Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

12:08 / 05.01.21

Игорь Додон: под боком у России пытаются зажечь еще один фитиль

Игорь Додон: под боком у России пытаются зажечь еще один фитиль

Экс-президент Молдавии Игорь Додон / Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Экс-президент Молдавии Игорь Додон во время визита в Москву рассказал в эксклюзивном интервью ТАСС о положении дел вокруг российских миротворцев в Приднестровье, ответил на вопрос, рассчитывает ли на пост премьера, а также пояснил ситуацию с анаболиками, в результате которой был отозван из РФ молдавский посол.

— Начну, может быть, не с самого дипломатичного вопроса, но на него есть запрос у российской общественности. Прошло уже достаточно времени после выборов, чтобы что-то осмыслить и переосмыслить. Как вы считаете, почему в этой избирательной кампании вы не смогли одержать верх?

— Я думаю, что здесь много факторов было. И пандемия, и засуха, через которую мы проходим. Ковид ударил по всем странам, а кроме ковида в Молдове дополнительно в первый раз за последние 70-80 лет засуха. Потеряли процентов 60 зерновых. Плюс, я думаю, очень серьезно Запад постарался. Внутри страны объединились все против одного, запустили спойлеров на левом фланге, которые традиционно голосуют за кандидата от социалистов, за левого кандидата. Несколько тысяч — 14 тыс. — НПО, которые работали жестко на этой избирательной кампании за Майю Санду. И, конечно, беспрецедентная мобилизация граждан Молдовы, которые временно или постоянно находятся в странах ЕС. Причем там это было с использованием админресурса на местах. Я об этом уже говорил: когда есть жесткие карантинные требования по отношению ко всем, а для молдован делают исключение, тысячи человек сидят, танцуют, поют, и полиция их охраняет — понятно, что без админресурса это было бы невозможно. Я думаю, что все эти факторы дали тот результат, который мы получили.

Я думаю, что Запад предъявит политический счет новому президенту. В чем он будет состоять, мы еще увидим. Но выплата по счетам обязательна, выплату по счетам будут требовать. И мне кажется, что это очень опасно для Молдовы. Потому что, скорее всего, позиция Запада, в основном США, будет в том, чтобы спровоцировать какой-то очередной конфликт, чтобы затянуть Россию. Мы видим первые заявления, и это заявления по Приднестровью, против российских миротворцев. В начале января будет визит нового президента Молдовы в Киев. Если там будет единая позиция, как блокировать Приднестровье, я думаю, это и есть тот политический счет, который должна будет заплатить новый президент Молдовы. 

Благо нам повезло в том, что у нового президента нет своего правительства, нет парламентского большинства. И пойти на дестабилизацию, даже если они захотят, на данном этапе не получится, потому что у нас есть возможность это заблокировать. 

Я четко понимаю и осознаю, что это очень плохо для Молдовы будет, это попытка зажечь еще один фитиль вокруг России. А это как раз будет ведущая роль нового президента Молдовы. Для Молдовы, для граждан Молдовы это очень плохо. Может, для каких-то заокеанских партнеров это интересно, но я не вижу, зачем это крупнейшим европейским странам — Франции, Германии, другим. Чтобы рядом с границей полыхала еще одна горячая точка. Это самый опасный сценарий. Почему я дошел до этого сценария — вы меня спросили, почему результат этих выборов таков, — здесь не было просто избирательной кампании. Здесь было не то что — победит Додон или проиграет. Я думаю, здесь была более жесткая геополитическая игра, геополитический расчет. Если мы видим и следим [за тем], что происходит вокруг России сейчас, мы понимаем, что все для таких выборов в Молдове было частью общей стратегии.

— Я была в Кишиневе в день голосования, была на вашем брифинге и видела, как у вас на лице отражалась напряженная работа, которая в вас происходила. Насколько непросто было принять решение не выводить людей на улицы, хотя еще за сутки до прозвучал призыв об обратном?

— А что бы это дало? Выводить людей на улицу и пойти по пути дестабилизации — тогда точно пошло бы по сценарию этих внешних кукловодов. Потому что все понимают, что мой политический оппонент на выборах — это был проамериканский кандидат. И мы четко знали, что они готовили. Так называемый "майдан", дестабилизацию.

Если бы мы вывели людей, мы сыграли бы по их сценарию. 

Я думаю, что мы приняли правильное решение: не выводить людей, побороться в судах за результаты выборов. И после этого, когда все инстанции прошли, поздравили и пошли работать. 

— Если позволите, еще один вопрос, как говорится, "в лоб". Рассчитываете ли вы на должность премьера?

— Я думаю, что до досрочных парламентских выборов — конечно, нет. Мы будем добиваться досрочных парламентских выборов, и как можно быстрее. Наша задача политическая — партии социалистов, моей команды — это досрочные парламентские выборы. Делать какие-то коалиции в этом парламенте, в этом составе для того, чтобы добиться кресла премьера или чего-то другого, — нас это не интересует. Вот досрочные парламентские выборы пройдут... На этих досрочных парламентских выборах, если будет желание от наших потенциальных партнеров по левому флангу, можно сделать единый блок, единый фронт, объединить все силы против этой угрозы. А это реальная угроза для государства, для Молдовы. А после парламентских выборов — я не исключаю и такой сценарий тоже. Есть и другие [сценарии]. Но то, что мы будем активно участвовать в политической жизни Молдовы, — это 100%.

— Что касается парламентских выборов. Мы слышали от вас, что они могут пройти либо весной, либо осенью. Что предпочтительнее для вас: весна или осень, если отставить в сторону все нюансы, связанные с пандемией?

— Я думаю, что для страны — чем быстрее, тем лучше. Но их нужно проводить исходя из конституционных норм. Есть определенная процедура, которую нужно пройти. Поэтому, если брать эти конституционные нормы, раньше мая не получается. В этой нестабильной обстановке, — а у нас нет парламентского большинства, у нас правительство сейчас исполняющее обязанности, — очень опасно оставлять все это на осень, либо на позднюю осень, потому что это означает, что весь следующий год у нас будет политическая дестабилизация. Поэтому нужно [провести] чем быстрее, тем лучше, для того чтобы была уже ясность, как мы работаем дальше. Но исходя из конституционных норм. Поэтому мы выходим на май. Можно 9 мая провести в День Победы, как раз воскресенье.

— Сейчас вы находитесь в России. Были ли какие-то встречи на высоком уровне? Какие цели, задачи, итоги?

— Это рабочий визит, в составе делегации были все лидеры нашей команды. Кроме меня это и Зинаида Гречаный — председатель парламента, и Влад Батрынча — вице-председатель парламента, исполнительный секретарь партии социалистов, и Корнелиу Фуркулица, который является председателем фракции. Это и политолог Богдан Цырдя, который активно пишет, наверняка, его в России тоже очень хорошо знают, и наши коллеги, которые не являются членами партии, но члены команды, такие как башкан Гагаузии Ирина Влах, мэр Кишинева Иван Чебан.

Состав делегации такой внушительный. Я не думаю, что за последние годы у нас была такая мощная команда в делегациях, которые приезжали с рабочим визитом в Москву.

Задачи были понятные: это встреча с руководством Государственной Думы. У нас была встреча с Вячеславом Володиным, встреча с думскими фракциями, партиями, с которыми у нас есть межпартийные соглашения — у нас была отдельная встреча с "Единой Россией", отдельная встреча со "Справедливой Россией". И, конечно, мы общались с администрацией президента — с Дмитрием Козаком, так как у нас очень хорошие рабочие отношения сложились за последние годы.

Кстати, я очень рад, что мы смогли убедить наших российских партнеров, чтобы продлить беспошлинный экспорт из Молдовы в Россию молдавских товаров по пяти товарным позициям: это и вино, и консервы, и яблоки... Это очень важно, потому что благодаря этим льготам мы экономим в год около $20-25 млн. Это те таможенные пошлины, которые мы должны были платить, если был бы другой режим. В этой очень сложной политической ситуации, когда есть новый президент Молдовы, который критикует Россию, российские партнеры, российские власти приняли, я думаю, очень правильное, взвешенное, прагматичное решение в интересах не политики, а в интересах людей, в интересах производителей, в интересах экономических агентов.

И результат этого визита - решение по продлению. Поэтому я думаю, что это был очень хороший, продуктивный визит в несколько дней, теперь мы возвращаемся домой. Нам предстоит организовать конгресс, съезд партии 30 декабря, и конечно, вступить в очень серьезную подготовку к досрочным парламентским выборам.​

— Уходящий год ознаменовался целым рядом потрясений на постсоветском пространстве. Были и волнения, и протестные движения, поэтому за Молдавией сейчас пристально наблюдают, в том числе в России. Как вы считаете, может ли "рвануть" ситуация в Молдавии при президенте Санду? И самый главный вопрос — с чьей стороны можно ждать резких шагов, несмотря на то, что есть какие-то рычаги сдерживания?

— Думаю, что такие риски есть. Минимизация рисков возможна и, я думаю, реальна, именно благодаря нашей позиции. Благодаря тому, что у Майи Санду нет контроля над правительством и парламентом.

Если бы, не дай бог, у них был такой контроль, тогда, я думаю, события двигались бы очень быстро. Знаем позицию наших украинских партнеров, наших соседей по вопросу Приднестровья, они давно хотели более жесткого контроля по приднестровскому сегменту. В последние годы мы очень прагматично подходили к этому вопросу, у нас было много встреч, с [Вадимом] Красносельским в частности, много вопросов решали, мы помогали друг другу. Что будет в следующем году? До досрочных парламентских выборов, я думаю, что какой-то дестабилизации не должно быть. Потому что, как я уже говорил, нет возможности у нового президента повлиять на внутриполитическую ситуацию, и как-то блокировать Приднестровье она не сможет. Заявления будет делать, их будет много, потому что их будут диктовать те, кто ее курирует на Западе. Понятно, что им нужна конфронтация здесь. Но после парламентских выборов — в зависимости от ситуации. В зависимости от того, какой будет политический расклад. Мы будем делать все возможное, чтобы не допустить вот этой дестабилизации. Вообще, я сторонник диалога. Думаю, что на примере Молдовы нужно попытаться сформировать вот эту общую повестку между Западом и Востоком. Это реально нужно, тем более в нынешних условиях. Понятное дело, до досрочных выборов никто не будет садиться за стол переговоров и всерьез об этом говорить. Но по результатам досрочных парламентских выборов может складываться такая ситуация, что социалисты будут иметь контроль над правительством вместе с правыми партиями и будет какой-то баланс, который поможет и в решении приднестровской проблемы. Но это непростая ситуация с учетом того, что происходит в нашем регионе, это геополитические конфронтации, которые только-только начинаются.

— Мы говорим с вами о Приднестровье. И все-таки, как вы считаете, есть ли такой шанс, что дойдет до вывода российских миротворцев? Или есть у какой-то стороны такие рычаги, что это в принципе невозможно будет сделать?

— Я думаю, что это нереально. Те, кто об этом говорит везде — и на Западе, и не только, — они сами понимают, что это больше похоже на политические декларации. Потому что миротворцы на Днестре — там не только российские миротворцы, там [миротворцы] под эгидой ОБСЕ, у них есть четкий международный мандат, там и украинцы, там и молдаване, там широкий формат. Ясно, что основа — российские миротворцы. Российские миротворцы обеспечивали мир, спокойствие более двух десятков лет. Сейчас ситуация не такая уж спокойная для того, чтобы отказаться от этого механизма, инструмента сдерживания. Поэтому никто на это не пойдет. Можно это обсуждать в рамках политической повестки, политического урегулирования приднестровского кризиса. Я думаю, что в рамках политического урегулирования к какому-то компромиссу можно прийти. И то не сразу, не срочно. Нужно посмотреть, как это будет работать, как этот баланс интересов будет соблюдаться.

— Задам еще один недипломатичный вопрос, в прямом смысле этого слова. СМИ продолжают пестрить ситуацией с анаболиками, в результате которой был отозван посол Молдавии. Скажите, что это было? Некоторые аналитики высказывались, в частности, о том, что это могло быть своего рода наказание посла за то, как проголосовали на выборах в России. Что вы можете ответить этим аналитикам?

— Оно [решение] не связано с результатами выборов. У нас была информация еще в сентябре, что ряд транспортных средств, который используется для дипломатической почты, используется не по назначению. И это касалось не только России. У нас была информация и в других направлениях. Поэтому где-то в сентябре-октябре, до выборов, в руководстве страны мы приняли решение проверять все. Ну, вот и нашли этот запрещенный груз.

Конечно, сразу после этого оставлять дальше посла в должности нельзя. Это большой международный скандал. Поэтому было принято решение отозвать посла. И дальше пусть разбираются компетентные органы. Я знаю, что у них есть очень много и доказательств, и соображений. Но они пусть работают. Конечно, в этой ситуации оставлять такое важное направление, как российское, без посла было бы неправильно. С учетом того, что у нас один из основных вопросов повестки дня с Россией — экономический, социальный, мы приняли решение и выдвинули [Владмира Головатюка]. Российская сторона оперативно отреагировала, мы получили агреман. Головатюк — один из ведущих экономистов, лучший экономист в этом составе парламента, председатель комиссии по бюджету — был назначен послом в Российской Федерации. Я думаю, что от этого наши двусторонние отношения получат дополнительный импульс. Это хорошая кандидатура для России, для российского народа. 

— Как вы считаете, устраивает ли эта кандидатура Майю Санду?

— Знаете, когда мы были в коалиции с Майей Санду — были и такие времена — и после коалиции, когда они были в оппозиции, а мы были у власти, с Головатюком у них всегда были очень хорошие отношения. Поэтому может не устраивать политически, но отозвать президент не может. Для этого нужно правительство, чтобы принять решение. Поэтому я думаю, что здесь нужно исходить прагматично, из интересов страны.

— Последний вопрос касается, конечно, пандемии, потому что весь год прошел под этим знаком. Скажите, какая сейчас ситуация в Молдавии, на ваш взгляд, с коронавирусом? И самое главное: будете ли вы прививаться и какой вакциной готовы воспользоваться, если да?

— Ситуация непростая. У нас ситуация с ковидом хуже, чем в России. Потому что количество инфицированных на 100 тыс. населения намного больше. И мы понимаем почему: мы в зоне дополнительного риска с учетом большой диаспоры, которая находится, находилась за пределами страны. В основном в Италии и других европейских странах — оттуда и пошла волна в марте-апреле. Ситуация непростая, но мы с ней справляемся, есть все для этого необходимое: медицинский персонал, места, средства для борьбы с пандемией.

Насчет вакцины — у нас вакцины в Молдове еще нет. Я, конечно, готов вакцинироваться, но я неоднократно говорил, что только российской вакциной. Не верю я этим западным аналогам, которые быстренько сделали, чтобы показать, что не только российская вакцина есть, но есть и у них. Это как в период холодной войны была гонка вооружений. А сейчас увидели, что Россия сделала эффективную вакцину, быстренько они тоже что-то сообразили и говорят, что у них тоже есть. Рисковать этим я не намерен. Рекомендовал и рекомендую всем нашим гражданам, которые примут решение вакцинироваться, — только российской вакциной.

— Есть у вас понимание, когда вы можете это сделать?

— Мы об этом говорили здесь. В Думе наши партнеры об этом говорили, что надо рассматривать [вопрос] как можно быстрее — первые месяцы следующего года хотя бы какую-то часть населения начинать вакцинировать. Но российской вакциной.


Беседовала Юлия Шарифулина


МОСКВА, ТАСС


Оригинал



Теги: Молдавия, Игорь Додон, визит в Москву, интервью ТАСС, российские миротворцы в Приднестровье, Майя Санду, ЕС

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).