Блоги / Безопасность

15:16 / 28.11.15
О военнослужащих, выполняющих свой воинский долг в Сирии

Я с огромным уважением отношусь к нашим военнослужащим, выполняющим свой воинский долг в Сирии. Они молодцы и достойны самых лучших слов в свой адрес.

Но наряду с героизмом и доблестью наших офицеров и солдат, воюющих там, наглядно видны недостатки и даже провалы, допущенные по вине командования. Похоже с победными реляциями, которые регулярно звучат из Минобороны РФ наши генералы несколько поторопились.

Ранее я писал о том, что одной из причин гибели самолета Су-24М было отсутствие истребительного прикрытия. Его отсутствие генералы объяснили тем, что у ИГИЛ нет авиации и в этом не было необходимости. А разве в том регионе у других стран, вовлеченных в конфликт в Сирии тоже нет авиации? Разве Турция ранее уже не угрожала сбивать наши самолеты? В свое время Бисмарк сказал: "Меня не беспокоят намерения врагов Германии, меня беспокоят их возможности". Наших же генералов очевидно мало беспокоили возможности противника, они понадеялись на русское "авось". А обернулось это "авось" гибелью подполковника О.Пешкова и матроса А.Позынича.

Из интервью Главкома ВКС России генерал-полковника В.Бондарева, которое он дал СМИ вчера, следует, что наша средства радиотехнического обеспечения полетов на аэродроме Хмеймим радиолокационное наблюдение за воздушной обстановкой в зоне боевых действий авиагруппы не ведут. Такой контроль осуществляют только лишь командные пункты ВВС и ПВО Сирии.

Цитата: "Главком уточнил, что при анализе видеозаписи индикатора воздушной обстановки, поступившей с командного пункта ВВС и ПВО Сирии, была обнаружена отметка воздушной цели, осуществлявшей полет на скорости 810 км/ч со стороны Турции в направлении госграницы с курсом 190 градусов".

А это значит у нас не проводился радиолокационный контроль полетов и отсутствует своя видеозапись полета Су-24М. Сразу вопрос: "Почему? Ведь это грубейшее нарушение всех основополагающих правил летной работы".

Кроме того оказалось, что радиолокационные средства сирийской армии не позволяют осуществлять наблюдение за воздушными целями на малой высоте, о чем свидетельствует следующее высказывание Главкома: "...После сближения турецкого истребителя с самолетом Су-24М на расстояние, равное дальности пуска ракеты - 5-7 км, что свидетельствует о нахождении самолета F-16 над территорией Сирийской Арабской Республики, истребитель выполнил резкий маневр вправо со снижением и пропал с экрана индикатора воздушной обстановки..".

Но позвольте... На вооружении российской армии находятся самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-50 (аналог американского "Авакса"), которые позволяют обнаруживать и сопровождать воздушные цели, в том числе, и на фоне земли. Например, дальность обнаружения бомбардировщиков составляет 650 км, истребителей 300 км, а крылатых ракет 215 км. И таких самолетов на вооружении ВКС почти два десятка. Почему же их не используют в Сирии? Почему за бездеятельность генералов должны расплачиваться своими жизнями простые летчики и морпехи?

Как известно, профессионализм летчика во-многом определяется его налетом. Чем больше летчик летает, тем лучше он владеет летным мастерством. Самый большой средний налет в мире имеют индийские летчики, они налетывают в год около 300 часов. Военные летчики США - 250 часов в год. С начала 90-х годов наши летчики в условиях развала практически не летали, сидели на земле и теряли свои летные навыки. Но в последние годы по заверениям руководства страны и армии ситуация в корне изменилась и российские летчики вновь начали интенсивно летать. И я, как человек прослуживший в ВВС 25 лет, искренне этому радовался.

Но похоже все это блеф. Невзирая на подвижки в этом вопросе, и даже сегодня средний налет летчиков наших ВВС оказывается недопустимо мал, а победные доклады о большом налете наших летчиков похоже являются враньем и чистым пиаром.

И свидетельством этого является штурман сбитого Су-24М капитан Константин Мурахтин, человек высокого мужества и воинской чести. Напомню, что невзирая на все произошедшее с ним, он заявил о том, что хочется остаться воевать в Сирии, в том числе и для того, чтобы отомстить за своего погибшего командира.

И не его вина, что государство, которому он беззаветно служит, не давало ему возможности совершенствовать свое летное мастерство, не давало летать. Свидетельством этого является решение Тамбовского гарнизонного военного суда по гражданскому делу 2-453/2014 ~ М-467/2014 от 18 декабря 2014 г. 

Поясню, невзирая на все положительные перемены в состоянии российской армии, военнослужащие и сегодня зачастую вынуждены обращаться в суд, чтобы добиться от государства выплаты полагающихся им денежных выплат. Вот и капитан К.Мурахтин добивался в суде справедливости. И добился. Суд признал незаконным бездействие Главкома ВКС, связанное с не принятием мер по выплате К.Мурахтину денежного довольствия в полном объеме и 18 декабря 2014 года обязал Главкома его выплатить.

Но не это главное. В данном решении суда приведены цифры, раскрывающие истинное положение с налетом летчиков. Оказывается, по крайней мере до декабря 2014 года, в ВКС была установлена годовая норма налета часов в 20 часов. Вы представляете - 20 часов!!! Но капитану К.Мурахтину удалось за 2013 год налетать аж 59 часов 56 минут. Напомню, для летчиков индийских ВВС средний годовой налет это 300 часов, а для США - 250 часов.

При этом капитан К.Мурахтин проходил службу в знаменитом Липецком центре боевого применения и переучивания летного состава. Я служил инженером в этом Центре в 70-е годы и могу по своему личному опыту сказать, что служить там было трудно, как раз из-за того, что полеты там проходили практически круглосуточно. Напряженная летная работа в буквальном смысле изматывала, как летный, так и инженерно-технический состав. Но именно такая работа делала из летчиков асов, которые могли одержать победу в воздушном бою над любым противником. А средний налет летчиков Липецкого центра составлял 200-300 летных часов в год. Минимальная же норма налета в год составляла 50 часов. Если летчик налетывал меньше, его списывали с летного пайка, ему не шли доплаты, ему не шло льготное исчисление службы год за два. Ведь действительно при столь малом налете летчик был ограниченно годным, он не мог летать ночью, летать в сложных метеоусловиях и т.п.

И когда я узнал, что летчик, проходящий ныне службу в Липецком центре налетал за год всего-лишь 60 часов, это стало для меня шоком. И то что летчика со столь малым налетом послали для участия в боевых действиях стало вторым шоком. В советские времена в так называемые спецкомандировки посылали исключительно наиболее опытных, имевших наибольший налет летчиков и штурманов.

А теперь представьте, что если ни дай Бог, в воздушном бою при равных тактико-тактических характеристиках самолетов встретятся американский летчик, имеющий средний налет в год 250 часов, и российский, имеющий налет 60 часов, то кто из них будет иметь больший шанс на победу?

Но, переходя от частностей к более глобальным проблемам, то можно поставить вопрос в целом о боеспособности наших ВВС, а ныне ВКС, при норме годового налета в 20 часов. Я не имею последних данных о норме налета по состоянию на декабрь этого года, но именно такая норма существовала еще год назад.

А посылать сегодня в бой летчиков, имеющих в год налет 60 часов, тоже самое, что в 1941 году посылать безусых лейтенантов с минимальным налетом после училища в бой против немецких асов. Но тогда была война и другого выхода не было.

Поэтому можно и надо ставить вопрос, а почему сегодня капитану Мурахтину и его боевым товарищам не дают возможность становиться летчиками-асами и совершенствовать свое летное мастерство? Почему реальная летная подготовка заменяется только лишь дешевым пиаром о лучших в мире самолета и первоклассных летчиках.

Теги: Военнослужащий, выполнение, долг, Сирия