Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

16:03 / 20.05.22

Джамал Гарвал: санкции не повлияли на сотрудничество Кабула и Москвы

Джамал Гарвал: санкции не повлияли на сотрудничество Кабула и Москвы

Временный поверенный в делах Афганистана в России Джамал Насир Гарвал © Фото: посольство Афганистана в РФ

Кабул и Москва ведут переговоры в энергетической сфере, в будущем не исключены конкретные договоренности, заявил РИА Новости временный поверенный в делах Афганистана в России Джамал Насир Гарвал. В своем первом эксклюзивном интервью российским СМИ дипломат рассказал, планируют ли Москва и Кабул переходить на взаиморасчеты в национальных валютах, намерена ли афганская сторона запрашивать финансовое содействие со стороны России, будет ли заменен флаг на здании посольства, и поделился своими впечатлениями от парада на Красной площади, который он впервые смог посетить лично.

– После того, как Москва официально аккредитовала вас в качестве временного поверенного в делах Афганистана в России, как развивается обстановка в посольстве? Не было ли периода "двоевластия"?

– Мы начали работать спокойно, у нас функционируют все отделы – консульский, отдел протокола, другие отделы. Все нормально. Как только мы приехали, мы начали сразу работать, чтобы не случилось каких-либо проблем, чтобы какие-то вопросы не были поставлены на паузу.

– А будет ли посольство менять флаг?

– У нас пока тот флаг, который был раньше, мы его используем как символ, как наш флаг. А будет ли замена или нет? Дискуссии продолжаются. Может быть, этот флаг останется и в будущем тоже. Но, повторюсь, этот вопрос еще не решен. Даже в Афганистане, в столице страны, Кабуле, во многих местах старый флаг висит. Мы используем оба флага.

– Что стало с сотрудниками, назначенными еще предыдущими властями и не признавшими движение талибов*? И еще – ранее в СМИ появлялась информация, что при смене состава посольства у одного из сотрудников якобы были украдены какие-то деньги. Действительно ли имел место такой инцидент?

– С момента приезда в Москву я предложил сотрудникам, которые раньше работали в дипмиссии, продолжить работу. Ведь мы все из одной страны, мы коллеги, давайте вместе будем работать. Некоторые из них решили оставить службу, кто-то остался. Мы же со своей стороны тоже не хотели заставлять кого-то продолжать работать без желания. Я тоже раньше работал при предыдущем правительстве – в МИД Афганистана, и сейчас решил продолжать работу и буду это делать.

Вы спросили по поводу потери или кражи денег, СМИ писали об этом. Это было раньше, когда было другое посольство, может быть, между ними что-то было, да. На данный момент у нас все нормально, и не было инцидентов, связанных с пропажей каких-то денег. Может быть, были проблемы именно между прошлым составом посольства и властями в Кабуле.

– Вы упомянули предыдущего посла, господина Джавада, контактировали ли вы с ним, когда происходила смена состава дипмиссии?

– Я предлагал ему остаться. Я хотел, чтобы он с нами работал. Я сказал: "Ты наш посол, как был, так и будешь. Давайте вместе будем продолжать работать". Но, к сожалению, он не согласился.

– Он покинул Россию?

– Да, он на данный момент не в России. И не в Афганистане. Может быть, он в какую-то европейскую страну уехал.

– Если вернуться к работе посольства: вы сейчас выдаете визы всем, кто хочет посетить Афганистан? Сколько виз уже выдано?

– Как я сказал, у нас все отделы нормально работают. Если кто-то хочет получить визу, мы их выдаем. Если кто-то хочет поехать в Афганистан, для этого есть все возможности, мы официально выдадим визу. Если хотят получить паспорт, для этого тоже у нас возможности. Как мы начали работать, нам наладили все системы, все отлично работает. Ежедневно обращается около 40-50 человек по разным консульским вопросам. И они оперативно решаются. Конкретно по количеству выданных виз я вам сказать не могу, но к нам обращаются россияне, и мы выдаем им визы.

– А обращались ли к вам афганские граждане, в том числе беженцы, которые покинули Афганистан в прошлом году, после смены правительства, хотят ли они вернуться? Существуют ли планы по возвращению афганских беженцев из России?

– Мы никого не заставляем: представители афганского народа, которые уехали и живут сейчас в других странах, если они хотят, то могут вернуться. Если они хотят остаться в России, других странах – пожалуйста. Да, есть те, кто хочет вернуться на родину, уже были обращения, но мы никого не заставляем.

– Национальный авиаперевозчик Афганистана Ariana Afghan Airlines начал выполнять рейсы в Россию. Большой ли спрос на эти рейсы, и планируется ли увеличить их число?

– Мы сейчас решили, что авиакомпания будет совершать один полет раз в неделю. Мы посмотрим: если желающих будет больше, может быть тогда мы увеличим частоту рейсов, может быть до двух-трех раз в неделю. Просто на данный момент, к сожалению, пассажиров не так много, поэтому не было обращений для того, чтобы увеличить число рейсов.

Мы можем это сделать, мы вполне можем организовать ежедневные рейсы с помощью Ariana Airlines, но на данный момент, учитывая количество пассажиров, речь может идти об одном рейсе в неделю.

– В конце марта российская делегация, состоящая из представителей экономических агентств и инфраструктурных компаний, посетила Кабул. В каких именно областях обсуждалось сотрудничество? Были ли достигнуты договоренности по конкретным совместным проектам?

– Да, у нас ведутся переговоры в сфере бизнеса и финансов. Мы настроены и очень хотим развивать экономическое сотрудничество с Россией, чтобы был прогресс в отношениях. Что касается конкретных направлений, то мы заинтересованы в закупках топлива, газа, это самые главные на данный момент направления, то, в чем нуждается наша страна в первую очередь. Мы настроены на то, чтобы достичь соглашений между Афганистаном и Россией и подписать конкретные соглашения. Также мы заинтересованы в восстановлении инфраструктуры, нужно строить здания, дороги, другие необходимые объекты. Раньше нам помогала в этом Россия, и мы надеемся на нее и теперь – на содействие. Да, на будущее у нас это в планах.

– Ведутся ли уже конкретные переговоры с "Газпромом", другими российскими компаниями по поставкам газа, топлива?

– Наши переговоры на данный момент ведутся по линии министерств торговли России и Афганистана. Это первый шаг, министерский уровень, а потом уже бизнес-структуры. С определенными компаниями у нас пока не было предметных переговоров. Мы также хотим, чтобы наши сухофрукты и другая сельхозпродукция поставлялись в Россию, заинтересованы в развитии этого направления. Пока мы не определили конкретные детали, но мы ведем переговоры на будущее. При этом речь не идет о каком-то бартере.

– Да, если говорить о торговле и взаиморасчетах: обсуждают ли сейчас Москва и Кабул возможность перехода во взаиморасчетах на национальные валюты – с учетом санкций и текущей ситуации в глобальной экономике?

– Пока мы не решили. Пока об этом речь не идет.

– Повлияли ли санкции на сотрудничество России и Афганистана, появились ли какие-то проблемы, стало труднее обсуждать какие-то проекты?

– Нет, мы не чувствуем никаких изменений. Как работали раньше, так и сейчас работаем и будем продолжать сотрудничество. Это фактор, как и фактор смены правительства в Афганистане, не повлиял на сотрудничество Кабула с Москвой и на намерение его развивать.

– США заблокировали афганские активы, в ООН заявляли о прогрессе в урегулировании этого вопроса, однако пока большая часть средств недоступна. Обсуждают ли сейчас Кабул и Москва предоставление Афганистану кредита?

– Нет, об этом пока речи нет. Если говорить в целом о политике нового правительства в этой сфере, то мы не настроены запрашивать кредиты, не будем брать у кого-то в долг. Мы хотим развивать инвестиции в страну, чтобы здесь работали компании, в том числе из России. Раньше российские компании реализовывали в стране более 140 объектов, мы хотим, чтобы эта работа была продолжена.

– Обсуждается ли в этой связи сейчас новый визит российской бизнес-делегации в Афганистан? Или может быть афганской в Россию?

– Да, мы планируем визит делегации нашего правительства. Мы этого очень хотим и надеемся, что в будущем он состоится.

– А когда может пройти такой визит? Летом? Может быть на Петербургский экономический форум?

– Нет, пока неизвестно. Но на ПМЭФ визита пока не планируется. Однако если будет такая возможность, мы бы поехали.

– Основным критерием для официального признания афганских властей мировое сообщество называет инклюзивность правительства. Есть ли на данный момент понимание, когда может быть сформировано такое инклюзивное правительство? И как вы оцениваете заявления экспертов, что новым властям Афганистана не удастся достичь этой цели?

– То, что вы говорите, о каком-то провале – это пишут и публикуют СМИ. В Афганистане на данный момент есть правительство, которое представляют и в состав которого входят представители всех национальностей и народностей Афганистана. А то, что пишут СМИ, это пропаганда тех людей, которые раньше были у власти, но сбежали, оставили страну. И мы предлагали им, чтобы они с нами продолжали работать. Но, к сожалению, они сами не хотят этого. Из правительства мы никого не заставляли уходить и никого не уволили. Они сами решили уехать. Наши двери всегда открыты. Мы нуждаемся, чтобы они с нами работали для благо нашей страны. Единое, инклюзивное государство тогда и получается, когда присутствуют все. Но, к сожалению, они уехали. В правительстве мы организовали специальную комиссию, которая ведет переговоры между ними и другими государствами, чтобы они вернулись и работали с нами.

– Но вы же видели оценки, что работа этой комиссии – профанация…

– Ну это же понятно. Это спекуляции. В комиссии работают очень высокопоставленные представители нашего государства, ее возглавляет заместитель главы правительства. И они имеют все полномочия на ведение этих переговоров, и работа ведется. А спекуляции распространяют те, кто уехал в США, в другие страны. Но мы говорим, что мы ни от кого не отворачиваемся.

– Если вернуться к экономическому сотрудничеству: всегда в отношении Афганистана сохранялись высокие риски, их не стало меньше и сейчас. Опять же, на севере страны сохраняется угроза ИГИЛ** (запрещенная в России террористическая группировка). Запрашивали ли нынешние афганские власти содействия от России в помощи по борьбе с группировкой?

– То, что публикуют СМИ о том, что мы не можем контролировать угрозу ИГИЛ** – это все пропаганда. Вы тоже не верьте им. Наша власть может контролировать нашу страну, нашу территорию. Так что не стоит беспокоиться об этом. Отвечая на второй вопрос: они не такие сильные, чтобы мы просили кого-то о помощи. Мы сами можем справиться с этой проблемой. Я уверен, что ситуация не дойдет до такого уровня, что они могут усилиться настолько, чтобы мы попросили помощи. Такого мы не допустим.

– Сохраняет ли Афганистан заинтересованность в реализации проектов газопровода Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ)? Есть ли уверенность, что он будет реализованы в установленный срок?

– Об этом переговоры идут, мы очень хотим, чтобы работа по проекту ТАПИ продолжалась, чтобы наше сотрудничество в рамках проекта продолжалось. На данный момент желающих очень много. Самое главное, что нас очень радует ситуация с безопасностью: тех угроз, которые были раньше, нет.

– Правда ли, что вы посетили Парад Победы 9 мая?

– Да. Вы знаете, в Афганистане я бывал на парадах, но в России – впервые, и тем более на Красной площади. Мне очень понравилось современное оружие, было интересно все это наблюдать – мощь, сила, сам парад, как шли солдаты. Раньше я наблюдал все это по телевизору, но сейчас я видел своими собственными глазами и так близко, это впечатляет.

– А собираетесь ли вы путешествовать в ближайшее время по России?

– Да, мы планируем поездку в Санкт-Петербург, другие города России. Также я намереваюсь посетить Армению и Белоруссию, так как я являюсь временным поверенным в делах по совместительству и в этих странах.

– Когда, по-вашему, произойдет международное признание нынешних афганских властей, в том числе со стороны России, верите ли вы в это?

– Мы очень надеемся на это. И мы особенно хотим, чтобы Россия стала первой страной, которая официально сделает это – признает.


*Организация находится под санкциями ООН за террористическую деятельность
**Запрещенные в России террористические организации


МОСКВА, РИА Новости


Оригинал







Теги: Джамал Гарвал, интервью РИА Новости, санкции, сотрудничество, Афганистан, Россия

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).