• Новости
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Диверсификация предприятий ОПК
  • Выставки и конференции
  • Безопасность
  • Гражданская авиация
  • Космос
  • Оружие мира
  • История
  • Мнения
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Безопасность
  • Оружие мира
  • История
  • Мероприятия
  • Безопасность Юга России
  • SpecTransExpo-2022
  • Национальная безопасность. Беларусь
  • Online конференции: Рынок систем безопасности: новая реальность
  • MILEX - 2021
  • Календарь мероприятий
  • Архив мероприятий
  • Блоги
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Безопасность
  • Оружие мира
  • История
  • Вооружение
  • О проекте
  • Образцы
  • Участники
  • Добавить компанию
  • Каталоги ОДКБ
  • О проекте
  • Вооружение и военная техника вооруженных сил
  • Вооружение и техника полиции и антитеррористических служб том2
  • Наземные средства сил общего назначения
  • Изданные каталоги
  • Видео
  • Галерея
  • Фоторепортаж
  • Вооружение и военная техника
  • Космос
  • Гражданская техника
  • Соревнования
  • Учения и спецмероприятия
  • Мероприятия
  • Инфографика
  • Агентство
  • Об агентстве
  • Персоналии
  • Руководство
  • Продукты и услуги
  • Наши партнеры
  • Контактная информация
  • Условия использования фотографий
  • Баннеры и логотипы
  • ArmHiTec-2022

    31/03-02/04 2022 года, Республика Армения, г.Ереван

    DEFINDEX-2022

    05 - 08 октября 2022 г, КР, г.Бишкек

    20 октября 2021 (Среда)

    Новости / Безопасность / Борьба с коррупцией

    6:00 / 31.07.15

    Александр Проханов заметил трупные пятна на теле России

    Александр Проханов заметил трупные пятна на теле России

    Александр Проханов / Фото: i.ytimg.com

    Такую метафору писатель использовал для описания «чудовищного воровства» в стране.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Россия сохранит статус великой морской державы? Александр Андреевич, добрый вечер.

    А. ПРОХАНОВ: Да, Россия сохранит статус морской державы, во всяком случае она заявила такую стратегическую цель. Россия была великой морской державой в период адмирала Горшкова, он создал великий советский океанический флот. Я помню, как он принимал меня, ещё молодого писателя, в своём кабинете. Он был тучный, грузный; там стоял огромный глобус, он к нему подошёл и крутил, упоминал Зевса, который управляет человечеством. И так оно и было, потому что наши заводы, наши верфи выпускали гигантское количество подводных атомных лодок, кораблей, фрегатов, авианосных кораблей. Мы присутствовали во всех океанах, на всех меридианах, мы контролировали коммуникации вокруг юга Африки, Мыса Доброй Надежды, мы контролировали Атлантику около Калифорнии, наши лодки каруселями крутились под ледовой шапкой. А в Средиземном море мы собирали пятую эскадру со всех наших флотов, и эта эскадра противодействовала шестому американскому флоту. Незабываемые дни – я ходил на этих кораблях! И после страшного провала, гибели советского флота – потому что он безжалостно уничтожался. Резались подводные лодки, спекулянты и воры продавали целые авианосцы, и авианосец «Минск», который когда-то ходил в Тихом океане, – он ещё живой, полный снаряжения, приборов был продан на Восток, сначала Китаю, потом Корее как металлолом, и он до сих пор там стоит, демонстрирует свою силу. И вот теперь появилась новая военно-морская доктрина, носит закрытый характер, но кое-что просочилось. В этой доктрине сказано, что Россия вновь выходит в Мировой океан. Если в прежней скромной доктрине говорилось, что будем строить чуть ли не каботажный флот, фрегаты, корветы, которые будут вести оборонительные бои на побережье, теперь мы закладываем атомные авианосцы. Атомные авианосцы без сопровождения бессмысленны – значит, мы закладываем лодки, корабли сопровождения, корабли-заправщики, морскую авиацию – и опять ставим себе огромные, амбициозные цели, и это радует. 

    И. ИЗМАЙЛОВ: Шпигель написал, что новая морская доктрина заявила о праве России не только на Арктику и Крым, но и на Атлантику. Принципиальные изменения ждут нас.

    А. ПРОХАНОВ: Это вопрос не права – это нейтральные воды, и все, кому угодно, могут туда входить и действовать там. Но Россия демонстрирует одно: наши национальные интересы не ограничиваются Белым морем или внутренними морями – наши национальные интересы требуют Мирового океана, и особенные районы, где мы будем присутствовать – это Северный Ледовитый океан. Именно там, под ледовой шапкой, которая недоступна просвечиванию самолётов, могут находиться наши стратегические лодки нового поколения «Бареи». Этот район очень важен для нас. Конечно, Арктика – потому что мы развёртываем военные группировки в Арктике, они будут подкреплены и военно-морскими группировками, – и, конечно, Атлантический океан, где наш главный стратегический соперник – американцы.

    И. ИЗМАЙЛОВ: То есть по всему миру опять?

    А. ПРОХАНОВ: Андреевский флаг будет плескаться на всех мировых ветрах.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Вопрос не очень радужный: президент говорил о том, что последует развитие кораблестроения, но сегодняшняя новость о похищении 7,5 миллиардах рублей на строительстве «Восточного». И уж к чему было приковано такое серьёзное внимание – и всё равно, 7,5 миллиардов – на подрядчиках, субподрядчиках всё это растворилось. Не последует ли та же опасность, ржавчина, которая разъедает всё?

    А. ПРОХАНОВ: Последует, конечно.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Что можно сделать?

    А. ПРОХАНОВ: Воруют все, кому не лень, разговоры о борьбе с коррупцией – бессмыслица. Власть бессильна или не хочет ничего делать, потому что она наполовину сама воровская. Я не знаю, какая доля бюджетных средств будет разворована, но где-то на два авианосца мы выпустим меньше – это огромная трагедия, огромная драма.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Вопрос в том, что если меньше – это полбеды, но это подводные лодки, на которых наши моряки будут спускаться, и там не должно быть трагедии, что из-за недокрученной халтуры или украденных денег лодка утонет и новая трагедия обрушится.

    А. ПРОХАНОВ: Я надеюсь, что военный приём, который восстановлен на всех заводах, исключает неправильно поставленный штырь или недокрученную гайку – там очень жёсткая приёмка советских времён, особенно после неудачных пусков «Булавы». И удачные пуски – это результат усиленной стократ военной приёмки. Я думаю, что воровство не скажется на качестве той или иной лодки, оно скажется на замедлении темпов, нехватке времени и на растлении всех, кто занимается кораблестроением. Нельзя строить хорошие корабли и быть вором, строить российский океанический флот и воровать деньги на строительстве новых поколений ядерных реакторов. Горшков не воровал. Советские моряки, которые создавали морские базы в абсолютно раскалённых, безводных островах Эфиопии Дахлак – там строили нашу базу – это были подвижники, герои, люди, подобные тем, кто осваивал Арктику, Дальний Восток, это было поколение кораблестроителей. Сейчас, конечно, ужасная мерзость. У меня нет рецептов. Расстрелы – сколько раз мы говорили про них. Расстрелов нет, есть различные подходы, это тяжкий грех нашего поколения.    

    И. ИЗМАЙЛОВ: Вы периодически общаетесь с Рогозиным, посещаете разного рода наши оборонные предприятия. Космодром был под пристальнейшим вниманием самого Рогозина – нынче это не панацея? Нет ни одного объекта сегодня, ни одного министерства или госорганизации, где бы не было воровства?

    А. ПРОХАНОВ: Мне кажется, нет, воруют повсюду. Такое ощущение, что никто не хочет это останавливать – своровали уже пол-России.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Тогда про тех, кто останавливает: Сколково, уголовные дела вслед за РОСНАНО. В какой степени здесь какие-то изменения пошли?

    А. ПРОХАНОВ: Когда начали строить Сколково, обнародовали этот план – это было при Медведеве, – все говорили о прорыве, инновационной экономике, все говорили, что нам необходимо создавать собственные открытия, внедрять экономические модели запада, решили построить Сколково. Скептики тогда говорили: строят очередную прачечную для отмывания денег, очередное воровское гнездо. А я был упоён идеей развития: наконец строят нашу Силиконовую долину, создают центр, где вместо рутинных мёртвых разработок будет интеллектуальный научный взрыв. И вдруг они опять оказались правы: и Сколково, и РОСНАНО оказались воровскими.

    Когда Илья Пономарёв получил свои чудовищные доллары за ничтожное количество слов, которое он произнёс в качестве лекции, мне казалось, что это должно вызвать немедленную реакцию, моментальную. Прошли годы – только теперь это принимает юридическую форму. Вокруг этого Пономарёва высокопоставленные люди, вице-президенты, управленцы, топ-менеджеры Сколково бегут за границу, как и из РОСНАНО. Все бегут, потому что боятся арестов. Чубайс не боится арестов – он знает, что неприкасаемый. А начальники и президенты Сколково, которые ещё остаются здесь, должны бежать, их схватят за пятки или не схватят. Это страшная язва на теле развивающегося российского государства. Российское государство развивается и будет развиваться: у нас будет флот, будет космодром, мы запустим «Ангару», но мы не можем развиваться, если у нас трупные пятна проступают от этого чудовищного воровства. Ладно, ворует какой-нибудь дальнобойщик, а воруют высшие эшелоны власти, они безнаказанны. Но как можно воровать и строить в Лондоне баснословные дворцы, а потом учить людей нравственности, или учить меньше есть и потреблять в условиях кризиса. 

    И. ИЗМАЙЛОВ: Слушатель пишет: «Рыба гниёт с головы, расстреливать надо начинать с верхов». Как всё это изменить, если наверху воруют?

    Сегодня была новость: 300 тысяч уголовных дел в России просто потеряны, бесследно исчезли. И на РОСНАНО завели новые дела.

    А. ПРОХАНОВ: Если бы я был главой МВД или президентом, я бы знал, что делать, и то, видимо, я ошибся бы. Я человек старомодный и жил в представлениях о жёстком мобилизационном проекте, и он казался проектом, который сделал Советский Союз великой державой, позволил нам победить в войне, выйти в космос, создать супер-индустрию. Это всё результат мобилизационного проекта. В 1991 году он был разрушен, и государство ушло отовсюду, а там, где оно осталось, его коррумпировали олигархи. Нужен только новый проект. В условиях, когда воровская элита, допустимые формы обхождения с государственным бюджетом – ничего не поделаешь, только мобилизационный проект. Мне смешно его предлагать. Моя газета «Завтра», Изборский клуб постоянно его предлагают, мы разработали концепцию проекта, жёсткой концентрации власти, жёсткого отношения ко всем бюджетным расходам и тратам. Пока что это глас вопиющего в пустыне, президент не внимает этому.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Слушатель спрашивает: «Зачем нужно было «Сколково», если есть Зеленоград?» Другой вопрос, Дмитрий пишет: «Александр, Андреевич, снова скажете, что народу надо потерпеть? А зачем терпеть повышение цен, хамство чиновников, добивание героя Квачкова? Нет, надо прекращать терпеть».

    А. ПРОХАНОВ: Когда я говорил, что народу нужно терпеть? Я говорил только, что народу не нужно брать дубину, идти разбивать витрины и создавать майдан, потому что мы знаем, что майданы кончаются приходом Порошенко. Если в Москве или России будет майдан, Вы думаете, туда придут рабочие автозаводов наших подмосковных? Придут те же самые олигархи, которые будут майдан финансировать – это будет американский майдан. Поэтому в нынешних условиях приходится терпеть дикие издержки, а не призывать народ идти на Кремль.

    Моя рецептура такова: я не вижу улучшений экономической ситуации в ближайшее время, она будет ухудшаться. Экономический блок, который эту ситуацию создаёт и поддерживает, ситуацию экономического отставания, себя окончательно дискредитировал, поэтому рано или поздно он будет сменён. И в этих условиях новая экономическая модель с новыми людьми и подходами восторжествует. Это не моих рук дело, это дело рук президента.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Чтобы закрыть военную тему – заголовок, приведённый одним из интернет-СМИ: «Обрушение омской казармы – почему Шойгу посетовал на советское наследие, а не на сердюковское?»

    А. ПРОХАНОВ: Потому что у нынешнего руководства в том, в чём оно не компетентно, всегда есть отговорка – все валят на советское время, советский строй – но ведь это неправда. Всё, чем мы сильны теперь, по-прежнему является наследием сталинской индустриализации. Всё, что нас продолжает питать: водоводы, электропередачи, великие атомные электростанции, великие технологии, – это всё советское наследие. Нынешнее время не похвастается ничем таким, что могло бы переплюнуть советскую эру. Поэтому я считаю, что это слабость неправедная, неправедные обвинения советского строя в каких-то огрехах. Советский строй предложил нам великую культуру: все восхитительные песни, песни военных, послевоенных лет, «Где же вы теперь, друзья-однополчане», пахмутовские божественные песни, когда усталая подлодка спешит домой из глубины – это прекрасные советские песни. Где сейчас эти песни? Где эти театры? Наши режиссёры всё время клевещут на советское прошлое, но ведь они все из советского прошлого. Тогда была пора. Когда люди валом ходили в театры, театры были важной часть советской культуры; народ читал. Это клевета на советское – им стыдно и страшно, что они погубили советское, не создав нового.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Колоссальный заказ на оружие России поступил.

    А. ПРОХАНОВ: Да, российские оборонные комплексы – это наследие советского оборонно-промышленного комплекса. Все крупные военные заводы, которые сейчас работают, авиационный, Чкаловский, иркутские заводы, тульские, в Комсомольске-на-Амуре – это всё советские гиганты, они работают и по сей день, модернизируются. Оборонный заказ, который начал осуществляться в последние годы, приносит плоды. У нас появляются новые прекрасные самолёты, наши танки по-прежнему хороши, корабли новые, которые мы закладываем. Поэтому страны так называемого третьего мира предпочитают нашу продукцию американской. Индусы отказались от французских самолётов Rafale и предпочли закупать наши штурмовики, и мы затеяли совместный проект истребителей пятого поколения. Это говорит о том, что военно-промышленный комплекс – тот комплекс, где мы сохраняем приоритеты. Если бы ещё наши оборонщики не воровали.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Давайте к Турции. Саммит НАТО созывают, и продолжающиеся обстрелы на границе с Сирией, борьба с Исламским государством; накануне президент говорил, что странам надо объединиться. Турция втягивается в войну с Исламским государством? Насколько это серьёзно для самой Турции?

    А. ПРОХАНОВ: Эрдоган все эти годы сохранял дистанцию между собой и американцами. Американцы столько раз просили предоставить аэродромы, базы для своих самолётов. И, наконец, после ужасных терактов Эрдоган позволил американским самолётам садиться на турецкие аэродромы и оттуда наносить удары по Сирии. Американцы эти удары не столько по Сирии, сколько по курдам наносили, а курды борются с ИГИЛ. Значит, это косвенно даёт нам понять, что американцы устраняют курдов, как силу, противодействующую ИГИЛ, и подтверждают подозрение, что ИГИЛ – дело рук американцев. Они кидают свои бомбы в пустыни, а ИГИЛ расширяет зоны своего влияния и расширяет зоны экспансии. Для Турции наступают очень трагические времена, она лишается остатков своего суверенитета, а ИГИЛ, против которого направлены эти действия Турции, только расширяется. Вот что такое манипуляция общественными процессами, военными потенциалами и суверенитетами стран.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Означает ли это, что страна попадёт во всё то же самое, во что попали Сирия, Ливия, Египет?

    А. ПРОХАНОВ: Далеко очень до этого, Турция очень стабильная страна, с сильной, популярной в народе армией. И внутри турок нет таких противоречий. Там есть курды, которые являются главной внутренней опасностью Турции. И вечная курдская проблема – а они опять объявили войну, прекратили перемирие, которое установили после ареста Оджалана. После бомбардировки курдских баз в Сирии они опять объявили начало войны против Турции. Здесь Эрдоган, по-моему, совершил стратегическую ошибку. 

    И. ИЗМАЙЛОВ: То есть сложные времена, но не до такой дестабилизации, как в этих республиках?

    А. ПРОХАНОВ: Везде идёт медленное сползание в те или иные кризисы или ту или иную дестабилизацию. Сделан шаг в сторону нестабильности.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Слушатель пишет: «Совместима ли новая индустриализация по Путину с безразличным к стране правительству? Никаких изменений, а время уходит».

    А. ПРОХАНОВ: Я об этом каждый раз говорю: декларация великолепная. А где исполнители, где гвардейцы, преображенцы, которые проведут эту индустриализацию? Где концепция этой индустриализации? Пока что она ведётся спорадически, без общей стратегии, без общего плана. Это не как мобильная индустриализация накануне войны, когда всё было ей подчинено, когда одновременно закладывали заводы и исчисляли сроки их запуска и сроки начала войны. Темпы индустриализации проходили соразмерно с темпами втягивания мира во Вторую Мировую войну.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Что с Меркель происходит? Зашатался под ней стул, Обама какие-то странные телодвижения устраивает.

    А. ПРОХАНОВ: Меркель свалил Вагнер. Я даю этому не клиническое объяснение, а метафизическое. Германию после 1945 года союзниками западными закатали под несколько слоёв асфальта, выбили всё, что связано с туманным германским гением, с германской мистикой, романтизмом, философией. Немцы действительно обладают поразительной способностью ощущать трансцендентное. Германская мистика – это огромный колоссальный мир, который берёт своё начало в Нибелунгах, золоте Рейна, а кончается потрясающей немецкой готикой, потрясающим Дюрером – и этот мир был уничтожен, как среда, в которой, как полагают западные либералы, может опять зародиться фашизм. В фашизме было очень много вертикальных мистических романтических представлений наряду с людоедскими. И выразителем вот этой громадной рождающейся культуры XX века был Вагнер. Вагнер ничего не говорил о фашизме, он говорил об этом вале немецкого духа, он поднимал немцев, опрокинутых Версальским миром, поражением в Первой Мировой войне. Вагнер целил немцев. И Вагнер и теперь – когда немцы оккупированы сто раз, немцам заткнули кляп, перетянули вены, перекрыли кислород, – Вагнер опять звучит, зовёт немцев к ренессансу, возрождению. И трудный гул Вагнера вот так покачнул бедную Меркель, в которой тоже, может быть, проснулся немецкий дух, которая понимает, что она является креатурой англосаксов, американцев. В этой бессознательной тоске в ней, может быть, вспыхнул тевтонский дух, и она рухнула.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Отвлечённо хочется спросить: в закатанном под асфальт немецком культурном сознании что-то осталось? Мы как-то обсуждали, что в Германии на несколько столетий, если взять тех же самых композиторов, они немного опережали всегда. Сейчас где великая немецкая культура?

    А. ПРОХАНОВ: Надо заглянуть под асфальт. Я немного знаком с немецкой культурой, литературой. Кристин Крафт – молодой немецкий писатель, который написал несколько романов блестящих, и там он даёт понять, что у Германии отняли вертикаль, её сделали двухмерной страной. Но там, в глубине этого двухмерного мира, бурлят энергии, и они рано или поздно расколют этот асфальт. Конечно, асфальт может расколоться очень страшно, расколоться – а оттуда опять Розенберг вылезет и Гитлер. Но вовсе не обязательно, может быть, наоборот, чем дольше асфальт будет закатываться, тем радикальнее будет реванш, протест. Но то, что реванш будет – для меня это несомненно, к нему надо готовиться. Будет реванш у Японии, у Германии, и мировая цивилизация должна готовиться к этому реваншу, делать так, чтобы германский реванш произошёл плавно, без эксцессов, без Адольфа Гитлера, без Майдана и Освенцима, без Холокоста-2. Это огромная мировоззренческая мировая задача, по-моему, ей никто не занимается, кроме нас с вами.

    И. ИЗМАЙЛОВ: А Обама, который станцевал Gangnam style? 

    А. ПРОХАНОВ: Курьёзно, конечно. Обама по-своему блестящий политик, а то как же не блестящий политик мог стать президентом США дважды. Там есть определённый блеск, темперамент, харизма. Чёрный стал президентом в стране, где так сильны ещё рабовладельческие настроения. Но когда он в Конгрессе, когда он в Сенате, мне кажется, ему страшно неуютно среди демократов, республиканцев, американской политической культуры. А когда он попадает к своим – он распускается, в нём просыпается африканец, ему хорошо, он среди своих племён, он туда приехал демонстрировать величие Америки не только на белых континентах, но и на чёрном. Он попал в свою среду, в нём вспыхнули его гены, его окружили племена, гигантское генеалогическое древо, и он упивается этим, и Африка упивается этим. Это Африка через Обаму завоевала Америку – это огромный африканский чёрный реванш. И на это смотреть как-то даже забавно. Может быть, во мне проснулся расист, но мне кажется, что Обама не избавился от своего негритянского глубинного чувства, глубинной генетики, и как знать, может быть, когда он оставит свой президентский пост, он будет жить в какой-нибудь африканской хижине на берегу Нигера и там найдет последнее утешение.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Давайте к нашим утешениям. Два момента. Президентам предложили создать патриотический музыкальный медиа-холдинг, обратились продюсер, основатель фонда «Федерации» Киселёв, председатель совета директоров «Русской медиагруппы», направили президенту письмо, как сообщается, передали Володину, первому заместителю руководителя администрации президента. В письме говорится, что проект может обеспечить творческий музыкальный ресурс для идеологических задач, стоящих перед руководством страны в работе с электоратом. Вопрос: какие идеологические задачи? Вроде от идеологии мы отказались, а периодически говорим о смыслах, направлениях. И вы только что вернулись с «Территории смыслов» – молодёжного форума. Кто-то пишет, что это бизнес-история, кто-то пишет, что были селигеры, наши, ваши, всё это кануло в небытие, появились новые – и зачем всё это нужно?

    А. ПРОХАНОВ: В минувшее воскресенье в Царицыне состоялись музыкальные праздники. Там выступали патриотические рок-группы, «Любэ», пели песни, играли на балалайках, играли классику, пели романсы. Там звучала музыка самая разная, ультра-современная, рок-музыка, патриотическая и такие восхитительные старомодные блаженные романсы и песни. Через национальную музыку человеческое сознание соединяется с гигантскими мирами. Перед войной Сталин приказал сделать Пушкина главным поэтом Советского Союза, и он же приказал повсюду непрерывно играть русскую музыку. В детстве на этой тарелке, обмотанной картоном, мы с бабушкой, касаясь головами, слушали Лемешева, Козловского, арии из опер, романсы, русские песни. Я до сих пор еду в автомобиле, а во мне вся эта потрясающая мелодия «Вдоль по Питерской», «Когда я на почте служил ямщиком» – сотни божественных песен звучат, я через них соединён с моим прошлым, прошлым моих дедов, прадедов, и это наполняет меня огромной силой, я чувствую себя огромной бесконечной личностью через музыкальное творчество. Потом в 90-е годы отрезали, музыку срезали секирой, народ отсекли от его глубинных истоков, отняли национальную музыку. Появились бесконечные уродливые, примитивные музыкальные коллективы, где я тебя люблю, а ты меня не любишь, ты мне дала, ты мне не дала, ох, как хорошо. Эти музыкальные структуры – определённая терапия, скальпель, который финансировался новыми либералами, отсекающими народ от их национальных кодов. Задача либералов была – отсечь русский народ от глубинных, национальных кодов, перекодировать этот народ, и они многого добились в этом, преуспели. Так вот создание этого холдинга, я не знаю, удастся ли, опошлится ли, проворуются ли, но задача очень важная: опять создать музыку, соединяющую сегодняшний народ с этими огромными, глубинными, бесконечными, восхитительными пространствами духа, которые делают народ возвышенным, благородным, жертвенным, бессмертным, бесконечным. Как это будет выполняться – я не знаю. Это очень непростая задача, но если она поставлена – она будет выполняться; хоть наполовину, но она выполнится. Задача отсечения народа от глубинных основ была выполнена, теперь её надо перечеркнуть, создать прямо противоположное. Даже если в этом холдинге начнёт звучать весь набор песен, начиная от фольклорных, древних, северных, языческих, через жестокие романсы, песни Первой Мировой войны, через великие псалмы, христианскую музыку, советские песни религиозные – эта задача уже будет выполнена.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Что за проект «Территория смыслов»? Молодёжь, которая собралась, в какой степени интересуется смыслом? И два слова про Ереван.

    А. ПРОХАНОВ: Перед начинаниями власти у многих скепсис, он и у меня был. И когда меня пригласили на «Территорию смыслов», у меня возникло недоумение: я прошёл гигантскую жизнь, за это время у меня накопился ряд представлений о жизни, которые я добывал не из книг, а на наших великих стройках, полях сражения, встречах с великими людьми, дурными и прекрасными. Я накопил несколько базовых представлений о том, для чего я родился, что такое Россия, в чём тайна русской истории, почему мы не погибли, что такое русское чудо. Я живу этими сокровенными вопросами, которые для меня до конца не решены. Я думаю: что я пойду говорить этим молодым людям? Поймут ли они меня? Посмеются ли надо мной? Будет ли это для них эпизодом, курьёзом, или какое-то зерно у них зародится, вдруг им это поможет? Мой опыт абсолютно индивидуален, я его не абсолютизирую, это опыт одного отдельно взятого, прожитого жизнь человека. И с этим ощущением я туда поехал. Это оказалось удивительное место на берегу студёной Клязьмы, среди озёр, сосняков Владимирской области. И в таком удалённом от людных мест пространстве построены белые шатры, палатки, как будто стойбище военное. Там расставлены железные койки, там молодые люди. Там же большой полотняный шатёр на несколько тысяч человек, где можно читать лекции. Туда приезжают наши умачи, мудрецы. Молодёжь, которая выступала – это особая молодёжь, политизированная; молодёжь, которая вербуется существующими партиями: «Единой Россией», коммунистами, ЛДПР, «Справедливой Россией». Это не рок-музыканты, не отвязные секс-подростки – они уже вкусили представление о власти, они знают, что такое невероятная кампания, они честолюбцы – из них эти партии вербуют свой кадровый резерв, избирательный. И я среди них выступал, рассказал о своей огромной жизни. И, как ни странно, это возымело реакцию. Может быть, им нравилась моя лексика, может быть, тембр моего голоса, но они вскакивали с места, кричали, аплодировали. Иногда мне казалось, что я нахожусь на каком-то рок фестивале, я – рок-звезда, иногда мне казалось, что это стадион. А потом шли вопросы, очень острые, откровенные, интересные вопросы. Мне казалось, что этой будущей элите я какую-то каплю представлений о смыслах дал. Смысл – это не политическая доктрина, не партийные уставы, это нечто большее, чем понятие. Сначала идут факты, потом на их основе понятия, а потом на понятиях возникают смыслы. Смыслы, взятые из небес, из таких пространств, где описываются жизнь и смерть человека, народа или даже целой цивилизации. Мне было очень интересно с ними, и не я преподал мне урок, а они – мне. Я очень хочу, чтобы эта новая элита была не стяжательной – а нынешняя элита по многом стяжательна, – чтобы эта новая элита была не корыстолюбивой, потому что нынешняя элита часто использует свою власть для личного обогащения. Хочется, чтобы эта элита в час испытаний не предала, не переметнулась к врагу, возглавила национальное сопротивление. Может быть, среди этих людей будущие национальные элиты, президенты. Это не бессмысленная вещь – с молодёжью надо работать. Конечно, ей нужно предлагать лучшие образцы мышления. Я не считаю, что моё мышление является лучшим образцом, но к ним приезжают философы, политики, духовенство. Мне это напоминает античную Академию, когда ученики бродят среди оливковых рощ, а им философы типа Аристотеля и Платона читают свои лекции. Может быть, среди этих ребят есть Александр Македонский? 

    И. ИЗМАЙЛОВ: Может быть. Давайте голосование запустим по итогам программы: вы поддерживаете сказанное Александром Прохановым или нет?

    И ваши вопросы сейчас. Здравствуйте, как Вас зовут?

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Святослав. Как понимать Кобзона, который сказал, что в Ялте живут какие-то неправильные люди? Как понимать некоторых кремлёвских политтехнологов, в том числе одного из Ваших авторов, Алексея Гощенко, что нужно провести второй референдум по признанию Крыма в составе Российской Федерации?

    А. ПРОХАНОВ: Я к этому отношусь отрицательно; я считаю, что проблема Крыма решена раз и навсегда, дискуссия в патриотическом сообществе относительно этой проблемы вредна и свидетельствует о том, что данное сообщество зыбко, нестойко. Крым – это русское чудо, а чудо не обсуждается, обсуждается борьба за это чудо, мы сейчас сражаемся, платим за то, что приняли это чудо, мы отстаиваем его. И вот здесь методы борьбы, уровень нашей жертвенности достойны дискуссии, но не Крым.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Вадим, Санкт-Петербург. Как Вы думаете, что бы сделал наш великий вождь Сталин, если бы у него руководители НКВД распродавали детские садики и пионерские лагеря за миллионы долларов? И что стало бы с Бортниковым, с руководителем МВД, администрацией президента, они стали долларовыми миллионерами на распродаже государственной собственности?

    А. ПРОХАНОВ: Давайте вспомним, что делал Иосиф Виссарионович Сталин с теми представителями НКВД, которые даже не занимались обогащением; что он сделал с Ягодой, Ежовым. Я думаю, что он был бы очень жёсток в этом моменте.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я очень согласен с Вашим гостем во многом. Но он забывает, что Россия во все времена была довольно развитой страной, и был Сикорский. Почему так мало говорится об истории XVII века; был Серебряный век, выдающиеся писатели.

    А. ПРОХАНОВ: Я не отрицаю. До серебряного века был золотой век, и я с упоением готов говорить о том веке, о Толстом, Пушкине, Баратынском. Если мне придут вопросы такого рода, я буду с восторгом говорить об этом, а не о воровских планах, которые управляют нашей экономикой.

    И. ИЗМАЙЛОВ: Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Владимир. Я никогда не голосую за партию, которая не отражает социальную сторону страны, что такое: «Наш дом – Россия», «Единая Россия». Я предлагаю не регистрировать партии, которые абстрактные названия имеют. Как Вы к этому относитесь?

    А. ПРОХАНОВ: Мне больше нравятся как раз названия, которые не завязаны на жёсткую социальную лексику, потому что всё это было уже многократно: партия «Справедливость», партия «Национальных интересов». Мне больше нравятся такие, как «Сталинские соколы».

    И. ИЗМАЙЛОВ: А не предупреждением ли свыше являются эти падения, уж слишком много гадостей сделала тётушка Меркель в последнее время? Но ответить не успеем. 93% Вас поддерживают, 7% с чем-то не согласны. Спасибо.


    МОСКВА, Программа РСН
    1


    Оригинал

    Теги: Александр Проханов, интервью, РСН, Измайлов, ситуация в мире

    В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).

    Блоги

    Мероприятия Партнеры