Новости / История / Военно-патриотическое воспитание

18:00 / 23.09.19

Ежи Тыц: из 600 памятников советским воинам в Польше осталась сотня

Ежи Тыц: из 600 памятников советским воинам в Польше осталась сотня

Основатель Содружества "Курск" Ежи Тыц / Фото: Личный архив Ежи Тыца

С 2017 года в Польше под предлогом борьбы с тоталитарным наследием коммунизма идет развязанная властями война с памятниками советским солдатам-освободителям, в том числе стоящим на братских могилах. И лишь одна польская общественная организация "Содружество "Курск" борется за их сохранение в судах и в полях — собственными руками добровольцы ремонтируют и восстанавливают могилы, сберегая добрую память о тех, без кого Польши сегодня не было бы. Сколько поляков являются русофобами и кто в Польше пытается не только уничтожить все русское, но и преследует сторонников добрососедства, в интервью ТАСС рассказал основатель "Курска" Ежи Тыц, приехавший в Москву на научный форум "Вторая мировая война: опыт, уроки", устроенный Российским военно-историческим обществом. 

— Как сегодня власти Польши обращаются с памятниками и могилами советским солдатам? В последнее время поступает много, к сожалению, неприятных новостей. Хочется прояснить положение дел и узнать все из первых рук. 

— Я бы разделил эту тему на две составляющие: к памятникам одно отношение, а к захоронениям или кладбищам — другое. Раньше, в годы моей молодости, не было разницы: это памятник советским солдатам или братская могила. Их чтили, за ними ухаживали. Одинаковое отношение было к могилам как польских, так и советских солдат-освободителей. К сожалению, ситуация ухудшилась с 2015 года, когда к власти пришло нынешнее правительство (победившей на выборах партии "Право и справедливость" — прим. ТАСС). Оно объявило войну памятникам советским солдатам. Но очень важно, что эта война была объявлена правительством, а не польским народом. Конечно, партию выбирали, за нее голосовали, но это не значит, что поляки выступили против памяти советских солдат-освободителей. Это неправда, я бы так никогда не сказал. У меня есть 11-летний опыт ухаживания за могилами, и я могу уже выступать как эксперт. Я столько уже пережил после того, как начал во всеуслышание выступать против сноса памятников, что мои слова надо принимать всерьез. Когда я говорю, что у польского народа отсутствует русофобия, — это правда. Конечно русофобия существует у каких-то обществ, организаций, которые по определенным причинам поставили себе целью разжигать ненависть к русскому народу. Почему такое происходит сегодня в Польше — это сложный вопрос и долгий разговор. 

— Вы представляете общественную организацию. Как относится общество к памяти о Второй мировой войне, к памятникам? 

Я 11 лет восстанавливаю памятники советским солдатам, путешествую по всей Польше. Никогда никто из местных жителей на меня не поднял руку, на меня не нападали, никто меня не прогонял и не говорил: "Уходи, ты русский агент". Но так говорят чиновники и политики. Они меня оскорбляют, поливают грязью в СМИ, ищут компромат, по главным польским каналам показывают фильмы, где выставляют меня и общество "Курск" как агентов влияния или даже обычных агентов "русского ФСБ". Но это отдельные политики. А народ чтит и помнит, кто нас освободил. Такого никогда не было и не будет, чтобы в Польше удалось настолько переписать историю, что мы будем считать гитлеровцев нашими героями, а противником Советский Союз. Такая идея сегодня гуляет по всему миру, идет процесс переписывания истории, но в Польше она провалится. Поэтому хорошо, что в России проходит такая конференция "Вторая мировая война: опыт, уроки", что на нее приглашают иностранцев, так как есть тенденция к переписыванию истории. С этим надо бороться, потому что это очень опасное явление. 

— Я правильно понимаю, что захоронения советских солдат в Польше не трогают, а памятники стараются снести?

— Польские политики поработали очень цинично: 22 июня 2017 года был введен в действие закон о декоммунизации. Он работал и раньше, но в 2016 году он касался только названий улиц, площадей и зданий. А в 2017 году нашлась группа из 40 сенаторов, которые решили подвести под действие этого закона также и памятники. Им это удалось и Польский сейм принял эту поправку: с 22 июня 2017 года якобы можно сносить памятники советским солдатам. Я говорю "якобы", потому что на самом деле это не так. Можно сносить только памятники, которые символизируют и пропагандируют тоталитарную систему — коммунизм. Это совсем другое дело. Согласно закону, надо доказать, что памятник подпадает под действие этого закона и его надо снести.

Другое дело, что польские СМИ создали такую атмосферу вокруг этого закона, что, дескать, нужно сносить все, что связано с Советским Союзом и даже с Россией. Частично им это удалось. Но сопротивление у народа большое. И "Курск", наша общественная организация, которая официально выступает против сноса памятников, добилась больших успехов в этой борьбе, в противодействии переписыванию истории.

Мы много выиграли судов, но бой только начинается, потому что, благодаря неравнодушным людям и организациям из Польши и из России, мы сегодня располагаем кое-каким бюджетом и смогли нанять юриста, который нам помогает.

«По моему опыту, всегда, когда дело по сносу памятника попадает в суд, решение выносится в пользу защитников памятника»

Потому что суд — это не политика. В Польше, слава богу, суды независимые и пока политиков не боятся. Очевидно, что советский памятник не может быть снесен на основании этого закона, так как он символизирует только солдат, которые прогнали с нашей земли немцев-гитлеровцев. Это все, какой коммунизм?! Как памятник, стоящий в поле, может повлиять на людей, чтобы они становились коммунистами? Это бред, ложь и неправда. И суды всегда, до сих пор не позволяли сносить памятники. Так было в Жешуве и Мендзыжече.

— Сколько памятников советским солдатам было снесено в Польше?

— Сложно сказать. Точной статистики никто не ведет. На конец 80-х годов их было около 600. Думаем, осталось около сотни, а может и еще меньше… Мы отремонтировали и спасли от разрушения 44 советских военных памятника и захоронения.

— А если памятник установлен на месте захоронения, то как в таком случае действуют власти?

— Согласно закону о декоммунизации, кладбища и находящиеся на них памятники неприкосновенны и их никто не должен трогать. Хотя Институт национальной памяти, читай Министерство пропаганды, два или три раза пытался убрать памятники на кладбищах, но суд не разрешил. Тормозом для этого дикого закона являются польские суды, поэтому мы работаем так: собираем документы, доказательства, а наш юрист подает в суд на тех, кто планирует снести памятники. Работа тяжелая, неприятная, но есть успехи.

«Мы доказали в Польше, что красная звезда — это не запрещенный символ - это важный прецедент»

Наш "Курск" своей работой в суде смог вернуть на памятник красную звезду, которая была убрана в 2007 году решением местных властей. Мы получили заключение прокуратуры, что красная звезда не запрещена в Польше, и добились ее возврата на памятник. Такого никто не делал ни в Польше, ни на Украине, ни в Прибалтике! Об этом мало кто знает, но со временем узнают, как поляки борются за сохранение памяти о советских солдатах. Это настоящий бой, но, к счастью, он проходит в судебных залах. 

Парк вместо братской могилы

— За какой памятник "Курск" борется в настоящее время?

—  Мы судимся с властями города Тшчанка в центральной Польше. Они в 2017 году экскаватором разбили и снесли мавзолей советским солдатам на братской могиле, где лежат 56 солдат. Памятник быстро снесли, за один день, даже не знаем, где его части. Но копать не начали — они хитрые: провели какое-то археологическое исследование, что якобы захоронения нет. Но это бред, мы уже доказали, что их исследование неправомочно. Но они получили разрешение от воеводы строить на месте могилы парк. Работы уже начались. Два года мы собирали материалы и наконец получили финансовую поддержку, чтобы нанять адвоката.

«Если за тобой нет серьезного юриста, то в Польше ты ничего не сделаешь, даже если ты прав»

Это серьезный бой. Если мы докажем, что компания работала с нарушением польского закона, то получится очень важный прецедент, чтобы воевать по другим направлениям. Дело уже попало в суд.

— Что сегодня происходит на стройплощадке?

— На могиле они пока не работают, боятся, но у нас есть план застройки — на ней планируются какие-то бетонные постройки, дорожки, в общем, городской парк. На могиле люди будут гулять, развлекаться.

— Что за компания проводит строительство?

— Это подрядчик местных властей. Им все равно, они получили контракт. За строительством стоят городские власти.

— Когда состоится суд? 

— Мы подали в Воеводский суд города Познани 7 сентября. До этого наш юрист два месяца пытался договориться с воеводой, но он такие присылал ответы, что их можно в музей глупости отправлять. У нас в Польше если дело не попадет в суд, то хорошего ожидать не приходится. Надежда только на польские суды — пока они еще независимые. Думаю, что первое заседание состоится в этом году. 

Добровольцев объявили шпионами

— Как относится государство к "Курску" и другим поисковым, историческим обществам?

—  От государства нет льгот, финансирования или какой-то помощи. К сожалению, они, мягко говоря, суют палки в колеса "Курска". В прошлом году польские спецслужбы нанесли по нашей организации сильный удар. Добровольцы "Курска" из других стран, у которых не было польского паспорта, были задержаны и высланы из страны. В том числе моя тогдашняя невеста, а теперь жена Анна. Причиной такой высылки являлось то, что они время от времени помогали мне покрасить звездочку на могилах.

«Этого было достаточно, чтобы посчитать добровольцев врагами польского народа, объявить, что они угрожают безопасности, почти обвинить в шпионаже и терроризме и выкинуть из Польши»

Это все было сделано, чтобы заставить меня сдаться и не работать, а лучше всего — бежать в Россию. Но я все это выдержал. Я занимаюсь правильным делом. Мое дело правое, и победа будет за мной!

— Как польская молодежь относится к прошедшей войне и советской армии?  

— По-разному. Я не знаю, чему сегодня учат в польских школах. Хотя я вижу, что молодежи не так важна сейчас память о войне, у них другие заботы. Но есть такие молодые люди, которым не все равно. Некоторые становятся на мою сторону, другие — на сторону моих противников. Со мной сотрудничают очень много молодых добровольцев, без них я не смог бы так проворно работать. Мои противники не только оскверняют памятники и борются против меня, они считают себя якобы борцами с коммунизмом, который якобы в Польше до сих пор есть, хотя на самом деле в Польше никогда коммунизма не было, и хотят отомстить за то, что в Польшу советские солдаты принесли не свободу, а якобы оккупацию.

«Из-за очень сильной русофобской пропаганды, которая льется с экранов каждый день, люди начинают верить, что нас не освободили, а захватили и ограбили»

А сегодня надо мстить и наказывать — если не тех солдат, которые это делали, в том числе польских солдат, то хотя бы их наследников или тех поляков, которые, как "Курск", говорят, что нас освободили. Есть опасные молодые люди, которым промыли мозги, они являются серьезной угрозой. Я получаю много разных угроз, я много раз обращался в полицию за помощью. Этого не избежать, это удел тех, кто говорит то, что не нравится правящему режиму.

— Вы можете назвать организации, угрожающие вам? Кто стоит за теми людьми, кто вам угрожает?  

— Конкретно обвинить я никого не могу, это просто группы сумасшедших людей. Это молодые люди, в основном с психическими отклонениями, которые, к сожалению, с подачи или попустительства властей так себя ведут. Если бы власти или полиция им противодействовали, то такого бы не было. Такие больные люди гармонично вписались в политику, проводимую властями. Они создают в интернете разные группы, обмениваются своим опытом, собираются для проведения, как они говорят, "боевых действий". Они считают, что сходить на кладбище ночью и разбить надгробие — это боевое действие против оккупантов. 

За ними стоит в первую очередь антироссийская политика, а в Польше сегодня она является официальной политикой. Значит, стоит за ними государство, правящая партия — их надежный тыл. А источник русофобии — это человек, занимающий самый высокий пост. Кто это — вы хорошо знаете. 

Треть — откровенные враги России

— Как, на ваш взгляд, можно сохранить в польском обществе уважение и достойное место памяти для русских солдат?

— Это уважение есть в польском народе. Но, конечно, треть польского населения никогда не будет воспринимать советских солдат как освободителей и никогда не примут Россию как хорошего друга и соседа. Треть населения даже будет считать, что Вторую мировую войну начали русские, что из-за русских все случилось. Это откровенные враги России. За их ум и мозги воевать не надо — это гиблое дело. Ярких и откровенных русофобов уже не излечить. Польша разделена, и надо помогать тем людям, которые думают, помнят историю. Молодежью надо заниматься.

—  Русофобия обусловлена географией? Где в Польше больше русофобов?

— Обусловлена. На западе страны отношение к русским, конечно, получше, там осталось много памятников. Хуже на юге и востоке. Хотя на востоке тоже не везде: поближе к Украине — похуже, поближе к Белоруссии — получше. 

— Чем чревато переписывание истории, причин и итогов Второй мировой войны?

— Если мы будем сносить памятники тем солдатам, которые уничтожили страшные фашистские, бандеровские силы, то война вернется, и может быть даже Третья мировая.

«Происходящий снос памятников — это зеленый свет для возрождения этих сил, сигнал, что гитлеровцы и бандеровцы не были такими плохими, раз они воевали против коммунизма»

И вот они появляются на Украине, в Прибалтике, в Германии. В Польше уже даже отметили день рождения Гитлера — их наказали. Хорошо. Пока еще наказали. Война с памятниками может привести к чему-то страшному. Поэтому тот, кто придумал в Польше войну с памятниками, — просто дурак, человек, который никогда не должен занимать пост, который занимает.

Ответственных, правильных, настоящих людей, которые хотят жить в мире, больше, чем этих дураков. Но, к сожалению, умные люди молчат, а тупые — кричат. Поэтому нужно проводить такие конференции, поддерживать здравомыслящих людей, писать в СМИ. 

— Есть ли в Польше другие организации, подобные "Курску"?

— К сожалению, из тех, кто занимается сохранением памятников и кладбищами, остался только "Курск". Но не так мало организаций, которые занимаются культурными связями с Россией, пишут в уставах важность сохранения мира с Россией. Поляки стараются, чтобы связи с Россией сохранились. Хотя многие из них работают в основном в соцсетях и интернете.

— Что сегодня представляет из себя "Курск" как общество? Сколько человек вступило в содружество?

— Когда я создавал содружество в 2008 году, я думал, что буду принимать много членов, открывать ячейки в Польше. Но это оказалось невозможным, так как появились разного рода предатели, работавшие в другом направлении и желающие развала организации. Их пришлось уволить. Затем начались преследования других членов общества. Когда я это понял, то сказал, что остаются только три члена — этого по закону достаточно. Все остальные вышли из организации и стали добровольцами, это уберегает их от неприятностей. Таких добровольцев много в Польше, России, Украине и Белоруссии. Так что моя идея — это работа с добровольцами.

— Вам угрожает уголовное преследование?

— Меня никогда не трогали, но они рубят мои корни, преследуют тех, кто со мной сотрудничает. Их задерживают и выдворяют из Польши. Также часто "Курск" проверяют налоговая служба, прокуратура, полиция. Такие проверки происходят из-за многочисленных доносов. Еще я получаю множество угроз, незнакомые мне люди желают смерти, называют русским шпионом. Значит, люди наблюдают за моей работой: одни поддерживают, другие говорят: "Чтоб ты сдох". Вот так.

— Почему вы дали название "Курск" своему обществу?

—  В честь Курской битвы, конечно же. Ведь именно оттуда началось наступление советских войск, которое дошло до Берлина. И принесло Победу не только СССР, но и моей Польше. Но еще мы отдаем дань памяти и морякам подлодки "Курск" — стойким людям, которые свой воинский долг исполнили до конца.

Беседовал Игорь Ермаченков.



МОСКВА, ТАСС
12



Оригинал


Теги: Ежи Тыц, польская общественная организация "Содружество "Курск", Польша, ситуация, советские памятники в Польше