Новости / Архив

0:00 / 09.08.07

Анатолий Соколов: "Новый сезон в "Театре абсурда"


Радар на атолле Кваджалейн. Фото с сайта hghltd.yandex.com

Военного равновесия в Европе, за которое так ратовали в годы "холодной войны" оба противоборствующих блока, не существует. Это подтверждают слова министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, который недавно отметил, что "Баланс сил уже давно нарушен… радикально в пользу стран НАТО". Намерение разместить объекты американской национальной противоракетной обороны (НПРО) в восточноевропейских странах и на Кавказе лишь подтверждает устойчивый курс Соединённых Штатов на разрыв ранее достигнутых соглашений и реализацию собственных глобальных замыслов.

Так называемым "третьим позиционным районом" НПРО могут стать территории Польши и Чехии и нет никаких гарантий того, что в дальнейшем он не будет расширяться, в том числе за счёт территорий Прибалтики, Украины и Грузии. Характерным фактом является то, что одна из самых последовательных союзниц США по НАТО Турция, граничащая с Ираном и расположенная гораздо ближе к Северной Корее, окажется вне противоракетного "зонтика" Вашингтона. Это подтверждает то, что истинная причина появления американской ПРО в Европе – не защита от гипотетической угрозы "стран-изгоев", а обеспечение исключительных условий неуязвимости территории США от ракет России и Китая, как об этом заявил начальник Генерального штаба Вооружённых Сил РФ генерал армии Юрий Балуевский на пресс-конференции 24 апреля 2007 года.

Планы США уже спровоцировали новое острое противостояние на международной арене. Россия, по словам С. Лаврова, "оказывается в ситуации, когда нам просто уже не хочется выглядеть так, будто мы участвуем в театре абсурда". Поэтому одним из важнейших акцентов Послания Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию, прозвучавшего 25 апреля 2007 г., стало предложение о вводе моратория на выполнение Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).

Подписанный 19 декабря 1990 года в Париже представителями 16 членов НАТО и шести государств Организации Варшавского договора (ОВД), Договор гласит, что в пределах границ его действия количество обычных вооружений не должно превышать 40 тысяч боевых танков, 60 тысяч боевых бронированных машин, 40 тысяч артиллерийских единиц, 13,6 тысяч боевых самолётов и четырех тысяч ударных вертолётов. После распада ОВД партнеры по ДОВСЕ подписали в 1999 г. Соглашение об адаптации договора и определенный отход от блоковых ограничений. Однако адаптированный ДОВСЕ из 28 участников ратифицировали только Белоруссия, Украина, Казахстан и Россия.

По словам В. Путина "Мы существенно сократили количество войск. … Из европейской части страны выведены практически все виды тяжелых вооружений. Фактически мы – единственная страна, которая имеет фланговые ограничения на юге и на севере. Даже в условиях обострения ситуации в Чеченской Республике Россия продолжала выполнять условия этого договора, согласовывала свои действия с партнерами". При этом было отмечено, что "пора и нашим партнерам не на словах, а на деле внести свой вклад в сокращение вооружений", поскольку "не ратифицируя под надуманными предлогами ДОВСЕ, они используют сложившуюся ситуацию для наращивания возле наших границ системы военных баз". В связи с этим В. Путин предложил "…обсудить эту проблему и, в случае, если никакого прогресса по данному вопросу достигнуто не будет, рассмотреть возможность прекращения выполнения обязательств по договору".В этом контексте обоснованно прозвучало и заявление Ю. Балуевского о том, что новые передовые позиции Вооруженных сил США могут стать целями возможных ударов российских сил, "стратегических, ядерных или иных - это, как говорят, вопрос техники". "Сегодня… не только военные, но и большинство населения Европы понимает, что оно становится заложником чужой игры, игры Соединенных Штатов, когда ставки делаются за океаном, а расплачиваться придется европейцам". В интервью "Российской газете" 4 мая с.г. начальник Генштаба подтвердил жёсткую позицию России: "В этой ситуации… мы не имеем права не прорабатывать возможные пути нейтрализации потенциальной угрозы военными средствами".

 

Различная тональность откликов США и НАТО на заявления Москвы в очередной раз продемонстрировала отсутствие единства в рядах Североатлантического альянса. Так, генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер на пресс-конференции в Осло сказал, что "этот сигнал был воспринят нами с озабоченностью, расстройством и сожалением, поскольку для нас ДОВСЕ является одним из краеугольных камней безопасности, хотя адаптированный ДОВСЕ и не был ратифицирован". Но при этом он не стал себя утруждать сравнением мер, принимаемых Россией для укрепления своей обороноспособности с действиями США, которые в одностороннем порядке и без учета мнения нашей страны вышли в свое время из договора по ПРО.

В отличие от осторожного генсека НАТО госсекретарь США Кондолиза Райс сформулировала своё кредо ещё в 2001 году, заявив: "… сегодня главная угроза, нависшая над миром, исходит от загнанной в угол России… Я также знаю, что в определенный момент ее интересы войдут в противоречие с нашими". На сей раз она назвала взвешенную реакцию России на размещение системы ПРО в Европе смехотворной, неадекватной "оборонным" инициативам США. Ей вторит и заокеанская пресса, перенасыщенная антироссийскими материалами. Так в газете "Крисчен сайенс монитор" недавно появился следующий пассаж: "Россия прекрасно знает, что противоракетный щит не представляет для нее угрозы... Трудно понять, как толком не проверенная система, рассчитанная на перехват всего нескольких одновременно летящих ракет, может спровоцировать гонку вооружений".

Американцы как всегда лукавят. Их национальная ПРО, вопреки договору 1972 г., изначально задумана как стратегическая. Добившись в 1997-м подписания соглашения о снятии разногласий между понятиями стратегическая и нестратегическая ПРО, США перевели свою систему в разряд национальных и вывели из под действия договора. После подписания в 1999 г. федерального закона "О национальной системе противоракетной обороны" уже на следующий год на его реализацию конгресс выделил 4,5 млрд. долларов. Постоянно растущие затраты говорят о намерениях США преобразовать свою НПРО в инструмент глобального контроля и влияния. По данным бюджетного управления Конгресса США, на эти цели в 2003 г. было израсходовано более семи млрд. долларов, в 2004-м - 7,7, в 2005-м - 7,6, а в 2006-м – 7,8 миллиарда. При отпущенных на 2007 год 9,3 млрд. долларов, управление по противоракетной обороне министерства обороны США запросило на 2008 г. уже 10,85 миллиарда.

 

При заключении соответствующих договоренностей строительство ракетной базы на территории Польши может начаться уже в 2008 г. с постановкой ракет-перехватчиков на боевое дежурство в 2011-2013 годах. На территорию Чехии в 2011 г. с полигона на атолле Кваджелейн (Маршалловы острова) может быть перебазирован радар XBR (дальность разведки до 4000 км.). По словам начальника управления по ПРО генерал-лейтенанта Генри Оберинга, развертывание базы противоракет обойдется в 2-2,5 млрд. долл., а размещение радара - примерно в 500 миллионов, часть из которых получат местные строительные фирмы. Американские специалисты уже ведут широкомасштабную геодезическую разведку районов базирования.

Уверенность США в том, что они смогут разместить элементы своей НПРО в Восточной Европе подтверждают факты. По признанию бывшего министра обороны Польши Радека Сикорского, к своему предложению о начале переговоров американцы приложили готовый проект ответа польского правительства с обширным списком обязанностей принимающей стороны и несколькими необременительными условиями пребывания военных баз США на чужой земле. Несмотря на отсутствие окончательного решения Чехии, уже утвержден штат на обслуживание радара ПРО (120 американских военнослужащих и 200 человек местного персонала).Однако не все так радужно для Вашингтона. Изъявив желание на заокеанскую "защиту", польские и чешские руководители не учли позицию соседей и мнение соотечественников. По последним данным, около 60% поляков против размещения НПРО США у себя на родине, более 70% граждан Чехии выступают за проведение общенародного референдума по этой проблеме, а в Германии восемь немцев из 10 относятся к американским планам резко отрицательно.

Весомым аргументом против размещения НПРО является негативное влияние деятельности её объектов на здоровье человека и природу в целом. Советский опыт показывает, что решение этой проблемы требует значительных материальных затрат, зачастую в несколько раз превышающих стоимость строительства самих объектов. Для защиты населения от жёсткого излучения крупных РЛС возводились огромные металлические экраны. Снижению этой опасности способствовали и большие удаления таких объектов от населенных пунктов, что возможно было реализовать в условиях обширных территорий СССР. После его развала именно ухудшение условий проживания вблизи станции стало главным доводом правительства Латвии в пользу закрытия российской РЛС предупреждения о ракетном нападении в Скрунде.

С появлением объектов НПРО США в Европе необходимость обеспечения их безопасного функционирования для местных жителей неизбежно ляжет дополнительным бременем на государственные бюджеты стран, предоставивших свою территорию. Но при высокой плотности проживания и сложной европейской инфраструктуре, перенасыщенной важными объектами социально-экономического значения, организовать эффективную защиту населения будет весьма проблематично. К этому следует добавить и значительные затраты на электроснабжение элементов ПРО, которые в СССР по данной статье достигали нескольких сотен миллионов долларов в год. Масштабы отбора электроэнергии такими объектами сопоставимы с электроэнергией, потребляемой крупным городом. В условиях уже реально существующего энергетического дефицита в Европе это будет очень ощутимо для ее стран.

Тем не менее, американская администрация борется с негативным отношением к НПРО в Европе, обрабатывая европейскую политическую элиту и общество в целом на многочисленных брифингах и консультациях. Однако всё больше европейцев понимает то, что нынешняя ракетная экспансия Пентагона ведет к росту экономической, социальной и политической нестабильности в регионе. По выражению Ю. Балуевского, началось возведение новой "берлинской стены", которая вновь расколет Европу на два лагеря.


РЛС Дон-2 российской системы ПРО А-135. Фото с сайта lenta.ru

Сегодня возможности США и России по организации ПРО, несмотря на различия в подходах, примерно равны. Но, в отличие от американской, российская система всегда была нестратегической, что соответствовало постулату о невозможности создания эффективной территориальной защиты от массированных ракетных ударов. Она строилась и совершенствовалась при строгом соблюдении всех существующих международных соглашений в области противоракетной обороны, а ее организация осуществляется в рамках концепции воздушно-космической обороны (ВКО), утвержденной Президентом РФ в 2006 г. и предусматривающей защиту от вооруженного нападения изх воздушного пространства и из космоса.

 

Отечественная система ПРО имеет две составляющие. Первая предназначена для повышения боевой устойчивости важнейших объектов военно-государственного управления РФ путем отражения ограниченных ("обезглавливающих") ударов МБР и ракет подводных лодок по городу Москве и объектам Московского промышленного района. Вторая (нестратегическая) компонента ПРО в мирное время и угрожаемый период служит для сдерживания потенциальных противников от нанесения провокационных и террористических ударов нестратегическими ракетами, а в военное время - обеспечивает живучесть и боевую устойчивость группировок войск и объектов в зоне конфликта.

Своевременное обнаружение ракет противника и их головных частей осуществляют РЛС системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и многофункциональные РЛС ПРО. Огневое поражение целей могут осуществлять шахтные противоракеты системы А-135, мобильные комплексы типа С-300 "Фаворит" и С-400 "Триумф".


Противоракета системы А-135 в шахтной ПУ. Фото МАК

Следует отметить, что большинство комплексов ПВО и ПРО США, прошедших цикл испытаний, уступают по своим характеристиками российским. Так, по словам Ю. Балуевского, дальность (до 25 км) и высота (до 15 км) действия американского ЗРК "Пэтриот" РАС-3 сопоставимы с российской войсковой ЗРС "Тор", "…но у нас сегодня есть системы С-300, а уже в этом году … С-400 … встанет на дежурство в московской зоне".

Основные характеристики противоракетных комплексов США

Комплекс

шахтный

"Иджис"

ТХААD

"Пэтриот" РАС-3

MEADS

Назначение

перехват в космосе

дальний перехват

дальний перехват

ближний перехват

ближний перехват

Тип ракеты

GBI

SM.3

THAAD

"Эринт"

Типа "Эринт"

Дальность перехвата, км

до 2000

около 300

до 200

до 25

до 25

Высота перехвата, км

100-1200

70-250

40-150

до 15

10-15

Стартовая масса ракеты, т

14,2

1,5

0,6

0,3-0,9

до 0,9

Российский аналог

А-135

С-400

С-400

С-300ПМУ2

С-300ПМУ2

Говоря о ЗРК "Пэтриот" РАС-3, как о единственно действующем комплексе ПРО США, Ю. Балуевский указал на то, что "… эта система принята на вооружение еще в начале 90-х годов, прошла многие испытания, в том числе войну в Персидском заливе в 90-х годах. Но она не приобрела новых качественных характеристик, а в 2003 году имелись факты, когда система РАС-3 обстреливала самолеты коалиции и реагировала на не существующие ракетные угрозы". Отметив способность России создавать эффективные системы ПРО-ПВО, он указал на то, что ракеты зарубежных противоракетных комплексов, в том числе шахтного базирования официально еще не приняты на вооружение.

Но это не умаляет опасности размещения элементов НПРО США в Европе. Действия Соединённых Штатов разрушают отлаженный в годы "холодной войны" механизм контроля над вооружениями, с их подачи всё более свободной становится мотивация применения ядерного оружия и разворачивается новый виток гонки вооружений.

В преддверии очередного заседания Совета Россия-НАТО (10-13 мая с.г.) начальник российского генштаба сообщил: "В шахтах противоракет в перспективе могут размещаться и более совершенные, чем те, о которых сегодня идет речь, ракеты-перехватчики. Не исключено, что они будут меньшего размера, иметь разделяющиеся головные части. Мы также не исключаем возможность размещения в этих же шахтных пусковых установках ударных баллистических ракет большой и средней дальности. О том, что такие предположения небеспочвенны, косвенно подтвердил один из заместителей министра обороны США…".


Старт противоракеты системы А-135. Фото МАК

Таким образом, просматривается два основных направления развития событий, связанных с размещением элементов американской НПРО в Европе.

Первое направление предполагает отказ от реализации этой идеи или, по меньшей мере, ее замораживание. В этом случае снимается напряженность в отношениях между Россией и США, другими странами НАТО и продолжается активный диалог между ними по поиску наиболее оптимального решения этой проблемы. При этом российская сторона выполняет ДОВСЕ. Приемлем этот путь и для Европы, так как снимает актуальность одной из многих европейских проблем и способствует снижению напряженности как внутри, так и в отношениях между ними. Целесообразность этого варианта обусловлена и разногласиями по проблеме ПРО в самих США.

 

Так, в начале мая председатели сразу двух подкомитетов конгресса США выступили с резкой критикой планов Белого дома по развертыванию баз ПРО в Европе, предупредив о негативных последствиях этого шага для взаимоотношений США с европейскими союзниками и Россией. "Я глубоко обеспокоен торопливостью администрации в размещении непроверенной системы ПРО, а также ее воздействием на взаимоотношения с нашими союзниками в Европе", - заявил на слушаниях в конгрессе США по ПРО председатель подкомитета палаты представителей по странам Европы, конгрессмен-демократ Роберт Векслер. По его словам "… в конгрессе отсутствует консенсус … в отношении того, отвечает ли эта конкретная программа ПРО лучше всего интересам США". При этом он отметил, что "Европейцы также спрашивают, почему, если эта программа действительно рассчитана на защиту Европы, администрация предпочла вести двухсторонние переговоры с Польшей и Чехией вместо принятия коллективного решения по этому вопросу в НАТО?".

Председатель подкомитета палаты представителей по борьбе с терроризмом, нераспространению и торговле конгрессмен-демократ Брэд Шерман потребовал объяснения торопливости администрации Буша развернуть систему ПРО, надежность и эффективность которой еще не проверена, а также объяснений, почему ни одно из европейских государств не принимает участия в финансировании проекта по ПРО, рассчитанного, по утверждению Белого дома, на защиту Европы. А на его вопрос "Выделила ли какая-нибудь из стран Западной Европы хотя бы одно евро на эту программу?", находившиеся на слушаниях заместители госсекретаря США по странам Европы и Евразии (Дэниэл Фрид) и по международной безопасности и нераспространению (Джон Руд) затруднились с ответом.

В результате конгресс США не согласился с развертыванием системы ПРО в Восточной Европе, а подкомитет Палаты представителей по вооруженным силам отклонил просьбу Белого Дома выделить необходимые ассигнования на размещение 10 ракет-перехватчиков в Польше. Кроме того, были сокращены на 764 млн. долларов общие расходы на ПРО из почти 9 млрд., запрошенных Белым домом на 2008 год.

Второй вариант развития событий вокруг ПРО - продолжение действий администрации Буша в избранном направлении. И, похоже, что именно этот вариант будет избран действующей администрацией в качестве основного направления своих действий. Ведь хорошо известно, что правительство США редко меняет свои планы в случаях, когда речь идет о "ведущей роли США в мире".

Неизбежным результатом этого следует ожидать резкое обострение взаимоотношений между Россией с одной и НАТО, во главе с США, с другой стороны. Это подтверждает и подписание Президентом РФ указа о приостановлении Россией действия Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и связанных с ним международных договоров. В указе поясняется, что это решение связано "с исключительными обстоятельствами, относящимися к содержанию Договора об обычных вооруженных силах в Европе от 19 ноября 1990 года, затрагивающими безопасность Российской Федерации и требующими принятия безотлагательных мер". Помимо ДОВСЕ, в указе говорится о связанных с договором Соглашении о максимальных уровнях для наличия обычных вооружений и техники Народной Республики Болгарии, Венгерской Республики, Республики Польша, Румынии, Союза Советских Социалистических Республик и Чешской и Словацкой Федеративной Республики, подписанного в Будапеште 3 ноября 1990 года, и Документа, согласованного государствами-участниками ДОВСЕ, являющегося приложением к Итоговому документу первой конференции по рассмотрению действия ДОВСЕ и Итогового акта переговоров о численности личного состава, прошедших в Вене 15-31 мая 1996 года.

В совокупности с действиями США и других стран НАТО это приведет к новому витку гонки вооружений. Следует отметить, что для последних это будет более болезненным шагом, чем для России, которая уже адаптировалась в сложившихся военно-политических реалиях. Тем более, что, судя по заявлениям президента РФ, начальника российского Генштаба и других высокопоставленных представителей России, наши асимметричные действия экономически более эффективны.

Таким образом, "мяч" на поле наших оппонентов и от их решения зависит дальнейшее развитие ситуации в Европе и международной обстановки в целом.

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).