Новости / Диверсификация предприятий ОПК

15:02 / 15.10.20

Максим Нагайцев: «Гособоронзаказ «разогнал» предприятия Ростеха и создал потенциал для развития»

Максим Нагайцев: «Гособоронзаказ «разогнал» предприятия Ростеха и создал потенциал для развития»

Директор Департамента конверсионной деятельности Ростеха Максим Нагайцев / Фото: Ростех

Госкорпорация Ростех проводит обширную работу по диверсификации производства на предприятиях ОПК. Наращивание объемов гражданской продукции – одна из основных задач, стоящих сегодня перед холдингами Корпорации. Директор Департамента конверсионной деятельности Ростеха Максим Нагайцев рассказал о том, как проходит этот процесс, какие возможности предлагает Корпорация участникам рынка и какие новые продукты подарят стране и миру предприятия российской «оборонки».


«Нужно различать конверсию и диверсификацию»

Несмотря на то что департамент Ростеха исторически носит название, связанное с конверсией, в последнее время, заметил Максим Нагайцев, на совещаниях высокого уровня упор делается на диверсификацию. Он предлагает разделять понятия «конверсия» и «диверсификация»: «Когда речь идет об изменении внешнеполитической ситуации, то мы акцентируем промышленность на ту группу товаров, которая нужна. Если мы переходим от гражданского к военному, то мы осуществляем конверсию в сторону производства военной продукции. И, наоборот, когда война закончилась, мы переходим к производству гражданской продукции. Это – конверсия, то есть изменение видов выпускаемой продукции теми же предприятиями. А диверсификация – это одновременный выпуск любого вида продукции, гражданской или военной, для повышения эффективности процессов, увеличения загрузки оборудования, расширения кадрового потенциала и компетенций и, как результат, удовлетворение спроса на высокотехнологичные продукты гражданского назначения при одновременном повышении уровня мобилизационной готовности промышленности без увеличения расходов государства на эти цели».

По словам Нагайцева, в случае с диверсификацией Ростеха гособоронзаказ, который использовался для достижения задач перевооружения и технического оснащения современными видами вооружения российской армии, послужил разгонным блоком для предприятий. «Мы оказали необходимую, порой неотложную, помощь в сохранении предприятий, повысили операционную эффективность, провели программу технического перевооружения. Мы получили массу новых технологий, оборудования, доступных для производства военной техники. И создали некоторый потенциал, который может послужить основой дальнейшего развития», − отметил Нагайцев.

«Речь не о постройке нового завода рядом, а об оценке промышленного и научного потенциала и применении его в производстве высокотехнологичной продукции гражданского назначения», − добавил он. В этом случае решается вопрос, может ли предприятие «оборонки» производить, например, медицинскую или бытовую технику, которой не хватает в стране или которая импортируется.

«Мы осознаем особенности гражданского рынка»

Еще до начала разработки, подготовки производства и освоения объемов выпуска нового продукта в серию необходимо оценить его рыночные возможности, объемы и рентабельность продаж, продолжительность жизненного цикла. По словам Нагайцева, перед предприятиями Ростеха сейчас острее встает вопрос, что такое рынок: чем он характеризуется, какие данные существуют, где их брать, как обрабатывать, какие выводы и с какой степенью достоверности можно сделать.

При создании высокотехнологичных военных образцов за это отвечает военная наука. «Заказчик или наши спецслужбы говорят: сделайте лучше, быстрее, выше, сильнее конкретных принятых на вооружение или разрабатываемых образцов военной техники. Таким образом появляются требования в техническом задании, которые мы обязаны выполнить, наша промышленность и наши инженеры и рабочие. А в случае с рынком такого квалифицированного заказчика нет, и нужно становиться им самим, обретать эти новые для нас компетенции, которые выявят необходимые ценности для реального покупателя, установят требования и их уровень и, в конечном счете, определят экономический результат наших усилий на рынке», − отметил Максим Нагайцев.

Важно учитывать, что в Госкорпорации − свыше 700 предприятий, и не все они выпускают конечную продукцию, ориентированную на потребителя. Многие создают компоненты, системы, подсистемы, детали. По словам Нагайцева, существует иерархия, своеобразная пищевая цепочка предприятий, в которой не всем участникам нужно иметь функции стратегического планирования финального продукта. «Те, кто выпускает финальный продукт, интеграторы, должны этим обладать, те, кто обеспечивает комплектацию, должны становиться надежными и динамичными специалистами в своих нишах, мыслить стратегически «в узком луче», обеспечивая преимущества интеграторов. В их тесном и постоянном взаимодействии и рождается уникальное рыночное предложение. Рынок продукции гражданского назначения значительно сегментирован. Некоторые отрасли нам органичны, мы имеем все необходимые составляющие для того, чтобы легче других компаний интегрироваться в госзаказы, что сейчас и делается», − заявил он.

В сложном процессе диверсификации важна государственная поддержка предприятий. И такая поддержка оказывается. Для ряда холдингов Ростеха приняты и утверждены правительством программы финансового оздоровления, предусматривающие наращивание объемов продукции гражданского назначения. Другим важнейшим примером, по словам Нагайцева, стало подписание президентом России 23 июля 2020 г. двух законов, принятых ранее Государственной думой. Эти вопросы курирует в правительстве вице-премьер Юрий Борисов, который последовательно продвигает и другие формы поддержки предприятий ОПК для увеличения доли отечественной высокотехнологичной продукции.

«Возможности большие, но их нужно умело использовать»

Как рассказал Максим Нагайцев, в Ростехе уже успешно используется диверсификационный подход. В качестве примера приводится Ковровский электромеханический завод, который выпускает сложные электрогидравлические системы для вооружений. Эти компетенции, представляющие высокотехнологический уровень продукции даже на мировом рынке, востребованы во многих продуктах гражданского назначения, где используются гидравлические приводы рабочих органов и электронное управление рабочими процессами, от станкостроения до строительно-дорожных машин, вопрос импортозамещения которых сегодня стоит особо остро.

«На этом предприятии установлено мощное оборудование, внедрена MES-система управления загрузкой производства. В результате выросла производительность, и это предприятие начало искать себя на других рынках. Оно начало занимать ниши на рынках строительной техники, где востребованы электрогидравлические системы», – подчеркнул Максим Нагайцев. По его мнению, это хороший пример диверсификации: «С одной стороны, ты создаешь мощности двойного назначения, с другой стороны, ты увеличиваешь их оперэффективность, внедряешь научные методы управления и использования этого потенциала».

Ростех изучает перспективные направления гражданской продукции и услуг, где предприятия Госкорпорации могли бы использовать свои ресурсы «в мирных целях». В качестве одного из примеров направлений развития Максим Нагайцев приводит обработку информации для военно-технических задач: «На борту одного самолета отрабатывается несколько десятков целей, и это огромный потенциал. На самом деле, он построен на определенной элементной базе, она недешевая для рынка массовых электронных устройств, но и не безумно дорогая для рынка промышленной и профессиональной электроники. Те возможности, которые мы можем создать для VR или AR, они большие, но мы пока недостаточно оцениваем их потенциал». Максим Нагайцев также отмечает, что на сегодняшний день производители этой продукции в контуре Ростеха не проводят глубокую оценку своей конкурентоспособности в экономическом плане.

Изучение рынка, всесторонняя оценка рыночного потенциала продукта или услуги, выработка яркого и успешного стратегического профиля продукта, оценка продолжительности и устойчивости параметров полного жизненного цикла – все, что является предметом стратегического маркетинга, должно стать повседневной и заметной деятельностью предприятий, холдингов и Корпорации в целом.

Еще одна перспективная область, по мнению Нагайцева, – здоровье. В медицине появляются новые технологии, аппараты, информационные системы. Например, системы поддержки принятия врачебных решений, когда врач общей практики, обращаясь к информационной среде, может точнее поставить диагноз, применить лечение и получить результат. Это значительно расширяет возможности первичного звена. На Западе это направление развито, а в России только появляется.

Другая тема – это наблюдение за состоянием здоровья с использованием браслетов, холтеров и других устройств. «Представьте, что это можно сделать более доступным на добровольной основе. К примеру, связать это со страховкой: наблюдаешься – меньше платежи, и предоставить этот объем наблюдения для врачей. Давайте предложим людям мониторинг, более регулярную диагностику в государственном масштабе. Диспансеризация – это разовое обследование, мы можем сделать такое обследование постоянным, − утверждает Нагайцев. − У Ростеха здесь огромный потенциал, потому что такое количество электроники, которое мы могли бы сконцентрировать и интегрировать, вряд ли у кого есть». 

«Важно, чтобы наука воспринимала рыночные запросы»

Ростех поддерживает хорошую кооперацию в научной среде, базовые кафедры Корпорации открыты в лучших вузах страны. Одна из задач Ростеха – сближение интересов науки и реального сектора. Корпорация может стать площадкой для встречи фундаментальной науки, предприятий из различных отраслей промышленности и рынка. «Иногда людям может показаться немного неорганичной сборка самой Корпорации: накидали все – боеприпасы, оружие, электронику и самолеты. Но в этом и есть наше преимущество, наш потенциал, который может быть раскрыт, потому что в мире отдельные компании встречаются, чтобы обсуждать взаимодействие, а мы это можем делать на нашей площадке», − подчеркивает Максим Нагайцев.

По его словам, в Советском Союзе, несмотря на плановый характер экономики, также просчитывалась рентабельность крупных проектов. «Заканчивался цикл исследований и обоснований, и делался цикл планирования затрат на большой период. Это все собиралось в одном документе − аванпроекте. И там было технико-экономическое обоснование. И вот если мы сегодня возьмем все пункты технико-экономического обоснования и возьмем любые требования к бизнес-плану от любого современного инвестора, то они окажутся практически идентичны», − считает Нагайцев. То есть уже в СССР существовали эффективные рыночные инструменты и в госсекторе, но они использовались не повсеместно. Ростех сегодня выступает интегратором производственных возможностей предприятий и современных рыночных технологий.  

Задача Госкорпорации, по мнению директора Департамента конверсионной деятельности, − «прежде всего поставить четкие, скоординированные, комплексные задачи по росту основных показателей экономической деятельности холдингов и интегрированных структур; во-вторых, создать условия для того, чтобы они выполнялись, и, безусловно, наши собственные активы привести в то состояние, в котором они сами будут способны генерировать направления развития».

«Есть технологии, которые определяют отличительные особенности, великолепные свойства. Вот они как раз самые дорогие, поэтому вопрос идет не о том, чтобы 100% технологий использовать одновременно, и в военном, и гражданском. Речь идет о том, что надо найти те 80%, которые и там, и там и формируют общие свойства, и те 20%, которые определяют успех в каждом направлении отдельно», − продолжает Нагайцев.

«Вооружение будет всегда идти вперед, и мы сможем это использовать»

«Сейчас стоит задача, в частности у меня в департаменте, формирования системы управления полным жизненным циклом продукции, развития в холдингах и на предприятиях компетенций постоянного поиска новых направлений, в них продуктов, и потом доведения всего этого до работы в рамках проектной деятельности. Это предусматривает плановый период, определяемый длительностью жизненного цикла продукта, а не ограниченный календарно одним или тремя годами», − отметил Максим Нагайцев. 

Для этого важно рассматривать адекватные финансовые модели всего жизненного цикла, а проектным командам брать на себя ответственность не только за завершение этапов разработки и подготовки производства, а за результаты продаж на всем жизненном цикле и достижение целевых показателей проекта. Это, безусловно, потребует корректировки системы мотивации команды проекта. Барьеры, которые предстоит преодолеть, − непростые, и они потребуют значительных усилий.

 «У меня, честно говоря, особых сомнений нет. Мне кажется, что мы к этому готовы. Вдобавок ко всему, на месте не стоит основная базовая наука, которая обеспечивает нам технологическое и техническое преимущество. Вооружение будет всегда идти вперед, и мы сможем это использовать. Наша задача – взять все лучшее, что может быть доступным, и широко это распространить», − считает Максим Нагайцев.


МОСКВА, РОСТЕХ


Оригинал

Теги: Ростех, диверсификация, ОПК, гражданская продукция, конверсия, Максим Нагайцев, интервью

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).