Блоги / Техника и вооружение

5:02 / 06.04.20
Реактивные заметки: срочка на «Градах» в 138-й омсбр в ЗВО. Часть 1.

Установка РСЗО «Град» в 138-й омсбр в ЗВО / Фото: ilya-prosto.livejournal.com

Идея для этого материала появилась спонтанно — просто списался с пользователем по имени Сергей в соц.сети, чувствуя, что может получиться интервью. И оно получилось. И даже выросло из формата обычного интервью в нечто большее.

Произошло это потому, что Сергей служил в реактивной артиллерии примерно в те же времена, что и я сам. Его призвали весной 2012 года, демобилизовался он весной 2013-го, а спустя полгода, в ноябре 2013-го, в армию призвали уже меня. Мы оба стали «реактивщиками» на разных уровнях: Сергей служил «градистом» в реактивном дивизионе мотострелковой бригады Западного военного округа, я — в реактивной артиллерийской бригаде окружного (фронтового) подчинения Южного военного округа.

А надо сказать, что в прессе непросто найти такие вот интервью с солдатами-срочниками за мирный период. В мирное время журналистов интересуют горячие новости о происшествиях, неуставных отношениях и хищениях, чаще происходящих на каких-нибудь складах, в подразделениях обеспечения и охраны, где от безделья и разгильдяйства складываются отличные условия для «жарёхи». Противоположной группой военнослужащих, которых также любит пресса, является всевозможный спецназ — ГРУ, ВДВ, морская пехота. На примере этих ребят хорошо показывать, насколько мы инновационные, профессиональные и передовые, и я сейчас не смеюсь. Вот только мотострелки, танкисты, артиллеристы, связисты и инженеры вообще никому не интересны. При этом некоторые медийные личности в погонах даже упоминают экстравагантную концепцию развития вооружённых сил России в будущем, где линейные воинские части можно было бы совсем упразднить. И лишь Донбасс, Сирия и развёрнутые в Прибалтике батальонно-тактические группы НАТО как бы намекают, что до тех прекрасных времён, когда концепт «Высокоточное/Ядерное оружие + спецназ + ополчение» сможет функционировать безвредно для национальной безопасности, ещё жить и жить.

Вот и получается, что заходя на ресурсы Министерства Обороны, ты видишь прекрасные отчётные ролики с учений, но кроме картинки существует контекст службы, остающийся за кадром.

Последние попытки показать условия срочной службы изнутри, на моей памяти, делал блогер Денис Мокрушин, большинство репортажей которого из конкретных воинских частей разных родов войск вышли в 2011-2012 гг.

Оказавшись на службе в ноябре 2013 года, я прочувствовал на себе разницу между тем, что предлагало показать Министерство Обороны через материалы Дениса и действительностью. Об этом и написал книгу «Реактивные заметки» — про инерцию медленно развивавшейся военной реформы, которая успела добраться далеко не до всех воинских частей, и про то, как произошёл тектонический сдвиг в армии из-за военной угрозы столкновения с Украиной за 2014-й год. Участие в конфликте в Сирийской Арабской республике лишь придало ускорение этим процессам.
И тут такая удача — возможность взять интервью у «того самого солдата» линейных частей, который не интересен журналистам, про которого снимают пропагандистские материалы, но редко дают возможность высказаться. Да ещё этот боец служил в предвоенный период, застал, как и я, это самое явление инерции. И к тому же срок службы Сергея начался в 2012 году, то есть происходившее в его воинской части совпадает по времени с репортажами Дениса Мокрушина, у читателей есть возможность дополнить впечатления.

Однако вас ждёт не просто интервью, а в некотором роде исследовательский материал. Многие ответы Сергея, иллюстрирующие положение в его мотострелковой бригаде в 2012-2013 гг., дополнены комментариями из моего опыта службы в реактивной арт.бригаде в 2013-2014 гг. Сравнивая ответы Сергея и комментарии автора данного текста с текстами Дениса Мокрушина и новостями армейской жизни 2011-2014 гг., можно проследить ход некоторых системных изменений в армейской машине за тот период. И сделать выводы о том, что же к сегодняшнему дню стало лучше в армии, что, быть может, ухудшилось, а что осталось прежним.

Интервью

1. Как вас можно представить?

— Представить можно как Сергей.

2. В каком возрасте вы поступили на службу? Какое на тот момент у вас было образование?

— Был призван в армию в 18 лет, по собственному желанию, а также по причине отчисления за драку из МГОУ им. Черномырдина, где я успел проучиться 2 недели на юриста. Призвали меня 23 апреля 2012 года, то есть призыв «Весна (1)-12».

3. Какова была ваша мотивация? Деловая — военный билет мог пригодиться для работы на гражданке? Идеалистическая — родня/друзья прошли службу, вы из семьи военнослужащих, личный интерес к службе, в том числе по патриотическим убеждениям?

— Мотивировать меня как-то дополнительно было ненужно — я в кадетском корпусе учился с 6 класса и страшного в армии ничего не видел. Желал связать свою жизнь с армией, однако этого у меня сделать не получилось, поэтому работал в схожей структуре.

4. Во скольких воинских частях вы проходили службу — учебка, воинская часть? Где территориально довелось служить?

— Проходил службу в 138-й отдельной гвардейской мотострелковой Красносельской ордена Ленина, Краснознамённой бригаде, что в посёлке Каменка, Выборгского района Ленинградской области, Западный военный округ. Ещё конкретнее — в реактивно-артиллерийском дивизионе установок «Град». В учебке не был, сразу прибыл в часть.

5. До какого воинского звания вы дослужились к концу срочной службы? Были ли какие-то отличия в виде знаков классности, благодарностей и грамот, спортивный разряд, полученный за армейский период?

— Дослужился до младшего сержанта, мог, как некоторые, купить и сержанта, но личная гордость не позволила таким заниматься. Благодарностей не было ввиду моего идеалистического отношения к военной службе, что совершенно не нужно в армии, которую я наблюдал.

Комментарий: имеется в виду мода среди солдат срочной службы на покупку к дембелю «бонусных» воинских званий. Из-за того, что штаты меняются из года в год, постоянно меняются и звания, до которых может дослужиться солдат-срочник, стоящий на определённой воинской должности согласно штата. Например, в течении нескольких лет воинская должность является ефрейторской, то есть солдат за год службы получает ефрейтора в общем порядке, а за хорошую службу сверх того может получить на одну ступень выше — младшего сержанта. В другой год эту же воинскую должность сделают солдатской, тогда «естественным» путём солдат может дорасти только до ефрейтора, а звание младшего сержанта (на 2 уровня выше солдатского звания) оформить с некоторыми хитростями, за которые взимается некоторая сумма. За неудобства и за твоё желание выделиться, т.к. платить тебя никто не обязывает — можешь остаться в пределах «естественного» карьерного роста.

Однако Сергей пояснил, что у них звание для красивого дембеля мог купить себе любой срочник, в том числе, например, ефрейтор, занимающий сержантскую должность, но не отличавшийся по службе.


Установка РСЗО «Град» в 138-й омсбр в ЗВО / Фото: ilya-prosto.livejournal.com


Боевая подготовка

1. Какая у вас воинская учётная специальность, какую роль пришлось выполнять по факту? Может, несколько ролей сверх штатного расписания?

— В военном билете специальность моя называется «заместитель командира взвода» — я не успел поправить сотрудницу в военкомате, когда вставал на учёт. По факту служил командиром орудия РСЗО БМ-21 «Град», совмещая со специальностью наводчика-оператора, потому что солдат на этой должности какое-то время не справлялся с обязанностями.

Комментарий: аналогичная ситуация была и у автора данной статьи во время его срочной службы в 2014 году. В учебке работал на типе радиотехники №1, в бригаде изучил тип №2, работал на обоих, за себя и за контрактника вёл документацию, выполнял канцелярскую работу, а на учениях ещё и функции посыльного.

2. Как вы оцениваете качество обучения по вашей воинской учётной специальности (ВУС)? Доводилось ли принимать участие в учениях и полевых выходах? Была ли боевая стрельба у вашего расчёта?

— Приемлемо обучали только командир батареи и командир первого взвода (из трёх), да и то, если ты хотел учиться. Командирами двух других взводов были лейтенант, только закончивший училище и не понимавший разницу между понятиями «фланг» и «строй» даже по строевой подготовке, а также перешедший из самоходного дивизиона старлей, который мог показать, как умело воровать горюче-смазочные материалы из парка боевых машин. На занятиях последнего мы занимались чем угодно, только не продвижением по программе боевой подготовки.

Кто ещё нас мог чему-то научить? Контрактник у нас был один, да и то его скоро посадили. И прапорщик-мединструктор, которую мы видели только на строевых смотрах.

Оставались старослужащие срочники, которые очень быстро ушли на дембель летом. Из тех, кто увольнялся из армии осенью, осталось 4 человека. Трое из них прошли учебку в Мулино и имели дурную славу — пополнение оттуда в тот год пришло плохо подготовленное, не умеющее руководить и откровенно раздолбайское. Сержантов этих комбату пришлось поставить на рядовые должности. Один из этих уникумов потерял на учениях автомат, например, что могло бы являться поводом для уголовного дела.

Если считать от момента призыва 23-го апреля 2012-го, то к присяге наш призыв привели где-то через две недели после прибытия в часть. После неё нас распределили по подразделениям и мы начали жить по распорядку этих подразделений.

Занятия по боевой подготовке начались на втором месяце службы, то есть в мае. В августе состоялся полевой выход, завершившийся боевыми стрельбами из РСЗО. Усилиями комбата и собственным старанием, мы были к ним более-менее готовы. Следующие учения состоялись в феврале 2013-го, также завершившиеся пусками. На пусках мы заряжали по 40 снарядов в каждую боевую машину батареи и стреляли по разным целям на разные дальности. Так, чтобы всеми 40 снарядами по одной цели — такого не было. На стрельбах работали всем дивизионом, кроме 3-й батареи (её сделали кадрированной).

Но вообще, из-за того, что учения проходили дважды в год, то в повседневной службе гораздо больше ценилось умение ремонтировать материальную часть, которая вечно ломалась. Умение что-нибудь из необходимого украсть из других подразделений, потому что у нашего старшины постоянно крали — тоже нужный навык. Ну, и умение руководить подчинёнными солдатами, которые вовсе не горели желанием подчиняться.

Навыки по ВУС были на последнем месте по востребованности. Никаких плюсов по службе они не приносили. Умеешь — молодец, а если не умеешь, то дело твоё — «вы тут на год, учить вас чему-то ещё... ». Оценки выставлялись наобум. Только у одного водителя была пятёрка по вождению, он, вроде как, до армии был гонщинком. Остальным ставили тройки и четверки от балды.
По моему мнению, 138-я омсбр в то время была последним местом в округе, где боевая подготовка имела какую-то ценность.

Комментарий: похожая картина была и в реактивно-артиллерийской бригаде, где служил автор статьи. Довелось беседовать с солдатами, кто был призван сразу в бригаду. Боец из взвода связи жаловался, что может лишь включить и выключить радиостанцию — за всё время большему его не научили. Из беседы с поварёнком из пищеблока на полевом выходе выяснилось, что по первой должности он был телеграфистом, но из-за отсутствия в бригаде развёрнутого подразделения телеграфной связи был отправлен на кухню, в военном-билете его должность так и значилась через дефис — «телеграфист-повар». Фактически, часть худо-бедно держалась на выпускниках учебных центров вождения спецмашин, связи и других, а также на контрактниках и офицерах.

Ситуация изменилась только с осени 2014 года, когда по результатам военной угрозы столкновения с Украиной в молодом пополнении прибыли прошедшие учебные центры срочники. Готовили их гораздо лучше, качественнее, по обновлённым программам боевой подготовки. Но автор не знает, продолжилась ли данная тенденция в последующих призывах.

3. Проводились ли за время службы стрельбы из стрелкового оружия? Как вы оцениваете качество обучения стрелковой подготовке — приводилось ли ваше оружие к нормальному бою, тренировались ли вы в упражнениях на прицеливание с командирским ящиком, как часто стреляли и сколько выдавалось патронов на обычную стрельбу?

— Дневные и ночные стрельбы проводились. Нас не учили даже прицеливаться, чего уж говорить про более тонкие материи? Кто что умел до армии — с тем и остался.

Чаще всего нам выдавали по два магазина, 15 патронов в каждом, и отправляли выполнять 2-е упражнение из курса контрольных стрельб. Это когда ты стреляешь стоя, из окопа, с упором автомата в бруствер, при этом по команде руководителя стрельб меняешь позицию. Дальность до трёх групп по 2-3 цели (ростовые и грудные мишени) от 200 до 400 метров. К зиме ввели ещё стрельбу на 100 метров.

В целом стреляли без проблем... Это значит, что я, допустим, сбивал свои мишени и, чтобы не тратить патроны напрасно, сваливал и мишени тех, кто не мог попасть, за что получал взбучку от начальника штаба дивизиона. «Проблемой» считалось, например, не поставить автомат на предохранитель, как это сделал один боец. Он поскользнулся в окопе при смене позиции и высадил очередью все патроны в небо. А так... Обязательно попадать по целям от бойцов не требовалось.

Гранаты боевые, РГД-5, метали один раз. Обошлось без происшествий.

Ну, и пример о том, насколько сильно горели желанием некоторые офицеры проводить стрельбы. Как-то раз стояла плохая погода, подразделение занималось в учебном корпусе, а один из офицеров сходил на стрельбище и сделал фотоотчёт со стрельб батальона материально-технического обеспечения (МТО). Сошло за доказательство о проведённом занятии.

Комментарий: в нашей бригаде стрельбы из индивидуального оружия проводились ещё реже — три-четыре раза в год. Изменения наступили в приказе комбрига только в начале лета — стрельбы должны были проводиться ежемесячно, но пострелять успели сходить только ещё один раз. После этого бригада не вылезала из полевых выходов, поэтому было не до стрельб.

Стрельба велась по мишеням на расстояние 100 метров. Выдавали по 30 патронов в одном магазине, на одиночный и автоматический режимы огня. Но так как бригада никогда не выходила в полном составе, то боеприпасов обычно было гораздо больше и их с удовольствием расстреливали. Насколько мне известно, про приведения оружия к нормальному бою мои сослуживцы слыхом не слыхивали.

4. Запомнились ли вам какие-то эпизоды из службы, связанные с боевой подготовкой?

— Как-то раз приехала проверка из штаба армии, и командование дивизиона очень нервничало из-за того, что для пусков на полигоне у нас оставили снаряды, подлежащие утилизации. А на самих пусках один из негодных снарядов задымил в пакете направляющих — офицеры рванули до окопов быстрее, чем солдаты. Повезло, что снаряд всё же вылетел...

В другой раз мы делали пристрелочный выстрел и из-за кривой направляющей едва не попали во взвод своей пехоты.

У других подразделений бывало и хуже. Зенитно-ракетный дивизион умудрился уронить ракету на детскую площадку в посёлке — к счастью, без пострадавших. А у танкистов на стрельбах погибло три офицера.

И это показательная бригада, куда часто приезжали проверки, чтобы посмотреть показуху. С показухой-то всё было в порядке, но вот реальное положение дел? Процитирую разговор с нашим командиром взвода:
— На войну я с такими бойцами ехать бы не стал, — сказал взводный.
— Спасибо, товарищ лейтенант, мы дольше проживём, — отвечали мы.

Физическая подготовка в 138-й омсбр в ЗВО / Фото: ilya-prosto.livejournal.com


Физическая подготовка

1. Занимались ли вы спортом до армии? Имелись ли спортивные разряды? Готовились ли физически к срочной службе, как именно?

— До армии занимался самбо, выиграл первенство Владимирской области по самбо, получил разряд «кандидат в мастера спорта». Имел также третий разряд по парашютному спорту (даётся за совершение трёх прыжков, у меня их было несколько больше).

2. Каким образом проходили занятия по физподготовке? На какие нормативы вас готовили — подтягивания, бег 100 м, 1 км и так далее?

— В дивизионе занятия по физподготовке проходили кое-как. Помню, один раз сдавали подтягивания — надо было 10 раз подтянуться. Бегали кросс всей бригадой на дистанцию 5 км, с лыжами зимой такая же ситуация была — общий выход бригады на лыжню.

Поэтому приходилось проявлять инициативу для сохранения физических кондиций. Была группа бойцов в батарее, которая сама шла вечером заниматься на турники.

Поощрений за хорошую физподготовку не было, разве что командир батареи или взводный попросит тебя за него нормативы сдать. Это было удобно, если батарея шла в парк боевых машин или ещё куда — хоть какое-то разнообразие посреди рутины.

Комментарий: в нашей бригаде в 2014 году регулярно проводилась утренняя зарядка в виде забега на 1 километр и упражнений на турниках. Хотя бы один подход нужно было подтянуться и один отжаться на брусьях. Спортсмены также присутствовали — иногда по вечерам занимались в бронежилетах на тех же брусьях и турниках.

Сдача нормативов неспешно проводилась дважды в год, ничего особенного — бег на 100 метров, 1 километр, подтягивания.

В учебном центре до этого в расписании стояли пары по физической подготовке. Про условия проведения я подробно писал в «Реактивных заметках». Из-за холодов не бегали, зато силовые тренировки были разнообразны и интересны.

3. Как вы оцениваете результат от физической подготовки, если считать от начала занятий до первой ответственной задачи, когда она могла пригодиться?

— Не было у нас сдачи нормативов по физподготовке толком, у нас не было системных занятий вообще по физо, и говорить об улучшении выносливости или силовых показателей подразделения нет смысла.

На этот вопрос могу отвечать только за себя, так как с товарищами занимались на турнике и на брусьях, имея утяжелитель в виде бронежилета. Но это человек 7 от батареи в 60 человек.

Зато при такой подготовке нас собрались отправить на бригадные соревнования по гиревому спорту один раз. Там я гирю просто жал, не знал ни техники толчка гири, ни того, как правильно дышать во время подхода. Естественно, мест призовых там у нашего дивизиона не было. Польза от соревнований была лично для меня, потому что заинтересовался гиревым спортом, так до сих пор и занимаюсь на любительском уровне: приобрёл набор гирь по 16 и 24 килограмма, одну разборную на 32 кг — в спортзал ходить не нужно.

Ещё был случай, когда собирались отправлять на окружные соревнования по рукопашному бою. Командир батареи подошёл, спросил, поеду ли я. Я согласился и полюбопытствовал, будет ли отбор внутри бригады? Комбат сказал, что во избежание даже лёгких травм отборных поединков проводиться не будет — кто дошёл до спортзала первым и записался, того и отправят.

А юмор в том, что комбат не сообщил, до которого часа будет производиться запись. Я опоздал и меня, при всём гражданском опыте, оставили в части. Эта история меня тогда очень рассмешила — замечательный пример пофигизма.
Результаты соревнований по бригаде не оглашали, видимо, нечем было особенно гордиться.

4. Как именно проходили спортивные праздники, если их устраивали — футбол, волейбол, борьба, «качалка»?

— Вот тот случай, когда мы всей бригадой бегали 5 км и был спортивным праздником. А так по воскресеньям можно было погонять в футбол, но так как кроссовок и комплектов спортивной формы не было, то играть в ботинках хотелось нечасто.

Ни волейбольной площадки, ни спортзала у нашего дивизиона не было. У пехотинцев что-то было, но далеко не во всех подразделениях.
Был стол для настольного тенниса, во! Часто в него играли по выходным, но соревнований в этой дисциплине не проводилось.

Комментарий: то же самое было и у нас. Только спортуголок со штангами, гирями и гантелями был всегда на замке, чтобы никто ничего не украл, а офицерский спортзал в клубе бригады для посещения срочниками был закрыт. Доступ туда имели только несколько старослужащих из штабных канцеляров, чем изо всех сил пользовались — канцеляры у нас были накаченные.

5. Входили ли в систему физ.подготовки специальные упражнения, например, имитирующие перенос ящиков со снарядами, перенос бревна, как имитации ракетоснаряда для РСЗО? Изучались ли приёмы рукопашного боя без оружия, удары автоматом (штыком, магазином, прикладом)?

— В начале службы командиром третьего взвода был старший лейтенант П. (затем его разжаловали в рядовые). С ним занятия подобного рода проводились, а приёмы рукопашного боя отрабатывались только перед заступлением в караул.

Комментарий: в учебном центре связистов основы рукопашного боя и боя с автоматом у автора статьи преподавались, но не более двух-трёх занятий. В бригаде про подобную подготовку не слышал, во всяком случае, занятия с дежурным подразделением проводились в начале каждого призыва несколько раз, а далее всё пускалось на самотёк. Хотя однажды и было учение подразделения антитеррора.

6. Какие у вас результаты по выполнению нормативов? Приведите пример выполнения нормативов наиболее сильными сослуживцами?

— У нас не сдавались нормативы почти ни в каких видах, поэтому сильнейших назвать не могу.


Продолжение в части 2...


Источник: сайт twower.livejournal.com, блог Дениса Мокрушина "Зписки Российского солдата"
1

Теги: 138-я омсбр, армия, срочники, Россия, история, общество, срочная служба

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).