к ракете.

Подготовкой ракеты носителя занимался Омский авиационный завод № 166 (ныне производственное объединение "Полет" в составе ГКНЦП имени М.В.Хруничева.

Для стыковки модели с РН каркас имел специальные силовые кронштейны под установку взрывных болтов.

Первый старт состоялся 15 июля 1969 года с упрощенной, "деревянной" моделью аппарата БОР-1, которая, как и планировалось, сгорела в атмосфере. Но при этом были получены важные экспериментальные данные, а также сделан вывод о том, что модифицированная ракета вполне способна обеспечить выполнение дальнейших испытаний, как, впрочем, и наземный стартовый и измерительный комплекс. Всего в 1969-1974 гг. было произведено шесть пусков/

Все запуски осуществлялись с полигона "Грошево-2", расположенного на территории ГНИКИ ВВС (рядом с поселком Владимировка Астраханской области) в сторону Государственного научно-исследовательского испытательного полигона № 10 МО СССР (Сары-Шаган, ГНИИП-10), инструментальные средства которого позволяли обнаруживать и отслеживать полеты БОРов. Точное место пусковой площадки: E46o19'2'' N48o28'10,5'', совсем рядом находился и стартовый комплекс знаменитой "Бури" (Ла-350).

Двигательная установка БОРов работала на паре "азотная кислота - гептил".

В 50-60-х годах в ОКБ-586 (впоследствии - КБЮ, г.Днепропетровск) был разработан проект подвижного железнодорожного комплекса с ракетами Р-12. Железнодорожный состав должен был состоять из 20 вагонов, включая 6 вагонов с ПУ. Реализован проект не был. [20] В то же время КБЮ и ДМЗ не забросили эту перспективную идею. Так, в 1963 году велись конструкторские работы по созданию БЖРК (боевого железнодорожного ракетного комплекса) на базе МБР РТ-21 (15Ж41), а в 1969 - на основе МБР РТ-22. В обоих случаях работы завершены не были. И только позднее (официально - с 9 августа 1983 года, но работы были начаты гораздо раньше, примерно в 1975 году) начата реализация БЖРК на основе РТ-23УТТХ, комплекса, теперь известного всем как БЖРК 15П961 "Молодец", находившегося на боевом дежурстве  с 1987 по 2005 годы.

Зарубежные «клоны» Р-12

Слово клоны взято в кавычки. Речь идет не о полном копировании ракеты 8К63, а об использовании примененных в ней технологий.

Китайская Народная Республика (КНР)

В соответствии с соглашением 1957 года постановлением правительства СССР техническая документация на ракету Р-12 должна была быть поставлена КНР.

«Предполагалось, что освоение производства Р-12 будет осуществляться в СССР и КНР практически параллельно. Однако в конце 1950-х годов советско-китайские отношения начали осложняться. Китайско-советские разногласия еще более усилились в 1959 году, когда СССР попросил Китай передать для изучения новейшую американскую ракету класса «воздух-воздух» AIM-9 «Сайдуиндер», в достаточно исправном состоянии упавшую на территорию КНР после одного из воздушных боев между китайскими «МиГами» и тайваньскими «Сейбрами». Китайское руководство затягивало передачу ракеты до зимы 1959 года, когда в ответ на нелояльное поведение союзника Советский Союз приостановил передачу КНР технической документацию на ракету Р-12. В результате «Сайдуиндер» (который китайцы пытались изучить и скопировать самостоятельно) все же попал в СССР, однако трещину, возникшую в некогда безоблачной «Великой дружбе», склеить уже не удалось. Хотя Н.С. Хрущев и санкционировал передачу КНР документации по Р-12 «по полной программе», 20 июня 1959 года СССР в одностороннем порядке аннулировал соглашение о предоставлен Китаю документации по новейшим военно-техническим достижениям, в первую очередь, в ракетно-ядерной области. 16 июля 1960 года СССР объявил об отзыве из КНР всех своих военных советников.»

Таким образом, в Китае оказалась неполная документация на Р-12. Имеются некоторые сложности в идентификации "наследника" Р-12. По видимому первоначально она получила обозначение "Ветер Востокa -1" ("Дун Фэн-1", "Dong Feng-1", DF-1) и должна была иметь сходные с Р-12 тактико-технические данные: 1 ступень, топливная пара - АК-20 - ТГ-02, дальность ок. 2000 км, вес БЧ ок. 1,5 т, инерциальная СУ. Длительное время ракету в Китае пытались воспроизвести, но безуспешно. 

В какой-то мере подтверждают это и воспоминания "прочниста" Игоря Ларионова одного из группы командированных от Днепропетровского завода №586, на котором серийно выпускались также "королёвские" ракеты Р-1 и Р-2.

«Китайцы были недовольны тем, что Р-2 — не самая передовая техника на тот период. Советский Союз уже принял на вооружение ракету Р-5М с первой в мире атомной боеголовкой (1956 г.) и начал ее серийное производство в Днепропетровске. В 1957 году начались испытания ракеты Р-12, а в 1959 году ее приняли на вооружение. На базе этой ракеты в СССР были созданы Ракетные войска стратегического назначения. Много шума в мире наделала первая в мире межконтинентальная ракета Р-7. Понятно, китайцы тоже мечтали иметь такие носители, но мы неукоснительно выполняли полученные нами инструкции и успокаивали китайцев: «Нужно пройти путь, с которого начинали мы». Прошел слух, что Китай создает свою ракету. Потом мы узнали, что эта ракета называется «Ветер с Востока».» 

В 1964(?) году проект переименовали  "Ветер Востокa - 3" (DF-3, западное обозначение CSS-2) и при помощи вернувшихся в Китай (в том числе из США) специалистов - бывших эмигрантов - довели до пуска (частично успешного), который состоялся 26 декабря 1966 года заменив при этом ТГ-02 на НМДГ (несимметричный диметилгидразин). Дальность, по-видимому, составляла около 2500 км.

«По сравнению с "янгелевской" Р-12 ее китайский вариант имел относительно маломощную ГЧ (порядка 20 Кт) и значительно худшую точность. Вероятность поражения цели не превышала 0,5. Длина ракеты DF-1 составляла 20,8 м, максимальный диаметр корпуса - 1,6 м, стартовая масса - 50 т, максимальная дальность пуска - 2000 км, круговое вероятное отклонение (КВО) - 3200 м. Продолжительность подготовки к старту превышала 2,5 часа. Ракета хранилась в стационарных укрытиях. В середине 1970-х годов для снижения уязвимости групповые старты начали заменять на одиночные, разнесенные друг от друга на расстояние, не позволяющее поразить их одним боевым блоком противника. По западным оценкам, было выпущено, в общей сложности, более 100 ракет DF-1, снятых с вооружения в середине 1980-х годов.»

В предыдущей цитате присутствует та самая путаница в идентификации ракет - на самом деле речь идет уже о DF-3, да и тактико-технические данные не отличаются точностью. Именно эта ракета - DF-3 - а не "китайский вариант" Р-12 и тем более не  точная ее копия, как пишут в некоторых источниках, стала первой китайской ракеты на "хранимых" компонентах топлива. Принята на вооружение в 1971 году. В 1984 году на вооружении стояли 110 единиц этой ракеты, а в 1985-86 гг. проводятся успешные запуски ее модификации - DF-3А с увеличенной до 2800 км дальностью. И даже в 2010 году в Китае насчитывалось 17 ракет и 10 пусковых установок.

Следует отметить, что первая ступень и следующей ракеты китайской ракеты - DF-4 - напоминала отечественные ракеты Р-12/Р-14 и оснащалась четырехкамерным ЖРД с неподвижными соплами. Каждая камера имела автономный ТНА для подачи компонентов топлива. Расчетная балансировка ракеты достигалась за счет аэродинамических стабилизаторов, а управление — путем отклонения газовых рулей.

 Характеристики китайских ракет

Параметр     Значение       
Категория БРСДполумобильная DF-3A IOC 1987
Максимальная дальность, км
2810 (1550 - 4000 в зависимости от массы БЧ)
Апогей, км
~ 500
Система управленияИнерциальная
CEP, м2,000~3,000 - DF-3;
0.87-1,000 - DF-3A
Боеголовка: тип / масса, кг
1 x 3,3 MT / 2140.0
КонфигурацияОдноступенчатая жидкостная
Общая длина, м

19,5 - DF-3;
21,2 - DF-3А

Диаметр, общий, м
2.25
Общий пусковой вес, кг
63843,0
Масса ракеты, кг (заправленная/не заправленная)

64100,0  / 4100,0

Двигательная установка, тип/конфигурация4xYF-2A (DF-3), 4xYF-2A (DF-3А) / Жидкостная
Компоненты топливаАК-27Ф/НДМГ

 

Приводимая далее информация нуждается в проверке и подтверждении, поскольку основана на часто противоречащих друг другу сообщениях. 

Саудовская Аравия

Имеются данные, что от 30 до 50 сохранившихся китайских DF-3 были куплены Саудовской Аравией. Ядерный заряд был при этом заменен обычным взрывчатым веществом, а дальность такой версии составила около 2700 км.  [34]. Но далее в этом же источнике говорится уже о 120 ракетах DF-3, купленных у Китая в 1988 году. Одновременно было закуплено от 9 до 12 пусковые установки. Как бы то ни было, но факт наличия этой ракеты у Саудовской Аравии не вызывает сомнений. Вероятные места дислокации пусковых установок: Al Sulayyil, Rawdah, Al Joffer, Al Watah.

Корейская Народная Демократическая Республика (КНДР)

Здесь все сложно и засекречено. Как сообщается, в самой Сев. Корее ракеты именовались до недавнего времени "Хвасон" (Марс) и далее следовал порядковый номер: 1, 2, 3 и т.д. (на западе они называются по месту запуска, в частности - Taepodong) Так вот, по некоторым данным первая ступень двухступенчатой ракеты-носителя "Хвасон-2" (по западной классификации - Taepodong-2"), неудачные испытания которой состоялись, видимо, 4 июля 2006 года по характеристикам близка к китайской БРСД DF-3 (или 1-й ступени DF-4), прообразом которой была 8К63.

Сравните сами - первая ступень собрана из 4 двигателей, каждый из которых аналогичен двигателям, установленным на ракете Родонг (аналог советской Р-17), а топливная пара для этой ступени (как, впрочем, и второй ступени) - ТМ-185 и АК-27И. Именно такая связка и делает ракету подобной 8К63.  Нет достоверных сведений о количестве баков для окислителя и горючего. Одни источники заявляют о наличии отдельных баков (по два для каждого двигателя), другие - что имеется всего два бака (горючее-окислитель) на все четыре двигателя...

По-видимому такая же первая  ступень используется и у трехступенчатой ракеты "Хвасон-3", но об испытаниях последней ничего неизвестно. Несомненное сотрудничество в отрасли ракетостроения между Сев. Кореей и Ираном еще более подтверждает возможную связь между технологиями, использованными в 8К63 и  первыми ступенями указанных выше ракет "Хвасон", при этом мы не говорим о полной аналогии, а только о заимствовании (но достаточном большом) технологий 8К63.

По некоторым данным, подобная первая ступень использована также у ракет "Хвасон-5", "Хвасон-6", "Хвасон-13". Следует отметить также, что технология производства ракет в КНДР не отработана, с чем связывают постоянные неудачи при запусках.

Исламская Республика Иран (ИРИ)

Несмотря на то что в 1987 году США и СССР подписали соглашение, которое запрещало продажу, в том числе в Иран, деталей ракет с радиусом действия более 300 километров, Россию подозревают в том, что она тайно передала Ирану чертежи и технологию изготовления уже упомянутой ракеты  Р-17 («Скад-Б» или 8К14) и Р-12 (8К63).

Что касается иранских модификаций ракет «8К14», известных под названиями «Шахаб-1» («Shahab-1»), то они  действительно активно использовались во время Ирано-Иракской войны (77 запусков), однако все были поставлены Ливаном и Сирией или закуплены у Северной Кореи. Наладить собственное производство таких ракет Ирану не удалось.

Гораздо более серьезную угрозу, по утверждению западных экспертов, представляют ракеты «Шахаб-4», радиус действия которых оценивается в 2000 километров, которые предполагается использовать и для запуска ИСЗ. Именно они будто бы создаются на основе знаменитых советских ракет средней дальности «Р-12» конструкции Михаила Янгеля. Однако участие России в проекте «Шахаб-4» не доказано. Ведь ракету с заявленными характеристиками можно построить, используя задел по северокорейской ракете «Родонг», тем более что, как и другие страны «Третьего мира», Иран широко использует при создании своего ракетного «щита» опыт специалистов из Северной Кореи. Вот что сообщает об этой ракете русская служба радио-Иран (при этом дистанцируясь от правительства Ирана):

"Сразу же заметим, что подробных сведений об этих ракетных системах не существует, и предлагаемая вашему вниманию информация не носит официального, т.е. подтвержденного со стороны властей Ирана, характера.

Шахаб-4

В апреле 1999 г. Пакистан испытал свою новую баллистическую ракету «Гяури-2» или «Хатеф-6», которая представляла собой удлиненный вариант «Гяури-1» и имела максимальную дальность полета 2500 км. В целом, можно сказать, что ракета «Шахаб-4» во многом схожа с «Гяури-2». Точных сведений о программе разработки баллистической ракеты «Шахаб-4» не существует, но ИРИ объявила, что эта ракета разработана преимущественно в качестве ракеты-носителя, которая будет выводить искусственные спутники на околоземные орбиты.

Поступавшие из Ирана на Запад сообщения гласили о том, что программа разработки ракеты «Шахаб-4» в Иране началась в 1997 г. Эти же сообщения говорили о том, что в проектировании и изготовлении этой ракеты Иран пользуется помощью своего могущественного союзника, т.е. России. Эксперты склонны считать, что технология, использованная в строительстве ракеты «Шахаб-4», была позаимствована у советской баллистической ракеты Р-12, которая известна на Западе как SS-4 Sandal. Однако сведения о сотрудничестве ИРИ и РФ в этом вопросе остаются не подтвержденными. Р-12 была разработана в Советском союзе в 1958 г.

Это довольно крупная ракета, и ее технология, естественно, относится к 50-ым годам прошлого столетия. Хотя в промежутке между 1959 и 1980 гг. она несколько раз модернизировалась. Дальность полета у нее составляет 2000-2200 км, а КВО – от 1100 до 2400 метров.

По оценкам некоторых специалистов, общие тактико-технические характеристики ракеты «Шахаб-4» выглядят следующим образом:

Длина – 25 метров, диаметр – 1,3 м, стартовый вес – 22 тонны, ракетная тяга – около 26 тонн, активный участок полета (время работы двигателя) - 293 с.

Министр обороны и поддержки вооруженных сил ИРИ в одной из пресс-конференций в 2006 году объявил, что «иранские специалисты находятся на заключительном этапе проектирования и изготовления ракеты «Шахаб-4». Спустя несколько дней главнокомандующий Корпуса стражей исламской революции сообщил по иранскому телевидению об испытательном запуске этой ракеты. Наряду с этим, известно, что после нескольких успешных запусков баллистической ракеты «Шахаб-4», в ходе которых боеголовка ракеты успешно отделилась от носителя, работы над этим проектом были остановлены."

Постепенная ликвидация

До начала в 1977 г. широкомасштабного принятия на вооружение мобильных ракетных комплексов «Пионер» (SS-20) с твердотопливной ракетой РСД-10, вместе с Р-14 это были самые массовые ракеты. Пришедший на замену Р-12 и Р-12У в конце 70-х комплекс РСД-10 привёл к их ускоренному снятию с вооружения ракет. Первыми снимались ракетные комплексы с шахтными пусковыми установками.

42-й ракетный полк в п. Кармелава, Литва (в/ч 83301 из состава 58 ракетной дивизии), расформированный в 1990г., последний полк Р-12. Перед снятием с БД последнего дивизиона было проведено показательное КЗ, куда пригласили семьи, ветеранов, жителей городка / Фото:http://rvsn.ruzhany.info

К октябрю 1985 г. Р-12 оставалось всего 112 единиц (81 ПУ — 2 не развернуты).

К концу 1985-1988 гг. — 65 (в том числе и на момент подписания в 1987 году договора о ликвидации РСМД).

К июню 1988 г. — 60.

По Договору РСМД в 1989-90 гг. уничтожены 149 БР. Некоторое количество Р-12 продолжало стоять на БД вплоть до 1990 г. (Алуксне, Виру, Гусев, Кармевала, Коломыя, Малорита, Остров, Пинск, Скала-Подольская, Советск, Стрый).

Из воспоминаний ракетчиков, служивших на полигоне Капустин Яр:

"Был ещё в УЦ ДУБО-1, он занимался 63-ми, по-моему их отстреливали с 85-й площадки. И много.. Когда их сняли с БД, то (по слухам) их закупила Академия Наук, пускали их по 2 раза в день, а иногда и 3-4 пуска в день, и так неделями... Ещё шутка ходила - как ракета заревёт на старте (а это от нас км 12-15, слышно хорошо) народ говорил: вот и ещё один колхоз-миллионер в трубу вылетел. Тогда говорили, что одна 8К63 стоит около 1 млн.руб." 

Последняя Р-12 была уничтожена в соответствии с договором о РСМД 23 мая 1990 г. на базе ликвидации "Лесная" под Барановичами в/ч 89503.

Часть ракет оставлена в качестве памятников эпохи Р-12.


Дополнения

Время подготовки ракеты к пуску:

Состояние готовности 4: ракета хранится на технической позиции в незаправленном состоянии и без гироскопов и ГЧ. Гарантийный срок в таком состоянии составлял семь лет, с 205 минутной готовностью с момента получения команды до пуска (3-3,5 ч).

Состояние готовности 3: ракета находится на технической позиции в незаправленном состоянии с установленными гироскопами и подсоединенной боеголовкой. Гарантийный срок составлял три года, время готовности — 140 минут (2,3 ч.).

Состояние готовности 2: ракета установлена на пусковой стол. Гиросистема установлена и приведена в готовность, а затем выключена. Заправщики подсоединены, но топливо не закачано в ракету. В таком состоянии ракету можно удерживать три месяца, с 60-минутной готовностью.

Состояние готовности 1: Ракета находится на столе как и в состоянии готовности 2, но заправлена керосином ТГ-02. Для пуска требуется только активировать гироскопы и закачать окислитель АК-27И с высокими коррозионными способностями. В этом состоянии ракета может удерживаться до одного месяца при готовности к пуску равной 30 минут.

На самом деле была еще одна степень готовности — 5-минутная. Оставалось только ввести боевой код и произвести запуск. Когда была введена, точно сказать не могу, но в 1977 году уже имелась. Время нахождения в такой готовности мне также неизвестно.

В составе ракетной дивизии чаще всего было пять полков.

Состав ракетного полка (вариант 1):

  • два ракетных дивизиона со стартовым комплексом 8П863
  • наземный старт (по четыре батареи — по 2 ракеты в хранилище на батарею)

Состав ракетного полка (вариант 2):

  • два ракетных дивизиона со стартовым комплексом 8П863
  • наземный старт (по две батареи —по 2 ракеты в хранилище на батарею)
  • ракетный дивизион со стартовым комплексом 8П763 из 4 ШПУ

Всего – 8 наземных ПУ, 4 хранилища ракет, 11-14 транспортных средств, 6-7 установщиков, 45-52 емкости для топлива.

Расстояние между ПУ и хранилищами — свыше 175 м.

Состав ракетного полка (вариант 3):

  • два или три ракетных дивизиона со стартовым комплексом 8П763 из 4 ШПУ

Всего 8 — 12 ШПУ.

Были и другие варианты...

Примерно в 1960 г. стартовая батарея состояла из 42-х человек, в том числе 11 офицеров.

В стартовой батарее 4 отделения:

  • прицеливание
  • двигательное
  • электроогневое
  • заправочное

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ Р-12 И Р-12У

Параметр

Р-12

Р-12У

DIA

SS-4

Код NATO

Sandal

Bilateral

Р-12

Р-12У

Service

Р-12

Р-12У (Двина)

OKB/Industry

8К63

8К63У

Разработчик

ОКБ-586 (Днепропетровск)
Гл. конструктор — Академик М.К.Янгель

Производитель

Завод №586 (Днепропетровск),
позднее:
- завод №166 (Омск),
- завод №172 (Пермь),
- завод №47 (Оренбург)

Начало разработки

13 августа 1955 года

30 мая 1960 года

Разработка и испытания

1957-1959 гг.

1961-1963 гг.

Первый испытательный запуск

22 июня 1957 года

30 декабря 1961 года

Дата начала производства

4 марта 1959 года

30 мая 1963 года

Постановка на боевое дежурство

15 мая 1960 года

1 января 1963 года

Тип головной части

Моноблочная, ядерная, отделяемая

Боеголовок

1

1

Мощность боевых блоков (ББ) 8Ф126 (Мт)*1:

 

  – термоядерная с легким ББ

1÷1,3

  – термоядерная с тяжелым ББ

2÷2,3

Забрасываемая масса (т)

1,63

Масса головной части (ГЧ) (т):

 

  – с легким ББ

1,3÷1,4

  – с тяжелым ББ

1,63

Число ступеней

1

Система управления

Инерциальная, автономная

Длина ракеты без ГЧ (м)

17,7

Длина ракеты полная (м)

22,1÷22,77

Диаметр ракеты без стабилизаторов (м)

1,652

Диаметр ракеты со стабилизаторами (м)

2,652(?)

Сухая масса ракеты без ГЧ (т)

3,15

Стартовая масса (т)

41,7÷42,2

Общая масса топливной пары (т), в т.ч.:

37

  – масса горючего (т)

7,3

  – масса окислителя (т)

29.065

Общая масса топлива (т)

37,0

Масса приборов системы управления (кг)

430

Дальность, максимальная (км)

2080 (2000)

2080 (1800 – 2000)

Максимальное время полёта (мин)

11.8

Круговое вероятное отклонение, КВО (км)

1,1÷2,4

Предельное отклонение (км)

5,0÷5,4

Тип пусковой установки

Наземная ПУ

8П863

Шахтная ПУ

8П763 («Двина») с
газодинамическим
стартом


Примечания

_____________

*1 — Боевой блок создан на основе термоядерного заряда «изделие 49». Сам термоядерный заряд «изделие 49»был принят на вооружение в составе стратегической ракеты 8К63 4 марта 1959 г., но в дальнейшем использовался и в других стратегических ракетах. Термоядерный заряд «изделие 49» - представитель термоядерных зарядов двухстадийной физической схемы расчетно-теоретически был обоснован в 1957 г., в процессе работ по созданию боевого варианта двухстадийного термоядерного заряда для первой межконтинентальной баллистической ракеты Р-7.


Данный материал размещен на сайте "Ружаны стратегические".

При написании этого материала использовались данные открытых интернет источников:

1. Баллистическая ракета средней дальности Р-12 (www.arms.ru)

2. Афанасьев И., Р–12 «Сандаловое дерево» (airbase.ru)

3. R-12 / SS-4 SANDAL (globalsecurity.org)

4. Российское стратегическое ядерное оружие, под ред. Павел Подвиг. (armscontrol.ru)

5. Гудилин В.Е. и Слабкий Л.И., РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ (www.buran.ru)

6. Баллистическая ракета средней дальности Р-12/Р-12У (8К63/8К63У) (rbase.new-factoria.ru)

7. Баллистическая ракета средней дальности Р-12 (8К63), Р-12У (8К63У) SS-4 «Sandal» (www.kapyar.ru)

8. Справочник по ракетной технике (www.rau-rostov.narod.ru)

9. Ракетный комплекс с баллистической ракетой средней дальности Р-12 (8К63) ( www.russianarms.ru)

10. Карягин Ю.В., К вопросу о неядерном «отрезвлении».

11. Железняков А., и Розенблюм Л., Ядерные взрывы в космосе. — Новости космонавтики, № 9, 2002 г. (www.novosti-kosmonavtiki.ru)

12. Ядерные испытания СССР. Том 2. Глава 1.9 «Ядерные испытания на больших высотах»

13. The Nuclear Weapon Archive. Operation Dominic.

14. Фурсенко А. и Нафтали Т., - Адская игра.

15. Сайт Федерального космического агентства «Роскосмос».

16. Фрумкин Ю.М., Первый спутникразведчик.

17. Конюхов С. и Андреев Л., Янгель. Уроки и наследие.

18. Ядерные испытания в Арктике, том 1. Арктический ядерный полигон.

19. Агапов В., Запуски космических аппаратов «Зенит-2». — Новости космонавтики №10, 1996 г.

20. Химаныч О., «Кузькина мать» Никиты и другие атомные циклоны Арктики.

21. Краткая история создания многоразового орбитального корабля "Буран" (изделия 11Ф35) (на сайте buran.ru).

22. Первушин А.И., Битва за звезды-2. Космическое противостояние. Глава 9. Космопланы Советского Союза.

23. Конструкторское бюро Южное. История. Боевые ракеты. Второе поколение — На сайте www.yuzhnoye.com.

24. Макаров Л.Е., Внешность бывает обманчива — ВПК "НПО машиностроения" — Трибуна ВПК №19, 2012.

25. Лукашевич В.П. и Афанасьев И.Б., - Космические крылья. — 2009.

26. Кудрявцев С., Военмех и ракетно-ядерный щит Родины. — Г-та "Военмех", № 8 (22526) октябрь, 2006.

27. Ильин В.. Баллистические ракеты третьих стран. — Ж-л "Техника и вооружение", 10/2001.

28. Платонов В. СССР-Китай: Ракетно-ядерный роман. — «Зеркало недели. Украина» №44, 2003.

29. Андрюшин И.А., Чернышев А.К., Юдин Ю.А. Укрощение ядра. Страницы истории ядерного оружия и ядреной инфраструктуры СССР. — 2003 г. (В книге этой встречаются досадные опечатки. Например, на ряде страниц ракета Р-12 названа "Р-15")

30. Ботев В.М. Яркая страница в истории создания ракетно-ядерного оружия. — Газета «Новый город №» за 06.10.2009. Саров.

31. Трутнев Ю.А. Термоядерное оружие России: некоторые этапы большого пути. — 2003.

32. Афанасьев И., Лавренов А. Большой космический клуб. (стр.177). — Издательский дом "Новости космонавтики", Издательство "РТСофт", Москва, 2006

33. Горбулин В. Щит и меч Михаила Янгеля. — Интернет-газета zn.ua 21 октября 2011 г.

34. Ballistic Missile Proliferation. An Emerging Threat. — Strategic Defense Initiative Advisory Committee. 1992.

35. Ракеты «Шахаб-4, 5 и 6». — Гостелерадио ИРИ — Русская служба. (Вторник, 02 Октябрь 2012 12:51) .

36. Сухина Г. А., Ивкин В. И., Дюрягин М. Г. Ракетный щит Отечества / Под общ. ред. В. Н. Яковлева. — М.: ЦИПК РВСН, 1999. 

37. Владимиров А. Капустин Яр — страницы космической истории.  — Новости космонавтики №6, 1999 г.

38. Владимиров А. К запуску первого ИСЗ серии “ДС”.  — Новости космонавтики №6, 1997 г.

 

 

 

 

Теги: РК, РВСН, Р-12, 8К63, SS-4, Sanda