Новости / Гражданская авиация

11:02 / 23.03.20

Андрей Литвинов: «Это может парализовать всю работу гражданской авиации»

Андрей Литвинов: «Это может парализовать всю работу гражданской авиации»

Летчик 1-го класса, отличник «Аэрофлота», КВС А-320 Андрей Литвинов / Фото: Андрей Литвинов / из личного архива

5 марта «заминированными» оказались сразу три российских лайнера — Airbus A320 (Москва—Омск), Airbus A319 (Петербург—Симферополь) и Sukhoi SuperJet (Москва—Сыктывкар). Анонимные сообщения о якобы заложенных в самолеты бомбах поступили не по телефону — их прислали по электронной почте службам аэропорта Шереметьево. Что в таких ситуациях делать летчикам? Отвечает летчик 1-го класса, отличник «Аэрофлота», КВС А-320 Андрей Литвинов.

— Правила нам однозначно предписывают выполнить посадку в ближайшем по пути аэропорту, либо, если информация получена сразу после вылета, — надо возвращаться. Других вариантов нет, если командир экипажа получил такое сообщение. А не получить он его не может, так как диспетчер обязан ему доложить. Если диспетчер или какие-то службы захотят не доводить сообщение до экипажа, тогда те, кто утаил, берут на себя всю ответственность. Но думаю, вряд ли люди перестанут выполнять свои должностные обязанности.

— Как сообщают информационные агентства, все рейсы долетели до мест назначения, не совершая по пути посадок. Они просто не приняли всерьез анонимные сообщения?

— Это неправильные действия командиров, я считаю. Конечно, подсознательно мы все понимаем, что это может быть лже-минирование, а если нет? Как можно взять на себя такую ответственность? Мы же знаем о трагедиях, можем вспомнить, как в «Домодедово» две чеченские террористки смертницы взорвали два самолета Ту-154 и Ту-134. Они вылетели и одновременно взорвались в воздухе. Или вот последний яркий случай авиатеракта над Синаем лайнера 321 «Когалымавиа», вылетевшего из аэропорта Шарм-аль-Шейха. Там бомба была заложена в багажном отделении. Террористы могут подкупить кого-то из персонала — грузчиков, водителей, техников. Сейчас всех проверяют, и бортпроводников, и летчиков, и пассажиров, конечно. Самолет «должен быть стерильным», как у нас говорят.

Я не знаю, какие у летчиков были основания продолжить полет, в каком виде они получили информацию. Например, могли объявить, что бомба находится в заднем туалете. Или в сумке в таком-то ряду. И командиры дали распоряжения проверить это. Проверили, ничего нет — приняли решение лететь к месту назначения. Тогда да, — это правильно, юридически они могут лететь дальше, так как сообщение не подтвердилось. Но если получено общее сообщение, где не указано конкретное место взрывчатки, лететь дальше — это нарушение.

— А были в вашей практике случаи, когда приходилось делать экстренную посадку в связи с такими сообщениями?

— Мы сели в Праге, а летели в Женеву в 2006 году. Мы получили сообщение не от диспетчера, а от буйного пассажира. Он угрожал, что самолет заминирован, что он всех взорвет. Тогда мы решили сделать посадку в промежуточном аэропорту, и это был большой стресс.

В воздух поднялись два натовских истребителя, они нас сопровождали до посадки. И мы не понимали, нас собьют или взорвут?

Самолет ходил ходуном, в предбаннике, где кухня для бортпроводников, была драка, когда он ломился в кабину. К счастью, в этот день бортпроводниками были не две девочки, а два спортивных парня. Помогли пассажиры бизнес-класса, и его связали ремнем с него же снятым. В таком виде мы его и передали в аэропорту Праги полиции. И потом там сутки сидели — это же целая процедура. Хотя уже было понятно, что никаких взрывчатых веществ и оружия у него нет.

Спецслужбам надо было выявить возможных сообщников, и они беседовали с каждым пассажиром. В итоге почти на сутки у нас рейс задержали. И обратно мы полетели уже пассажирами, потому что после такого стресса мы не могли дальше работать. Нас отправили пассажирами из Праги в Москву, а из Москвы прислали другой экипаж.

Как можно спокойно работать с этой мыслью, если ты принял решение все равно лететь? У тебя же весь полет будет эта мысль в голове — вдруг сейчас сработает механизм, и все погибнут? Я бы не продолжил полет и после анонимного сообщения.

— На проверку сообщения о минировании борта уходит много времени?

 — Конечно. Проверить нужно все. И ручную кладь, и туалеты, и багажный отсек. Если самолет экстренно сел после сообщения о бомбе, значит, его уже ставят на дальнюю стоянку. Быстро всех пассажиров эвакуируют, спецслужбы с собаками начинают проходить весь самолет, разгружают и проверяют снова весь багаж. Это стопроцентная задержка рейса.

— Если сообщения о «минировании» самолетов продолжатся, чем это обернется?

— Надо очень строго привлекать виновных к ответственности. Я понимаю, что телефонных террористов сложно поймать, звонок или письмо технически может прийти откуда угодно. Но если ежедневно будут поступать подобные сообщения, это может парализовать всю работу гражданской авиации. Наступит сбой в расписании, будут опоздания на рейсы стыковочные и так далее.

 — Когда, в очередной раз, ничего не найдут, командиры экипажей будут чаще принимать решение продолжить рейс?

 — Может быть, как в притче о мальчике, кричавшем: «Волки! Волки». Но, повторю, ни один командир не должен брать на себя ответственность просто продолжать полет, получив такую информацию.



МОСКВА, "Новая газета", Галина Мурсалиева


Оригинал


Теги: Андрей Литвинов, интервью, анонимные сообщения, «минирование» российских лайнеров, инструкция, пилот

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).