Новости / Архив

15:12 / 28.10.07

Анатолий Исайкин: "Автомат вместо гарпуна"

15-я международная выставка средств и систем безопасности Milipol Paris 2007 закончила свою работу в Париже. Российская экспозиция принципиально отличалась от той, что была показана полгода назад на выставке спасательных средств в бельгийском городе Кортрейке. Как формируется экспозиция на таких специфических выставках? Каковы тенденции развития спецсредств? Об этом и многом другом в беседе с обозревателем «Времени новостей» Николаем ПОРОСКОВЫМ рассказал глава российской делегации на Milipol Paris 2007, заместитель генерального директора федерального государственного унитарного предприятия «Рособоронэкспорт» Анатолий ИСАЙКИН.

-- В Кортрейке мы демонстрировали в основном системы безопасности. В Париже показали не только их, но и спецсредства, спецтехнику и даже спецоружие. На Milipol Paris 2007 было представлено более 100 только натурных образцов, значительное количество -- в электронной презентации. Создатели средств, которые используются для вооружения антитеррористических подразделений, идут далеко не на все подобные выставки -- их просто слишком много, особенно в Европе. А сейчас такие выставки проводятся и в азиатском регионе -- в Сингапуре, Китае, в странах арабского мира -- Иордании и Катаре. Из этого огромного количества выставок производители спецсредств стараются выбирать наиболее представительные. Milipol -- одна из таких выставок. Это площадка, которая позволяет увидеть продукцию во всем многообразии. Здесь можно наблюдать все новейшие тенденции в развитии специфического оружия и техники.

-- Иногда кажется, что от выставки к выставке демонстрируется одна и та же продукция.

-- На самом деле за внешним видом одной и той же продукции могут скрываться совершенно новые образцы, ставшие таковыми после глубокой модернизации. Спецподразделения ставят новые задачи перед производителями, поэтому каждый год появляется что-то новое. Те же робототехнические комплексы, которые представил Центр специальной техники ФСБ России, демонстрируются уже несколько лет. Прежде такой комплекс выполнял небольшое количество операций -- он был нацелен на обнаружение и обезвреживание самодельных устройств. Сегодня есть уже три варианта комплекса. Они выполняют функции разведчика (снабжены видеоаппаратурой), разрушают различные взрывные устройства, могут ходить по глубокому снегу, преодолевать сложные рельефы местности в условиях зимы. Этого западные фирмы не делают. На платформе наших роботов могут устанавливаться гранатометы, пулеметы, другие виды вооружения -- по сути, это уже ударные комплексы.

-- Российские самолеты во всем мире известны как одни из лучших, все знают МиГ-29 или Су-27. А на каком месте в мире мы сегодня в производстве спецоружия?

-- Прямого ответа на ваш вопрос, пожалуй, нет. Но в проведении операций контртеррористического характера у России самый богатый опыт. Подобные операции в других регионах мира не носят столь выраженный контртеррористический характер. Чаще это все-таки контрпартизанские военные действия. В последние годы не было масштабных операций по освобождению заложников за рубежами России. Это хорошо, но такая операция -- показатель способности наших специальных подразделений. В условиях Северного Кавказа мы сегодня проводим спецоперации по нейтрализации вооруженных групп на фоне мирной жизни. Это очень сложно. А раз проводим операции хорошо, значит, и спецоружие хорошее.

-- Об эффективности нашего спецоружия может, наверное, говорить и уровень его продаж за рубеж.

-- Количество заказов из-за рубежа с каждым годом увеличивается -- 70--75 стран мира покупают у нас спецоружие. И география расширяется. Наши наработки даже еще советских времен (например, спецпатрон) до сих пор остаются уникальными. Спецпатрон -- это решение многих проблем: бесшумность, дальность, точность, пробиваемость. Это очень дорогое удовольствие, и не всякая страна может себе его позволить. Автор спецпатрона -- ЦНИИТмаш (Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения. -- Ред.) десятилетиями над ним работал. Конкуренты ахают, восхищаются, но сами не повторяют, потому что это не массовое производство.

-- Где грань между армейским оружием и спецоружием?

-- Часто спецоружие имеет более мощный боеприпас, оно, как правило, бесшумное, длинноствольное, снабжается прицелами, приборами ночного видения, имеет лучшую точность стрельбы. Хотя теперь и армейское оружие достигает таких же параметров.

-- Сейчас на подъеме разработки нелетального оружия. Как оно было представлено на Milipol Paris 2007?

-- Это все-таки больше сфера не контртеррористических, а полицейских операций. -

- А оружие на новых физических принципах, на основе нанотехнологий?

 -- Наша сфера достаточно консервативна. Новые разработки, конечно, ведутся, но на выходе чего-то сверхнового пока нет. Ведь и на обычном автомате еще несколько лет назад мало что было, а сегодня -- тепловизионные и ночные прицелы, различного рода насадки, лазерные устройства. Еще семь--десять лет назад не было приборов для обнаружения человека под землей, за преградой, теперь это оружие есть.

-- Мы очень гордимся единственным в мире автоматом подводной стрельбы АПС. Может быть, нам его не следовало делать, если никто в мире больше не делает?

-- Мы делаем АПС для своих подразделений подводных пловцов. Аналогичные подразделения есть абсолютно у всех армий мира. При возможных боевых действиях неизбежно столкновение боевых пловцов противодействующих сторон. Их вооружение -- нож и подводное ружье -- гарпун. У нас же вместо гарпуна автомат. Это большие дальность, мощность, точность и многозарядность. У нашего пловца неоспоримое преимущество.

-- Какие новые тенденции в развитии спецоружия вы увидели на выставке?

-- Увидел, например, что наши разработки по индивидуальным средствам защиты гораздо лучше. Если у нас раньше были проблемы с экипировкой сотрудников спецподразделений, теперь они отошли на второй план. Сегодня мы немножко отстаем от ведущих западных фирм в тепловизионной технике -- по качеству. Кое-что, конечно, закупаем. Но мы не нуждаемся в подавляющем большинстве видов оружия, которое есть у стран НАТО.

-- На стендах Milipol Paris 2007 представило свою продукцию множество очень маленьких частных фирм. Как «Рособоронэкспорт» их отыскивает?

-- Их не надо искать -- сами нас находят. До создания в «Рособоронэкспорте» службы специальных технических средств эти маленькие фирмы участвовали в выставках отдельно, каждая представляла себя сама. Но в рамках единой экспозиции легче привлечь к себе покупателей. И контракты заключаются также через нас. Это исключает серые, нелегальные поставки. Здесь нет случайных фирм -- у каждой из них есть толковые перспективные разработки, в них работают, как правило, бывшие сотрудники спецслужб. Остальные фирмочки, не получив признания, сошли со сцены.

ИД "Время", Время новостей

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).