Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

18:00 / 22.07.19

Александр Ефимов: серьезных конкурентов Асаду на предстоящих выборах мы сейчас не видим

Александр Ефимов: серьезных конкурентов Асаду на предстоящих выборах мы сейчас не видим

Посол РФ в Дамаске Александр Ефимов / Фото: Фото: Пресс-служба посольства

21 июля 2019 года исполнилось 75 лет с момента установления дипломатических отношений между Россией и Дамаском. О том, как складываются сейчас наши отношения с Сирией, посол России в Дамаске Александр Ефимов рассказал в интервью информационному агентству "Интерфакс".

- Александр Владимирович, за последние 75 лет российско-сирийские отношения переживали разные времена. Как бы вы сейчас охарактеризовали отношения России с нынешними сирийскими властями?

- Сирийская Арабская Республика является для нас важным партнером в ближневосточном регионе и одним из ключевых союзников в борьбе с международным терроризмом. Важно понимать, что на войне, которую ведет Дамаск против ИГИЛ, "Хейят Тахрир аш-Шам" (обе террористические группировки запрещены в РФ – ИФ) и им подобных, отстаивается не только сирийская государственность и суверенитет. На кону – будущее всего региона, в непосредственной близости от которого, кстати, находится и наша страна.

Иными словами, помощь России, позволила не просто переломить ход противостояния с террористами Сирии и вернуть под правительственный контроль большую часть ее национальной территории, но и предотвратить возникновение на Ближнем Востоке, в одном из ключевых районов мира, мощного террористического очага. Если даже после военного разгрома игиловские щупальца дотягиваются до европейских и азиатских стран – представляете, что было бы, останься САР с террористами один на один.
Мы показали не только сирийцам, но и всем арабским партнерам, даже тем, которые изначально критически отнеслись к нашей линии в отношении Сирии, что Россия – последовательный и ответственный игрок на региональной арене, который никогда не бросает в беде своих друзей и союзников.

Вот на такой базе и выстраиваются сегодня дружественные отношения и многоплановое, стратегическое сотрудничество между Москвой и Дамаском. Поддерживаем активную внешнеполитическую координацию с сирийцами, в том числе на многосторонних площадках, и по многим другим вопросам международной и региональной повестки дня, по которым наши страны выступают со схожих, а зачастую – и совпадающих позиций.

- Насколько важно и принципиально для нас, чтобы Башар Асад оставался у власти до 2021 года и далее?

- Россия всегда выступала за то, чтобы сирийский народ самостоятельно определял свою судьбу. Это его суверенное право решать, в том числе в рамках законных выборов, кто будет руководить Сирией.

У российского руководства сложились продвинутые, доверительные отношения с законным, избранным президентом Сирии Башаром Асадом – это факт. В 2021 г. в Сирии должны пройти президентские выборы, хотя серьезных конкурентов нынешнему сирийскому лидеру мы сейчас не видим. А вопросы про то, кто, почему и сколько должен оставаться у власти – это не к нам.

- Готово ли наше государство и бизнес инвестировать в сирийскую экономику, участвовать в крупных проектах, предоставлять Сирии кредиты? Есть ли у России интерес к освоению нефтяных месторождений в Сирии?

- Россия не только готова, но и уже оказывает активное содействие восстановлению и развитию сирийского национального хозяйства, в том числе посредством реализации крупных инвестиционных проектов.

Наглядный пример – договоренность о передаче в оперативное управление российской компании на 49 лет гражданской части сирийского порта Тартус. С нашей стороны будут осуществлены крупные капиталовложения, которые пойдут на реконструкцию и техническое совершенствование его терминалов, что позволить нарастить грузооборот с примерно 4 до 38 млн. тонн в год.

Есть и другие похожие проекты, включая модернизацию завода по производству минеральных удобрений в Хомсе, восстановление ряда нефтегазовых месторождений, отдельных промышленных предприятий. Рассматриваем совместную с сирийцами работу по данным направлениям как мощный стимул для развития всей экономики САР, обеспечения ее устойчивости и самодостаточности, особенно в известных условиях внешнего санкционного давления на Дамаск.

Безвозмездная помощь сирийцам предоставляется Россией по ооновской линии. В начале 2019 г. мы внесли вклад в объеме 1 млн. долл. в бюджет Службы ООН по разминированию и ее миссии в САР. В мае началась реализация проекта Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН по восстановлению сельского хозяйства в провинции Алеппо, на что Россией было выделено 3 млн. долл.

Исходим при этом из того, что любые вложения в программы гуманитарного содействия Сирии и, особенно, в восстановление ее экономических мощностей – это неотъемлемая составляющая усилий по долгосрочной стабилизации социально-политической обстановки в стране, а также гарантия того, что сирийцев удастся уберечь от рецидивов экстремистских и террористических проявлений в перспективе.

- Планируются ли по случаю юбилея установления дипотношений какие-либо мероприятия, например, визиты на высоком или высшем уровнях?

- Разумеется, такая дата не останется без внимания. По имеющейся дипломатической традиции готовится обмен поздравительными телеграммами между президентами наших стран, главами правительств и министрами иностранных дел. Планируются и протокольные мероприятия, в том числе в Дамаске – с участием руководства Сирии и партии "Баас".

- Очевидно, что вооруженная часть сирийского конфликта идет на убыль. По вашим оценкам, когда сирийцы смогут вернуться к полноценной мирной жизни?

- По нашим впечатлениям, сами сирийцы делают все возможное, чтобы скорее вернуться к нормальной мирной жизни. На контролируемых правительством территориях, у них это в целом получается. Работают магазины, рестораны, возрождаются разрушенные во время войны небольшие частные предприятия, школьники и студенты учатся – все как везде.

К слову, сирийскую армию и поддерживающие ее Воздушно-космические силы России в свое время много обвиняли, например, в разрушении Алеппо. В реальности же этот сирийский город, являвшийся до войны деловой столицей САР, достаточно быстро ожил, в том числе и с помощью наших военных, которые помогали с разминированием, разбором завалов поддержанием порядка, восстановлением элементов жизненно-важной инфраструктуры. Конечно до того момента, когда все районы города будут полностью отстроены, пока еще далеко. Но, например, очень показателен тот факт, что в средневековой цитадели Алеппо, поврежденной в ходе боев, уже проходят концерты.

Это вам не Ракка, которую буквально ровняли с землей силы т.н. "международной коалиции" и которая до сих пор остается вне правительственного контроля. Там, как известно, не то что неразорвавшиеся боеприпасы не обезврежены – спустя год после "освобождения" до конца не вывезены были даже трупы и не разобраны завалы.

Но приходится признать, что сирийцы по-прежнему страдают от действий тех, кто настойчиво препятствует возвращению страны к мирной жизни. Например, окраины того же Алеппо и населенные пункты на севере провинции Хама регулярно подвергаются ракетным обстрелам из Идлиба. В Дамаске взлетают на воздух заминированные автомобили, а в его пригородах падают израильские ракеты. Добавьте в этому еще и введенные рядом стран односторонние экономические санкции против САР, спровоцированный извне топливный кризис. Этой весной недобитые бандиты придумали еще и другой способ вредительства: начали поджигать посевы пшеницы по всей северной части Сирии.

Иными словами, даже когда на фронтах вроде бы устанавливается затишье, кровавые провокации продолжаются. Враги и недоброжелатели используют любую возможность для поддержания в Сирии если и не военной, то хотя бы социальной напряженности.

Многое в этом смысле связано и с восстановлением суверенитета Дамаска на всей территории САР. Там, где этого еще не удалось, например в Идлибе или Заевфратье, говорить о полноценной мирной жизни не приходится. Насколько скоро это произойдет – зависит уже не только от сирийцев.

- Беспокоит ли Россию ситуация на севере и северо-западе Сирии, где Турция укрепляет свое военное присутствие?

- Мы убеждены в том, что достижение долгосрочного политического урегулирования в САР и полноценного внутринационального примирения невозможно в условиях сохранения незаконного иностранного присутствия на сирийской территории.

Это касается и юга страны, где в созданной американцами в одностороннем порядке "зоне безопасности" Ат-Танф, фактически находят себе прибежище террористические и экстремистские элементы. Там же возник и лагерь для внутренне перемещенных лиц "Рукбан", который, руками тех же США и их сирийских протеже, по сути, превратился в лагерь заложников.

Похожая ситуация складывается и на восточном берегу Евфрата, который американцы также незаконно оккупируют в целом ряде районов. Там же действует еще один печально известный лагерь беженцев и ВПЛ – Аль-Хоуль, который не просто перенаселен, но и постоянно балансирует на грани гуманитарной катастрофы. Правда, наши западные партнеры предпочитают на эту тему не распространяться.

Тревожат и попытки Вашингтона заигрывать с курдским фактором, использовать курдов для сколачивания квазигосударства, в том числе, на территориях, на которых этот этнос в Сирии раньше не проживал. Такие действия не только противоречат нормам и принципам международного права, но и подрывают любые попытки наладить прямой диалог между курдами и Дамаском.

Что касается идлибской зоны деэскалации. Бандитский анклав на северо-западе страны, где заправляют группировки, числящиеся в террористическом списке ООН, не может оставаться там навсегда. Это территория Сирийской Арабской Республики, где должен быть восстановлен суверенитет законного правительства, обязанностью которого является и борьба с терроризмом, в т.ч. в соответствии с резолюцией СБ ООН 2254.

Попытки использовать режим деэскалации для защиты остающихся в Идлибе и на прилегающих территориях элементов бывшей "Джабхат ан-Нусры" (запрещенная в РФ террористическая группировка – ИФ) и им подобных – недопустимы, ничем иным, как двойными стандартами назвать их нельзя. Эта тема остается одним из центральных элементов нашего диалога по сирийским делам с западными и региональными партнерами. По ней имеются конкретные договоренности, которые должны быть реализованы.

- Есть ли какие-то временные рамки для перезапуска переговорного процесса и для формирования конституционного комитета?

- Когда мы говорим про процесс политического урегулирования в Сирии, центральным элементом которого и является формирование конституционного комитета, то делаем акцент на том, что такой процесс должен вестись и осуществляться самими сирийцами при содействии ООН.

Мы не считаем, что их надо как-то ограничивать по времени, наоборот, необходимо предоставить сирийским сторонам возможность вести конструктивный диалог и договариваться между собой. Эту точку зрения разделяет и Спецпредставитель Генсекретаря ООН по Сирии Гейр Педерсен. В первой половине июля он провел в Дамаске переговоры с сирийским властями, результаты которых позволяют надеяться на скорое завершение формирования и начало работы Конституционного комитета.



МОСКВА, INTERFAX.RU
12



Оригинал

Теги: Александр Ефимов, ООН, САР