Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

6:00 / 11.06.19

Любинка Милинчич: в Белграде уверены, что Россия больше не позволит НАТО бомбить Сербию

Любинка Милинчич: в Белграде уверены, что Россия больше не позволит НАТО бомбить Сербию

Руководитель агентства и радио Sputnik-Сербия Любинка Милинчич / Фото: Федеральное агентство новостей, Василий Таран, Игорь Петрашевич

Корреспонденты Федерального агентства новостей в Белграде встретились с руководителем агентства и радио Sputnik-Сербия Любинкой Милинчич, чтобы выяснить, как в сербской столице воспринимают происходящее в Косово, где на прошлой неделе албанская полиция в ходе рейда избила российского представителя Миссии ООН в Косово Михаила Краснощекова. А также о том, как из Белграда видятся нынешние отношения с Россией. 

Направляясь на встречу с Любинкой Милинчич, мы знали, что эта женщина проработала 13 лет корреспондентом белградской газеты «Политика» в Москве и знает Россию не понаслышке. Более того, по версии местных СМИ, она регулярно входит в рейтинг самых влиятельных персон в Сербии (часто опережая в нем премьер-министра страны и десятки других топ-чиновников). 

На поверку руководитель Sputnik-Сербия оказалась вовсе не напыщенной дамой-топ-менеджером, а очаровательной женщиной с потрясающим чувством юмора и доскональным знанием текущей ситуации как в Сербии, так и в России. Госпожа Милинчич охотно ответила на вопросы ФАН. 

— Любинка, как вы можете прокомментировать последний инцидент с «полицейским рейдом» в Косово? На ваш взгляд, являются ли такие скандальные вылазки албанских силовиков инициативами косовского руководства или система этих вылазок четко срежиссирована на Западе?

— Я могу предположить, что это может быть и инициативой лидеров Косова. Но без помощи своих «западных друзей» албанцы никогда бы на такое не решились. Они чувствуют себя уверенно только потому, что знают — у них за спиной большая сила. За их спиной — политическое руководство США и Германии, но даже в этом случае их поведение в ходе последнего инцидента нельзя назвать нормальным. 

Если это действительно борьба с коррупцией, то они имеют на это право, но в любом случае это не делается так, зачем эта агрессия? Они избили этого русского человека Михаила Краснощекова, а потом сказали что он шпион. Понятно, что это лишь отговорка, но даже если так — он сотрудник ООН и они не имеют права так поступать. То, что они сделали, — это сумасшедший дом. И это сделано, чтобы испугать людей. 

Там осталось немножко сербов, относительно мало, конечно, и после такой акции им хочется убежать — куда угодно. Главное — чтобы не ждать, что и их так же встретят на улице и сделают с ними то же самое. Тем более что эти сербские полицейские, которых побили албанцы, составляют 10% сербского состава полиции. Это довольно много. И даже если среди них коррупция имеет место, то бороться с ней нужно по-другому.

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда / Фото: Федеральное агентство новостей, Василий Таран

— Сколько сейчас осталось сербского населения в Косово, по вашим данным? И продолжается ли отток сербов с этой территории в «материковую» Сербию?

— Я не знаю точно, сколько их, но мало. Часть сербов живет на севере Косово, у них все относительно легче, чем у сербов, живущих в южной части края. Но там есть (такие) деревни — в одной деревне двое людей, трое, три семьи, одна семья… и им действительно страшно. Трудно поверить, но для современного мира, современной Европы это просто гетто. В мире сегодня подобного больше нигде нет.

Косово — это единственная территория в мире, где существует гетто для сербов, и весь мир на это смотрит — и никто ничего не делает. Не делает для того, чтобы этим людям было нормально, чтобы жизнь у них была нормальная. Там дети ходят в школу, но как? Папа с ребенком идет до школы, ждет перед школой, пока этот ребенок закончит учебу, и он должен отвести его домой, потому что отпустить его одного не смеет.

— Потому что его могут похитить?

— Конечно. Могут похитить, могут убить, могут сделать с ребенком все что угодно.

— И могут даже продать на органы?

— Увы, албанцы в Косово, к сожалению, все могут. И такое порой имеет место, увы.
 
— Как вы оцениваете перспективы развития ситуации в Косово? Видно, что позиция части истеблишмента в Белграде по отношению к Косово — «отдать и забыть»?

— Я не уверена, что это позиция Белграда. Белград находится под страшным давлением Запада и старается как-то вести собственную политику, чтобы сербы в Косово все же сохранились, — это самое важное. И важно не делать резких движений, которые вызвали бы там беспорядки…

Если там, например, в южной части пять сербов, десять или пятьдесят, их могут за одну ночь всех уничтожить. И действительно, Белград должен следить за тем, как они живут, весьма пристально, и не закрывать глаза ни на один инцидент с участием сербов.

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда / Фото: Федеральное агентство новостей, Василий Таран

— Почему в Евросоюзе практически безучастно воспринимают то, что творится в Косово?

— Мы в Белграде внимательно смотрим на перемены, которые происходят в Европе. Мы видим: Евросоюз вовсе не един, они там уже по многим вопросам не могут прийти к согласию. Так, целых пять стран Евросоюза до сих пор не признали Косово, и мы  ожидаем, что после недавних выборов в Европарламент что-то изменится.  Мне кажется, что время работает на нас, а не на такую Европу.  

— Понятно, что конечная цель албанцев — сделать так, чтобы в Косово не осталось ни одного серба.

— Конечно, это понятно всем в Сербии, и не только здесь. 

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда / Фото: Федеральное агентство новостей / Василий Таран

— Есть ли у вас ощущение, что многие в мире, в частности Соединенные Штаты, потворствуют именно этому сценарию?

— Я думаю, что Америке по большому счету все равно. Соединенные Штаты хотят, чтобы эта часть Сербии стала полностью албанской зоной, а будут ли там какие-то единичные сербы или не будут, им не важно. Они просто таким образом подтверждают: мол, да, мы были правы, когда бомбили Югославию, и пусть теперь будет то, что будет.

Самое важное — чтобы Вашингтон получил то, что он хотел. Америке надо оправдать этот варварский поступок — бомбардировку страны в центре Европы, которая неизвестно чем  провинилась… Даже если [экс-президент Сербии Слободан] Милошевич вел какую-то неправильную политику, это не значит, что можно детей убивать. А Америка, НАТО — они убивали детей, убивали людей. Причем наших военных они не смогли уничтожить, а гражданское население погибало сотнями, и весь мир молчал. Это было страшно.  

— Насколько сегодня велико, на ваш взгляд, влияние Евросоюза и Вашингтона на политическую и экономическую ситуацию в Сербии?

— Они стараются влиять на ситуацию в Сербии в смысле шантажа. «Если вы сделаете то-то и то-то, то потом вы сможете войти в Евросоюз — через пять лет, пятнадцать, пятьдесят, неважно. А если не сделаете, то тогда мы введем санкции, не будем торговать с вами, не будем разговаривать», и тому подобное.

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда / Фото: Федеральное агентство новостей / Василий Таран

Я считаю, что действительно героическое дело — вести переговоры с Брюсселем. Потому что, например, один из главных вопросов повестки — «вы должны ввести санкции против России, потому что мы это сделали. И, если вы хотите быть с нами, тогда вы должны делать то же самое». Но Сербия никогда не вводила и не будет вводить антироссийские санкции. 

Тем не менее влияние Евросоюза на Белград весьма велико, особенно в экономике. Они делают инвестиции, открывают какие-то заводы или что-то там делают, нам это очень важно, потому что страна даже через 20 лет после этой войны не восстановилась. Даже в Белграде некоторые здания еще стоят разбомбленными… Поэтому мы с радостью принимаем инвестиции, но не ведемся на шантаж. Так что это очень тонкая грань в современной политике.

— Но это влияние оказывается не только через экономические проекты, но и через гуманитарные. Вы замечаете, что в Белграде открываются представительства западных фондов, общественных организаций, НКО, которые работают и с молодежью, и отдельно — с бизнесменами, то есть постоянно оказывают влияние на общество?

— Конечно, гуманитарное присутствие США и Евросоюза в Сербии ощущается. Но это началось не вчера, это делается уже больше 20 лет. И к тому же это влияние оказывается и через СМИ. Например, есть огромная медиакомпания, у которой здесь есть телевидение, они купили провайдеров, они покупают на Балканах все СМИ, которые только могут купить. К счастью, они пока еще не получили возможность влиять на всю страну. Но не сегодня-завтра или послезавтра это может случиться.

В Сербии многие ориентируются на Россию, но они все говорят — «А где русское ТВ?» К сожалению, его нет у нас. Да, Россия Сербии помогает по-другому. Но влияние России сегодня намного меньше, чем влияние Запада, особенно на молодежь. Через разные организации, через СМИ. Например, молодежь у нас растет на западной музыке, западной кинематографии, западных сайтах и т. д.

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда / фото: Федеральное агентство новостей / Василий Таран

— Мы заметили, что среди сербской молодежи почти никто уже не говорит по-русски. Зато все говорят по-английски, русский — скорее исключение. Какая часть населения страны сегодня выступает за скорейшее вступление в Евросоюз, разделяет «европейские ценности»?

— Это относительно небольшая часть сербов, менее 30%, остальные — против вхождения в ЕС. Потому что люди не так легко могут забыть, кто нас бомбил в 1999-м. Это была Европа вместе с НАТО и Америкой, все вместе. У многих людей тогда погиб кто-то из семьи, из соседей, у всех на глазах эти здания, эти дома бомбили, мы помним эти даты, сейчас 20 лет, уже три месяца почти ежедневно мы смотрим — вот тогда бомбили вот это, тогда-то убили того и того, и так далее.

Сербия не очень заинтересована вступить в Евросоюз, но как сказать… когда мы смотрим экономически, мы намного больше ориентированы на Европу, чем на Россию. Европа вокруг, она близко просто. Торговля с Германией, например, намного больше, чем с Россией. От России мы получаем энергетику, все остальное сотрудничество очень маленькое, ну там, сельское хозяйство немножко — мы экспортируем овощи и фрукты в Россию.

Тем не менее не стоит забывать, что Сербия расположена в центре Европы, многие граждане уезжают туда на работу, некоторые учатся в Европе, и это длится уже много-много лет. Более того, сейчас этот процесс еще больше усилится, потому что с 1 января 2020 года сербы получают свою квоту по рабочим визам в Германии. Потому что у немцев нехватка рабочих рук, а у нас университеты очень хорошие, и они берут у нас все что угодно. По сути, Германия забирает у нас качественную рабочую силу.

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда / Фото: Федеральное агентство новостей, Василий Таран

— Понимают ли люди в Сербии, желающие вступить в Евросоюз, что по сути это такая виртуальная «морковка»? Как это произошло с Украиной, которой сказали «мы вас обязательно примем в Евросоюз», — и Киев получил за 5 лет двукратное падение экономики и уровня жизни. И даже при хорошем развитии событий страна может повторить судьбу прибалтийских стран: деиндустриализацию, депопуляцию и прочие «прелести». Понимают ли это сербы?

— Сербы, которые хотят войти в ЕС, этого не понимают. Им кажется, что там все красиво, все хорошо. Деиндустриализации у нас не может быть, потому что почти всю промышленность у нас они разбомбили в 1999-м… Но люди видят, что творится в Европе, у людей есть глаза.

Главное — нас не принимают в Европу, они нам говорят: «Приходите завтра, послезавтра, через 5 лет, через 100 лет». А люди хотят жить сегодня, не завтра и не послезавтра. Так что количество людей, которые хотят любой ценой войти в Европу, в Сербии уменьшается. 

— Как вы оцениваете нынешнее состояние взаимоотношений Сербии и России?

— Нынешние отношения между Москвой и Белградом — очень хорошие, лучше, чем 20 лет назад. Сотрудничество ведется в основном на политическом уровне. Для сербов очень важно знать, что их защищает Россия. Наша основная проблема — это проблема Косово и того, признают его или не признают, примут или не примут в ООН. И мы знаем, что по этому поводу в Совбезе должны спросить Россию. И без согласия России никто не может принять Косово в ООН.

Кроме того, в ООН ранее вносилось предложение признать, что сербы организовывали геноцид других народов, за что и были изгнаны из Хорватии и Косово. Но Россия не позволила, чтобы такое решение было принято. Так что для сербов Россия — очень важный друг, и мы знаем, что Россия нам всегда на политическом уровне поможет. Но Россия при этом очень мало применяет в Сербии «мягкую силу». 

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда / Фото: Федеральное агентство новостей, Василий Таран 

Единственное из СМИ, что у России здесь есть, — это «Спутник». Сайт «Спутник», радио «Спутник» — и ничего больше. Кстати, когда мы начали работу в Белграде, нас принимали как долгожданных гостей. Сегодня «Спутник» ежедневно цитируется во всех СМИ, даже западными СМИ, потому что это единственный источник информации из России. И наше влияние огромно — но это не значит, что так и должно оставаться. «Спутник» не должен быть единственным русским СМИ в Сербии. И России здесь еще надо много работать.

— Вы сказали, что Россия мало применяет «мягкую силу» в Сербии. При этом деньги из бюджета РФ на это выделяются довольно большие. Поэтому непонятно, почему Россия так мало представлена здесь на уровне общественных организаций, каких-то фондов и т. д. На ваш взгляд, может ли руководство Сербии, балансирующее между интересами Евросоюза и России, позволить себе резкое политическое потепление и усиление экономических отношений с Россией?  

— Я уверена в том, что, если мы в хороших отношениях с Россией, ничего не случится, ничего не будет. Вы знаете, сколько раз встречались наши президенты в последнее время? Как минимум двенадцать. По-моему, даже с президентом Белоруссии [Александром] Лукашенко [президент РФ] Владимир Путин так много не встречался.

— Там немного другая ситуация — по мнению экономистов, Александр Лукашенко часто приезжает, чтобы попросить у руководства РФ кредиты, скидку на энергоносители или другие бонусы. Поэтому в Москве вынуждены часто его принимать

— Взаимные визиты политиков Москвы и Белграда очень частые, отношения хорошие и пока, тьфу-тьфу-тьфу, ничего не случилось. Да, нас ругают из-за этого, но мы говорим: «А что вы сделаете? Будете нас бомбить?» Я уверена, что больше нас не будут бомбить, Россия этого не позволит.

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда / Фото: Пресс-служба Кремля

— Какие крупные стратегические проекты в экономике сейчас реализуются между нашими странами, какие находятся на подходе? Можно ли сказать, что Сербия получает значительные экономические бонусы от взаимоотношения с Россией?

— Последнее время много меморандумов, много договоров подписано. Но самый известный проект — это «Турецкий поток». «Турецкий поток» — это бывший «Южный поток», который идет из России в Турцию, а потом проходит через Сербию и ряд других стран Южной Европы.  Для Сербии это энергетическая безопасность, которая для нас очень много значит. Я помню, когда были «газовые войны» между Россией и Украиной, то Сербия не получала вообще ничего, газа вообще не было несколько дней, и это было страшно. Так что для нас этот проект — самое важное. 

Кроме того, развивается и торговля, мы продаем в Россию основную часть продукции нашего сельского хозяйства — фрукты, овощи, мясо и т. д. Но мы маленькая страна, мы не можем так быстро организоваться. У нас нет огромных предприятий, агрокомплексов и т. д. У нас небольшое количество товаров, все их надо собрать и отправить в Россию, а Россия — большая страна с большими потребностями. Так что мы должны много сделать, чтобы отвечать правилам России, но это все в процессе и, я уверена, будет развиваться и дальше. Есть и в сфере IT сотрудничество очень хорошее, «Яндекс» пришел к нам и некоторые другие крупные компании. Это не может не радовать. 

— Если взглянуть на цифры товарооборота между нашими странами, то по сравнению с 2016–2017-м сейчас его объем немного упал. Почему это происходит?

— Это происходит из-за девальвации рубля, мы всегда пересчитываем стоимость всех товаров в евро, и в итоге за одно и тоже количество рублей получается меньше евро. Отсюда и падение товарооборота. На самом деле уровень сотрудничества не понизился, количество сербских товаров, которое идет в Россию, только выросло.

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда

Руководитель агентства Sputnik-Сербия рассказала об отношениях Москвы и Белграда / Фото: gazprom.ru

— «Турецкий поток» — крайне перспективный проект, но его реализации в Южной Европе также противостоят США. Потому что мало проложить «Турецкий поток» по дну Черного моря до турецкого побережья, нужно еще и построить интерконнекторы — трубопроводы между Болгарией, Сербией, Италией и другими странами…

— По моим впечатлениям, давление со стороны США идет не на нас, а на Болгарию. Они один раз отказались от «Южного потока» под давлением США — в сентябре 2014-го. Но сейчас они якобы одумались, и мы внимательно следим за их поведением. Мне кажется, что Россия и Болгария о чем-то уже твердо договорились, потому что на болгарской территории уже вовсю идут работы по прокладке трубопровода-интерконнектора. Не думаю, чтобы тамошние компании делали это без каких-то гарантий. Болгары говорят, что они в деле — что ж, пусть выполняют свои обязательства.

— То есть в ближайшем будущем Сербия планирует стать небольшим газовым хабом и будет распределять газ в соседние страны?

— Да, мы очень надеемся на то, что это произойдет.


Беседовали Василий Таран и Игорь Петрашевич.



МОСКВА, издание "Федеральное агентство новостей"
12


Теги: Евросоюз, Болгария, Сербия, Турецкий поток, Косово, Белград, южный поток, инцидент в Косово, Любинка Милинчич