Новости / История / Воспоминания

18:00 / 16.08.19

Алексей Филатов: "Кто они - люди Группы «Альфа»?"

Алексей Филатов: "Кто они - люди Группы «Альфа»?"

Вице-президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Алексей Филатов / Фото: pp.userapi.com

«Я бы сказал, что нет мужчины, если он в случае необходимости не готов пройти путь воина. Но я не знаю ни одного человека, который бы мечтал о войне как о своём жизненном пути». С этой фразы началась наша беседа с вице-президентом Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Алексеем Филатовым.

Кто они - люди Группы «Альфа»?

Легендарное подразделение антитеррора «Альфа» остаётся одной из самых закрытых структур в Российской Федерации / Фото: topnewsrussia.ru


Сейчас многие пытаются разрушить образ воина, защитника Отечества, хотя даже среди христианских святых - сонм тех, которые в своей земной судьбе были профессиональными воинами. Пятая колонна делает всё, чтобы очернить армию, исказить идеал служения Отечеству. Может быть, поэтому такие книги, как эта, так нужны? Вот, что ответил Алексей Филатов: «Всегда хватает помощников "извне", которые воздействуют на умы людей и целых народов. Работа внешних сил в том и проявляется, что люди перестают замечать изменения в собственном сознании. И вот этот идеологический фронт - самый сложный».

Легендарное подразделение антитеррора «Альфа» остаётся одной из самых закрытых структур в Российской Федерации. Кто они - люди Группы «Альфа»? Как они борются с террористами и почему каждая операция, в которой они участвуют, уникальна?

Справка

29 июля 1974 года Председателем КГБ при Совете Министров СССР Ю.В. Андроповым был подписан приказ №0089 / ОВ («Особая важность») об изменении в штатах Седьмого управления и утверждении Положения о Группе «А». Созданная для предотвращения угонов самолётов и освобождения заложников, Группа «А» постепенно преобразовалась в мощную структуру по борьбе с терроризмом во всех его проявлениях.

Некогда непроницаемую завесу, отделяющую мир профессионалов антитеррора от гражданского общества, в эксклюзивном интервью еженедельнику «Звезда» и приоткрыл автор книги «Люди "А"».

- В чём главная идея вашей книги?

- Было ли моё стремление написать эту книгу продиктовано воспоминанием о лучших годах своей жизни и службы? Отчасти - да.

Память человека избирательна, и что бы ни происходило вокруг нас, вспоминается всегда лучшее из того, что с нами было, и это даёт нам силы, энергию двигаться вперёд с оптимизмом.

Было ли написание книги стремлением поделиться с читателем своей верой, своей системой ценностей?  Отчасти тоже - да.

Нет мужчины, если он в случае необходимости не готов пройти путь воина.

Нет мужчины, если он в случае необходимости не готов пройти путь воина / Фото: из архива


Очень сложно рассказать тем, кто не пережил то, что пережили мои герои, но то, что на грани между жизнью и смертью отношение к первой кардинально меняется навсегда - это истинная правда.

Сегодня, когда нам говорят о том, что идёт строительство храмов со скоростью три храма в день, мы видим, что вера людей так быстро не растёт, если она вообще растёт, когда то, что должно объединять, порой разъединяет.

Было ли моё стремление прикоснуться к перу данью патриотизму? Наверное, тоже - да.

Когда я поздравлял с праздником пограничников, и в первую очередь первого командира Группы «А» Героя Советского Союза Виталия Дмитриевича Бубенина, участника событий по защите советской территории от нападения китайцев на острове Даманском, вспомнились слова ещё одного героя тех событий, на тот момент младшего сержанта Юрия Васильевича Бабанского:

«Через 20 минут боя из 12 ребят в живых осталось восемь, ещё через 15 - пять. Конечно, ещё можно было отойти, вернуться на заставу, дождаться подкрепления из отряда. Но нас охватила такая лютая злоба на этих сволочей, что в те минуты хотелось только одного - положить их как можно больше: за ребят, за себя, за эту вот пядь никому не нужной, но всё равно нашей земли».

Вот эти слова «НАШЕЙ ЗЕМЛИ» были и остаются главными для моих павших и живых товарищей по Группе «А».

Но самое главное, почему я стремился написать эту книгу, - это стремление рассказать о Героях - с большой буквы.

И дело даже не в специфике работы спецназа «А», где у сотрудников не берут интервью и их спецоперации не показывают по телевизору.

Здесь - другое.

Первый командир Группы «А» Герой Советского Союза Виталий Дмитриевич Бубенин.

Первый командир Группы «А» Герой Советского Союза Виталий Дмитриевич Бубенин / Фото: yandex.com


Это, наверное, рассказ о людях, совершавших подвиги, подобно капитану Тушину в Шенграбенском сражении («Война и мир» Л.Н. Толстого).

Помните?

Во время Шенграбенского сражения капитан Тушин и его батарея оказываются под обстрелом французов, но Тушин не бежит с поля боя. Он со своей батареей остаётся на месте и стреляет по французам: «...Хотя орудия Тушина были назначены для того, чтоб обстреливать лощину, он стрелял брандскугелями по видневшейся впереди деревне Шенграбен, перед которой выдвигались большие массы французов...»

При этом Тушин действует без приказа начальства. Он берёт на себя смелость и сам решает начать обстрел: «...Никто не приказывал Тушину, куда и чем стрелять».

Тушин спасает жизнь многим русским военным, которые могли бы погибнуть: «...В центре действие забытой батареи Тушина, успевшего зажечь Шенграбен, останавливало движение французов...»

Тушин со своей батареей остаётся без прикрытия, но он не сбегает с поля боя, а продолжает стрелять по французам: «...Прикрытие, стоявшее подле пушек Тушина, ушло по чьему-то приказанию в середине дела; но батарея продолжала стрелять...»

При этом капитан Тушин - робкий, скромный человек: «...На пороге показался Тушин, робко пробиравшийся из-за спин генералов. Обходя генералов в тесной избе, сконфуженный, как и всегда, при виде начальства...»

На поле боя «...Тушин <...> бегал от одного орудия к другому, то прицеливаясь, то считая заряды, то распоряжаясь переменой и перепряжкой убитых и раненых лошадей, и покрикивал своим слабым, тоненьким, нерешительным голоском. Лицо его всё более и более оживлялось...» В ходе сражения начальство забывает про батарею Тушина. Только когда сражение подходит к концу, князь Багратион приказывает Тушину отступать: «...забытой батареи Тушина...»

После сражения начальники тут же ругают Тушина, упрекают и делают замечания. Никто не хвалит Тушина за его героизм:

«...Как только Тушин с своими орудиями, объезжая и наезжая на раненых, вышел из-под огня и спустился в овраг, его встретило начальство и адъютанты <...> Все они, перебивая один другого, отдавали и передавали приказания, как и куда идти, и делали ему упрёки и замечания...»

К сожалению, история - с награждением непричастных и наказанием невиновных - повторяется нередко.

Поэтому моя книга, наверное, - об этих забытых капитанах Тушиных, скромных в жизни и непобедимых в бою.

Есть такая специальная группа, там собраны самые сильные мужики.

Есть такая специальная группа, там собраны самые сильные мужики / Фото: из архива


- Как вы сами пришли в Группу «Альфа»? Как вообще приходят в ваше подразделение и откуда?

- Это была практически детская мечта.  В те времена ещё не было Интернета. Не было ни планшетов, ни смартфонов, поэтому всё рождалось в нашем воображении.

В канун Московской олимпиады 1980 года один из знакомых ребят по секрету рассказал такую подслушанную у отца-генерала историю: «Есть такая специальная группа, там собраны самые сильные мужики. Они лучше всех дерутся, а стреляют - вообще без промаха. Так вот батя рассказал, что этой зимой эти мужики захватили в Афганистане дворец, ну крепость. И каждому из них дали Героя Советского Союза. Представляете? Живёшь, и все вокруг не знают, что ты - не просто человек, а Герой! Знают только твои друзья, товарищи».

Рассказ поразил меня настолько, что позже мысли об этой специальной группе меня не отпускали. А в тот момент я представил себе огромных мужиков, с широко расставленными ногами и автоматами через плечо. Мне вдруг жутко захотелось увидеть этих сверхчеловеков, спросить, как стать таким же, как и они!

Видимо, тогда, где-то глубоко внутри меня, зародилась мечта - стать «советским Рэмбо» (хотя сам фильм вышел чуть позже), оказаться в этом отряде, который теперь известен на весь мир как Группа «Альфа».

Если бы кто-то сказал тогда, что мне доведётся не только увидеть, поздороваться, обнять почти каждого из бойцов, штурмовавших дворец диктатора Амина, но и служить под их началом, я бы рассмеялся в лицо этому человеку. А может, и поверил бы: когда тебе пятнадцать, ты готов поверить во что угодно! А если и не до конца поверить, то, во всяком случае, мечтать об этом.

Группа «Альфа» перед штурмом дворца Амина. Афганистан 1979г.

Группа «Альфа» перед штурмом дворца Амина. Афганистан 1979 год / Фото: из Архива


После школы я в 1982 году легко поступил в Орловское высшее военное командное училище КГБ имени М.И. Калинина. Когда к нам пришли люди из Группы «А», чтобы отобрать лучших, то я сразу понял, что это и есть то самое подразделение героев Афгана.

Накануне отбора мы с другом Лёшкой Ивановым полночи не могли уснуть. Отбор был жёсткий - двадцать километров кросса и сотка отжиманий. Прошли двое - я и Лёшка! И началась новая жизнь - в ожидании.

Но скоро нас обоих «выдернули» с занятий к командиру батальона, который спокойно «опустил» нас на землю: "«Иванов и Филатов, насчёт зачисления в Группу «А» - отбой! Приказ руководства. Свободны.»

Тогда я заплакал, кажется, в первый раз во взрослой жизни. Никто не хотел объяснить, почему нас заворотили, да и задавать лишние вопросы в военном училище не принято.

После того, как меня после училища распределили в войска связи, я вновь ждал шанс попасть в «Альфу».

Я продолжал мечтать о Группе «А», чтобы жить каждый день... как последний! Я знал, что мои возможности - почти безграничны. Знал, что рождён для большего: уже к окончанию школы имел спортивные разряды по лыжам, лёгкой атлетике, плаванию, гимнастике, борьбе, волейболу, стрельбе. Занимался в секции карате.

И вот, наконец, судьба дала ещё один шанс попасть в «Альфу». Жена устроилась медсестрой в поликлинику КГБ, где случайно услышала: набирают бойцов в элитное подразделение.

- Может, попробуешь? - предложила она.

Я сразу понял, что речь - о Группе «А». Так я предпринял вторую попытку. Легко сдал все нормативы и явился на финальное собеседование.

Слаженность действий этих людей во время спецопераций кажется просто фантастической.

Слаженность действий этих людей во время спецопераций кажется просто фантастической / Фото: из архива


Как вас допустили к сдаче нормативов? - удивился председатель мандатной комиссии. - Вы же на подписке о невыезде - как офицер войск стратегического назначения! - И отрезал: - Невыездной. При всех ваших отличных данных вы нам - неинтересны. Примите как данность. Точка.

Тогда я осознал, что «невыездной» - это приговор, судьба… Я не мог даже надеяться. Сотрудники Группы «А» летали по всему миру: в швейцарском Цюрихе обменивали генсека компартии Чили Луиса Корвалана на диссидента Буковского. Ещё один обмен времён «холодной войны» - в Нью-Йорке: двух советских разведчиков (Энгера и Черняева), схваченных американцами, на пятерых советских политических заключённых.

В Гаване, на Кубе, группа сотрудников «Альфы» вместе с боевыми пловцами Черноморского флота обеспечивала безопасность подводной части пассажирских лайнеров, зафрахтованных для делегатов Всемирного фестиваля молодёжи и студентов.

Ну и, конечно, Афганистан: штурм Тадж-Бека, известного как дворец Амина, охрана статусных персон, включая первых лиц афганского руководства - как до переворота, так и ставших во главе партии и государства после победы «Второго этапа Саурской революции».

Всего этого я, естественно, тогда не знал, не мог знать в силу особой секретности подразделения, но зато понимал его особый статус и масштаб деятельности.

Моя служба продолжалась, но вот однажды, когда я был на дежурстве, пришёл мой командир и буквально закричал: «Подписано Беловежское соглашение, СССР больше нет! Нет страны, значит, нет и данных ей обязательств. Сечёшь? Твоя подписка о невыезде - теперь филькина грамота! Вали отсюда, чтобы я тебя не видел! Иди, добивайся своей мечты»!

И я попытался. Вышел на «кадры». Все экзамены в спецподразделение «Альфа» сдал на «отлично». Снова двадцать километров кросса, сотка подтягиваний. Надо сказать, что мои показатели со времён второй попытки только улучшились.

И вот тогда, наконец, всё свершилось!!! Я был зачислен в Группу «А»!

Но это моя история.

Людей, служивших в Группе «А» коротко можно охарактеризовать уникальностью каждого.

Людей, служивших в Группе «А» коротко можно охарактеризовать уникальностью каждого / Фото: из архива


А так у каждого из тех, кто пришёл в «Альфу», она, разумеется, своя. Эти истории не принято было обсуждать между собой, но я думаю, что практически у каждого она была непростая.

- Как вы можете охарактеризовать служивших с вами людей? Расскажите, пожалуйста, хотя бы о некоторых из тех, кого вы описали в своём произведении.

- Людей, служивших со мной в Группе «А», коротко можно охарактеризовать уникальностью каждого.

При этом, помимо значительных способностей, умений и навыков каждого, следует отметить их железную волю и готовность выполнить любой приказ.

Чтобы это было понятно, проведу аналогию со спортом. Есть спортсмены, у которых всё здорово получается на тренировках, а на соревнованиях им не хватает психологической устойчивости, и они, что называется, начинают «плыть».

Так и в «Альфе»: порой приходили претенденты с практически выдающимися способностями, но в боевой обстановке их проявить не могли - становились «ватными».

Если не знать ситуацию в «Альфе» изнутри, то будет вообще непонятно, как настолько разные люди вообще могут сосуществовать в одном коллективе?

На этом фоне слаженность действий этих людей во время спецопераций кажется просто фантастической.

Рассказывать о героях моего произведения, думаю, не стоит - лучше прочитать книгу.

- Ваша книга - беспрецедентна. Почему вы решились на это? Только ли во имя увековечивания памяти боевых товарищей или для того, чтобы дать урок всем живущим, показать им, что такое настоящий гражданин?

- Стереотипы демонстрации образов спецназовцев в литературе и кинематографе действительно сложились достаточно однобокие. Если охарактеризовать эти образы в двух словах, то спецназовцы представляются людьми искусства, имеющими весьма смутное представление о нашей сфере деятельности, а также как люди, которые не нашли себе другого применения в жизни - ни до, ни после.

Фото: из архива


И, действительно, чаще всего высвечиваются проблемы, которые резко выделяют спецназовцев на фоне людей светского (гражданского) общества. А вот о том, почему эти люди выбрали такую профессию, каков их внутренний мир, их мысли и поступки, действительно практически ничего не написано, и не сказано.

Не знаю, можно ли назвать представленный материал уроком (это каждый решает сам), но, то, что каждый фрагмент моей книги - это повесть о настоящем человеке,  это правда.

- Будет ли доступна книга широкому читателю? Каким тиражом она издаётся?

- Книга доступна широкому читателю и при необходимости будет тиражирована ещё.

- Что вы могли бы посоветовать ребятам, мечтающим попасть в Группу «Альфа»?

-  На этот вопрос я отвечу фразой В. Каверина из романа «Два капитана» - «Бороться и искать, найти и не сдаваться!».

Чтобы ребятам был понятен смысл этой фразы, возможно, стоит обратиться к первоисточнику - стихотворению 1842 года «Уллис» английского поэта Альфреда Теннисона, заключительные строки из которого, например, в переводе Г. Кружкова звучат так:

...До Островов Блаженных и увидим

Великого Ахилла (меж других

Знакомцев наших). Нет, не всё ушло.

Пусть мы не те богатыри, что встарь

Притягивали землю к небесам,

Мы - это мы; пусть время и судьба

Нас подточили, но закал всё тот же,

И тот же в сердце мужественный пыл -

Дерзать, искать, найти и не сдаваться!

Иначе говоря, у человека всегда должна быть мечта, к которой он будет неустанно стремиться.

- Можно ли сказать, что Группа «Альфа» - это судьба?

- Да. Именно так, и никак иначе.

А в судьбе всё имеет значение. Мы уже частично коснулись этого вопроса в начале нашего разговора. А в заключение приведу ещё всего один пример.

Если бы я в школе изучал другой иностранный язык, то попал бы в училище в группу по другой специальности, а из неё бы распределился служить в другую часть, откуда не проводился набор в «Альфу».

Ну разве это - не судьба?

А вообще о судьбах удивительных людей - вся моя книга.


Беседовал Александр Артамонов, военный обозреватель



МОСКВА, еженедельник "Звезда"
12



Оригинал

Теги: ФСБ РФ, Алексей Филатов, статья, спецназ, отцы и дети, подразделение антитеррора, КГБ СССР, Группа Альфа, антитеррор