Новости / Силовые структуры / Правоохранительные органы

13:04 / 17.01.21

Петр Городов: уголовники из РФ осели в странах, где нет договора о выдаче

Петр Городов: уголовники из РФ осели в странах, где нет договора о выдаче

Начальник Главного управления международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры РФ Петр Городов / Фото предоставлено Генпрокуратурой РФ

Начальник Главного управления международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры РФ Петр Городов в интервью РИА Новости рассказал, как происходила экстрадиция фигурантов уголовных дел из России и в нашу страну в условиях пандемии COVID-19, чем осложняется выдача преступников из США, что нового появилось в расследовании таких резонансных дел, как крушение самолета польского президента Леха Качиньского и убийство в ФРГ гражданина Грузии Зелимхана Хангошвили.

– Петр Петрович, сколько человек по запросам Генеральной прокуратуры России было экстрадировано в Россию из различных стран в 2020 году?

– Генпрокуратура России взаимодействует в сфере уголовного судопроизводства с зарубежными партнерами более чем в 80 государствах мира. И тут, конечно, важное место в нем занимают вопросы выдачи лиц для уголовного преследования или исполнения приговора. В 2020 году в компетентные органы иностранных государств Генеральной прокуратурой РФ было направлено более 350 подобных запросов. Для сравнения, по итогам 2019 года эта цифра была в пределах 450.

– То есть количество запросов снизилось почти на четверть. Почему?

– На снижение количества направленных за рубеж запросов повлияло распространение во всем мире коронавирусной инфекции СOVID-19. В то же время иностранными государствами в 2020 году в Россию выдано 165 человек, 64 из них – это страны дальнего зарубежья. Здесь показатели соответствуют прошлогодним.

– Из каких стран экстрадировали фигурантов в 2020 году?

– Положительные решения по российским запросам в 2020 году принимались компетентными органами ближнего зарубежья: Украины, Беларуси, Казахстана, Армении, Азербайджана. И таких государств, как ФРГ, Испания, Польша, Венгрия, Кипр, Италия, Греция, Нидерланды, Норвегия, Сербия, Словения, Бельгия, Австрия, Швеция, Черногория, Литва, Марокко, Вьетнам, Египет, Таиланд, Турция, Аргентина.

В целом, нам удалось добиться выдачи в Россию нескольких человек, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, имеющих в ряде случаев повышенный резонанс, а также лиц, совершивших преступления коррупционной направленности.

Например, в марте Генпрокуратура добилась выдачи из Польши генерального директора ОАО "Кемеровский кондитерский комбинат" Вячеслава Вишневского, который за взятку должностным лицам получил разрешение на реконструкцию здания торгово-развлекательного центра "Зимняя вишня", которая прошла с нарушениями. В результате, как мы помним, в 2018 году в ТРЦ произошла страшная трагедия – пожар, унесший жизни 60 человек, 37 из которых были дети.

Также не могу не отметить еще один положительный пример сотрудничества. Компетентными органами Нидерландов в кратчайшие сроки было принято решение о выдаче в Россию Никиты Смурова по упрощенной процедуре для приведения в исполнение приговора Тихоокеанского флотского суда. Он обвинялся в растрате вверенного ему имущества более чем на 52 миллиона рублей.

– А сколько, в свою очередь, запросов на экстрадицию из России получила Генпрокуратура РФ в 2020 году? И сколько из них было удовлетворено?

– Генеральной прокуратурой РФ было рассмотрено свыше 900 запросов компетентных органов иностранных государств о выдаче лиц из Российской Федерации. В прошлом году – свыше 1,2 тысячи запросов. Причина снижения количества рассмотренных нами запросов та же – пандемия.

В прошлом году по запросам иностранных государств было отказано в выдаче 120 лиц, из них в большинстве случаев по запросам государств-участников СНГ. Лишь в 13 случаях мы отказали по запросам стран дальнего зарубежья. Основные причины отказов в выдаче связаны с истечением срока давности (43 случая); на втором месте стоит отсутствие состава преступления (38 случаев); затем – наличие российского гражданства (27 случаев) и, наконец, предоставление убежища или, если выдача может нанести ущерб суверенитету или безопасности либо противоречит законодательству России, таких случаев всего шесть.

– А из каких стран чаще всего приходят в Россию запросы на экстрадицию тех или иных обвиняемых или подозреваемых?

– Прежде всего мне хотелось бы отметить плодотворное сотрудничество с компетентными органами стран СНГ. В прошедшем году мы приняли 610 решений о выдаче граждан для уголовного преследования, из них в страны СНГ – свыше 580. Наибольшее количество запросов о выдаче поступило из Белоруссии и Узбекистана. В 2019 году было удовлетворено почти 800 иностранных запросов о выдаче, из них так же большинство стран СНГ – более 700.

– В целом, за последние 10 лет сколько Генпрокуратура РФ направила запросов об экстрадиции граждан, объявленных в розыск?

– За последние 10 лет нами направлено свыше пяти тысяч запросов о выдаче лиц для уголовного преследования и исполнения приговора суда, рассмотрено более 19 тысяч таких запросов, поступивших из-за рубежа.

Тут важно отметить, что опыт сотрудничества России с иностранными государствами в борьбе с преступностью показывает, что лица, подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений, все чаще скрываются от органов следствия и суда в тех зарубежных странах, с которыми РФ не имеет договоров о выдаче. Вместе с тем имеется положительный опыт сотрудничества с подобными странами на основе принципа взаимности. К примеру, на основании этого принципа состоялись выдачи фигурантов уголовных дел из ИракаЭквадораКамбоджи, Египта, Перу и Марокко.

– Кстати, у России же нет договора об экстрадиции с США. Как решается или предполагается решить проблему с выдачей обвиняемых или подозреваемых, скрывшихся в Штатах?

– Вообще сотрудничество в сфере выдачи между Россией и США осуществляется на основе принципа взаимности, о котором я уже упоминал. Вместе с тем компетентные органы США отказывают Российской Федерации в выдаче лиц, ссылаясь на отсутствие двустороннего договора, и не рассматривают в качестве правового основания для разрешения таких вопросов другие международные механизмы, например, положения многосторонних конвенций ООН против транснациональной организованной преступности, коррупции и другие, как и принцип взаимности.

В настоящее время на территории США, по нашим данным, находится около 200 человек, совершивших преступления в России и объявленных в международный розыск.

При получении сведений о местонахождении злоумышленника, находящегося в международном розыске на территории США, мы зачастую направляем в Министерство юстиции США ходатайства о передаче соответствующих материалов в Иммиграционную и таможенную службу США для рассмотрения вопроса о депортации указанного гражданина в Россию.

Кроме того, необходимые процессуальные документы направляются в НЦБ Интерпола МВД России для передачи в НЦБ Интерпола США, чтобы они их могли использовать в суде по вопросам миграции. Точно такие же документы мы направляем представителю Бюро по контролю и соблюдению иммиграционного и таможенного законодательства Министерства национальной безопасности США для оказания содействия в депортации разыскиваемого.

Весь процесс депортации находится на постоянном контроле, и при необходимости в компетентные органы США оперативно направляются дополнительные материалы с целью положительного разрешения данного вопроса. Отмечу, что в случае нарушения лицом миграционного законодательства США, процесс расследования подобного дела и принятия решения затягивается на несколько лет.

В целом, компетентными органами США в 2020 году принято решение о депортации (выдворении) всего одного лица, тогда как в 2019 году таких решений и вовсе не было.

Так, 3 декабря в международном аэропорту Шереметьево передан правоохранительным органам России Лисицкий Станислав Эдуардович, обвиняемый в умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога и покушении на убийство двух лиц, в связи с осуществлением лицом служебной деятельности, совершенном организованной группой.

– Как повлияла пандемия COVID-19 на вопросы, связанные с экстрадицией как из России, так и в нашу страну?

– Несмотря на продолжающуюся пандемию и введение многими странами карантинных мер, Генеральной прокуратурой РФ продолжается активное международное взаимодействие с органами прокуратуры и юстиции других государств в борьбе с преступностью, в том числе в сфере выдачи. Как и прежде, в установленном порядке рассматриваются запросы иностранных государств о выдаче лиц для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора. Затрудняет этот процесс приостановление Россией и другими странами транспортного сообщения.

Но нами успешно применяется практика фактической передачи выданных лиц на сухопутных границах РФ. Само собой передача выданных лиц осуществляется с соблюдением необходимых мер безопасности, в том числе санитарных норм, при их этапировании.

– Давайте обратимся еще к нескольким частным случаям. Петр Петрович, по данным различных источников, в России ежегодно на рассмотрении находятся 10–14 запросов о правовой помощи, направленных Берлином. Каких дел касаются эти запросы?

– Если говорить о взаимодействии Генпрокуратуры РФ с компетентными органами Федеративной Республики Германия, то оно в целом осуществляется на конструктивной основе. Ежегодно из Германии поступает, не 10-14, как вы сказали, а около 30 запросов об оказании правовой помощи по уголовным делам о преступлениях различных категорий. В свою очередь нами в Германию направляется порядка 40 запросов о правовой помощи. Проблемных вопросов при взаимодействии с германскими партнерами, в том числе по уголовным делам о преступлениях, совершенных в ходе Второй мировой и Великой Отечественной войн, не имеется.

– А запрашивала ли прокуратура Германии у российских коллег дополнительную информацию по делу об убийстве гражданина Грузии Зелимхана Хангошвили, в котором обвиняют россиянина Соколова? Если да, то какую?

– В Генеральную прокуратуру РФ из Федерального ведомства юстиции ФРГ поступало два запроса прокуратуры Берлина о правовой помощи, на которые были даны ответы. Дополнительная информация не запрашивалась.

– В сентябре суд в Польше получил от местной Генпрокуратуры ходатайство об аресте российских авиадиспетчеров по делу о крушении самолета президента Польши Леха Качиньского под Смоленском в 2010 году. Обращались ли уполномоченные органы Польши в Генеральную прокуратуру России с запросом о международной правовой помощи в этом вопросе?

– Тут могу сказать следующее. С сентября и по настоящее время из компетентных органов Польши запросы о правовой помощи и о выдаче по уголовному делу о крушении 10 апреля 2010 года под Смоленском самолета Ту-154М президента Польши в отношении российских авиадиспетчеров не поступали.

– А на какой стадии находится рассмотрение запроса России о получении стенограммы разговора президента Польши Леха Качиньского с братом?

– Запрос мы направили еще 24 ноября 2020 года и до сих пор ответа на него не получили.


МОСКВА, РИА Новости


Оригинал







Теги: Генпрокуратур РФ, Петр Городов, интервью РИА Новости, COVID-19, 2020 год, Польша, ФРГ

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).