Новости / Архив

12:04 / 12.05.12

Природа терроризма и проблемы борьбы с ним в России


День солидарности в борьбе с терроризмом отмечают в России.    Фото vcc.su

В результате двух взрывов, которые прогремели 4 мая 2012 года в Махачкале и мощность которых специалисты оценили в 150 кг в тротиловом эквиваленте, не менее 12 человек погибло, около 100 получили ранения. Такие сообщения из различных регионов страны сегодня в России воспринимаются как нечто обыденное, привычное. В последние годы терроризм в Российской Федерации превратился в одну из постоянных угроз безопасности общества и государства.

 

В этих условиях не снижается актуальность вопросов, связанных с формированием действенной системы мер борьбы с этой угрозой. Но для того чтобы эффективно осуществлять антитеррористическую деятельность, необходимо хорошо знать сам объект воздействия, то есть собственно терроризм, субъектов терроризма, их цели и идеологические установки, причины терроризма и факторы, благоприятствующие формированию и реализации террористических угроз.

 

О природе терроризма и проблемах борьбы с ним в России на страницах ИА «Оружие России» рассуждает доктор юридических наук, профессор В.Е. Петрищев.

 

 

О понятии и содержании терроризма

 

Что же такое терроризм? Каковы его природа, генезис, движущие силы? Что это – опаснейшая форма разрешения социальных и политических конфликтов, часть организованной преступности, идеология и практика устрашения, новый нетрадиционный вид войны, проявление глобализации, продукт столкновения цивилизаций, форма борьбы «бедных» с властью, несимметричный ответ современным вызовам и угрозам?

 


Теракты в России:  взрывы жилых домов.   Фото  news.open.by

Теракты в России:  взрывы жилых домов

 

На эти и ряд других вопросов не существует простых и однозначных ответов. В настоящее время существует множество определений терроризма, трактовок его содержания и целей, признаков, характеристик и элементов. Но при этом даже определения терроризма, вошедшие в официальные документы, включая законодательные акты, зачастую порождают критику в свой адрес.

 

Так, например, в Федеральном законе от 27.07.2006 г. № 153-ФЗ «О противодействии терроризму» фигурирует следующая формулировка:

«Терроризм - идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий».

 

Можно указать на несколько недостатков приведенного определения.

1. Одного лишь указания в определении на наличие в терроризме идеологического аспекта недостаточно. Следует уточнить, о каком насилии идет речь, в противном случае возможна его расширительная трактовка. Для отграничения терроризма от других форм идеологически обоснованного насилия обязательно следует указать на социально-политическую мотивацию применения этого насилия, но данное обстоятельство не нашло отражения в определении.

2. В цитируемой статье закона расширительно трактуется механизм террористического воздействия посредством устрашения населения или «иных форм противоправных насильственных действий». При таком подходе к терроризму должны быть отнесены мятеж, захват власти, массовые беспорядки, военная агрессия и иные формы нелегитимного насилия.

3. Законодатель неправомерно сузил целевые установки субъектов террористической деятельности, определив, что они сводятся к принуждению принять определенные решения только структур, обладающих определенным статусом либо облеченных властными полномочиями (органы государственной власти, органы местного самоуправления или международные организации).

 


Террорист угрожает жизни. Фото as.baikal.tv

Террорист угрожает жизни

 

Но ведь объектом воздействия террористов зачастую являются и заранее определенные ими социальные слои населения, поведением которых они пытаются управлять. Например, массовые убийства, грабежи, захват заложников и имущества, применение других форм устрашающего и психологически подавляющего насилия в 90-х годах в Чечне в отношении представителей «неэлитного» населения были направлены на достижение конкретной политической цели - их вытеснения из «Ичкерии».

 

Заметим, что в данной ситуации субъекты массового террора не пытались воздействовать на какие бы то ни было органы власти (местная власть поощряла эту кампанию этнической чистки населения, а федеральная была бессильна что-то ей противопоставить).

 


Террористом может стать и мусульманская женщина. Фото idfbabesvshezbollahbabes.blogspot.com

Террористом может стать и мусульманская женщина

 

Это – яркий пример применения террористического метода для достижения социально-политических целей путем прямого воздействия на социум, и этот пример не «встраивается» в определение терроризма, данное российским законодателем.

 

Подчеркнем, что устрашение населения в данном примере выступает не в качестве инструмента опосредованного воздействия на органы государственной власти, органы местного самоуправления или международные организации, как это трактуется в законе, а в роли самостоятельного, прямого рычага воздействия.

 

Не укладываются в предложенную трактовку и акции терроризма, осуществляемые бандформированиями в регионе Северного Кавказа в настоящее время в отношении сотрудников правоохранительных органов и местных жителей, принимающих активное участие в общественно-политической жизни (напомним, что так же действовали национал-сепаратисты в Прибалтике и на Украине в 40-е-50-е годы в СССР).

 

Как представляется, законодателю следовало дать более взвешенное определение терроризму, максимально объективно характеризующее его и как опасное криминальное и социально-политическое явление, и как угрозу безопасности общества и государства.

 

Терроризм как угроза безопасности государства и общества – сложный феномен, идентификацию которого следует осуществлять, констатируя наличие в нем трех взаимообусловленных и взаимодействующих друг с другом компонентов:

  • террористической идеологии
  • организационного процесса, направленного на материализацию террористических идей
  • террористической деятельности

 

Таким образом, в терроризме можно выделить три элемента:

  • идеологический
  • организационный
  • деятельностный

 


На Северном Кавказе сохраняется террористическая угроза.   Фото  www.yuga.ru

На Северном Кавказе сохраняется террористическая угроза

 

Идеологический компонент терроризма является базисным. Именно идеологические концепции, взгляды, идеи формируют террористическое мировоззрение и приводят человека к убеждению о возможности, целесообразности и необходимости применения устрашающего насилия в качестве инструмента достижения целей, представляющихся ему витальными, жизненно важными.

 

Именно террористическая идеология формирует из обывателя фанатика идеи, ради которой он готов совершать любые преступления, будучи при этом убежден в полной своей правоте. Таким образом, идеологический компонент играет роль стержня, на базе которого формируется организационная составляющая терроризма, а далее – и деятельностная, проявляющаяся вовне в форме акций терроризма.

 

Терроризм как угроза безопасности государства и общества обладает широким спектром негативных свойств и характеристик: человеконенавистническая сущность, запредельная жестокость, черно-белое восприятие реальности, деление мира на «своих» и «чужих», лицемерие, ложь, обман, подмена понятий, коварство.

 

И реализация всех этих негативных качеств терроризма инициируется в первую очередь через идеологию. Следует отметить паразитический характер идеологии терроризма. Действительно, собственно идеологии терроризма как некой единой универсальной концепции использования методов устрашения для достижения политических целей не существует.

 

Мы всегда имеем дело с разновидностями террористической идеологии, активно паразитирующими на уже сформировавшихся ранее идеологических и политических концепциях, религиях, традициях, обычаях, лозунгах.

 


"Убей много неверных - врагов Аллаха, умри сам, и попадешь в рай..." - террористы эту фразу приводят как выдержку из Карана

 

Террористическая идеология как бы вползает в чужую одежду, подгоняя ее под себя и маскируя негативные и отталкивающие качества терроризма, упоминавшиеся выше, положениями, установками, тезисами, лозунгами, которые уже давно усвоены и внедрились в сознание людей, не вызывая отторжения.

 

При этом в интересах организаторов террористической деятельности зачастую осуществляется подмена понятий, подтасовка фактов объективной реальности, «выдергиваются» из общего контекста и гипертрофированно преподносятся одни постулаты и установки эксплуатируемой идеологии и замалчиваются другие.

 

При формировании террористической идеологии в качестве ее основы может выступать национализм, клерикализм, сепаратизм, политический экстремизм левого или правого толка, а иногда и просто некая фантастическая идея, возникшая в недрах какой-нибудь новомодной секты из числа представителей расплодившихся нетрадиционных религий.

 


Угрозы терроризма и религиозного экстремизма в Центрально-азиатском регионе.   Фото  tbdrive.org

Угрозы терроризма и религиозного экстремизма в Центрально-азиатском регионе

 

Перейдем теперь к организационному компоненту терроризма, который ответственен за процесс формирования готовности субъектов терроризма реализовать установки террористического мировоззрения в конкретных насильственных акциях.

 

Этот компонент включает в себя:

  • разработку и реализацию алгоритмов вовлечения граждан в террористическую деятельность, осуществление их идеологической обработки, специального обучения подготовке и совершению террористических акций
  • создание организационных структур с распределением ролей и сфер ответственности между их участниками
  • поиск наиболее эффективных форм и способов осуществления террористических атак
  • разработку различных документов, призванных сплотить субъектов террористической деятельности (уставы организаций, программы, клятвы, декларации, заявления, приказы, политические установки и т.п.)
  • поиск источников и формирование механизмов финансирования террористической деятельности, а также решение других организационных вопросов

 


Подготовка террористов-смертников. Фото nazulisowapyj.livejournal.com

Подготовка террористов-смертников

 

Организационный элемент присутствует даже в тех ситуациях, когда акции терроризма совершаются террористом-одиночкой, хотя вполне понятно, что в этом случае спектр организационных вопросов значительно беднее того, который сопутствует деятельности террористических структур, в которые вовлечены десятки и сотни людей.

 

Так, например, в действиях А. Брейвика, совершившего в июле 2011 года в столице Норвегии Осло и на острове Утойя жестокие террористические акции, в результате которых погибло свыше 90 человек, усматриваются многие признаки организационного компонента терроризма:

  • подготовка так называемого манифеста «2083 – Европейская декларация независимости»
  • выбор объектов и оптимальных способов совершения террористических акций
  • поиск наиболее совершенных инструкций по изготовлению самодельных взрывных устройств, планирование проведения самих акций и др.

 


Андерс Брейвик совершил теракты в июле 2011 года в столице Норвегии и на острове Утойя, в результате которых погибло свыше 90 человек. Фото 1.bp.blogspot.com

Андерс Брейвик совершил теракты в июле 2011 года в столице Норвегии и на острове Утойя, в результате которых погибло свыше 90 человек

 

Наконец, третий компонент терроризма, деятельностный, находит свое выражение в террористической деятельности, которая является внешней стороной терроризма и представляет собой совокупность конкретных диалектически и хронологически связанных между собой действий, приводящих в итоге к совершению преступлений террористического характера.

 

Таким образом, итогом террористической деятельности, через которую реализуется деятельностный компонент, являются акции терроризма, осуществляемые в различных формах, для каждой из которых характерен свой набор способов совершения. Следует подчеркнуть тесную связь организационного и деятельностного компонентов терроризма.

 

Граница между ними порой весьма условна. Организационный компонент обеспечивает, «обслуживает» деятельностный, а отдельные составляющие его элементы могут быть одновременно и элементами деятельностного компонента. В Российской Федерации, в том числе и в криминологическом сообществе, получил широкое распространение подход, в соответствии с которым терроризм идентифицируется как часть организованной преступности.

 


Смертница взорвала отделение милиции в Дагестане, есть жертвы.   Фото  www.eurosmi.ru

Смертница взорвала отделение милиции в Дагестане, есть жертвы

 

И для этого есть определенные основания. Действительно, каждая акция терроризма является уголовным преступлением. В действиях террористов присутствует организационный компонент. И все же терроризм нельзя сводить к совокупности преступлений террористического характера. Терроризм как угроза безопасности, как опасный разрушительный социально-политический феномен выходит за рамки преступности.

 

Более того, даже деятельностный компонент терроризма, который находит свое выражение в совершении конкретных, криминализированных законодательством террористических акций, не может быть сведен к общеуголовной преступности. Это – не совпадающие явления, и их можно дифференцировать по ряду оснований.

 

Приведем лишь некоторые из них. Целью субъектов преступной деятельности всегда является нажива. Спектр целей террористов гораздо богаче, и они носят социально-политиче¬ский характер. Преступники не нуждаются в серьезном идеологическом обосновании своей противоправной деятельности.

 


Жертвами терактов в РФ стали 410 человек.   Фото  www.uralweb.ru

Жертвами терактов в РФ стали 410 человек

 

Жертвами преступников становятся вполне конкретные люди, которые, как правило, заранее намечаются в качестве жертв. Для современных террористов чаще всего важны место, форма, масштабы и последствия террористической акции, а также последующий широкий общественный резонанс; кто же персонально пострадает от этой акции, их чаще всего не волнует.

 

Можно было бы продолжить перечень оснований, позволяющих разграничивать терроризм и преступность. Все это приводит нас к выводу о том, что ни терроризм, ни даже террористическую деятельность невозможно свести к разновидности организованной преступности. В мире циркулируют десятки трактовок терроризма.

 

Это связано не только с тем, что различные государства по-разному воспринимают террористическую угрозу. Даже в одной стране министерства, ведомства, спецслужбы и правоохранительные органы, привлекаемые к борьбе с терроризмом, вкладывают в это понятие тот смысл, который диктуют им их ведомственные интересы.

 

И все же при оценке и исследовании терроризма как социально-политического феномена и угрозы безопасности государства и общества необходимо использовать некую обобщенную, универсальную и по возможности объективно отражающую его содержание трактовку.

 

В качестве таковой предлагается следующее определение: «Терроризм - это нелегитимное социально или политически мотивированное, идеологически обоснованное применение насилия либо угроз применения такового, посредством которого через устрашение предпринимается попытка управления поведением людей в выгодном для террористов направлении в целях достижения преследуемых целей».

 


На Северном Кавказе усиливается нестабильность, в Кабардино-Балкарию вводятся дополнительные силы.   Фото  www.ekonbez.ru

На Северном Кавказе усиливается нестабильность, в Кабардино-Балкарию вводятся дополнительные силы

 

Терроризм же без идеологического стержня представить невозможно. Представителям криминального мира не нужна реклама их деятельности, напротив, они стремятся всячески избегать ее огласки. А вот в терроризме имманентно присутствует потребность в распространении и пропаганде неких идей, целей, также расчет на активную реакцию общественности на каждую террористическую акцию.

 

Это необходимо террористам для формирования социальной базы поддержки, финансового обеспечения своей деятельности, демонстрации своей значимости, готовности к решительным действиям и т.д. При совершении общеуголовных преступлений их субъекты вполне осознают их противозаконный, антиобщественный характер и не стремятся к превентивному оправданию своих действий.

 

В акциях политически или социально мотивированного терроризма его субъекты исходят из того, что общество, его нормы, мораль и законы несовершенны, а их, террористов, действия правомерны, могут быть разъяснены людям и должны быть оправданы ими, при этом сами они являются носителями некой высшей истины, которая и дает им право пренебрегать нормами «несовершенного» законодательства и поступать в соответствии со своими убеждениями.

 

 

Борьба или противодействие?

 

Российский законодатель с 2006 года переориентировал субъектов антитеррористической деятельности с концепции борьбы с этим явлением на концепцию противодействия ему, и это обстоятельство до сих пор является предметом ожесточенных споров.

 


В России вспоминают жертвы теракта в Беслане.   Фото  veved.ru

В России вспоминают жертвы теракта в Беслане

 

Сторонники нового подхода так разъясняют целесообразность перехода в России к новой концепции нейтрализации угроз терроризма: «С принятием 15 февраля 2006 года Федерального закона «О противодействии терроризму» Российская Федерация перешла от преимущественно силовой концепции борьбы с терроризмом к более современной концепции противодействия терроризму, включающей в себя наряду с борьбой с терроризмом его профилактику, а также ликвидацию последствий терактов. Применение новой концепции позволяет проводить системную работу по нейтрализации терроризма как явления».1

 

Но является ли переход от концепции борьбы с терроризмом к концепции противодействия ему движением вперед? Ведь главное заключается не в том, чтобы продекларировать новый подход и заменить устоявшиеся термины на новые. Это было бы слишком просто. Так, например, в 2011 году по инициативе Президента Российской Федерации отечественная милиция переименована в полицию. Привело ли это к повышению эффективности в деятельности данного исполнительного органа?

 

На самом ли деле принятие Федерального закона «О противодействии терроризму» создает новый механизм противодействия этой угрозе, основанный прежде всего на мерах профилактической направленности, как утверждают инициаторы нового подхода?2

 


Противодействие терроризму. Фото www.dms9.ru

Противодействие терроризму

 

Так, Ю.С. Горбунов утверждает, что новый закон положительно отличается от ранее действовавшего Федерального закона «О борьбе с терроризмом», который «носил в основном реагирующий характер при доминировании карательных мер, регламентировал главным образом вопросы, связанные с борьбой с терроризмом, его выявлением и пресечением правоохранительными органами и органами безопасности Российской Федерации».3

 

Но так ли это? Объективный сравнительный анализ текста и содержания двух законов свидетельствует об обратном: Федеральный закон «О борьбе с терроризмом», вступивший в силу в 1998 году и действовавший до 2006 года, обладал гораздо большим профилактическим потенциалом, нежели Федеральный закон «О противодействии терроризму.4 И в значительной степени это связано с некорректным наполнением отдельных терминов, вошедших в последний законодательный акт.

 

Весьма неудачным представляется само название Федерального закона «О противодействии терроризму». И здесь будет уместна небольшая историческая справка. Работа над проектом специального антитеррористического закона была начата в России в конце 1996 года под эгидой Комитета Госдумы по безопасности.

 


В соответствии с Компетенцией противодействия и борьбы с терроризмом, были проведены специальные учения.   Фото  antiteror.sis.md

В соответствии с Компетенцией противодействия и борьбы с терроризмом, были проведены специальные учения

 

При его подготовке к обсуждению в первом чтении в рабочей группе обстоятельно дискутировался вопрос о названии законопроекта. Чаще всего предлагались три варианта:

  • «О борьбе с терроризмом»
  • «Об антитеррористической деятельности»
  • «О противодействии терроризму»

 

Разработчики отклонили название «Об антитеррористической деятельности», так как признали, что оно неоправданно сужает предмет регулирования, сводя его к организационным аспектам реализации антитеррористической функции компетентными государственными органами.

 

Термин «противодействие» также был признан неудачным, так как его лексический и содержательный анализ свидетельствует: противодействие есть ответная реакция на что-то, уже начавшее действовать.

 

В преломлении к вопросам борьбы с террористическими угрозами дефиниция «противодействие» в ее традиционном понимании формирует у большинства субъектов антитеррористической деятельности пассивный, выжидательный подход, предполагающий реагирование на уже состоявшиеся акты терроризма.

 

А вот понятие «борьба», напротив, ориентирует на инициативу, активность, наступательность. Действительно, сам термин «борьба» означает бескомпромиссное противоборство с чем-то в целях искоренения объекта приложения усилий. Одной из целей этой борьбы является выявление и ликвидация причин и условий существования объекта воздействия, а это и есть профилактика.

 


Федеральный закон

Федеральный закон "О противодействии терроризму" (принят 26 февраля 2006 г., одобрен 1 марта 2006 г.) Мягкая обложка 32 стр.2006 г. 30 руб

 

Таким образом, профилактика – имманентный, неотъемлемый элемент борьбы, а не самостоятельное, стоящее в стороне явление. В статье 3 «Основные понятия» Федерального закона «О противодействии терроризму» приводится следующая трактовка ключевых понятий данного правового акта:

противодействие терроризму - деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления по:

а) предупреждению терроризма, в том числе по выявлению и последующему устранению причин и условий, способствующих совершению террористических актов (профилактика терроризма)

б) выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию террористического акта (борьба с терроризмом)

в) минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений терроризма.

 

Оставим в стороне дискуссию о том, почему ликвидация последствий проявлений терроризма отнесена к противодействию терроризму, ведь это, скорее, - последействие, осуществляемое тогда, когда акция терроризма уже совершена.

 

В этой ситуации государству остается только «собирать осколки» разрушенного, восстанавливать нанесенный ущерб, хоронить жертв акции, распределять пособия пострадавшим и семьям погибших. Какое же это противодействие терроризму?

 

С точки зрения формирования эффективной политики выявления и нейтрализации террористических угроз важен вытекающий из приведенного в законе определения вывод о том, что субъектами борьбы с терроризмом являются только специально уполномоченные государством органы, обладающие правом ведения оперативно-розыскной деятельности и проведения контртеррористических операций, перед которыми поставлена задача предупреждения, пресечения, раскрытия и расследования актов терроризма.

 


Пособие противодействие терроризму Терроризм. Борьба и проблемы противодействия. Учебное для ВУЗов. Гриф УМО РФ.   Фото  www.bookin.org.ru

Пособие противодействие терроризму Терроризм. Борьба и проблемы противодействия. Учебное для ВУЗов. Гриф УМО РФ

 

Закон не дает ответов на вопросы, остаются ли спецслужбы и правоохранительные органы при этом участниками процесса профилактики терроризма, и кто является основным субъектом этой деятельности. Также не совсем понятно, почему толкование борьбы с терроризмом заужено по сфере применения до области использования специального инструментария органами безопасности и правоохранительными структурами.

 

Разве борьба с терроризмом осуществляется лишь в правоприменительной и специальной областях? А как же быть, например, с политическим, идеологическим, духовным аспектами борьбы? Ведь именно эти направления – политическая борьба, идеологическая борьба, информационная борьба - имеют приоритетное значение, когда мы говорим о ликвидации угроз терроризма, акцентируя внимание на его профилактике.

 

А эти сферы борьбы выходят далеко за рамки компетенции спецслужб и правоохранительных органов.4 Таким образом, при построении эффективной системы мер, направленных на нейтрализацию и ликвидацию угроз терроризма, основополагающим должен быть термин «борьба».

 

Именно он формирует установку на решительное, бескомпромиссное, наступательное, с использованием всех имеющихся сил, средств, рычагов и инструментариев, противоборство с терроризмом на всех стадиях его воспроизводства и во всех сферах общественных отношений и ориентирует субъектов этой деятельности на достижение ее конечной цели - искоренение терроризма.

 


Следы теракта в Домодедово ведут на Северный Кавказ, утверждают сотрудники спецслужб.   Фото  www.echo.msk.ru

Следы теракта в Домодедово ведут на Северный Кавказ, утверждают сотрудники спецслужб


Следует подчеркнуть, что понятие «борьба с терроризмом» не только наиболее адекватно отражает отношение мирового сообщества к этому злу современности, но и является наиболее широко употребляемой дефиницией в международных политико-правовых актах, регламентирующих сотрудничество государств в области выявления и устранения террористических угроз.

 

Термин «борьба» (реже – близкий по значению термин «ликвидация») содержат названия специальных национальных законов и всех международных антитеррористических конвенций. И доклад Генерального секретаря ООН на 60-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН 27.04.06 г. назван «Единство в борьбе с терроризмом: рекомендации по глобальной контртеррористической стратегии».

 

Оборот «борьба с терроризмом» последние двадцать лет является центральным при обсуждении антитеррористической проблематики на постсоветском пространстве и занял свою нишу в понятийном аппарате в качестве общепризнанного и универсального инструмента в области законотворчества и формирования договорно-правовых отношений между государствами.

 

Можно привести в качестве примера:

  • «Договор о сотрудничестве государств – участников СНГ в борьбе с терроризмом» 1999 года
  • «Договор о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом государств – членов Шанхайской организации сотрудничества» 2001 года
  • среднесрочные программы государств – участников СНГ по борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма (в последние годы - программы государств – участников СНГ по борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма)
  • целый ряд других документов

 

 

Вопросы совершенствования борьбы с терроризмом

 

Терроризм как угроза безопасности государства и общества и как крайне общественно опасный криминальный феномен имеет социально-политическую природу. Изучение его генезиса приводит нас к выводу: он возникает только там и тогда, где и когда возникают и разрастаются острые противоречия социально-политического свойства.

 


Эксперты говорят, что правоохранительные органы стали активно преследовать членов националистических группировок.   Фото  www.svobodanews.ru

Эксперты говорят, что правоохранительные органы стали активно преследовать членов националистических группировок

 

При этом к терроризму, как правило, прибегает та сторона, которая считает, что конституционными, легитимными способами она не сможет достичь целей, представляющихся ей жизненно важными, поскольку противник гораздо сильнее.

 

Именно по этой причине весьма часто используют террористический метод разрешения конфликтных ситуаций в достижении витальных целей сепаратистские, националистические и иные экстремистские группировки и организации, которым противостоит мощная государственная машина с армией, специальными службами и правоохранительными органами.

 

Как функционирует механизм воспроизводства терроризма, на какой социальной почве он произрастает? В какой-то мере ответ на эти вопросы помогает найти высказывание  Дмитрия Медведева, который, выступая 8 сентября 2011 года на международном форуме в Ярославле, отметил ряд опасных тенденций в развитии социально-политической ситуации в мире, актуальных сегодня и для России:

«Межнациональная напряжённость, этническая преступность, нелегальная миграция становятся для некоторых государств нерешаемыми проблемами. Прогрессирующее имущественное расслоение, которое, может быть, было менее рельефным в условиях экономического роста, на фоне кризиса приводит к открытым конфликтам между обеспеченными и бедными людьми. Во многих регионах мира возрождаются… экстремистские учения о классовой борьбе, происходят уличные беспорядки и террористические акты, а кое-где идут и самые настоящие гражданские войны».

 


Молодежные националистические группировки активизировались в РФ.   Фото  rcnc.ru

Молодежные националистические группировки активизировались в РФ

 

Борьба с терроризмом на государственном (а в необходимых случаях – и на межгосударственном) уровне должна осуществляться комплексно, то есть включать в себя ряд мер, ориентированных на решение различных задач и имеющих приложение в различных сферах общественных отношений:

  • нейтрализация (уничтожение) активных субъектов террористической деятельности
  • выявление, разрешение и устранение конфликтов, играющих роль источников и детерминант терроризма
  • разоблачение призывов и лозунгов организаторов террористической деятельности
  • привитие идей терпимости и толерантности тем категориям, слоям и группам населения, представители которых чаще всего вовлекаются в терроризм

 

Если учесть то обстоятельство, что каждая состоявшаяся акция терроризма всегда сопряжена с наступлением крайне негативных социальных, политических, нравственных, психологических и иных последствий, становится понятным, что главным, магистральным направлением в борьбе с терроризмом должна быть профилактика террористических проявлений.

 

Меры профилактики терроризма ориентированы на устранение самих первопричин его возникновения, факторов, детерминирующих терроризм и обстоятельств, способствующих реализации акций терроризма, а также на оказание сдерживающего управляющего воздействия на лиц, динамика поведения которых свидетельствует об их возможном вовлечении в террористическую деятельность в той или иной форме.


Полиция задержала крупного террориста. Фото www.echo.msk.ru

Полиция задержала крупного террориста

 

В частности, одним из важных направлений в профилактике терроризма являются противодействие распространению террористической идеологии и формирование антитеррористического сознания в обществе. И это понятно, ведь опасность терроризма как нелегитимного и жестокого инструмента для достижения социально-политических целей резко возрастает, если террористические идеи с пониманием и поддержкой воспринимаются среди части населения.

 

Прекрасно осознавая это, организаторы террористической деятельности выстраивают целые идейно-политические концепции, в рамках которых осуществляется обоснование необходимости и неизбежности применения специфических террористических методов для разрешения и преодоления существующих острых противоречий.

 

Конечно же, проблемы борьбы с терроризмом должны быть сняты в первую очередь за счет решения экономических, социальных, политических и других задач, накопившихся в России за последние 15-20 лет. Идеология является производным, надстроечным образованием по отношению к этим фундаментальным основам государства и общества.

 

Однако пренебрегать идеологическим аспектом при поиске эффективных путей борьбы с терроризмом было бы большой ошибкой. И, видимо, не случайно в нашей стране был принят Комплексный план информационного противодействия терроризму в Российской Федерации на 2008-2012 годы. Вспомним старую истину: «Бытие определяет сознание».

 

С сожалением приходится констатировать, что современная российская действительность дает весьма богатый материал для спекуляций идеологов терроризма:

  • социальная незащищенность граждан, расслоение общества на богатую «верхушку» и малообеспеченное большинство и тесно связанные с этим обстоятельством двойные стандарты при оценке правонарушений граждан
  • безразличие к нуждам простых людей и произвол чиновников
  • высокий уровень коррупции, об истинных масштабах которой мы можем лишь догадываться при отстранении от власти какого-нибудь «утратившего политическое доверие» крупного чиновника (жена которого ввиду «исключительных деловых качеств» «заработала» миллиардное состояние)
  • отсутствие единой и поддерживаемой большинством населения государственной идеологии, внятной молодежной политики, стратегии развития межнациональных отношений
  • недостатки в вопросах образования и воспитания
  • пропаганда безнравственности и насилия в средствах массовой информации

 


Цветы на месте теракта в метро. Фото blogs.mail.ru

Цветы на месте теракта в метро

 

Все это, а также ряд других негативных факторов нашего бытия активно используется организаторами террористической деятельности в целях ее агитационно-пропагандистского обеспечения. На этом фоне вполне понятны часто звучащие заявления о том, что террористы «переигрывают государство на информационном поле».

 

Вероятно, не случайно Президент Российской Федерации Владимир Путин обратился к членам РАН с просьбой приложить усилия к решению задачи по формированию общенациональной государственной идеологии. Но выполнима ли она в сегодняшних российских условиях?

 

Убежден в том, что в нашей стране поддержку большинства населения может получить лишь государственная идеология, базирующаяся на принципе социальной справедливости. И если такую идеологию не просто декларировать, а пытаться внедрять в жизнь, то первыми практическими шагами должны стать:

  • достижение равенства граждан перед законом, что при нынешнем уровне коррупции представляется невозможным
  • пересмотр итогов так называемой приватизации 90-х годов, что выглядит еще более невероятным

 

Задача государства заключается в том, чтобы сформировать такую общенациональную идеологию, которая бы сближала и сплачивала подавляющее большинство граждан, а для этого ее основные идеи и провозглашаемые общенациональные цели должны быть более значимыми и привлекательными, чем различные террористические концепции, в основе которых лежит противопоставление людей друг другу.

 

Пока же в общественной жизни верховенствуют буржуазно-либеральные ценности и пропагандируется индивидуализм, субъектами терроризма будут активно использоваться идеи национал-сепаратизма, расизма, клерикализма, воинствующего исламизма и т.д. Как уже указывалось, в основе терроризма лежат острые противоречия социально-политического и экономического характера.

 

В упоминавшемся выше выступлении Д. Медведев, в частности, признал: «Ситуация в России усугубляется ещё и тем, что… у нас произошло чрезмерное расслоение граждан по уровню жизни: 10 процентов самых обеспеченных россиян получают доход в 15 раз больше, чем 10 процентов самых бедных. Это всем известный так называемый децильный коэффициент. На долю первых приходится почти треть совокупного дохода граждан, а на беднейший класс – всего 2 процента… Бедность становится мощным катализатором межнациональных противоречий. Именно среди неблагополучных групп населения быстрее всего, как, собственно, и во всём мире, распространяются ксенофобия и нетерпимость».

 

С учетом изложенного крайне важно, чтобы государство и общество прилагали все усилия для того, чтобы изживать те существующие в нашей жизни острые социальные противоречия и недостатки, которые берут на вооружение субъекты терроризма, используя их как весомые аргументы для обоснования необходимости применения политически мотивированного устрашающего насилия.

Насколько успешно удастся нам решить эту задачу, во многом будет определять и успех в борьбе с терроризмом. И здесь нужно быть предельно объективными и честными при оценке ситуации. В этой связи вряд ли можно согласиться с заявлением Д. Медведева на том же ярославском форуме: «Такая фундаментальная ценность, как свобода выбора, позволяет каждому человеку самостоятельно проектировать свою жизнь и развивать свою личность. Решать, кем быть и каким быть».

Ведь с учетом российского значения децильного коэффициента, о котором говорил Президент, в то время как некоторые россияне выбирают, какой бы очередной завод или иностранный футбольный клуб приобрести собственность, другие определяют путь для борьбы за выживание и социальную справедливость. А здесь возможны различные варианты принятия решений…

 

 

 

Используемые источники:

 

1. Ильин Е.П. О некоторых аспектах формирования единого международного антитеррористического пространства // Вестник Национального антитеррористического комитета. 2010, №1. С.69-70.

 

2. Горбунов Ю.С. Терроризм и правовое регулирование противодействия ему.- М.: Молодая гвардия, 2008. С.417-419.

 

3. Горбунов Ю.С. Терроризм и правовое регулирование противодействия ему.- М.: Молодая гвардия, 2008. С.414.

 

4. Терроризм в современном мире. 2 изд. / под ред. В.Л. Шульца.- М.: Наука, 2011. С. 325-336.

 

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).